Ук рф 1741

Содержание:

Определение Конституционного Суда РФ от 19 июля 2016 г. № 1741-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Подчасова Антона Валерьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 2.4 статьи 6, подпунктом 6 пункта 1 и пунктом 10 статьи 7 Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина А.В. Подчасова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.В. Подчасов оспаривает конституционность следующих положений Федерального закона от 7 августа 2001 года № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»:

пункта 2.4 статьи 6, согласно которому физическое лицо, включенное в перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, по основаниям, предусмотренным подпунктами 2, 4 и 5 пункта 2.1 данной статьи, в целях обеспечения своей жизнедеятельности, а также жизнедеятельности совместно проживающих с ним членов его семьи, не имеющих самостоятельных источников дохода, вправе: осуществлять операции с денежными средствами или иным имуществом, направленные на получение и расходование заработной платы в размере, не превышающем 10 000 рублей в календарный месяц из расчета на каждого указанного члена семьи (подпункт 1); осуществлять операции с денежными средствами или иным имуществом, направленные на получение и расходование пенсии, стипендии, пособия, иной социальной выплаты в соответствии с законодательством Российской Федерации, а также на уплату налогов, штрафов, иных обязательных платежей по обязательствам физического лица, указанного в абзаце первом данного пункта (подпункт 2); осуществлять в порядке, установленном пунктом 10 статьи 7 данного Федерального закона, операции с денежными средствами или иным имуществом, направленные на получение и расходование заработной платы в размере, превышающем сумму, указанную в подпункте 1 данного пункта, а также на осуществление выплаты по обязательствам, возникшим у него до включения его в указанный перечень (подпункт 3);

подпункта 6 пункта 1 статьи 7, в соответствии с которым организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, обязаны применять меры по замораживанию (блокированию) денежных средств или иного имущества, за исключением случаев, установленных пунктом 2.4 статьи 6 данного Федерального закона, незамедлительно, но не позднее одного рабочего дня со дня размещения в сети «Интернет» на официальном сайте уполномоченного органа информации о включении организации или физического лица в перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, либо со дня размещения в сети «Интернет» на официальном сайте уполномоченного органа решения о применении мер по замораживанию (блокированию) денежных средств или иного имущества, принадлежащих организации или физическому лицу, в отношении которых имеются достаточные основания подозревать их причастность к террористической деятельности (в том числе к финансированию терроризма) при отсутствии оснований для включения в указанный перечень, незамедлительно проинформировав о принятых мерах уполномоченный орган в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, а для кредитных организаций, профессиональных участников рынка ценных бумаг, страховых организаций (за исключением страховых медицинских организаций, осуществляющих деятельность исключительно в сфере обязательного медицинского страхования), страховых брокеров, управляющих компаний инвестиционных фондов, паевых инвестиционных фондов и негосударственных пенсионных фондов, кредитных потребительских кооперативов, в том числе сельскохозяйственных кредитных потребительских кооперативов, микрофинансовых организаций, обществ взаимного страхования, негосударственных пенсионных фондов, ломбардов в порядке, установленном Центральным банком Российской Федерации по согласованию с уполномоченным органом;

пункта 10 статьи 7, в силу которого организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, приостанавливают соответствующую операцию, за исключением операций по зачислению денежных средств, поступивших на счет физического или юридического лица, на пять рабочих дней со дня, когда распоряжение клиента о ее осуществлении должно быть выполнено, в случае, если хотя бы одной из сторон является юридическое лицо, прямо или косвенно находящееся в собственности или под контролем организации или физического лица, в отношении которых применены меры по замораживанию (блокированию) денежных средств или иного имущества в соответствии с подпунктом 6 пункта 1 данной статьи, физическое или юридическое лицо, действующее от имени или по указанию таких организации или лица, либо физическое лицо, осуществляющее операцию с денежными средствами или иным имуществом в соответствии с подпунктом 3 пункта 2.4 статьи 6 данного Федерального закона; организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, незамедлительно представляют информацию о приостановленных операциях в уполномоченный орган; при неполучении в течение срока, на который была приостановлена операция, постановления уполномоченного органа о приостановлении соответствующей операции на дополнительный срок на основании части третьей статьи 8 данного Федерального закона организации, указанные в абзаце первом данного пункта, осуществляют операцию с денежными средствами или иным имуществом по распоряжению клиента, если в соответствии с законодательством Российской Федерации не принято иное решение, ограничивающее осуществление такой операции.

