Статья 27 ук судебная практика

Статья 27. Ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины

Если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно.

Комментарий к Ст. 27 УК РФ

1. Умышленно совершенное преступление с материальным составом при последующем развитии причинной связи в ряде случаев может влечь за собой дополнительные последствия, наступление которых виновный либо самонадеянно рассчитывал избежать, либо не предвидел, хотя по обстоятельствам дела должен был и мог предвидеть.

Наступление дополнительных к основному вреду тяжких последствий, к которым виновное лицо относилось по неосторожности, рассматривается в УК как квалифицирующее обстоятельство ряда умышленных преступлений (например, ч. 4 ст. 111, ч. 3 ст. 123, ч. 3 ст. 126, ч. 3 ст. 127, ч. 2 ст. 128, ч. 3 ст. 131, ч. 3 ст. 132, ч. 2 ст. 167, ч. 3 ст. 205, ч. 3 ст. 206, ч. 3 ст. 211 и др.).

В этой связи важным является законодательное указание в комментируемой статье, что подобные преступления в целом признаются совершенными умышленно со всеми вытекающими последствиями, связанными с категоризацией преступлений (ст. 15 УК), установлением рецидива (ст. 18 УК), соучастия в преступлении (ст. 33 УК), назначения наказания, вида исправительного учреждения, отменой условного осуждения (ч. 5 ст. 74 УК) или условно-досрочного освобождения (ч. 7 ст. 79 УК).

2. При квалификации преступлений, совершенных с двумя формами вины, особую значимость имеют положения об объективно-субъективном характере уголовной ответственности, поскольку требуется точно оценить психическое отношение виновного к нескольким различным материальным последствиям содеянного, образующего в целом один умышленный состав преступления.

Показательным в этой связи является дело Карлова, дошедшее до Пленума ВС СССР (в то время высшей судебной инстанции страны) . Карлов был признан виновным в том, что, будучи недоволен отказом сослуживца ответить на его вопрос, нанес ему со значительной силой два удара кулаком в грудь, повлекшие рефлекторную остановку сердца и смерть потерпевшего (ч. 2 ст. 108 УК РСФСР соответствует ч. 4 ст. 111 УК).
———————————
Постановление Пленума ВС СССР от 20.06.1985 по делу Карлова Ю.Н. // БВС СССР. 1986. N 1. С. 21 — 22.

Пленум ВС СССР указал, что для признания лица виновным в умышленном причинении тяжкого телесного повреждения, повлекшем смерть потерпевшего по неосторожности, необходимо установить, что оно, совершая противоправные действия, предвидело возможность причинения тяжкого телесного повреждения и желало либо сознательно допускало наступление этого последствия; по отношению же к смерти потерпевшего его вина должна характеризоваться неосторожностью. Однако в ситуации конкретного дела рефлекторной остановкой сердца потерпевшему не причинялось ни телесных повреждений, ни вреда здоровью. Иначе говоря, обнаружилась логическая несогласованность выводов: невозможно желать или сознательно допускать остановки сердца, но не желать при этом смерти потерпевшего.

С учетом изложенного высшая судебная инстанция констатировала, что, нанося удары кулаком в грудь потерпевшему, Карлов должен был и мог предвидеть возможность наступления тех последствий, которые фактически наступили, и переквалифицировал содеянное со статьи о двойной форме вины на норму об ответственности за причинение смерти по неосторожности (ст. 106 УК РСФСР, ныне — ст. 108 УК). Естественно, что оценка и отражение в приговоре признаков субъективной стороны в подобной ситуации приобретает первостепенное значение .
———————————
Более подробно см. об этом, например: Толкаченко А.А. Проблемы субъективной стороны преступления. М., 2005.

