Законный представитель умершего потерпевшего

Защита интересов умерших участников уголовного судопроизводства: подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего (Чердынцева И.А.)

Дата размещения статьи: 06.07.2016

В июле 2011 года Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении N 16-П признал положения пункта 4 части 1 статьи 24 и пункта 1 статьи 254 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ) неконституционными в той мере, в какой эти положения в системе действующего правового регулирования позволяют прекратить уголовное дело в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого) без согласия его близких родственников .
———————————
По делу о проверке конституционности положений пункта 4 части первой статьи 24 и пункта 1 статьи 254 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан С.И. Александрина и Ю.Ф. Ващенко: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июля 2011 г. N 16-П // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2011. N 5.

Высказанную позицию Конституционный Суд РФ подтвердил в Определении N 354-О от 6 марта 2013 года, где указал, что вывод Конституционного Суда Российской Федерации об обязанности продолжить производство по уголовному делу — предварительное расследование либо судебное разбирательство — при заявлении возражения со стороны близких родственников подозреваемого (обвиняемого) против прекращения уголовного дела в связи с его смертью в равной степени распространяется и на случаи принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. В таких случаях близкие родственники могут требовать возбуждения уголовного дела, а органы предварительного расследования обязаны их требование удовлетворить .
———————————
По жалобе гражданки Тришкиной Татьяны Петровны на нарушение ее конституционных прав положениями пункта 4 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 6 марта 2013 г. N 354-О // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2013. N 6.

Возможность и даже необходимость продолжения производства по уголовному делу после смерти подозреваемого или обвиняемого не только для его реабилитации, но и для признания совершенного деяния преступлением на основании имеющейся доказательственной базы обосновывает в своей статье А.П. Фильченко . Аргументами его позиции служат отсутствие в Уголовном кодексе Российской Федерации оснований освобождения от уголовной ответственности умершего и возможность применения к такому лицу других мер уголовно-правового характера.
———————————
Фильченко А.П. Юридическое значение смерти лица, совершившего преступление, в механизме прекращения правоотношения уголовной ответственности // Адвокат. 2012. N 10. С. 25 — 32.

Следовательно, в настоящее время при принятии решения о прекращении уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела следователь, дознаватель или суд должны выяснять позицию близких родственников подозреваемого, обвиняемого. В случае возражения этих лиц производство по уголовному делу должно быть начато или продолжено. Однако до сих пор законодатель не разработал механизм производства по уголовному делу, где фактически отсутствует лицо, привлекаемое к уголовной ответственности.
Внесенный Правительством Российской Федерации в Государственную Думу Российской Федерации проект Федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (в части уточнения порядка производства по уголовному делу в случае смерти обвиняемого, подозреваемого, лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности)» содержит комплекс норм, которые бы устранили существующий пробел в уголовно-процессуальном законодательстве.
———————————
О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (в части уточнения порядка производства по уголовному делу в случае смерти обвиняемого, подозреваемого, лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности): проект Федерального закона N 180771-6. Документ опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

Согласно положениям проекта Федерального закона интересы умершего обвиняемого, подозреваемого или лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности, отстаивают его представители, в качестве которых могут выступать близкие родственники либо их законные представители, родственники либо их законные представители, близкие лица либо их законные представители.
По мнению Ю.А. Ляхова, «максимально широкий охват лиц, которым законодатель предоставит рассматриваемые права, будет обоснованным и не вызовет затруднений при реализации такого правового положения на практике» . Согласиться с высказанным суждением, пожалуй, можно лишь отчасти. Затруднения могут возникнуть, если в законе не предусмотреть четкую процедуру предоставления приоритета или урегулирования порядка предоставления права представлять интересы умершего подозреваемого (обвиняемого) разным лицам, которые одновременно заявляют такое желание.
———————————
Ляхов Ю.А. Правовая неопределенность и права личности в уголовном процессе // Российская юстиция. 2012. N 6. С. 61.

Практически аналогичным образом решает УПК РФ вопрос о защите прав умершего потерпевшего (когда смерть данного лица явилась последствием преступления). Часть 8 статьи 42 УПК РФ наделяет правами потерпевшего одного из близких родственников и (или) близких лиц, а при их отсутствии или невозможности участия в уголовном судопроизводстве — родственников лица.
Однако УПК РФ не предусматривает прямой возможности представления интересов того потерпевшего, который умер не в результате совершенного против него преступления, а по иным причинам. Поскольку процедуры перехода прав такого потерпевшего к кому-то из близких родственников не закреплено, то презюмируется защита прав умершего потерпевшего государственным органами и должностными лицами, ведущими производство по уголовному делу.
Согласно УПК РФ интересы потерпевшего могут представлять законные представители и (или) представители. Случаи участия названных лиц можно условно разделить на обязательные и необязательные в зависимости от указания об этом в нормах УПК РФ. Обязательное участие законных представителей или представителей предусмотрено ч. 2 ст. 45 УПК РФ для защиты прав и законных интересов потерпевших, являющихся несовершеннолетними или по своему физическому или психическому состоянию лишенных возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы.
Совершеннолетним потерпевшим УПК РФ предоставляет право иметь представителя (п. 8 ч. 2 ст. 42 УПК), которым может быть адвокат, а также иное лицо, в том числе близкий родственник, о допуске которого ходатайствует потерпевший (ч. 1 ст. 45 УПК) . Согласно правовой позиции Пленума Верховного Суда РФ полномочия таких лиц подтверждаются доверенностью, оформленной надлежащим образом .
———————————
По жалобам граждан Л.Д. Вальдмана, С.М. Григорьева и региональной общественной организации «Объединение вкладчиков «МММ» на нарушение конституционных прав и свобод рядом положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 декабря 2003 г. N 446-О // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2004. N 3.
О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 июня 2010 г. N 17: по сост. на 9 февраля 2012 г. (пункт 7) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2010. N 9.

Описанные выше случаи участия законных представителей и представителей потерпевшего применяются, когда потерпевший жив и может самостоятельно выбрать способ защиты своих прав и законных интересов. Наряду с этим УПК РФ регулирует вопросы защиты интересов потерпевшего и в том случае, когда последствием преступления явилась смерть потерпевшего.
Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 29 июня 2010 г. N 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» разъяснил, что, если преступлением затрагиваются права и законные интересы сразу нескольких лиц, являющихся близкими родственниками погибшего, и они настаивают на предоставлении им прав потерпевшего, эти лица могут быть признаны потерпевшими с обязательным приведением мотивов такого решения .
———————————
Там же.

Однако следует отметить, что уголовно-процессуальный закон не регулирует случаи участия законных представителей или представителей потерпевшего, который умер не в результате совершенного в отношении его преступления, а по иным причинам. Нет также разъяснений по этому вопросу и в решениях высших судебных органов. Немногочисленны мнения ученых по этому вопросу. Так, например, И.М. Ибрагимов указывает, что редакция положения ч. 8 ст. 42 УПК РФ неправомерно сужает смысл и возможности защиты прав той категории потерпевших, которые умерли не только по причине совершения против них преступления, а по иным причинам. Он полагает, что необходимо изменить ч. 8 ст. 42 УПК РФ и предусмотреть возможность перехода прав потерпевшего к лицам, которым он оставил завещание, или одному из его близких родственников .
———————————
Ибрагимов И.М. Правомерные возможности защиты прав потерпевшего в российском уголовном процессе. М.: Юриспруденция, 2008. 424 с. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

Сходную позицию занимает А.П. Рыжаков, который считает, что редакция ч. 8 ст. 42 УПК РФ, как и абз. 2 — 4 пункта 5 комментируемого им Постановления, ограничивает возможности защиты прав признанного потерпевшим лица, когда он умер не из-за совершения в отношении его преступления. Он отмечает, что в настоящее время близкий родственник умершего лица может обладать правами потерпевшего только в уголовном процессе по делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть его родственника. Между тем в отношении конкретного лица могло быть совершено несколько преступлений, а смерть наступить лишь от одного из них. Человек может умереть и не в связи с совершением в отношении его преступления. Думается, данные обстоятельства не должны мешать защите одним из близких родственников такого лица интересов последнего. Именно в этих целях близкий родственник умершего, думается, и наделен законодателем полномочиями потерпевшего. Поэтому, как полагает А.П. Рыжаков, последовательно было бы предоставить таковые одному из близких родственников умершего лица, которому преступлением причинен физический, имущественный и (или) моральный вред, вне зависимости от причин его смерти .
———————————
Рыжаков А.П. Практика применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном процессе: комментарий к Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 июня 2010 г. N 17: подготовлен для СПС «КонсультантПлюс». 2010. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

Следует согласиться с высказанными мнениями. Признание близкого родственника умершего потерпевшего именно потерпевшим, а не представителем, нам представляется более правильным. Во-первых, права представителя производны от прав потерпевшего. Если же такого участника уголовного судопроизводства нет, то фактически утрачивается и статус представителя. Во-вторых, постановка близких родственников в процессуальный статус потерпевшего в наибольшей степени позволит защитить права умершего лица.
Однако уточним обозначенную выше позицию ученых. Поскольку уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту лиц, потерпевших от преступления, и государство гарантирует достижение данной цели, а УПК РФ напрямую не закрепляет обязанности государственных органов и должностных лиц, ведущих производство по уголовному делу, признавать близких родственников умершего лица потерпевшими (за исключением случаев, предусмотренных ч. 8 ст. 42 УПК РФ), то такое признание можно осуществлять при поступлении ходатайства от соответствующих заинтересованных лиц. В иных случаях защита прав лица, потерпевшего от преступления, осуществляется следователем, дознавателем, прокурором и судом в ходе расследования и рассмотрения уголовного дела, исходя из требований статьи 21 УПК РФ, которая устанавливает обязанность установления события преступления, изобличения лица или лиц, виновных в совершении преступления.
При этом в постановлении о признании близких родственников умершего лица потерпевшими следует ссылаться на ст. 52 Конституции РФ, которая устанавливает, что права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом; государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба; на ст. 6 и ч. 8 ст. 42 УПК РФ (используя ее по аналогии).
Отчасти подобный вывод подтверждается установлением порядка подачи заявления по делам частного обвинения. Часть 2 статьи 318 УПК РФ устанавливает, что в случае смерти потерпевшего уголовное дело возбуждается путем подачи заявления его близким родственником или в порядке, установленном ч. 3 ст. 318 УПК РФ. В этом случае такой близкий родственник будет наделен правами частного обвинителя (как было бы с непосредственно потерпевшим от преступления). В случаях, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ, уголовное дело может быть возбуждено следователем или с согласия прокурора дознавателем на основании заявления близкого родственника умершего потерпевшего.
Часть 2 статьи 318 УПК РФ не уточняет, по какой причине наступила смерть потерпевшего. Полагаем, что здесь законодатель не придает юридического значения причине смерти потерпевшего от преступления с целью наиболее эффективной защиты прав такого лица.
И, пожалуй, последним аргументом в поддержку мнения о возможности признания близких родственников потерпевшими в случае смерти лица, пострадавшего от преступления независимо от причин наступления смерти, является правовая позиция Конституционного Суда РФ. Так, обосновывая свои выводы по вопросу конституционности пункта 2 части первой статьи 24 и пункта 1 части 1 статьи 254 УПК РФ, Конституционный Суд РФ указал, что «из принципа юридического равенства применительно к реализации конституционного права на судебную защиту вытекает требование, в силу которого однородные по своей юридической природе отношения должны регулироваться одинаковым образом (выделено мной. — И.Ч.); соблюдение конституционного принципа равенства, гарантирующего защиту от всех форм дискриминации при осуществлении прав и свобод, означает, помимо прочего, запрет вводить такие ограничения в правах лиц, принадлежащих к одной категории, которые не имеют объективного и разумного оправдания (запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях); любая дифференциация, приводящая к различиям в правах граждан в той или иной сфере правового регулирования, должна отвечать требованиям Конституции Российской Федерации, в соответствии с которыми такие различия допустимы, если они объективно оправданны, обоснованны и преследуют конституционно значимые цели, а для достижения этих целей используются соразмерные правовые средства» .
———————————
По делу о проверке конституционности положений пункта 4 части первой статьи 24 и пункта 1 статьи 254 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан С.И. Александрина и Ю.Ф. Ващенко: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июля 2011 г. N 16-П // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2011. N 5.

Иными словами, исходя из принципа равенства, не может быть установлено каких-либо различий в процессуальном статусе лица, отстаивающего интересы умершего потерпевшего, независимо от причин смерти. Юридическим фактом перехода прав умершего лица к его близкому родственнику является смерть.
Таким образом, можно сделать вывод, что, исходя из принципа юридического равенства, в случае смерти лица, пострадавшего от преступления, к участию в производстве по уголовному делу в качестве потерпевшего допускаются близкие родственники, независимо от причин смерти пострадавшего лица. Они обладают правами потерпевшего, предусмотренными ст. 42 УПК РФ, в том числе правом иметь своего представителя.
Для наиболее эффективного обеспечения прав участников уголовного судопроизводства в случае смерти потерпевшего, умершего не в результате совершенного в отношении его преступления, его близким родственникам необходимо разъяснить возможность заявления ими ходатайства о признании их потерпевшими.
Если же близких родственников у умершего потерпевшего нет или данные о них органам предварительного расследования неизвестны, то интересы умершего потерпевшего будут обеспечиваться должностными лицами и органами, производящими расследование и рассмотрение уголовного дела. В этом случае считаем нецелесообразным розыск близких родственников умершего потерпевшего.
Исходя из вышеизложенных правовых позиций высших судебных органов, что сходные отношения должны регулироваться однородным образом, и, руководствуясь положением ч. 8 ст. 42 УПК РФ, считаем, что в случае смерти лица, который мог бы непосредственно выступать потерпевшим, такой статус может быть придан не только близким родственникам этого лица, но и близким лицам или родственникам умершего потерпевшего.

Литература

1. Ибрагимов И.М. Правомерные возможности защиты прав потерпевшего в российском уголовном процессе. М.: Юриспруденция, 2008. 424 с.
2. Ляхов Ю.А. Правовая неопределенность и права личности в уголовном процессе // Российская юстиция. 2012. N 6. С. 60 — 61.
3. Рыжаков А.П. Практика применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном процессе: комментарий к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 г. N 17. М., 2010.
4. Фильченко А.П. Юридическое значение смерти лица, совершившего преступление, в механизме прекращения правоотношения уголовной ответственности // Адвокат. 2012. N 10. С. 25 — 32.

Статья 22 УПК РФ посвящена праву потерпевшего (пострадавшего), его законного представителя и представителя на участие в уголовном преследовании. Данная статья так и называется «Право потерпевшего на участие в уголовном преследовании».. Комментируемая статья состоит всего из одного абзаца, и поэтому может возникнуть мнение, что и разъяснение к этой статье должно быть небольшим. Тем не менее представляется, напротив, комментарий к этой норме права может и должен быть максимально полным.

В комментируемой статье говорится о праве потерпевшего, его законного представителя и представителя на участие в уголовном преследовании, осуществляемом в отношении обвиняемого. Между тем это не означает, что у указанных лиц отсутствует право на участие в уголовном преследовании в отношении подозреваемого .
———————————
Об этом говорят и другие авторы. См.: Комментарий к Уголовно — процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В. Мозякова. М.: Издательство «Экзамен XXI», 2002. С. 65.
Согласно закону уголовное преследование начинается в следующих случаях:
1) уголовное дело возбуждено в отношении конкретного лица;
2) лицо задержано по подозрению в совершении преступления;
3) к лицу применена мера пресечения до предъявления обвинения;
4) в отношении лица вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого (если до этого не было того, что указано в п. п. 1 — 3) ;
———————————
Об этом говорят и другие авторы. См.: Комментарий к Уголовно — процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В. Мозякова. М.: Издательство «Экзамен XXI», 2002. С. 40.
5) мировой судья констатирует наличие в своем распоряжении оснований для назначения судебного заседания в порядке ч. ч. 3, 4 ст. 319 УПК РФ;
6) встречное заявление в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 321 УПК РФ соединено с первоначальным.
В первых трех случаях уголовное преследование начинается в отношении подозреваемого, в последующих трех — в отношении обвиняемого.
Потерпевший может принять участие в любом из данных видов уголовного преследования. Так, именно поступление в компетентный орган заявления от пострадавшего часто приводит к возбуждению уголовного дела в отношении конкретного лица. Одним из оснований задержания лица по подозрению в совершении преступления признается то обстоятельство, что потерпевшие указали на конкретного человека как на лицо, совершившее преступление (п. 2 ч. 1 ст. 91 УПК РФ). Показания потерпевшего обычно занимают важное место в совокупности доказательств, являющихся основанием применения к лицу меры пресечения до предъявления обвинения.
Помимо общих суждений, напрямую касающихся идеи участия потерпевшего, его законного представителя и представителя в уголовном преследовании, для уяснения положений указанной статьи следует подробно разъяснить понятия обвиняемого (ст. 47 УПК РФ), потерпевшего (ст. 42 УПК РФ), законного представителя (п. 12 ст. 5 УПК РФ), представителя (ст. 45 УПК РФ), а также в чем именно выражается участие потерпевшего, его законного представителя и представителя в уголовном преследовании.
Обвиняемым лицо может стать только после возбуждения уголовного дела. Обвиняемым лицо становится сразу после подписания уполномоченным на то лицом (следователем, дознавателем и т.п.) законного и обоснованного постановления о привлечении в качестве обвиняемого либо после утверждения начальником органа дознания обвинительного акта. По делам частного обвинения, когда по заявлению не проводилось досудебного производства, лицо, в отношении которого подана жалоба, становится обвиняемым (подсудимым) с момента констатации наличия в распоряжении мирового судьи оснований для назначения судебного заседания (ч. ч. 3, 4 ст. 319 УПК РФ), а также после соединения встречного заявления с первоначальным (ч. 3 ст. 321 УПК РФ).
Обвиняемым лицо становится вне зависимости от того, известно ему о вынесении такого постановления (обвинительного акта, констатации наличия оснований для назначения судебного заседания) или нет.
Теперь несколько слов о потерпевшем. Потерпевшим человек или организация (предприятие, учреждение) становятся после того, как дознаватель, следователь, руководитель следственной группы, начальник следственного отдела, прокурор, судья оформил и подписал соответствующее постановление, а суд — определение о признании его потерпевшим.
Иначе говоря, гражданин, которому преступлением причинен вред, а также организация (предприятие, учреждение), имуществу и (или) деловой репутации которой преступлением причинен вред (в лице ее представителя), могут участвовать в деле в качестве потерпевшего, пользоваться соответствующими процессуальными правами и нести определенные обязанности только после того, как вынесено постановление (определение) о признании (его или ее) потерпевшим .
———————————
По аналогии см.: О практике применения судами законодательства, регламентирующего участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 1 ноября 1985 г. N 16 // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М.: Издательство «Спарк», 1997. С. 265.
В соответствии с действующим УПК РФ, а в частности согласно ч. 1 ст. 42 УПК РФ, потерпевшими признаются не только физические лица, которым преступлением причинен физический, имущественный и (или) моральный вред, но и юридические лица в случае причинения преступлением вреда их имуществу и (или) деловой репутации. Об этом положении забывают некоторые авторы Комментариев к УПК РФ. Так, по мнению Качаловой О.В., потерпевший наделяется правом участия в уголовном преследовании, являясь лицом, которому преступлением причинен физический, имущественный или моральный вред . Данное утверждение основано на положениях утратившей силу ч. 1 ст. 53 УПК РСФСР 1960 года и не должно использоваться для разъяснения статей УПК РФ 2001 года.
———————————
См.: Комментарий к Уголовно — процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный / Под ред. Н.А. Петухова, Г.И. Загорского. М.: ИКФ «ЭКМОС», 2002. С. 48.
Постановление (определение) о признании потерпевшим может быть вынесено только после возбуждения уголовного дела и лишь в отношении физического лица, которому преступлением причинен моральный, физический и (или) имущественный вред, или в отношении юридического лица, имуществу и (или) деловой репутации которого преступлением причинен вред. В постановлении (определении) должно быть указано, какой именно вред причинен преступлением потерпевшему. При причинении вреда нескольких видов это обстоятельство должно быть отражено в постановлении (определении) .
———————————
По аналогии см.: О практике применения судами законодательства, регламентирующего участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 1 ноября 1985 г. N 16 // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. 1997. С. 265.
Потерпевшим должен признаваться гражданин, которому причинен моральный, физический и (или) имущественный вред, а также организация (предприятие, учреждение), имуществу и (или) деловой репутации которой преступлением причинен вред, только в тех случаях, когда указанный вред преступлением причинен непосредственно, а не опосредованно.
Признание потерпевшим не зависит от возраста лица, его физического или психического состояния, а также от назначения и формы собственности организации (предприятия, учреждения), которой преступлением причинен вред.
При фактическом причинении морального, физического и (или) имущественного вреда (вреда имуществу и (или) деловой репутации юридического лица) признание потерпевшим должно производиться и по делам о приготовлении к преступлению или покушении на совершение преступления.
Потерпевшим может быть признан не только владелец похищенной вещи, но и лицо, пользующееся таковой по доверенности, например в случае пользования автомобилем по генеральной доверенности. Если в доверенности отмечено, что гражданин имеет право пользоваться автомашиной и несет полную материальную ответственность за ее сохранность перед владельцем, то при похищении (повреждении и др.) этого транспортного средства ущерб причиняется не только собственнику, но и пользователю .
———————————
См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 сентября 1993 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 8.
Верховный Суд РФ считает законным вынесение органами предварительного расследования постановлений о признании потерпевшими близких родственников лиц, погибших от преступления .
———————————
См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 марта 1997 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 10.
Поскольку, согласно ч. 8 ст. 42 УПК РФ, по делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего, предусмотренные УПК РФ, переходят к одному из его близких родственников, к кому именно переходят данные права, решать должны сами родственники. Между тем не всегда можно установить место нахождения такого близкого родственника. В указанной ситуации непризнание потерпевшим ни одного из близких родственников погибшего может быть не признано нарушением уголовно — процессуального закона .
———————————
По аналогии см.: Обзор кассационной практики Верховного Суда Российской Федерации по делам с частными протестами на определения судов о направлении уголовных дел для дополнительного расследования // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. N 12.
Содержащийся в п. 4 ст. 5 УПК РФ перечень лиц, которые считаются близкими родственниками, является исчерпывающим. Поэтому родственники, не указанные в этом перечне, а также другие лица, например соседи, знакомые погибшего, не могут быть признаны потерпевшими .
———————————
По аналогии см.: О практике применения судами законодательства, регламентирующего участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 1 ноября 1985 г. N 16 // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. 1997. С. 266.
Лицо может быть признано потерпевшим как при производстве предварительного расследования, так и на стадиях подготовки к судебному заседанию или судебного разбирательства. Потерпевшим нужно признавать и умершего, вне зависимости от того, что его правами будут обладать другие лица.
В определенных случаях уголовное преследование лицо, которому преступлением причинен вред , реализует еще до признания его потерпевшим. Так как потерпевшим в уголовном процессе лицо становится лишь после оформления постановлением (определением) решения о признании его таковым, может иметь место ситуация, когда уголовное преследование уже осуществляется, а лицо, которому преступлением причинен вред, потерпевшим еще не признано.
———————————
Под лицом, которому преступлением причинен вред, здесь и далее подразумевается не только физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный и (или) моральный вред, но и юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации.
Это происходит, когда, к примеру, уголовное дело возбуждено в отношении конкретного лица (т.е. подозреваемый имеется, а значит, в отношении его уже осуществляется уголовное преследование), но лицо, которому преступлением причинен вред, потерпевшим еще не признано. Иногда на практике в нарушение требований закона гражданин (организация и др.), которому преступлением причинен вред, не признается потерпевшим и после задержания лица по подозрению в совершении преступления, и даже после появления в деле обвиняемого. Во всех рассматриваемых случаях право осуществления уголовного преследования принадлежит не потерпевшему (т.к. потерпевший в деле отсутствует), а лицу, которому преступлением причинен вред.
Лицо, еще не признанное потерпевшим, в литературе принято называть пострадавшим. Поэтому в ст. 22 УПК РФ правильнее было бы говорить не только о потерпевшем, но и о пострадавшем.
Следующими после потерпевшего в комментируемой статье названы его законный представитель и представитель. Процессуальной функцией законного представителя и представителя потерпевшего является обеспечение законных интересов последнего, затрагиваемых в связи с производством по уголовному делу.
Понятие «законные представители» закреплено в п. 12 ст. 5 УПК РФ. Исходя из его содержания, а также содержания ч. 2 ст. 45 УПК РФ, можно сделать вывод, что законные представители потерпевшего — это признанные таковыми специальным постановлением (определением) дознавателя, следователя, руководителя следственной группы, начальника следственного отдела, прокурора, судьи, суда родители, усыновители, опекуны, попечители несовершеннолетнего или по своему физическому или психическому состоянию лишенного возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы потерпевшего, а также представители учреждений и организаций, на попечении которых потерпевший находился.
Представителями потерпевшего могут выступать адвокат, а в случае, когда потерпевшим является юридическое лицо, также иные лица, правомочные в соответствии с ГК РФ представлять его интересы. По делам, подсудным мировому судье, по постановлению последнего представителем также могут быть супруг, супруга, один из родителей, сын, дочь, усыновитель, усыновленный, родной брат или сестра, дед, бабка, внучка, внук или иное лицо, о допуске которого ходатайствует потерпевший (ч. 1 ст. 45 УПК РФ). Под «иным лицом», о котором идет речь в ч. 1 ст. 45 УПК РФ и о допуске которого в качестве представителя ходатайствует потерпевший, подразумеваются опекун, попечитель, а также любое другое лицо.
В российском уголовном процессе существует два вида представительства: по соглашению заинтересованных лиц (договорное) и в силу закона (законное). В первом случае в качестве представителей могут выступать адвокаты; во втором — близкие родственники, а также должностные лица предприятий, учреждений и организаций, представляющие интересы последних в силу своего должностного положения (руководители, юрисконсульты и т.п.).
К участию в деле представитель допускается на основании:
— ордера юридической консультации — адвокат;
— постановления мирового судьи, а в случае, когда речь идет о близком родственнике, кроме того — документов, подтверждающих тот факт, что он является отцом, сыном и т.п. представляемого;
— договора — поручения или доверенности — должностные лица предприятий, учреждений, организаций.
Участие потерпевшего в уголовном преследовании выражается в:
— праве давать показания;
— собирании и представлении доказательств (ч. 2 ст. 86 УПК РФ);
— заявлении ходатайств и отводов;
— привлечении к участию в уголовном деле своих законных представителей или представителей;
— заключении соглашения с адвокатом о представлении своих интересов по уголовному делу;
— участии с разрешения следователя (дознавателя) в следственных действиях, проводимых по его ходатайству либо ходатайству его представителя (законного представителя);
— ознакомлении с содержанием протоколов следственных действий, проведенных с его участием, и в подаче на них замечаний;
— ознакомлении с постановлениями о назначении судебной экспертизы и заключением эксперта в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 198 УПК РФ;
— ознакомлении по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела, выписывании из него любых сведений и в любом объеме, снятии копий с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств;
— участии в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй и надзорной инстанций;
— выступлении в прениях сторон;
— поддержании обвинения (а по делам частного обвинения и в выдвижении такового);
— подаче замечаний на протокол судебного заседания;
— принесении жалоб на действия и решения дознавателя, начальника органа дознания, следователя, руководителя и члена следственной группы, начальника следственного отдела, прокурора, судьи и суда;
— обжаловании приговора, определения, постановления суда;
— осуществлении иных полномочий, предусмотренных УПК РФ (ст. 42 УПК РФ).
Как верно заметил В.П. Божьев, осуществляя функцию уголовного преследования, потерпевший может иметь двойной процессуальный статус: потерпевшего и гражданского истца . Развивая эту мысль, следует отметить, что двойной процессуальный статус потерпевшего может проявляться и в наличии у него как прав потерпевшего (ст. 42 УПК РФ), так и частного обвинителя (ст. 43, ч. 4 — 6 ст. 246 УПК РФ). Лицо может выступать потерпевшим и одновременно законным представителем другого потерпевшего и т.п.
———————————
См.: Научно — практический комментарий к Уголовно — процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева. Научн. ред. В.П. Божьев. М.: Спарк, 2002. С. 46.
В уголовном преследовании вправе принимать участие не только потерпевшие (пострадавшие), их законные представители и представители. В соответствии с п. п. 47 и 55 ст. 5 УПК РФ данный вид уголовно — процессуальной деятельности могут (а в ряде случаев и обязаны) реализовывать также прокурор, следователь, начальник следственного отдела, руководитель и член следственной группы, дознаватель, орган дознания, начальник органа дознания, частный обвинитель, гражданский истец и его представитель.
Так как в соответствии с ч. 3 ст. 45 УПК РФ законные представители и представители потерпевшего имеют те же процессуальные права, что и представляемые ими лица, их участие в уголовном преследовании аналогично участию в таковом потерпевшего.
Представители и законные представители могут участвовать в деле как наряду с потерпевшим, так и в его отсутствие, за исключением ситуаций, предусмотренных законом (например, при неявке потерпевшего без уважительных причин в суд в случае, указанном в ч. 2 ст. 249 УПК РФ ).
———————————
По аналогии см.: О практике применения судами законодательства, регламентирующего участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 1 ноября 1985 г. N 16 // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. 1997. С. 266.
Представители потерпевшего вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств (ч. 2 ст. 86 УПК РФ).
Позиция представителя в уголовном процессе должна быть согласована с тем лицом, интересы которого он представляет.
Как уже отмечалось, представители пользуются теми же процессуальными правами, что и лица, интересы которых они представляют. Исключение составляет лишь право потерпевшего давать показания по делу. Оно может быть реализовано только лично потерпевшим.
В заключение данного Комментария хотелось бы отметить следующее. Статья 22 УПК РФ — это совершенно новая норма в российском уголовном процессе. В УПК РСФСР 1960 года специальной статьи, посвященной праву потерпевшего, его законного представителя и представителя на участие в уголовном преследовании, не существовало.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

«УГОЛОВНО — ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РСФСР»
(утв. ВС РСФСР 27.10.1960)
«ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)»
от 30.11.1994 N 51-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 21.10.1994)
«УГОЛОВНО — ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»
от 18.12.2001 N 174-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 22.11.2001)

§ 3. Представитель потерпевшего как защитник его прав и интересов

См.: Чагинский В.В. Адвокат как один из гарантов обеспечения прав потерпевшего в уголовном судопроизводстве // Ученые записки «Государство и право: проблемы, поиски решений, предложения». Ульяновск, 1997.

При этом следует заметить, что потерпевшие в уголовном судопроизводстве не в меньшей мере нуждаются в оказании им квалифицированной юридической помощи адвоката-представителя, нежели подозреваемые, обвиняемые и подсудимые нуждаются в помощи профессионального адвоката-защитника. По мнению многих известных юристов- процессуалистов, а также по статистическим данным правоприменительной практики, процессуальные права и законные интересы потерпевших нарушаются органами дознания, следствия, прокуратуры и суда не реже, нежели права подозреваемых, обвиняемых или подсудимых .

См.: Бессарабов В.Г. Реформирование российской правовой системы и европейские правовые стандарты // Роль прокуратуры в обеспечении прав и законных интересов жертв преступлений: Материалы международного семинара, 6 — 7 октября 2003 г. М., 2004. С. 10 — 15.

Статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. и пункт 3 статьи 6 Конвенции СНГ устанавливают право обвиняемого безвозмездно иметь в любом случае назначенного защитника, когда интересы правосудия того требуют . Согласно ч. 1 ст. 48 Конституции РФ каждый человек имеет право на получение квалифицированной юридической помощи, которая в предусмотренных законом случаях должна быть оказана бесплатно. По нашему мнению, было бы вполне правомерным то, чтобы наравне с обвиняемым пострадавшее от преступления лицо также имело право за счет государства или иных специальных общественных фондов защищать свои права и законные интересы с момента признания его в качестве потерпевшего. Это правило должно быть внесено в УПК РФ для гарантии целей осуществления правосудия, принципа равенства и состязательности обвиняемого и потерпевшего, а также необходимости полного и своевременного восстановления нарушенных совершенным преступлением конституционных прав потерпевшего: права защиты достоинства, жизни, здоровья, собственного имущества и т. д. По крайней мере такая задача должна быть законодательно установлена на конституционном уровне и осуществлена в уголовном судопроизводстве Российской Федерации. Отметим только, что принцип бесплатности оказания юридической помощи действует тогда, когда у нуждающегося в такой помощи человека нет достаточных средств для оплаты своего адвоката .

См.: Егоров С.Е. Права человека в уголовном процессе: международные стандарты и российское законодательство. М., 2006. С. 172.

См.: Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Дагестан от 16 июля 2007 г. // Архив Каспийского городского суда Республики Дагестан.

По логике данной статьи потерпевшие наравне с обвиняемыми также должны обладать указанной возможностью и правом, особенно тогда, когда уголовное дело может быть всесторонне и объективно рассмотрено только при участии квалифицированного адвоката-представителя. Необходимость иметь адвоката-представителя наиболее явствует тогда, когда, например, потерпевшие являются несовершеннолетними, или имеют какие- либо физические или психические недостатки, или если по делу необходимо назначение и производство судебной экспертизы, для оценки результатов которой требуются специальные знания и навыки . Представляется, что в связи с этим необходимо привести содержание ч. 2 ст. 45 УПК РФ в соответствие с положениями международно- правовых стандартов и Конституции РФ. Такая поправка, несомненно, содействовала бы своевременному преобразованию действующего уголовно-процессуального законодательства в соответствии с конституционными принципами получения каждым человеком квалифицированной юридической помощи, равноправия и состязательности сторон, которые закреплены в ч. 1 ст. 48 и ч. 3 ст. 123 Конституции РФ .

См.: Юношев С.В. Адвокат-представитель потерпевшего: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Самара, 2000.

Ибрагимов И.М. Представитель и защитник законных прав и интересов потерпевшего // «LEX RUSSICA»: Научные труды Московской государственной юридической академии (МГЮА). 2008. N 2. С. 370 — 371.

Право потерпевшего иметь юридически хорошо подготовленного адвоката- представителя является серьезной конституционной гарантией для действенной защиты его субстанциональных и процессуальных прав и законных интересов. Ведь в практике уголовного судопроизводства представители потерпевшего в уголовном процессе играют такую же важную роль, как и адвокаты — защитники обвиняемого. Именно поэтому по своей юридической квалификации представители потерпевшего для выполнения ответственного поручения и ощутимой защиты прав потерпевших ни чем не должны уступать своим контрагентам — адвокатам — защитникам обвиняемых и подсудимых. В противном случае конституционно закрепленный принцип состязательности сторон уголовного процесса останется лишь воображаемой деклараций, а не действующей конституционной и законодательной нормой. Стало быть, необходимо законодательно гарантировать всем потерпевшим такое же право, как и у обвиняемых, обязательно иметь адвоката-защитника в процессе правомерной защиты своих прав и законных интересов. Как мы уже отмечали, такое право у потерпевшего должно быть гарантировано во всех случаях, даже если у него нет денежных средств для оплаты оказанной ему юридической помощи со стороны квалифицированного адвоката-представителя. Во всяком случае, потерпевший в этом аспекте должен иметь не меньше реальных правомерных возможностей для защиты своих законных интересов, нежели его процессуальный соперник — обвиняемый.

Следует подчеркнуть, что не только несовершеннолетние или физически и психически несамостоятельные потерпевшие должны быть вправе иметь своего юридически квалифицированного представителя в уголовном судопроизводстве, как это установлено ч. 2 ст. 45 УПК РФ, но и все потерпевшие, которые пожелают иметь достойного представителя-защитника их прав и законных интересов. При этом оплата юридической помощи, оказанной адвокатом-представителем в ходе уголовного судопроизводства, должна производиться из средств федерального бюджета или из специально созданных для подобных целей общественных фондов, особенно в тех случаях, когда исполнение решения суда о возмещении потерпевшему затрат на оплату адвоката-представителя согласно п. 13 ч. 1 ст. 299 и п. 3 ч. 1 ст. 309 УПК РФ по тем или иным причинам оказывается нереальным. Иначе при такой очевидной асимметрии реальных возможностей защиты своих прав потерпевшим и обвиняемым восторжествует несправедливость, упразднится действие конституционного принципа реальной состязательности в уголовном судопроизводстве.

Согласно ст. 249 УПК РФ судебный процесс производиться при участии потерпевшего и его представителя. Иногда судебное разбирательство производится при обязательном участии потерпевшего и его представителя. Потерпевший обычно не является юристом и потому не может самостоятельно защититься от тех или иных нападок со стороны адвокатов — защитников обвиняемых и подсудимых. Здесь ему как нигде нужен представитель — адвокат, который был бы как обвинителем подсудимого, так и защитником потерпевшего. Такой должна быть двойственная функция представителя потерпевшего, без которой принцип состязательности уголовного судопроизводства перестал бы реально действовать . Именно это обстоятельство наводит нас на идею об обязательности участия в уголовном судопроизводстве представителя потерпевшего не только в тех случаях, когда потерпевший является несовершеннолетним или инвалидом, но и во многих других случаях, когда отсутствие представителя потерпевшего может свести на нет действие конституционного принципа равноправия и состязательности сторон уголовного судопроизводства .

См.: Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Дагестан от 19 февраля 2007 г. по рассмотрению жалобы представителя потерпевшей — адвоката Гаруновой Т.И. // Архив Левашинского районного суда Республики Дагестан.

См.: Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Дагестан от 1 августа 2006 г. об отмене оправдательного приговора и удовлетворении жалобы потерпевшей Аслархановой А.Х. и адвоката Джалилова М. А.

На основании ст. 45 УПК РФ в качестве представителя несовершеннолетнего потерпевшего могут выступать адвокат, его старшие дееспособные родной брат и сестра, дедушка и бабушка. Если потерпевший — совершеннолетнее лицо, то его представителями могут стать, кроме перечисленных выше лиц, также его супруг или супруга, дееспособный брат или сестра, сын или дочь, внук или внучка. Для защиты прав и представления интересов потерпевшего, будь он человек или юридическое лицо, адвокат должен иметь при себе удостоверение адвоката и ордер на исполнение поручения. Должностное лицо или штатный юрист предприятия, учреждения или организации должны иметь при себе доверенность или акт уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления. Близкий родственник для представления законных интересов потерпевшего должен иметь при себе документы, которые подтверждают тот факт, что он является отцом, сыном, дедушкой или внуком представляемого потерпевшего, а также ходатайство самого потерпевшего или его законного представителя о допуске данного лица к участию в уголовном процессе в качестве представителя.

На основании ч. 1 ст. 45 УПК РФ в качестве представителей потерпевшего могут быть также допущены один из близких родственников потерпевшего либо иное лицо, о допуске которого ходатайствует потерпевший. Иными словами, представителем потерпевшего может быть любое дееспособное лицо, которого выберет сам потерпевший, а не только лицензированные адвокаты. В противном случае свободный и правомерный выбор потерпевшего иметь в качестве своего представителя лицо, которому оно доверяет, был бы произвольно ограничен вопреки гарантии, установленной в ст. 52 Конституции РФ. Об этом свидетельствует также Определение Конституционного Суда РФ от 5 декабря 2003 г. N 446-О .

См.: Парфенова М.В., Конах Е.И. Процессуальные права потерпевшего и их реализация в досудебных стадиях уголовного судопроизводства. М., 2006. С. 33.

Согласно смыслу ч. 2 ст. 45 УПК РФ участие в рассмотрении уголовного дела законного представителя или представителя по доверенности является не взаимоисключающим, а взаимодополняющим правом потерпевшего. Совместное участие законного представителя потерпевшего и его представителя — адвоката по доверенности необходимо прежде всего тогда, когда беспомощные жертвы преступления, особенно малолетние или несовершеннолетние дети, происходят из неблагополучных семей, в которых родители-алкоголики не занимаются воспитанием и образованием своих детей. По справедливому замечанию некоторых авторов, допуск и признание таких родителей или родственников в качестве законных представителей потерпевших является не чем иным, как дискредитацией института законного представительства, который производит отрицательный эффект на ход защиты прав и законных интересов потерпевших в уголовном судопроизводстве .

См.: Щерба С.П., Зайцев О. А., Сарсенбаев Т.Е. Охрана прав беспомощных потерпевших по уголовным делам. М., 2001. С. 127.

С другой стороны, когда потерпевший не имеет законодательно закрепленной за ним правомерной возможности иметь в качестве своего представителя, особенно в судах общей юрисдикции, любого человека, который имеет определенную юридическую квалификацию и опыт, то у него, естественно, возникают большие трудности и ограничения, которые связаны с большими расходами для найма хорошего адвоката- представителя. Для устранения таких фактических ограничений в ч. 1 ст. 45 УПК РФ необходимо внести поправку, которая законодательно расширит возможности потерпевшего свободно выбрать себе представителя соразмерно своим желаниям и возможностям на любой стадии уголовного судопроизводства. Такой подход к решению данной проблемы более соответствовал бы положениям действующей Конституции РФ о праве каждого человека на получение квалифицированной помощи. Например, статьи 45 и 46 Конституции РФ, кроме государственной, судебной и международной защиты прав и свобод человека, гарантируют также самозащиту человеком этих прав и свобод всеми способами, которые не запрещены законом. Статья 48 Конституции РФ гарантирует каждому человеку, и в особенности потерпевшему, право на получение квалифицированной юридической помощи, в том числе и бесплатной. Части 2 и 3 ст. 55 Конституции РФ запрещают законодателю издавать такие законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина, которые могут быть ограничены только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Стало быть, законодательное ограничение ч. 1 ст. 45 УПК РФ свободы потерпевшего выбирать себе юридически квалифицированного представителя на любой стадии уголовного процесса является неправомерным ограничением конституционных прав и свобод человека, а также искусственным препятствием на пути защиты потерпевшим своих прав и законных интересов всеми правомерными (не запрещенными законом) средствами. О необходимости иного, более широкого и правомерного, толкования указанного положения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации было уже сказано в Постановлениях Конституционного Суда РФ от 5 мая и 19 июля 2004 г. В них буквально говорилось следующее: «Часть 1 ст. 45 УПК РФ не может быть истолкована таким образом, чтобы исключалось участие лица, не являющегося адвокатом, в уголовном процессе в качестве представителя потерпевшего, гражданского истца или частного обвинителя. Достоинство личности сохраняется государством, и ничто не может быть основанием для его умаления. Применительно к личности потерпевшего это конституционное предписание предполагает обязанность государства не только предотвращать в установленном законе порядке какие бы то ни было посягательства, способные причинить вред, но и обеспечить пострадавшему от преступления возможность отстаивать свои права любым не запрещенным законом способом. Представители потерпевшего и гражданского истца в уголовном процессе могут быть иные, помимо адвокатов, лица. В том числе близкие родственники, о допуске которых ходатайствует потерпевший или гражданский истец» . При допуске представителя беспомощного потерпевшего представители правоохранительных органов обязаны убедиться в личной независимости, добропорядочности и отсутствии корыстной заинтересованности самого представителя потерпевшего. Иначе участие представителя потерпевшего в уголовном судопроизводстве не будет иметь никакого положительного смысла. К сожалению, ст. 72 УПК РФ не устанавливает специального порядка допуска к участию в уголовном деле представителя потерпевшего, хотя на практике такой допуск производится подобно допуску адвоката-защитника обвиняемого. Законодательно неурегулированным остается также порядок допуска к участию в уголовном судопроизводстве представителя потерпевшего в лице его родственника или иного человека, который не является адвокатом, хотя такой порядок необходим, особенно на досудебных стадиях уголовного процесса.

См.: «Российская газета». 2004 г. 5 мая.

В соответствии со ст. 72 УПК РФ представитель потерпевшего не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он ранее участвовал в производстве по данному уголовному делу в качестве судьи, прокурора, следователя, секретаря судебного заседания, дознавателя, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика или понятого, является близким родственником судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря судебного заседания либо лица, интересы которого противоречат интересам участника уголовного судопроизводства, заключившего с ним соглашение об оказании юридической помощи и защиты. Не может быть допущен в качестве представителя потерпевшего также лицо, которое оказывает или ранее оказывало юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам представляемого им потерпевшего, гражданского истца или частного обвинителя. В этом контексте нам представляется правомерным то, чтобы в ст. 72 УПК было внесено дополнение, которое запрещает участие представителя потерпевшего, когда личные качества выбранного представителя, а также его интересы очевидно противоречат требованиям норм общественной нравственности и действующего законодательства. Например, если претендующее на статус представителя потерпевшего лицо имеет склонность к совершению аморальных поступков, к ежедневному пьянству, разврату, сквернословию или имеет непогашенную судимость, то оно не может быть допущено к участию в уголовном судопроизводстве в качестве представителя потерпевшего по причине его нравственной неспособности выполнить возлагаемую на него миссию.

До и для возбуждения уголовного дела предметы (справки об отнесении представленных веществ к наркотикам или ядам) и документы (документы со следами подчисток или подделок) могут быть представлены самим потерпевшим согласно ст. 86 УПК РФ. Однако потерпевший должен иметь законодательно предусмотренную возможность до возбуждения уголовного дела и до признания его потерпевшим иметь адвоката-помощника, который способен будет профессионально подготовить и представить дознавателю, следователю, прокурору или суду соответствующие предметы и документы в качестве доказательственных оснований для возбуждения уголовного дела и признания пострадавшего потерпевшим .

См.: Быков В.М. Право защитника собирать доказательства // Законность. 2003. N 10.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство России в большинстве случаев предоставляет адвокату — защитнику обвиняемого и представителю потерпевшего равные возможности для участия в уголовном судопроизводстве. К примеру, в соответствии со статьями 42 и 45 УПК РФ представитель потерпевшего, как и защитник обвиняемого, вправе знать о предъявленном обвиняемому обвинении, по окончании предварительного расследования знакомиться со всеми материалами уголовного дела, выписывать из него любые сведения и в любом объеме, снимать копии с материалов уголовного дела, в том числе и с помощью технических средств.

При проведении следственных действий потерпевший и его представитель вправе согласно ч. 5 ст. 166 УПК РФ знать цель и порядок проведения следственного действия, в котором он участвует, быть уведомленным о применении при производстве следственного действия технических средств. На основании п. 10 ч. 2 ст. 42, ч. 3 ст. 45 УПК РФ потерпевший и его представители также вправе с разрешения следователя задавать вопросы участнику следственного действия, в котором они принимают участие, знакомиться с протоколом следственного действия, произведенного с их участием. Статья 166 УПК РФ предоставляет им право требовать дополнения протокола следственного действия, а ч. 1 ст. 167 УПК РФ — право отказаться от подписания протокола следственного действия, которое заносится в данный протокол.

В соответствии с ч. 3 ст. 45 и ст. 198 УПК РФ потерпевший и его представители также имеют право на ознакомление с постановлением о назначении судебной экспертизы, право на заявление отвода эксперту или ходатайства о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении, право на ознакомление с заключением эксперта, когда в отношении представляемого им потерпевшего производилась судебная экспертиза или же судебная экспертиза произведена по его или представляемого им потерпевшего ходатайству. Такая возможность предоставлена им ч. 3 ст. 45, ч. 2 ст. 198, ч. 2 ст. 206 УПК РФ. На основании ч. 3 ст. 45 и ст. ст. 407 и 417 УПК РФ они вправе после доклада прокурора дать свои устные объяснения при рассмотрении уголовного дела в надзорной инстанции и ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств.

Согласно ч. 3 ст. 45 и ч. ч. 1 и 2 ст. 279 УПК РФ потерпевший и его представители вправе пользоваться письменными заметками (документами, записями), которые имеются у них или у потерпевшего, изготовлять в ходе допроса схемы, чертежи, рисунки, диаграммы для приобщения их к протоколу.

См.: Юношев С.В. Вопросы участия в доказывании потерпевшего и его представителя // Новый Уголовно-процессуальный кодекс России в действии. Материалы круглого стола, 13 ноября 2003 г. М., 2004.

Согласно ч. 3 ст. 45 и ст. ст. 231 и 234 УПК РФ потерпевший и его представители вправе получить извещение о месте, дате и времени проведения судебного заседания не менее чем за пять суток до его начала, участвовать в предварительном слушании. Пункт 14 ч. 2 ст. 42, ч. 3 ст. 45 УПК РФ предоставляют им возможность участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в суде первой инстанции, в частности в исследовании доказательств во время судебного следствия. Согласно ч. 3 ст. 45 и ч. 7 ст. 292 они вправе в письменном виде представлять суду предлагаемую ими формулировку решения по вопросам, указанным в ст. 299 УПК РФ. На основании п. 17 ч. 2 ст. 42 и ч. 3 ст. 45 УПК РФ они вправе знакомиться с протоколом судебного заседания и подавать замечание по поводу его неточностей и пробелов. Согласно пунктам 19 и 20 ч. 2 ст. 42 и ч. 3 ст. 45 УПК РФ они вправе обжаловать приговор, определение, постановление суда, а также знать о принесенных по уголовному делу жалобах или представлениях прокурора и подавать на них свои возражения.

На основании ч. 3 ст. 45 и ч. 1 ст. 358 УПК РФ потерпевший и его представители вправе получать копии принесенных по делу апелляционных или кассационных жалоб или прокурорских представлений. На основании ч. 3 ст. 45 и ч. 3 ст. 125 УПК РФ они вправе участвовать в рассмотрении судом жалобы, которая непосредственно затрагивает законные интересы потерпевшего, на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора. Пункт 14 ч. 2 ст. 42, ч. 3 ст. 45 и ст. 377 УПК РФ уполномочивают их участвовать в судебном разбирательстве в суде апелляционной, кассационной или надзорной инстанций и представлять суду, рассматривающему дело в кассационном порядке, дополнительные материалы, а также выступать в обоснование своих доводов.

Вместе с общими процессуальными правами потерпевший и его представители обладают также некоторыми только им свойственными правами. Например, согласно с ч. 3 ст. 11, п. п. 13, 16 и 21 ч. 2 ст. 42 и ч. 3 ст. 45 УПК РФ специфическими правами потерпевшего и его представителя являются право ходатайствовать о применении мер безопасности в отношении потерпевшего, право получать копии постановлений о возбуждении уголовного дела и о признании потерпевшим, о приостановлении производства по уголовному делу и копии решений судов первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций. Они также имеют право поддерживать обвинение в суде.