Как следует из представленных материалов, приговором Ленинского районного суда города Барнаула Алтайского края от 13 июля 2015 года А.В. Подчасов был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных частью первой статьи 280 «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности» и частью первой статьи 282 «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» УК Российской Федерации. В связи с привлечением к уголовной ответственности за совершение указанных преступлений А.В. Подчасов был включен в перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, что повлекло принятие мер по замораживанию (блокированию) его денежных средств, размещенных на банковском счете. Заявитель дважды обращался в банк с распоряжением на выдачу ему денежных средств, однако в этом ему было отказано. Суды сочли такой отказ законным, в том числе исходя из того, что у банка не было оснований для проведения расходной операции, поскольку он не располагал данными о том, что размещенные на счете заявителя денежные средства являются его заработной платой или какой-либо социальной выплатой в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Заявитель просит признать оспариваемые законоположения не соответствующими статьям 35 (часть 3) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку, по его мнению, они позволяют произвольно (без судебного решения) лишать собственности лиц, не причастных к легализации преступных доходов, а также к финансированию терроризма и экстремизма.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» направлен на защиту прав и законных интересов граждан, общества и государства путем создания правового механизма противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма (статья 1); сферой применения данного Федерального закона являются отношения граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства, организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, иностранных структур без образования юридического лица, а также государственных органов, осуществляющих контроль на территории Российской Федерации за проведением операций с денежными средствами или иным имуществом, в целях предупреждения, выявления и пресечения деяний, связанных с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, и финансированием терроризма (часть первая статьи 2).

В соответствии с пунктом 2 статьи 6 данного Федерального закона операция с денежными средствами или иным имуществом подлежит обязательному контролю в случае, если хотя бы одной из сторон является организация или физическое лицо, в отношении которых имеются полученные в установленном в соответствии с данным Федеральным законом порядке сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, либо юридическое лицо, прямо или косвенно находящееся в собственности или под контролем таких организации или лица, либо физическое или юридическое лицо, действующее от имени или по указанию таких организации или лица. В целях однозначного определения таких лиц и организаций федеральный законодатель предусмотрел формирование уполномоченным органом перечня организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму. При этом основаниями для включения организации или физического лица в указанный перечень являются, в частности, вступивший в законную силу приговор суда Российской Федерации о признании лица виновным в совершении хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 280, 280.1, 282, 282.1, 282.2, 282.3, 360 и 361 УК Российской Федерации, процессуальное решение о признании лица подозреваемым в совершении хотя бы одного из указанных преступлений, а также постановление следователя о привлечении лица в качестве обвиняемого в совершении хотя бы одного из них (подпункты 2, 4 и 5 пункта 2.1 статьи 6 данного Федерального закона).

Подпункт 6 пункта 1 статьи 7 данного Федерального закона обязывает организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, применять меры по замораживанию (блокированию) денежных средств или иного имущества незамедлительно, но не позднее одного рабочего дня со дня размещения в сети «Интернет» на официальном сайте уполномоченного органа информации о включении организации или физического лица в перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму.

Конституционный Суд Российской Федерации указывал, что федеральный законодатель при установлении правового механизма противодействия легализации полученных преступным путем доходов и воспрепятствования финансированию терроризма вправе предусматривать меры, направленные на предупреждение таких деяний (Определения от 1 декабря 2005 года № 519-О и от 13 мая 2010 года № 688-О-О). Необходимость защиты конституционных ценностей не исключает принятие в отношении лиц, привлекаемых (привлеченных) к уголовной ответственности за совершение преступлений экстремистской или террористической направленности, особых мер, препятствующих возможности осуществления ими в дальнейшем деятельности такого же противоправного характера, которая в числе прочего может выражаться в форме финансирования терроризма и экстремизма.

Будучи такой предупредительной мерой, замораживание (блокирование) денежных средств или иного имущества не связано с лишением собственности, а является лишь ограничением возможности бесконтрольного со стороны государства распоряжения данным имуществом по усмотрению собственника — лица, включенного в перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму. Это ограничение во всяком случае подлежит устранению после исключения лица из названного перечня при возникновении соответствующих оснований (пункт 2.2 статьи 6 данного Федерального закона). При этом организации и физические лица, ошибочно включенные в указанный перечень либо подлежащие исключению, но не исключенные из него, вправе обратиться в уполномоченный орган с письменным мотивированным заявлением об их исключении из перечня (пункт 2.3 статьи 6 данного Федерального закона).