3. От преступлений, совершенных с двумя формами вины, когда основной состав предусматривает умышленную вину, а последствия, как квалифицирующий признак, причиняются по легкомыслию или небрежности, необходимо отличать преступления, в которых основной и квалифицирующий составы предполагают только неосторожную вину (например, ст. ст. 124, 143, 216, 218, 219, 263, 264, 266, 267 — 269 УК и др.). Чаще всего такие преступления связаны с нарушением специальных правил, запретов. Возможны случаи, когда правила и запреты нарушаются осознанно, но виновный самонадеянно рассчитывает на предотвращение общественно опасных последствий. Поскольку приведенные составы преступлений сконструированы по типу материальных, то уголовно-правовое содержание вины в них определяется по отношению к последствиям. Сознательное нарушение правил, не повлекшее общественно опасных последствий, в этих случаях уголовно не наказуемо, т.е. находится за пределами состава преступления. Вина же к последствиям определена как неосторожная, следовательно, данные преступления в целом также признаются неосторожными (т.е. не совершенными с двойной формой вины), что подтверждено многолетней судебной практикой (см., например, Постановление Пленума ВС СССР от 30.03.1973 N 7).

Так, ответственность за преступление, предусмотренное ст. 264 УК, может иметь место лишь при условии причинения вреда, указанного в этой статье, и если эти последствия находятся в причинной связи с допущенными лицом нарушениями правил движения или эксплуатации транспортных средств. В тех случаях, когда в результате дорожно-транспортного происшествия пострадало два и более человек, действия лица, нарушившего правила дорожного движения при управлении транспортным средством, подлежат квалификации по той части ст. 264 УК, которая предусматривает более строгую ответственность за наступившие по неосторожности тяжкие последствия, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 17 УК совокупностью преступлений признаются только те действия (бездействие), применительно к которым признаки преступлений предусмотрены двумя или более статьями УК. Если из-за нарушения правил дорожного движения или эксплуатации транспортного средства по неосторожности был одновременно причинен тяжкий вред здоровью нескольким лицам, то виновное лицо подлежит ответственности по ч. 1 ст. 264 УК. В тех случаях, когда лицо, управлявшее транспортным средством, умышленно использовало его в целях причинения вреда здоровью потерпевшего, содеянное влечет ответственность по статьям Особенной части УК о преступлениях против личности (см. Постановление Пленума ВС РФ от 09.12.2008 N 25).

Статья 27. Ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины

СТ 27 УК РФ.

Если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие
последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом
лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо
предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно
рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло
предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается
совершенным умышленно.

Комментарий к Ст. 27 Уголовного кодекса

1. Преступления с двумя формами вины не образуют качественно иного сочетания, чем умысел и неосторожность. Сами по себе эти преступления представляют собой всего лишь определенный прием законодательной техники.

Этот прием обусловлен тем, что в реальной жизни в силу закономерного и часто встречающегося развития причинно-следственных связей при совершении ряда деяний наступают определенные последствия, которые не охватываются умыслом лица, но по отношению к которым можно констатировать его вину в форме неосторожности. По общему правилу такие деяния образовывали бы совокупность двух преступлений, однако законодатель их объединяет в единое составное преступление: умышленное преступление и более тяжкое последствие, являющееся неосторожным преступлением.

Взятые вместе, в рамках одного состава эти два преступления становятся единым сложным преступлением — преступлением с двумя формами вины (например, ч. 4 ст. 111, п. «а» ч. 4 ст. 131 УК).

2. Согласно оговорке в последнем предложении статьи по своим уголовно-правовым последствиям (например, в плане рецидива (ст. 18 УК), назначения наказания и освобождения от наказания) преступления с двумя формами вины рассматриваются как умышленные преступления.

Ст. 27 ГК РФ — Гражданский кодекс

Статья 27. Эмансипация.

25 июля 2017

14 октября 2013

1 апреля 2008

Обсуждение статьи

Вопросы по статье

Здравствуйте. Скажите пожалуйста, могу ли я в 16 лет переехать жить к парню в съёмную квартиру, если его родители за, а мои против?