Для поддержания имущественных требований потерпевшего потерпевший и его представители также вправе заявлять по делу гражданский иск и пользоваться правами гражданского истца, в том числе правом выступать в роли такового в судебных прениях сторон. Такие права предусмотрены п. 15 ч. 2 ст. 42, ч. 3 ст. 45 УПК РФ. На основании ч. 3 ст. 42 и ч. 3 ст. 45 УПК РФ потерпевший имеет также право на возмещение расходов, понесенных в связи с его участием в ходе предварительного следствия и в суде, а также право реализовать некоторые иные представленные уголовно-процессуальным законодательством ему возможности .

См.: Рыжаков А.П. Представители потерпевшего, гражданского истца, частного обвинителя: Научно-практическое руководство. М., 2007. С. 101 — 102.

Несмотря на всю общность процессуальных прав потерпевшего и его представителя и прав обвиняемого и его защитника, п. 9 ч. 2 ст. 42 УПК РФ ставит представителя потерпевшего в менее выгодное процессуальное положение, нежели то, в котором находится адвокат — защитник обвиняемого. Дело в том, что представитель потерпевшего не имеет права участвовать в проводимых следственных действиях без соответствующего разрешения дознавателя, следователя или прокурора, тогда как адвокат обвиняемого имеет такую возможность. Представитель потерпевшего в отличие от своего коллеги — адвоката обвиняемого не имеет права привлекать специалиста для разъяснения вопросов, которые входят в его профессиональную компетенцию, равно как и в других случаях, предусмотренных ст. 58 УПК РФ. Он также не имеет права участвовать при судебном рассмотрении своих жалоб на действия (бездействие), а также решения дознавателя, следователя, прокурора или суда, хотя такое участие вполне правомерно и целесообразно и потому не может быть запрещено законом или правоприменительной практикой.

Разумеется, ст. 45 Конституции РФ и п. 2 ст. 53 УПК РФ дают адвокату обвиняемого возможность использовать все, хотя и не предусмотренные, но и не запрещенные законом средства и способы защиты своего доверителя на всех стадиях уголовного процесса. Однако такое уточнение духа и буквы Конституции РФ было бы вполне уместно в ст. 45 УПК РФ, поскольку существенно расширило бы круг правомерных возможностей представителя потерпевшего защищать представляемую им жертву преступления всеми не запрещенными законом способами и средствами. Таким образом, очевидный и неправомерный дисбаланс процессуальных прав представителя потерпевшего и адвоката — защитника обвиняемого должен быть законодательно преодолен. Иными словами, в ст. 45 УПК РФ должны быть внесены существенные поправки, предоставляющие представителю потерпевшего перечисленные выше аналогичные процессуальные права для того, чтобы конституционный принцип состязательности двух противоборствующих представителей потерпевшего и обвиняемого (подсудимого) стал реально действующим, а не просто «архитектурным излишеством» на стройном здании российского уголовного правосудия. В связи с этим в ст. 86 УПК РФ также необходимо внести дополнение о возможностях потерпевшего и его представителя собирать доказательства наравне с адвокатом — защитником обвиняемого и подсудимого.

Следует заметить, что представитель потерпевшего действует в уголовном процессе не вместо представляемого им потерпевшего человека, а вместе с потерпевшим, права которого от участия в уголовном деле его представителя нисколько не умаляются, так как представитель потерпевшего не может иметь больше процессуальных прав, нежели сам потерпевший, который по закону или доверенности поручает своему представителю, защищающему его, свои права и законные интересы в процессах дознания, предварительного следствия или судебного рассмотрения уголовного дела.

Что касается представителя потерпевшего, который является юридическим лицом, то представитель потерпевшего в этом случае участвует вместо потерпевшего, т.е. за него, защищая его права и законные интересы на всех стадиях уголовного судопроизводства. Часть 9 ст. 42 УПК РФ устанавливает, что в случае признание потерпевшим юридического лица права последнего осуществляет его представитель. По доверенности администрации данного юридического лица его права в уголовном судопроизводстве реализуются представителем, который тем не менее сам не может быть признан потерпевшим по уголовному делу. Причем, ч. 10 ст. 42 УПК РФ предупреждает, что участие в уголовном деле законного представителя и представителя (по доверенности) потерпевшего не лишает его прав, предусмотренных настоящей статьей. Такое законодательное положение нельзя понимать в буквальном смысле, иначе произойдет неправомерное смешение в одном лице представляемого потерпевшего юридического лица и представляющего его лица. В данном случае правомерным толкованием указанного положения уголовно-процессуального законодательства будет понимание примерного процессуального равенства потерпевшего и представителя, при котором представитель не может осуществлять права и нести обязанности, которые могут принадлежать только лично потерпевшему. Например, представитель потерпевшего при всей своей полноправности не может давать показания вместо потерпевшего или исполнять обязанности и нести ответственность вместо потерпевшего. В этой связи было бы правомерно и целесообразно дополнить ч. 10 ст. 42 УПК РФ соответствующим положением о равенстве процессуального положения потерпевшего и его представителя, за исключением тех прав и обязанностей, которые имманентно присущи разным личностям потерпевшего и его представителя. Тем самым законодателю удастся в какой- то мере приблизить установленную им букву закона к духу права, т. е. к тому смыслу, который он имел в виду при составлении текста УПК РФ.

В ч. 3 ст. 45 УПК РФ говорится, что представитель потерпевшего имеет те же процессуальные права, что и сами представляемые им потерпевшие. Между тем это не так, поскольку представитель потерпевшего, например, не имеет и не может иметь право давать показания вместо представляемого потерпевшего. Кстати говоря, такая уместная оговорка содержалась в ранее действовавшем УПК РСФСР. Таким образом, чтобы в дальнейшем избежать всевозможных правотолковательных недоразумений и кривотолков, в ч. 3 ст. 45 УПК РФ необходимо внести поправку, которая исключает из прав представителя потерпевшего те права, которые могут быть присущи только личности самого потерпевшего. Более того, представитель потерпевшего должен быть законодательно наделен определенными специальными правами, которыми обладает, например, адвокат — защитник обвиняемого или подсудимого. Для надлежащего исполнения своих процессуальных функций представитель потерпевшего должен обладать правом не запрещенного законом сбора любых вещественных доказательств (предметов, документов и иной информации), правом истребовать характеристики, справки и прочие документы от органов государственной власти и местного самоуправления, общественных организаций и объединений и т.д. К сожалению, все эти необходимые права представителя потерпевшего не закреплены в ст. 45 УПК РФ. Следовательно, указанное положение УПК РФ должно быть дополнено соответствующим образом, для того чтобы защита прав и законных интересов потерпевшего его представителем стала более реальной и полномерной.

Довольно интересной является также проблема согласования правовых позиций потерпевшего и его представителей. На всех стадиях судебного производства, начиная с предварительной части судебного разбирательства, представитель потерпевшего обязан предварительно согласовать любой свой шаг и направление движения по представлению потерпевшего с самим потерпевшим, в частности при подготовке любого ходатайства. Согласно п. 3 ч. 2 ст. 241 УПК РФ ходатайство представителя потерпевшего о необходимости проведения закрытого судебного заседания должно быть подано обязательно во всех случаях, когда при открытом судебном заседании могут быть разглашены сведения об интимных сторонах личной и половой жизни потерпевшего, особенно если он не достиг своего совершеннолетия, а также когда могут быть унижены достоинство и честь потерпевшего. Кроме этого, представитель потерпевшего обязан ходатайствовать о том, чтобы суд вынес постановление о том, что допрос потерпевшего, не достигшего восемнадцатилетнего возраста, проводился в отсутствие подсудимого. При подобных обстоятельствах, особенно тогда, когда потерпевший имеет физические или психические недостатки, представитель потерпевшего также обязан согласно ст. 280 УПК РФ ходатайствовать об обязательном участии педагога или законного представителя при допросах своего подопечного, так как педагог в необходимых случаях мог бы своими вопросами к потерпевшему и объяснениями суду обеспечить объективность судебного расследования дела. Представляется, что не только на стадиях судебного разбирательства, но и на дознании или предварительном следствии указанная процедура была бы соблюдена в целях надлежащей защиты личности потерпевшего и объективного рассмотрения уголовного дела.