Вместе с тем, учитывая необходимость обеспечения жизнедеятельности включенного в названный перечень физического лица, а также совместно проживающих с ним членов его семьи, не имеющих самостоятельных источников дохода, федеральный законодатель предусмотрел право этого лица осуществлять операции с денежными средствами или иным имуществом, направленные на получение и расходование пенсии, стипендии, пособия, иной социальной выплаты в соответствии с законодательством Российской Федерации, а также на уплату налогов, штрафов, иных обязательных платежей по своим обязательствам без каких-либо ограничений по сумме (подпункт 2 пункта 2.4 статьи 6 данного Федерального закона). Кроме того, это лицо вправе осуществлять операции с денежными средствами или иным имуществом, направленные на получение и расходование заработной платы в размере, не превышающем 10 000 рублей в календарный месяц из расчета на каждого указанного члена семьи; при этом возможность проведения операций с денежными средствами или иным имуществом, направленных на получение и расходование заработной платы в размере, превышающем 10 000 рублей, а также на осуществление выплаты по обязательствам, возникшим у этого лица до его включения в указанный перечень, не исключается; такие операции производятся в особом порядке (подпункты 1 и 3 пункта 2.4 статьи 6, пункт 10 статьи 7 данного Федерального закона).

Соответственно, такая мера, направленная на противодействие финансированию терроризма и экстремизма, как замораживание (блокирование) денежных средств лиц, включенных в перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, не предполагающая возможность распоряжения принадлежащими указанным лицам денежными средствами на нужды, не связанные с обеспечением жизнедеятельности этих лиц и членов их семей, а равно с выполнением обязательств этих лиц, не является конституционно неприемлемым ограничением. Следовательно, оспариваемые законоположения не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Подчасова Антона Валерьевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления (ст. 1741 УК РФ)

В отличие от ст. 174 УК Рф, где предусмотрена ответственность за финансовые операции и другие сделки с денежными средствами или иным имуществом заведомо приобретенными другими лицами преступным путем, здесь речь идет о том, что непосредственно сам субъект легализации совершает первичное преступление.

Объективная сторона преступления включает в себя легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, т.е. совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, а также использование этих средств или иного имущества для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности.

Предметом преступления являются денежные средства или иное имущество, приобретенные лицом в результате совершения им преступления (за исключением преступлений, предусмотренных ст. 193, 194, 198, 199, 1991 и 1992 УК РФ).

Преступление считается оконченным с момента совершения деяния.

Субъективная сторона преступления — прямой умысел.

Субъект преступления — лицо, достигшее 16-летнего возраста, которое преступным путем само приобрело денежные средства или имущество.

В ч. 2 ст. 1741 УК РФ предусмотрена ответственность за это же деяние, но совершенное в крупном размере (см. Примечание к ст. 174 УК РФ).

В ч. 3 ст. 1741 УК РФ законодатель указывает такие квалифицирующие признаки как совершение этого преступления группой лиц по предварительному сговору (см. ст. 35 УК) и лицом с использованием своего служебного положения.

Особо квалифицированный признак определен в ч. 4 ст. 1741 УК РФ — совершение деяний, предусмотренных в ч. 2 и 3 этой статьи, организованной группой (см. ст. 35 УК РФ).

Ук рф 1741

Легализация преступных доходов самим владельцем проходит несколько этапов:

прерывание непосредственной связи преступных доходов с пре­ступлением;

маскировка следов преступления;

последующее включение доходов в легальный гражданско-правовой оборот.

В легализации преступных доходов других лиц выделяют сле­дующие этапы:

оказание субъектом легализации помощи владельцу преступных доходов в прерывании связи преступления с доходами;

помощь в запутывании следов;

легализация преступных доходов.

На начальном этапе расследования выделяют три следственные ситуации:

1) уголовное дело возбуждено по акту выездной налоговой про­верки (согласно Налоговому кодексу контроль за ценами по сдел­кам между взаимозависимыми лицами по товарным операциям, по внешнеторговым сделкам проводится при отклонении цен больше чем на 20 % и пр.);

2) уголовное дело возбуждено по основаниям, содержащимся в акте о проверке налогоплательщика, проведенной органами вну­тренних дел;

3) уголовное дело возбуждено по материалам органов Комитета РФ по финансовому мониторингу (КФМ РФ).

Содержание указанных материалов определено Федеральным законом о противодействии легализации (отмыванию) доходов, по­лученных преступным путем, от 7 августа 2001 г., а также задачами и полномочиями КФМ РФ, предусмотренными Положением о Коми­тете РФ по финансовому мониторингу от 1 ноября 2001 г.

При расследовании легализации преступных доходов необходи­мо провести работу с имеющейся информацией и осуществить це­ленаправленный поиск недостающих данных. Эту задачу выполняет общая типовая программа исследования события с признаками лега­лизации преступных доходов. Под ней понимается научно обосно­ванная и логически упорядоченная система общих типовых задач расследования, вытекающая из системы обстоятельств, подлежащих установлению и доказыванию при расследовании данных престу­плений, и типовых промежуточных (частных) задач расследования, обусловленных содержанием элементов криминалистической системы рассматриваемого вида преступления, и предназначенная для ис­следования события с признаками легализации преступных доходов на стадии доследственной проверки материалов, на начальном и по­следующих этапах расследования.

1. Что входит в понятие и криминалистическую характеристику легализации (отмывания) преступных доходов?

2. В чем состоят особенности возбуждения уголовного дела?

3. Какие особенности первоначального этапа расследования вам известны?

4. Каковы последующие следственные действия и окончание рас­следования?

1. Способ легализации преступных доходов — это:

а) система действий по отделению доходов от источника и их ин­теграция в экономику;

б) действия преступников по получению легальных доходов;

в) направление легальных доходов на приобретение наркотиков и оружия;

г) система перевозки и хранения доходов, добытых преступным путем.

2. По легализации преступных доходов законодатель выделил та­кие виды деятельности, как:

а) легализация денежных средств и имущества;

б) легализация своего и чужого имущества;

в) предварительная и последующая легализация;

г) легализация прав на имущество.

3. Одним из этапов легализации преступных доходов самим вла­дельцем считается:

а) аккумулирование денежных средств;

б) прерывание непосредственной связи преступных доходов с преступлением;

в) оказание помощи в запутывании следов;

г) маскировка следов преступления.

4. К этапам легализации преступных доходов других лиц отно­сится:

а) создание предприятий на подставных лиц;

б) маскировка следов преступления;

в) легализация преступных доходов;

г) аккумулирование денежных средств.

5. Ситуация первоначального этапа расследования легализации преступных доходов возникает, когда уголовное дело возбуждено:

а) по заявлению потерпевших;

б) по материалам комитета по наркологическому контролю;

в) по материалам органов Комитета РФ по финансовому монито­рингу (КФМ РФ);

г) по материалам газетной публикации.

6. Под общей типовой программой исследования события с при­знаками легализации преступных доходов понимается:

а) система общих типовых задач расследования;

б) программа изучения такого явления, как легализация преступ­ных доходов;

в) сопоставление фактов легализации преступных доходов;

г) совокупность задач профилактики легализации преступных доходов.

7. Предметом легализации преступных доходов не могут быть:

а) услуги, информация;

б) вещи, изъятые из гражданского оборота;

в) интеллектуальная собственность;

г) право на имущество.

8. Для легализации преступных доходов характерно:

а) наличие предшествующего преступного деяния;

б) наличие крупной суммы денежных средств;

в) наличие банковских счетов в офф-шорных зонах.

г) частая смена обслуживающих банков.

1. Три брата Носовых — Олег, Петр и Борис, их друг Хамов (все -мастера спорта по боксу), применяя физическое и психическое наси­лие, установили контроль (охрану от возможных вмешательств по­сторонних) над фирмами и индивидуальными предпринимателями

своего района. За охрану спортсмены получали ежемесячно возна­граждение в 4 тыс. руб. Через год они решили открыть собственный супермаркет промышленных и продуктовых товаров, зарегистри­ровав его как общество с ограниченной ответственностью «Сила». Спустя четыре месяца магазин работал. Примерно в то же время от одного из охраняемых поступило заявление о вымогательстве.

1. Разработайте план доследственной проверки вымогатель­ства и легализации преступных доходов.

2. Составьте запросы о затребовании необходимых документов.

3. Подготовьте поручение органам дознания о проведении опера­тивно-розыскных мероприятий.

2. Руков Иван, занимая ответственную должность в областной администрации, злоупотребляя должностными полномочиями, не­однократно получал взятки от разных лиц. Когда преступно нажи­тых денег оказалось около 1,5 млн руб., он попросил своего родного брата Сергея приобрести на них для него квартиру, что тот и сделал. По заявлению одного из взяткодателей в отношении Ивана Рукова было возбуждено уголовное дело.

1. Разработайте план предварительной проверки в отношении Сергея Рукова по факту приобретения квартиры.

2. Подготовьте запросы о затребовании всех необходимых до­кументов.

3. Составьте план проведения очной ставки между братьями.

научная статья по теме ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ СТАТЬЯМИ 174 И 1741 УК РФ Государство и право. Юридические науки

Цена:

Авторы работы:

Научный журнал:

Год выхода:

Текст научной статьи на тему «ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ СТАТЬЯМИ 174 И 1741 УК РФ»

ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ СТАТЬЯМИ 174 и 1741 УК РФ

Анализ правоприменительной практики позволяет говорить о наличии проблем при квалификации преступлений, предусмотренных ст. 174, 1741 УК РФ. Отдельные проблемы связаны с определением предмета данных преступлений, необходимым признаком которых является приобретение имущества владельцем в результате совершения деяния. Однако законодатель сделал исключение для преступлений, предусмотренных ст. 193—194, ст. 198—1992 УК РФ, а именно, имущество, приобретенное в результате совершения вышеуказанных преступлений, не может являться предметом легализации.

Вопрос о целесообразности исключения из предмета легализации имущества, приобретенного в результате совершения налоговых преступлений, в современной научной литературе является дискуссионным.

На наш взгляд, исключение данных статей из общего списка преступлений, предусмотренных УК РФ (использование доходов, полученных в результате совершения которых, влечет уголовное наказание по ст. 174, 1741 УК РФ), является обоснованным. Денежные средства, приобретенные в результате совершения указанных преступлений, изначально получены легальным путем и в течение некоторого времени, предшествующего легализации, они могут находиться в легальном обороте, не образуя состава преступления. В связи с этим формулировка «денежные средства, приобретенные преступным путем» к ним не применима.

Однако целый ряд авторов не согласны с данным утверждением.

Так, профессор Б.В. Волженкин считает, что «данное объяснение представляется мне единственным, хотя и не очень убедительным, ибо, руководствуясь им, следовало бы указать и другие преступления, суть которых заключается в невыполнении имущественных обязанностей, например, ст. 177 УК РФ (злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности)»1.

По нашему мнению, с данной позицией нельзя согласиться по двум причинам.

Во-первых, декриминализация отмывания доходов, полученных в результате совершения преступлений, связанных с невыполнением имущественных обязанностей, не будет иметь практического эффекта из-за отсутствия в правоприменительной практике фактов выявления легализации доходов от подобных преступлений. Это связано как с невозможностью доказательства именно преступного характера легализуемого имущества, так и с отсутствием умысла на легализацию данного имущества. В отношении указанной Б.В. Вол-женкиным ст. 177 УК РФ можно отметить, что лицо, уклоняющееся от погашения кредиторской задолженности, не могло бы умышленно присвоить имущество своего кредитора и, распорядившись им по своему

усмотрению, легализовать полученный доход. В противном случае мы имели бы дело не с преступлением, предусмотренным ст. 177 УК РФ, а с совокупностью двух самостоятельных преступлений: хищением и легализацией преступных доходов.

Во-вторых, законодатель декриминализировал только те деяния, предшествующим преступлением по отношению к которым является запрещенное уголовным законом невыполнение имущественных обязанностей, посягающее именно на публично-правовой интерес. Представляется, что законодатель преднамеренно сохранил уголовно-правовой запрет на придание законных форм распоряжению имуществом, полученным в результате невыполнения имущественных обязанностей, посягающего на охраняемые уголовным законом частноправовые интересы.

Данная научная дискуссия во многом обусловлена встречающимися в юридической практике сложностями квалификации указанных деяний в случаях, когда предикатным преступлением к легализации преступных доходов является незаконное получение кредита. В судебной практика даже одних и тех же судов не сложилось единого подхода к этой ситуации.

Так, в августе 2005 г. Советским районным судом г. Челябинска за совершение преступлений, предусмотренных ст. 176 УК РФ, был осужден бухгалтер ООО «К.», предоставивший в один из банков подложные документы, содержащие не соответствующие действительности сведения о хозяйственном положении и финансовом состоянии ООО «К» и получивший на основании данных документов два кредита в сумме 5 млн руб. и 3 млн руб. соответственно.

Денежные средства поступили на расчетный счет ООО «К.» и были переведены на расчетный счет другой компании — ООО «Э.». Однако в ходе судебного разбирательства по данному уголовному делу суд прекратил в отношении подсудимого уголовное дело по ст. 1741 УК РФ за отсутствием состава преступления, мотивируя решение тем, что «состав преступления по незаконному получению кредита уже включает действия по распоряжению похищенным имуществом и не требует дополнительной квалификации по ст. 1741 УК РФ»2.

Представляется, что данное судебное решение необоснованно. Тем более, что тот же районный суд в январе 2006 г. осудил за совершение преступлений, предусмотренных ст. 176, ч. 1, 1741, ч. 2 и 159, ч. 4 директора ООО «У.», который мошенническим путем, под предлогом поставок ГСМ, совершал хищения денежных средств организаций города в особо крупных размерах. По данным фактам в СУ при УВД г. Челябинска возбуждены семь уголовных дел по ч. 4 ст. 159 УК РФ. Помимо этого было установлено, что им дважды: в октябре 2004 г. и в феврале 2005 г. по подложным документам о якобы имеющихся у него

крупных партиях ГСМ были получены кредиты на сумму в 10 и 2,6 млн руб. в одном из банков. По данным фактам были возбуждены два уголовных дела.

На полученные по кредитам денежные средства были куплены векселя в этом банке. По указанным фактам было возбуждено три уголовных дела по ст. 1741, ч. 2 УК. В этом случае Советский районный суд признал проведение финансовых операций с денежными средствами, приобретенными в результате совершения преступления, предусмотренного ст. 176 УК РФ, легализацией (отмыванием) денежных средств, полученных преступным путем, назначив наказание по данному эпизоду в виде лишения свободы сроком на два года3. Таким образом, Советский районный суд фактически сам признал необоснованным свое предыдущее решение по названной совокупности преступлений.

Некоторые авторы считают, что «наличие так называемых «льгот» не является вполне обоснованным, поскольку, несмотря на первоначально правомерный источник денежных средств, после совершения преступления они приобретают преступный характер, а с учетом высокой степени общественной опасности уклонения от уплаты налогов, а также невозвращения из-за границы средств в иностранной валюте их исключение из предикатных преступлений нельзя признать ни справедливым, ни целесообраз-ным»4. Такой подход объясняется прежде всего тем, что уклонение от налогообложения позволяет увеличивать «теневые» капиталы. Однако данное утверждение скорее подтверждает позицию законодателя, чем авторов, полагающих, что уголовно-правовым запретом на перевод средств в легальную экономику можно уменьшить теневой сектор.

Не вполне обоснованным представляется нам и мнение о том, что организованная преступность, неуплата налогов, легализация преступных доходов, а также контроль организованной преступности над предприятиями и организациями различной формы собственности, посредством которых проводятся незаконные финансовые операции, почти всегда тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены.

Отметим, что неуплата налогов и действия организованной преступности пересекаются в редких случаях; получение незаконной прибыли посредством контролируемых организаций также не может быть приравнено к легализации преступных доходов, цель которой — введение капиталов именно в законный оборот посредством совершения финансовых операций, после чего с этих доходов производится взыскание налогов.

Относительно взаимосвязи отмывания преступных доходов и организованной преступности опыт правоприменительной деятельности показывает, что отмывание преступных доходов как социальное явление возникло еще до появления организованной преступности. Оно имеет свой генезис и условия существования, которые лишь отчасти, в определенные временные промежутки, совпадают с причинами и условиями существования организованной преступности.

Судебная практика свидетельствует, что легализация доходов связана со многими видами преступлений, причем не всегда совершаемыми преступными сообществами. И пока анализ следственной и судебной практики не дает нам необходимый эмпирический материал для рассмотрения легализации преступных доходов с позиции генезиса организованной преступности. В 2005 г., по данным Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ, из 419 лиц, осужденных по ст. 174, 1741 УК РФ, только шесть лиц, или 1,4%, осуждены по ч. 4 данных статей (за легализацию преступных доходов в составе организованной преступной группы)5.

Таким образом, статистические данные, во-первых, не позволяют отождествлять отмывание преступных доходов с организованной преступностью, во-вторых, сделать какой-либо вывод лишь на основе этой полученной во время исследования цифре (1,4%).

Резюмируя вышеизложенное, можно отметить, что имеющаяся в научной литературе критика юридической конструкции норм ст. 174, 1741 УК РФ в части, касающейся исключения из числа предшествующих легализации составов преступлений деяний, предусмотренных ст. 193—194, ст. 198—1992 УК РФ, не является целесообразной. Цель данных норм — противодействие уводу капиталов из легального сектора экономики в теневой, а цель норм ст. 174, 1741 УК РФ, наоборот, — недопущение ввода преступных доходов в легальный оборот. Таким образом, законодатель исключил имевшую место до 2002 г. ситуацию с существованием уголовно-правовой нормы (ст. 174 УК РФ в ред. 1997 г.), направленной на достижение прямо противоположных целей, что приводило к невозможности реализации ни одной из них.

А. Васильев отмечает, что «об обоснованности и эффективности такого законодательного решения пока ведутся споры, и можно было бы привести немало аргументов «за» и «против», но имеется вероятность того, что «льготы» в отношении этих преступлений будут в конечном счете упразднены»6. Противники сохранения данных норм в современном виде не приводят д

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Легализация (отмывание) денежных средств или имущества, приобретенных преступным путем (ст. 174 и ст. 1741 УК)

Любые студенческие работы — ДОРОГО!

100 р бонус за первый заказ

Обобщенно говоря, под легализацией денежных средств и иного имущества, приобретенных преступным путем, следует понимать различные действия (финансовые операции, другие сделки), осуществляемые с целью скрыть наличие и (или) происхождение имущества, полученного таким способом, с тем, чтобы затем извлекать из него доходы.

В Федеральном Законе сама легализация (отмывание) определена (ст. 3) как придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными в результате совершения преступления, за исключением преступлений, предусмотренных статьями 193, 194, 198, 199, 1991, 199-2 Уголовного кодекса РФ. Доходы, полученные преступным путем, разъяснялись как денежные средства или иное имущество, полученные в результате совершения преступления.

Предметом преступления в той и другой статье названы денежные средства и иное имущество, приобретенные преступным путем.

Денежные средства и иное имущество как предметы легализации (отмывания) могли быть приобретены в России или за рубежом, но способ их приобретения, согласно действующей редакции ст.174 и 1741 УК, обязательно должен быть преступным. Источником их приобретения может быть совершение таких преступлений как хищение чужого имущества, контрабанда, вымогательство, незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, оружия, ядерных материалов или радиоактивных веществ, незаконные предпринимательство и банковская деятельность, организация занятия проституцией, незаконное распространение порнографических материалов или предметов, торговля людьми, организация незаконной миграции, получение взятки и другие.

Одним из наиболее проблемных вопросов, возникающих при применении уголовного законодательства об ответственности за легализацию (отмывание) преступных доходов, является вопрос о необходимости судебного установленного факта преступного происхождения легализуемого имущества. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 23 от 18 ноября 2004 г. «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем» сформулировано следующие положение (п. 21): «При постановлении обвинительного приговора по статье 174 УК РФ или по статье 1741 УК РФ судом должен быть установлен факт получения лицом денежных средств или иного имущества, заведомо добытых преступным путем, либо в результате совершения преступления».

Объективная сторона легализации (отмывание) преступных доходов описана как совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, заведомо приобретенным преступным путем (ст. 174 УК), а в ст. 1741 УК дополнительно к этим действиям указывается еще использование данных средств и имущества для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности.

Пленум разъяснил понятие финансовых операций что « под финансовыми операциями и другими сделками, указанными в статьях 174 и 1741 УК РФ, следует понимать действия с денежными средствами, ценными бумагами и иным имуществом (независимо от формы и способов их осуществления, например, договор займа или кредита, банковский вклад, обращение с деньгами и управление ими в задействованном хозяйственном проекте), направленные на установление, изменение или прекращение связанных с ними гражданских прав или обязанностей. К сделкам с имуществом или денежными средствами может относиться, например, дарение или наследование».

Пленум подчеркнул, что «по смыслу закона ответственность по статье 174 УК РФ или по статье 1741 УК РФ наступает и в тех случаях, когда виновным лицом совершена лишь одна финансовая операция или одна сделка с приобретенными преступным путем денежными средствами или имуществом» (п. 19).

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Для привлечения к ответственности лиц, участвующих в легализации денежных средств и иного имущества, приобретенных преступным путем, необходимо установить и доказать осознание ими того обстоятельства, что финансовая операция или другая сделка с их участием, а равно предпринимательская или иная экономическая деятельность (ст. 1741 УК) осуществляются с денежными средствами или другими имуществом, приобретенными преступным путем, и желание совершить такие действия.

В действующей редакции ст. 174 УК совершенно определенно сказано, что для состава легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем, необходимо, чтобы финансовые операции и другие сделки с этим имуществом совершались «в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом». Уже одно это обстоятельство позволяет утверждать, что данное преступление может быть совершено только с прямым умыслом.

Субъект преступления специальный, им может быть не любое лицо, достигшее 16-летнего возраста, а только тот, кто не участвовал в совершении первичного (предикатного) преступления, в результате которого было приобретено имущество, подлежащее легализации (отмыванию).

Субъектом-исполнителем деяния, предусмотренного ст. 1741 УК, может быть только то лицо (с 16 лет, гражданин России, иностранец или лицо без гражданства), которое в качестве исполнителя или иного соучастника принимало участие в совершении первичного (исходного) преступления, принесшего ему (им) доходы, подлежащие легализации (отмыванию).

Обе статьи (174 и 1741) предусматривают единую систему квалифицирующих признаков.

В ч. 2 ст. 174 и ч. 2 ст. 1741УК установлена ответственность за совершение соответствующих деяний в крупном размере, каковыми являются финансовые операции и другие сделки с денежными средствами или иным имуществом на сумму, превышающую один миллион рублей.

Квалифицирующие признаки, предусмотренные ч. 3 ст. 174 и ч. 3 ст. 1741УК (группой лиц по предварительному сговору; лицом с использованием служебного положения) и ч. 4 ст. 174, ч. 4 ст. 1741УК (организованной группой), относятся только к случаям совершения легализации (отмывания) преступных доходов в крупном размере.

Участниками группы, действующей по предварительному сговору, применительно к данным преступлениям, будут все лица, которые так или иначе непосредственно участвовали в совершении финансовых операций и других сделок с денежными средствами и иным имуществом, приобретенными заведомо преступным путем, либо использовали эти средства для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности (ст. 1741УК ).

Под лицами, использующими свое служебное положение (п. «б» ч. 3 ст. 174 и п. «б» ч. 3 ст. 1741 УК), следует понимать должностных лиц, служащих, а также лиц, осуществляющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях.

Особо квалифицированными видами легализации преступно полученных доходов в крупном размере является совершение этих действий организованной группой.

Смотрите еще:

  • Фз 184 ст 8 Федеральный закон «О Техническом регулировании» 2018 года (N 184-ФЗ (редакция 2018)) Федеральный закон «О Техническом регулировании» - N 184-ФЗ - контролирует процессы и отношения, появляющиеся в ходе разработки, […]
  • Уголовный кодекс с комментариями 2011 Уголовный кодекс (УК РФ) Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ С изменениями и дополнениями от: 27 мая, 25 июня 1998 г., 9 февраля, 15, 18 марта, 9 июля 1999 г., 9, 20 марта, 19 июня, 7 […]
  • Федеральный закон 247 статья 10 Федеральный закон от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ "О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (с изменениями и […]
  • Статья 39 3 земельного кодекса рф Земельный кодекс РФ 2018 Статья 1. Основные принципы земельного законодательстваСтатья 2. Земельное законодательствоСтатья 3. Отношения, регулируемые земельным законодательствомСтатья 4. Применение международных […]
  • Ст 23 федерального закона о воинской обязанности и военной службе Статья 23. Освобождение от призыва на военную службу. Граждане, не подлежащие призыву на военную службу Информация об изменениях: Федеральным законом от 19 июля 2001 г. N 102-ФЗ в статью 23 настоящего Федерального […]
  • Коллективный договор в учреждении культуры Коллективный договор муниципального учреждения культуры Муниципального учреждения культуры на 2010 – 2013 годы Директор МУК Председатель совета трудового Принят на собрании (конференции) трудового коллектива Подписан […]