Вопрос относится к городу Новотроицк

Мне шестнадцать,могу ли я проживать отдельно от родителей со своим совершеннолетним молодым человеком по их согласию

Вопрос относится к городу москва

Здравствуйте, вопрос такой. В декабре 2012 года я (мама) открыла вклад (долл.) на своего ребенка (ей было около 1 года) сроком на 3 года. В конце этого месяца срок вклада истекает. Я обратилась в банк с вопрос моих действий. Они сказали, чтобы я могла переложить деньги на новый вклад в банке (или в другом банке) на новых условиях я должна получить разрешение Органов опеки и попечительства, но при этом они сообщили, что больше не открывают вклады на детей до 14 лет. Я звонила в другие коммерческие банки, и в Россельхозбанк (100% гос.), но там мне также сообщили, что вклады на ребенка до 14 лет не открывают. Только Сбербанк открывает и то на минимальных условиях (1,5%), а банк, в к-ром сейчас деньги готов их пролонгировать на таких же условиях. Но это не в интересах моего ребенка все, т.к. есть вклады с более высокой (4%) % ставкой, ноя не могу получается этим воспользоваться. Соц.опека вопит, что только на имя ребенка д/б вклад. Банк отказывается закрывать вклад без разрешения Органов опеки и попечительства. Он прав? Что мне делать?

Вопрос относится к городу москва

Могу ли я проживать отдельно от опекуна если я еще не окончила 9 класс , но мне уже есть 16 лет ?

Вопрос относится к городу омск

Здравствуйте, мне 17 лет.я абсолютно самостоятельная, живу со своей 23 летней сестрой,чувствую себя ее мамой (во многих смыслах),по дому все делаю я.плачу по счетам,готовлю,убираю,покупаю «нормальные продукты, а родители только присылают финансовую помощь, квартира наша, могу ли я потребовать разменять нашу квартиру на две и жить самостоятельно?. у сестры есть работа.

Здравствуйте. Мне 16 лет и у меня есть заработок (пенсия по инвалидности). Можно ли меня признать эмансипированной?

Вопрос относится к городу Камбарка

Здравствуйте, у меня такой вопрос, я хочу устроиться на работу по контракту, мне 16, место уже есть, но вот родители против чтобы я зарабатывала сама, но я хочу обеспечивать себя сама и не зависеть от них. Могу ли я устроится на работу, и подать заявление, что я сама себя обеспечиваю и не нуждаюсь в помощи родителе, что я могу от них съехать. Как это можно сделать, жить есть где и есть с кем. Спасибо!

Вопрос относится к городу Брянск

Здравствуйте можно ли мне жить отдельно от опекуна? Моя мама умерла когда мне было 14 лет. Меня взяла под опеку родная тетя. Но сейчас у нас начались разногласия , и я задумалась , когда то мне подружка сказала что-то если ты полностью эмансипирована то можешь отдельно жить в 16 лет. Сейчас мне 15 скоро будет 16 лет, и я хотела бы жить одна отдельно от тети , у меня есть пенсия по инвалидности в размере 11000 тыс . руб (сахарный диабет) это заболевание произошло после смерти мамы в следствии стресса. Итак дорогой юрист-консультант помогите мне в этом вопросе.

Вопрос относится к городу Волгоград

Здравствуйте. У меня такая проблема, приватизировали квартиру на 4 части, одна из которых моя. Мне 16. Родители на полном серьёзе говорят съезжать, хотя я и сама не хочу с ними жить. Комнату мою сдавать запрещают, и не знаю возможно ли как-то отсудить свою (1/4) долю.

Вопрос относится к городу белгород

Мне 17 лет, 18 исполнится через пол года. Родители в разводе, я живу с матерью,в её квартире, отношения не складываются,постоянно ругаемся, из-за этого я хочу жить отдельно, есть квартира в которой прописаны я и отец, мать не пускает жить туда, так как она сдается квартирантам и деньги за нее получает она. Могу ли я уйти туда жить без её согласия? Отец живет со своей женой, недалеко от этой квартиры, помимо алиментов, он еще меня обеспечивает полностью. На чьей стороне будет закон если она обратится в органы опеки? Отец поддерживает мое желание жить одной, родительских прав он не лишен.

Вопрос относится к городу Смоленск

Уточнение от 20 июля 2014 — 19:20
А если учесть то, что мать имеет вторую группу инвалидности по голове и в квартире в которой мы сейчас проживаем (двухкомнатная)взяты двое беженцев с Украины, следовательно с матерью должны проживать в одной комнате?

Статья 27 УК РФ. