Вина в форме неосторожности коап рф

Ст. 2.2 КоАП РФ с комментариями

Статья 2.2 КоАП РФ. Формы вины — размещена в Первом разделе Второй главы Кодекса об Административных Правонарушениях РФ. Данная обозреваемая небольшая статья составлена из двух частей текста. Рассмотрим вкратце о чём говорится в ст. 2.2 КоАП РФ с нашими комментариями к ней.

Статья 2.2 КоАП РФ. Формы вины

  1. Административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично.
  2. Административное правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть.

Комментарии к статье 2.2 КоАП РФ

Комментируемая статья выделяет две формы вины — умысел и неосторожность. Описание данных форм вины практически совпадает с приведённым в ст. 24 — 26 Уголовного кодекса. Однако в отличие от уголовного законодательства, КоАП не выделят виды умысла и неосторожности. Вместе с тем это сделано в теории административного права с учётом положений комментируемой статьи. Выделяют два вида умысла: прямой и косвенный.

Правонарушение считается совершенным с прямым умыслом, если лицо сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий. Таким образом, интеллектуальный компонент вины в данном случае включает в себя, во-первых, осознание лицом противоправности своего действия (бездействия) и, во-вторых, предвидение неизбежности или возможности наступления вредных последствий. Волевой же компонент выражается в желании наступления указанных последствий. Если же лицо сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично, то правонарушение признается совершенным с косвенным умыслом.

Очевидно, что основное отличие косвенного умысла от прямого заключается в специфике волевого компонента: лицо не желает наступления вредных последствий своих действий (бездействия), но либо сознательно их допускает, либо относится к ним безразлично.

Отличается и интеллектуальный компонент косвенного умысла: при косвенном умысле невозможно предвидение неизбежности наступления вредных последствий, а только их потенциальной возможности. Установление умышленной формы вины является обязательным в случаях, когда комментируемым Кодексом предусматривается ответственность только за умышленно совершенное правонарушение.

Разграничение умысла на прямой и косвенный важно для материальных составов административных правонарушений. Если в формальных составах умышленная вина заключается в осознании лицом противоправного характера совершаемого действия или бездействия (учитывается только интеллектуальный компонент вины), то в материальных составах умышленная вина кроме осознания противоправности совершаемого действия или бездействия включает также отношение нарушителя к наступившим вредным последствиям, т.е. учитывается и волевой компонент вины.

Неосторожность, как и умысел, подразделяется на два вида: легкомыслие и небрежность. Легкомыслие предполагает, что лицо предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий. При небрежности лицо не предвидит возможности наступления вредных последствий, хотя должно было и могло их предвидеть.

Вина в форме неосторожности коап рф

Как подчеркивается в Постановлении Конституционного Суда РФ от 27 апреля 2001 №7-П [1] , из ч.2 ст.54 Конституции РФ следует, что юридическая ответственность может наступать только за те деяния, которые законом, действующим на момент их совершения, признаются правонарушениями.

Наличие состава правонарушения является, таким образом, необходимым основанием для всех видов юридической ответственности. При этом признаки состава правонарушения, прежде всего в публично-правовой сфере, как и содержание конкретных составов правонарушений должны согласовываться с конституционными принципами демократического правового государства, включая требование справедливости, в его взаимоотношениях с физическими и юридическими лицами как субъектами юридической ответственности (п.1.1 Постановления).

Юридический состав административного правонарушения представляет собой совокупность четырех элементов:

— объект противоправного посягательства;

— субъект деликта (юридическое лицо);

— содержание деликта (объективная сторона),

— психоэмоциональный статус участников (субъективная сторона).

Отсутствие любого из них исключает как наличие состава в целом, так и соответственно, применение мер государственного принуждения.

Рассмотрим состав административного правонарушения применительно к юридическим лицам.

Объектом административного правонарушений являются общественные отношения, которые регулируются и охраняются нормами административного права в сферах исполнительной власти, предусматривающими применение видов административного наказания (ст. 3.2 КоАП РФ). Объектами административных правонарушений, согласно ст. 1.2 являются:

— охрана прав и свобод человека и гражданина;

— охрана здоровья граждан, санитарно-эпидемиологического благополучия населения;

— защита общественной нравственности;

— охрана окружающей среды, установленного порядка осуществления государственной власти; общественного порядка и общественной безопасности, собственности;

— защита законных экономических интересов физических и юридических лиц, общества и государства.

Данные объекты по своей правовой характеристике являются родовыми объектами административных правонарушений, которые составляют неотъемлемую и самостоятельную часть общего объекта. Общим же профилактическим объектом является предупреждение административных правонарушений.

В особенной части раздела II при формулировании родовых объектов указаны два правовых критерия – отрасль и объект посягательства.

Различают также видовой объект – специфическая юридическая группа общественных отношений, являющаяся разновидностью родового объекта. В КоАП видовой объект достаточно полно и объемно регулирует административную ответственность: транспорт, дорожное движение, финансы, налоги и сборы, рынок ценных бумаг, таможенные дела.

Объективная сторона административного правонарушения характеризуется системой законодательных норм и правил, регулируемых административно-правовыми средствами и юридически значимыми признаками, важным внешним проявлением которых является деяние.

Объективная сторона правонарушения — это действие (бездействие), причинившее вред общественным отношениям, а также способ, место, время, орудия и средства совершения правонарушения и др. обстоятельства. Объективная сторона правонарушения может характеризоваться и такими признаками, как повторность, систематичность, злостность.

Субъектом правонарушения является тот, кто совершил административное правонарушение, применительно к рассматриваемой теме — юридическое лицо.

Для характеристики юридического лица как субъекта административного правонарушения его понятие заимствовано из гражданского права. Из содержания ст.48 ГК РФ вытекает, что юридическими лицами признаются коммерческие и некоммерческие организации, созданные в организационно-правовой форме, предусмотренной ГК РФ, и имеющие статус юридического лица.

В ч.3 ст.2.1 КоАП РФ закрепляется важное положение о том, что субъектом одного правонарушения могут быть одновременно и физическое, и юридическое лицо. При этом назначение наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо. Одновременно привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо. Следовательно, орган, рассматривающий конкретное дело об административном правонарушении, должен будет доказать вину как юридического лица, так и физического.

Субъективная сторона правонарушения выражается в «психическом» отношении субъекта к совершаемым действиям (бездействиям).

Является ли вина необходимым составом правонарушения? В настоящее время, этот вопрос решен законодателем и проведен через все законодательные акты об административной ответственности.

Обратимся прежде к определению вины юридического лица. Такое определение не раз давалось в юридической литературе. Так, классическое рассмотрение вины юридического лица как субъективного явления, то есть как психического отношения к противоправному деянию и его последствиям, дает ее понимание посредством проекции вины физических и должностных лиц, непосредственно осуществляющих действия от имени юридического лица. Рассмотренная таким способом «вина юридических лиц должна пониматься как психологическое отношение к содеянному коллектива, определяемое по доминирующей воле» в этом коллективе. Аналогичное по конструкции понятие вины содержится в ст.106 Налогового кодекса РФ. В научной литературе по данной проблематике отмечалось, что «вина юридического лица не может произвольно определяться лишь при выявлении вины конкретного должностного лица. Доказыванию подлежит виновность всех работников, осуществляющих действия от имени организации в целом» [2] .

В науке административного права имеет место и иной подход к вине юридического лица, когда вина юридического лица определяется как «комплекс негативных элементов, характеризующихся дезорганизацией деятельности юридического лица, непринятием им необходимых мер для надлежащего исполнения возложенных на него обязанностей, неприложением требуемых усилий для предупреждения правонарушений и устранения их причин» [3] .

КоАП РФ упоминает вину как элемент состава в целом группе статей.

Статья 2.1 КоАП РФ при формулировке состава административного правонарушения, совершенного юридическим лицом. Кроме того, статья 1.5 провозглашает распространяющийся и на юридических лиц принцип презумпции невиновности при производстве по делу об административном правонарушении и устанавливает вину как обязательное условие для привлечения юридического лица к административной ответственности: «Лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина».

Важно заметить, что до принятия нового КоАП РФ, на практике возникали ситуации, когда бремя доказывания своей невиновности было возложено непосредственно на юридическое лицо (презумпция виновности). Поддерживали «презумпцию виновности юридических лиц» и ряд исследователей. Так, например, Л. Иванов, рассуждая о вине юридического лица отмечал: «Думается, здесь нужны подходы, гораздо более приближенные к цивилистике с ее презумпцией виновности нарушителя договорного обязательства.

Представляется, что для административного права не подходит и принцип презумпции невиновности, как он сложился в уголовном процессе. Да и Конституция говорит о презумпции невиновности только в отношении обвиняемого в преступлении» [4] .

Повторимся, в настоящее время это вопрос решен на законодательном уровне.

В соответствии со ст.26.1, 26.2 Кодекса при производстве по делу об административном правонарушении, в том числе совершенном и юридическими лицами, фактор виновности в совершении административного правонарушения подлежит обязательному выяснению и доказыванию наряду с другими обстоятельствами. При этом в ст.2.1 КоАП РФ содержится специальное определение: «Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм: но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению».

Содержится указание на вину и в иных законодательных актах. Так, часть первая Налогового кодекса РФ содержит также ясное определение вины юридического лица при нарушении законодательства о налогах и сборах (п.4 ст.110 НК РФ): вина юридического лица в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины его должностных лиц либо его представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения.

Аналогично различаются Налоговым кодексом и формы вины юридического лица — прямой и косвенный умысел (осознание противоправного характера своих действий (бездействия) либо желание или сознательное допущение наступления вредных последствий действий (бездействия); неосторожность, но только в форме небрежности. То есть лицо (физическое или организация) не осознавало противоправного характера своих действий (бездействия) либо вредного характера последствий, хотя должно было и могло это осознавать.

До последнего времени было затруднительно определить, насколько применимы на практике формы вины (умысел и неосторожность) к правонарушениям, совершенным юридическими лицами. Однако судебная практика, в частности Конституционного Суда РФ, уже начала различать умысел и неосторожность в составах правонарушений соответствующих статей Налогового кодекса РФ. Так, в пункте 4 Определения Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2001 года N 257-О по жалобе филиала одного из коммерческих банков указано на некорректность формулировки норм ст.135 НК РФ, устанавливающей административную ответственность банков за неправомерное неисполнение решения налогового органа о взыскании налога или пени. Это позволяло налоговым органам и арбитражным судам привлекать кредитные учреждения к ответственности одновременно и по части первой, и по части второй указанной статьи за одни и те же действия. Конституционным Судом указано, что часть первая может применяться как при умысле, так и при неосторожности, в то время как часть вторая должна применяться только за виновные деяния, совершенные с прямым умыслом. Одновременное применение ч.1 и 2 ст.135 НК РФ признано Конституционным Судом РФ противоречащим принципам юридической ответственности, потому что невозможно одно и то же деяние квалифицировать и как умысел, и как неосторожность [5] . Последнее нашло подтверждение и в нормах нового КоАП РФ, указывающего на две формы вины:

В настоящее время суды оперируют формами вины «умысел» и «неосторожность» и в отношении юридических лиц. Приведем пример из практики:

«Открытое акционерное общество «Официна» (далее — ОАО «Официна») обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным постановления Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам N 3 по Ростовской области (далее — налоговая инспекция) от 08.07.03 N 9 о привлечении к ответственности по статье 15.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в виде взыскания 40 000 рублей штрафа за неполное оприходование в кассу предприятия денежной наличности в сумме 220 293 рубля 82 копейки.

Решением суда от 29.09.03 в удовлетворении исковых требований отказано. Суд пришел к выводу, что ОАО «Официна» нарушен Порядок ведения кассовых операций в Российской Федерации, поэтому оно обоснованно привлечено к ответственности.

В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.

Не согласившись с принятым судебным актом, ОАО «Официна» обратилось с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение суда первой инстанции и принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований. Заявитель считает, что вина общества в совершении правонарушения отсутствует, поскольку оно само обратилось в правоохранительные органы с заявлением о проведении расследования по факту неоприходования денежных средств в кассу.

Отзыв на жалобу в суд не представлен.

Изучив материалы дела и доводы кассационной жалобы, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению ввиду следующего.

Как видно из материалов дела, ОАО «Официна» обратилось в межрайонную прокуратуру г. Миллерово Ростовской области с просьбой провести проверку по факту недостачи денежной наличности и товара в магазине РСУ «Строитель», выявленных в процессе инвентаризации.

Для оказания помощи в проведении расследования Управлению по борьбе с организованной преступностью ГУВД Ростовской области выделен сотрудник налоговой инспекции. По результатам проверки составлен акт от 07.07.03, согласно которому неоприходованная выручка в кассу предприятия составила 220 293 рубля 83 копейки.

8 июля 2003 года составлен протокол N 9, в котором директор общества Семеньков С.Н. пояснил, что проверка проводится по его заявлению, поскольку недостача выявлена в ходе инвентаризации на предприятии.

На основании протокола принято налоговым органом постановление от 10.07.03 N 1006 о привлечении ОАО «Официна» к административной ответственности в виде штрафа в размере 40 000 рублей по статье 15.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Отказывая в удовлетворении требований общества, суд руководствовался Порядком ведения кассовых операций в Российской Федерации, утвержденным решением Совета директоров Центрального Банка Российской Федерации от 22.09.93 N 40, согласно которому для осуществления расчетов наличными деньгами каждое предприятие должно иметь кассу и вести кассовую книгу по установленной форме. Прием наличных денег кассами предприятия производится по приходным кассовым ордерам, подписанным главным бухгалтером или иным уполномоченным лицом.

Согласно статье 15.1 КоАП РФ нарушение порядка работы с денежной наличностью и порядка ведения кассовых операций, выразившееся в осуществлении расчетов наличными деньгами с другими организациями сверх установленных размеров, неоприходовании (неполном оприходовании) в кассу денежной наличности, несоблюдении порядка хранения свободных денежных средств, а равно в накоплении в кассе наличных денег сверх установленных лимитов влечет наложение административного штрафа на юридичес ких лиц — от четырехсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда.

Общество указывает, что оно само обратилось в правоохранительные органы с заявлением о проведении расследования. По факту хищения материальных ценностей в магазине РСУ «Строитель» возбуждено уголовное дело в отношении и.о. директора Квартник И.И., продавцов Ярохиной М.С. и Насоновой Н.В. Таким образом, вины юридического лица в совершении правонарушения нет.

Однако факт обращения юридического лица в правоохранительные органы не освобождает от ответственности, поскольку событие правонарушения установлено материалами дела. Обращение общества в прокуратуру может быть квалифицировано судом в качестве обстоятельства, смягчающего ответственность.

Согласно части 2 статьи 2.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Поэтому суд обоснованно указал, что в действиях ОАО «Официна» имеется вина в форме неосторожности.

Судом всесторонне, полно и объективно исследованы фактические обстоятельства и материалы дела, им дана надлежащая оценка. Нормы права при разрешении спора применены судом правильно, нарушений процессуальных норм, влекущих отмену судебных актов на основании статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не усматривается.

Руководствуясь статьями 274, 286-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа постановил: решение от 29.09.03 Арбитражного суда Ростовской области по делу А53-8934/03-С5-5 оставить без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия» [6] .

Как видно из приведенного примера, в отношении юридического лица установлена вина в форме неосторожности.

Важно подчеркнуть, что законодательство об административной ответственности юридических лиц содержит некоторые исключения, когда возможна ответственность без вины. В новом КоАП РФ содержатся такие случаи. Это, прежде всего указанные в ст.2.10 ситуации административной ответственности юридических лиц при реорганизации (слиянии, преобразовании, разделении, присоединении). Все эти случаи связаны с прекращением деятельности правонарушителя и появлением у него одного или нескольких правопреемников, которые самостоятельно несут административно-правовую ответственность только за собственные деяния. Понятие «правопреемство» является гражданско-правовым; в административном праве и в таможенном, в частности, оно как правовой институт отсутствует, отсутствует также и законодательно данная оговорка об использовании в правоприменительной деятельности терминов и понятий гражданского права. Но она совершенно необходима, поскольку п.3 ст.2 ГК гласит: «К имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством».

Такая оговорка имеется в ст.11 Налогового кодекса РФ, согласно которой «институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства: применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом».

[1] Постановление Конституционного Суда РФ от 27 апреля 2001 г. N 7-П «По делу о проверке конституционности ряда положений Таможенного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области, жалобами открытых акционерных обществ «АвтоВАЗ» и «Комбинат «Североникель», обществ с ограниченной ответственностью «Верность», «Вита-Плюс» и «Невско-Балтийская транспортная компания», товарищества с ограниченной ответственностью «Совместное российско-южноафриканское предприятие «Эконт» и предпринимателя без образования юридического лица А.Д.Чулкова» // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. — 2001 г. — №5.

[2] Колесниченко Ю.Ю Некоторые аспекты вины юридических лиц, привлекаемых к административной ответственности // Журнал российского права. — №1. — январь 2003 г.

[3] Овчарова Е.В. Административная ответственность юридических лиц: Автореф. дисс. : канд. юрид. наук. — М.: 2001. — С.13.

[4] См.: Иванов Л. Административная ответственность юридических лиц // Российская юстиция. — №3. — март 2001 г.

[5] Колесниченко Ю.Ю. Некоторые аспекты вины юридических лиц, привлекаемых к административной ответственности // Журнал российского права. — №1. — январь 2003 г.

[6] Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 15 января 2004 г. N Ф08-4905/2003-1896А

Вопрос 86. Субъективная сторона административного правонарушения

Субъективная сторона административного правонарушения — это психическое отношение субъекта (физического лица) к противоправному действию или бездействию и его последствиям. Обязательный признак субъективной стороны — вина субъекта административного правонарушения. Вина бывает в двух формах: в форме умысла и в форме неосторожности. Виновность деяния свидетельствует, что оно совершено либо умышленно, либо по неосторожности.

Административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий или сознательно их допускало, либо относилось к ним безразлично. В первом случае умысел является прямым — лицо желало наступления вредных последствий. Во втором и третьем случаях умысел — косвенный, так как лицо прямо не желало наступления вредных последствий, но сознательно допускало их наступление либо относилось к этим последствиям безразлично.

Умышленным правонарушением, совершенным с прямым умыслом, считается, например, проезд водителя на запрещающий сигнал светофора, когда он видел этот сигнал, но очень торопился и не стал останавливать транспортное средство. Примером умышленного правонарушения, совершенного с косвенным умыслом, может служить случай, когда водитель не разобрался, какой сигнал светофора горит (положим, из-за яркого солнца, светившего в глаза), и, сознательно допуская, что едет на запрещающий сигнал светофора, или вообще относясь к этому факту безразлично, проехал на красный свет, хотя прямо наступления подобных вредных последствий не желал.

Административное правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть. В первом случае неосторожность проявляется в форме легкомыслия (самонадеянности), так как лицо предвидело возможность наступления вредных последствий, но самонадеянно рассчитывало их предотвратить; во втором — в форме небрежности.

Случай, когда водитель подъехал к перекрестку на большой скорости, рассчитывая успеть остановить автомобиль при сигнале, запрещающем движение, но не сумел этого сделать и выехал на перекресток на красный свет, является типичным примером неосторожного правонарушения, совершенного по легкомыслию (самонадеянности). Если же, отвлекшись от дороги, водитель проехал на красный свет (хотя не предвидел возможности такой ситуации, ибо не знал участка дороги, не знал, что там установлен светофор), то он совершил неосторожное правонарушение в форме небрежности. Водитель должен был и мог предвидеть вредные последствия своей невнимательности и не имел права притуплять внимание.

Неосторожную вину необходимо отличать от невиновного причинения вреда, т. е. казуса — случая, при котором административная ответственность лица не наступает. В таких случаях лицо либо не должно было или не могло предвидеть общественно опасные, вредные последствия своего действия или бездействия, либо не было способно управлять своим поведением в силу чрезвычайных обстоятельств. Так, из практики выяснения причин проезда водителей на красный сигнал светофора, совершения ими соответствующих дорожно-транспортных происшествий известны случаи, когда у водителей, ранее не подозревавших о своем заболевании, перед перекрестком внезапно происходил инфаркт, появлялись судороги ног, они теряли сознание и др., и водители не были способны управлять транспортным средством.

Юридическое лицо, согласно ст. 2.1 КоАП РФ, признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ или законами субъекта РФ предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

В статьях КоАП РФ и в законах субъектов РФ, устанавливающих административную ответственность, форма вины чаще всего не обозначается. По данным статьям административная ответственность наступает вне зависимости от формы вины. Например, не важно, умышленно нарушил водитель требование дорожного знака или по неосторожности, допустим, не заметил данного знака (ст. 12.16 КоАП РФ).

В ряде случаев, хотя форма вины не установлена законодателем прямо, она косвенно ясна из самого характера деяния. Например, ч. 3 ст. 11.17 КоАП РФ предусматривает ответственность за курение в вагонах (в том числе в тамбурах) пригородного поезда. Понятно, что такое действие может быть совершено только умышленно. Однако иногда формулировка состава административного правонарушения прямо говорит, что оно может быть совершено только в форме умысла или только в форме неосторожности. Например, ст. 19.2 КоАП РФ предусматривает ответственность лишь за умышленное повреждение или срыв печати (пломбы), а согласно ст. 7.26 этого Кодекса установлена санкция за утрату материалов и данных государственного картографо-геодезического фонда Российской Федерации в результате их небрежного хранения пользователем. Очевидно, что такое правонарушение может быть только неосторожным, совершенным в форме небрежности.

Отдельные составы административного правонарушения предусматривают и такие факультативные признаки субъективной стороны состава, как мотив и цель. Например, ст. 20.3 КоАП РФ устанавливает ответственность за демонстрацию фашистской атрибутики или символики в целях пропаганды такой атрибутики или символики. Отсутствие указанной цели исключает возможность квалификации деяния в качестве административного правонарушения, предусмотренного данной статьей. И наоборот, ст. 6.8 КоАП РФ предусматривает ответственность за незаконное приобретение либо хранение без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ, а также оборот их аналогов. Если деяние совершено именно с этой целью, возможность его квалификации по данной статьей исключается. Еще раз подчеркнем, что только при наличии всех предусмотренных законом признаков состава административного правонарушения лицо, его совершившее, может быть привлечено к административной ответственности.

studopedia.org — Студопедия.Орг — 2014-2018 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.006 с) .

Вина (право)

Вина́ — это важнейшая составляющая субъективной стороны состава проступка или деликта, внутреннее отношение лица к совершаемому действию (бездействию) и причинённым вследствие этого последствиям.

Содержание

Вина в уголовном праве

Вина в уголовном праве является элементом субъективной стороны состава преступления, обязательным условием уголовной ответственности. Согласно господствующей в настоящее время психологической теории вины, она определяется как психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию, предусмотренному уголовным законом, и его последствиям. Существуют и другие теории вины.

Формы вины

В уголовном праве различается две формы вины — умысел и неосторожность. В рамках умысла выделяется прямой и косвенный умысел, в рамках неосторожности — преступное легкомыслие и преступная небрежность. Выделяют также преступления с двойной (смешанной) формой вины.

Умышленная форма вины предполагает осознание виновным сущности совершаемого деяния, предвидение его последствий и наличие воли, направленной к его совершению [1] .

Неосторожность характеризуется легкомысленным расчётом на предотвращение вредных последствий деяния лица, либо отсутствием предвидения наступления таких последствий. Неосторожность встречается реже, чем умысел, однако по своим последствиям неосторожные преступления (особенно связанные с использованием некоторых видов техники, атомной энергии и т. д.) могут быть не менее опасными, чем умышленные.

Уголовный закон также может предусматривать ситуацию, когда в результате умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые не охватывались умыслом лица. Уголовная ответственность за такое преступление наступает только в случае, когда в отношении этих последствий имела место вина в форме легкомыслия или небрежности. Такое преступление называется преступлением с двойной формой вины и в целом считается совершенным умышленно.

Уголовным правом большинства стран не допускается объективное вменение, то есть ответственность за деяние, совершённое невиновно. Деяние считается совершенным невиновно, если лицо не предвидело общественно опасных последствий своего деяния и по обстоятельствам дела не могло и не должно было их предвидеть.

Вина в административном праве

В административном праве вина — это элемент субъективной стороны состава административного правонарушения, она определяется как психическое отношение субъекта к противоправному действию или бездействию и его последствиям.

Формы вины

В административном праве различают две Формы вины — умысел и неосторожность.

Административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично. [2]

Административное правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть. [3] Административное право, как и уголовное, различает две формы неосторожной вины — легкомыслие и небрежность.

Отграничение умышленной вины от неосторожной при совершении административного проступка имеет важное практическое значение: в некоторых случаях КоАП относит к проступкам только умышленные действия (бездействие), установление признаков неосторожной вины исключает производство по делу об административном правонарушении. [4]

Вина юридического лица (как субъекта административного правонарушения, не обладающего возможностью психического отношения к совершенному противоправному деянию) выражается в наличии у него возможности для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, и непринятии всех зависящих от него мер по их соблюдению.

Вина в гражданском праве

Вина в гражданском праве является субъективным условием гражданско-правовой ответственности и определяется как психическое отношение субъекта к своему противоправному поведению, в котором проявляется степень его пренебрежения интересами контрагента или общества.

Понятие вины применимо как к гражданам, так и к юридическим лицам. Вина юридических лиц проявляется через виновное поведение их работников [5] и исходит из способности юридического лица в лице его органа (руководителя) предвидеть противоправные действия своих работников и своими действиями предотвращать их или пресекать.

Формы вины

В гражданском праве различают две формы вины — умысел и неосторожность (простая и грубая).

Умысел имеет место тогда, когда поведение лица сознательно направлено на нарушение обязательства.

При вине в форме неосторожности в поведении лица отсутствуют элементы намеренности: оно не направлено на сознательное совершение нарушения обязательства, однако в нем отсутствует необходимая для надлежащего исполнения обязательства заботливость и осмотрительность.

Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство. [6] Таким образом, правонарушитель должен доказывать:

  • какие меры он принял для надлежащего исполнения обязательства;
  • какую степень заботливости и осмотрительности он проявил.

Смотрите еще:

  • Бийск военный комиссариат Адреса и телефоны Военкоматов России С миру по нитке, Уважаемые Форумчане! Давайте попробуем создать электронный справочник. Пожалуйста, публикуйте здесь адреса и телефоны военкоматов в Ваших городах и областях! […]
  • Формы вины по коап Статья 2.2 КоАП РФ. Формы вины 1. Административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные […]
  • Договор р купли-продажи ооо Договор купли-продажи доли в ООО: образец Согласно Федеральному закону от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", участник общества вправе продать или осуществить отчуждение иным образом […]
  • Неосторожная форма вины ук рф Статья 24 УК РФ. Формы вины 1. Виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности. 2. Деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда […]
  • Федеральный закон о пенсионном страховании 2018 Внесены изменения в законы об обязательном пенсионном страховании и об основах обязательного социального страхования Президент подписал Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон «Об обязательном […]
  • Ст 12273 коап Решение Московского городского суда от 20 октября 2016 г. N 7-12273/16 Решение Московского городского суда от 20 октября 2016 г. N 7-12273/16 Судья Московского городского суда Притула Ю.В., рассмотрев в открытом […]