Несмотря на органическую связанность позиции представителя потерпевшего с позицией представляемого им лица, нам представляется, что представитель потерпевшего вовсе не должен стать невольным исполнителем неправомерной воли и прихотей потерпевшего. Например, если интересы потерпевшего противоречат нормам общепринятой нравственности и действующего законодательства, то представитель потерпевшего в первую очередь должен предупредить его о неправомерности его желаний и действий или в крайнем случае отказаться от представления интересов потерпевшего, которые ему представляются безнравственными и незаконными. Здесь действующее законодательство не содержит каких-либо запретов или ограничений, так как дело обстоит во взаимоотношениях адвоката — защитника обвиняемого и подсудимого.

Представитель потерпевшего, который в уголовном судопроизводстве поддерживает обвинение, не должен дублировать роль государственного обвинителя, но прежде всего обязан дать более развернутую характеристику личности подсудимого, его образа жизни и поведения, которые привели его к совершению против потерпевшего преступления. При этом представитель потерпевшего обязан быть максимально корректным в своих определениях и обвинениях подсудимого, всегда проявляя должное уважение к его человеческому достоинству. Ошибки, допущенные в ходе дознания и предварительного следствия, представитель потерпевшего обязан исправлять, проявляя должное уважение к своим коллегам-юристам, а иногда по возможности ставя себя на их место. Всякое замечание или возражение представителя потерпевшего должно быть подкреплено соответствующими фактами и аргументами, их должной правовой оценкой. Свои соображения касательно квалификации противоправного и общественно опасного деяния представитель потерпевшего обязан достаточно обосновать и мотивировать с учетом смягчающих или отягчающих вину подсудимого обстоятельств. Вид и размер назначаемого подсудимого наказания представитель потерпевшего должен определять, исходя из конкретных обстоятельств дела и условий совершения преступления. Представитель потерпевшего должен помочь суду в установлении точного размера причиненного потерпевшему ущерба и постараться разрешить этот весьма важный и деликатный вопрос на стадии судебного разбирательства по данному уголовному делу, а не оставлять этот вопрос для разрешения в гражданском судопроизводстве в форме гражданского иска. В этой связи в ч. 5 ст. 50 УПК РФ наряду с необходимостью установления определенного порядка приглашения, назначения и замены адвоката — представителя потерпевшего нужно также установить порядок оплаты его труда и компенсации расходов потерпевшего на оплату его услуг за счет средств государственного бюджета.

Потерпевший в отличие от его представителя может и не осуществлять свои права на участие в доказывании вины подозреваемого, обвиняемого или подсудимого по делу, поскольку это является его правом, а не обязанностью. Представитель же потерпевшего, если потерпевший не имеет возражений, процессуально обязан использовать имеющиеся у него средства и возможности для доказательства вины обвиняемого и для полного возмещения нанесенного потерпевшему ущерба. Именно в этом и заключается особая уголовно-процессуальная роль представителя потерпевшего для реализации конституционного принципа состязательности сторон уголовного судопроизводства и для защиты прав и законных интересов всех тех лиц, которые пострадали от совершенных против них преступлений. Участие в деле законного или доверенного представителя потерпевшего не должно стать для работников правоохранительных органов поводом для пренебрежения активным участием самого потерпевшего в расследовании преступления, совершенного против него.

Участие в уголовном судопроизводстве законного представителя потерпевшего не исключает возможности допроса этого лица в качестве свидетеля на всех стадиях уголовного судопроизводства. Такова правовая позиция Верховного Суда РФ . В подобных случаях законный представитель потерпевшего (например, мать несовершеннолетнего) допрашивается по общим правилам, за тем лишь исключением, которое закреплено в ст. 51 Конституции РФ: право не давать показания против своих родных и близких. Законный представитель потерпевшего подчас лучше работников правоохранительных органов знает своего подопечного, а также сведения, которыми тот обладает, и потому может и должен быть активным участником допроса или очной ставки на всех стадиях уголовного судопроизводства. На основании п. 4 ч. 2 ст. 42 УПК РФ и ч. 2 ст. 86 УПК РФ представитель потерпевшего имеет право собирать документы справочного характера, а также представлять иные доказательства в органы дознания, предварительного следствия и суда. Во избежание всяких толковательных недоразумений ч. 2 ст. 86 УПК РФ следует поправить необходимым дополнением словами «потерпевший и его представитель», который также должен быть вправе собирать и представлять в правоохранительные органы письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств.

См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. N 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 4.

Часть 8 ст. 42 УПК РФ оставляет возможность перехода прав умершего или погибшего потерпевшего (по причине болезни или старости, в результате совершения преступления) к одному из его близких родственников. Согласно п. 4 ст. 5 УПК, в которой даются основные понятия, используемые в тексте УПК РФ, говорится, что «близкими родственниками являются супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушка, бабушка, внуки». Однако редакция указанного выше положения уголовно-процессуального законодательства неправомерно сужает смысл и возможности защиты прав той категории потерпевших, которые умерли не только по причине совершения против них преступления, а по иным указанным выше причинам. Следовательно, ч. 8 ст. 42 УПК РФ необходимо поправить и издать в следующей редакции: «По уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, а также в тех случаях, когда подлежащее признанию в качестве потерпевшего лицо или уже признанное потерпевшим лицо скончалось до окончания уголовного судопроизводства, права потерпевшего, предусмотренные настоящей статьей, переходят к лицам, которым он оставил завещание, или одному из его близких родственников». Причем исчерпывающий перечень близких родственников, данный в п. 4 ст. 5 УПК РФ, как нам представляется, должен быть дополнен также лицами, которым потерпевший оставил завещание по всем правилам российского гражданского законодательства. Дело в том, что, во-первых, как известно, всякое завещание лица предшествует установлениям закона; во-вторых, если потерпевший в момент своей смерти не имел никаких близких родственников, перечисленных в п. 4 ст. 5 УПК РФ, но оставил завещание на имя определенного лица, то будет совершенно правомерно, если его имущественные и личные неимущественные права перейдут прежде всего именно к этому лицу, а не другим родным по крови лицам. Такое положение, как известно, устанавливают действующие нормы гражданского законодательства России. Думается, что указанная поправка данного положения УПК РФ помогла бы избежать множества разнообразных вынужденных расширительных толкований буквы закона и всевозможных дополнительных комментариев.

Таким образом, для повышения эффективности процесса судебной защиты прав потерпевшего следует более четко законодательно определить процессуальный статус представителей потерпевшего — как законных представителей, так и представителей по доверенности, а также установить порядок их отстранения от участия в уголовном судопроизводстве или их замены в тех случаях, когда их участие в уголовном судопроизводстве может нанести вред интересам потерпевшего и правосудия в целом. При необходимости представители потерпевшего должны обладать законодательно предусмотренным правом по своей инициативе передоверять доверенное им право представительства потерпевшего, но с обязательного согласия своего доверителя — потерпевшего. Необходимо также законодательно расширить возможности защиты потерпевших в уголовном судопроизводстве при рассмотрении дел таких потерпевших, которые в момент судебного разбирательства еще не достигли совершеннолетия или которые имеют те или иные физические или психические недостатки. Законодателю следует также предусмотреть конкретные случаи обязательного назначения адвоката- представителя для потерпевших, которые неплатежеспособны, либо когда, не имея специальных знаний и опыта, они не способны оценить результаты судебных экспертиз, либо когда потерпевший стал жертвой тяжкого преступления, которое, несомненно, имеет большой общественный резонанс.

Смотрите еще:

  • Федеральный закон 165 об обязательном социальном страховании Федеральный закон 165 об обязательном социальном страховании Федеральный закон от 16 июля 1999 г. N 165-ФЗ"Об основах обязательного социального страхования" С изменениями и дополнениями от: 31 декабря 2002 г., 23 […]
  • Статья 317-1 ч 2 ук рб Закон Республики Беларусь от 12.07.2013 №60-З "О внесении изменений и дополнений в некоторые кодексы Республики Беларусь по вопросам усиления мер ответственности за управление транспортным средством в состоянии […]
  • Статья 18 16 Закон РФ от 12 февраля 1993 г. N 4468-I "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических […]
  • Презентация зоны таможенного контроля 1 – Служебно-производственное здание. 2 – Здание таможенного контроля и оформления перевозок (въезд). 3 – Здание таможенного контроля и оформления перевозок. - презентация Презентация была опубликована 4 года назад […]
  • Статья 14 фз 132 Комментарий к Федеральному закону от 24 ноября 1996 г. N 132-ФЗ “Об основах туристской деятельности в Российской Федерации” (постатейный) Комментарий будет полезен не только обычным путешественникам, но и […]
  • Гпк ры Гражданский процессуальный кодекс (ГПК РФ) Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ С изменениями и дополнениями от: 30 июня 2003 г., 7 июня, 28 июля, 2 ноября, 29 декабря […]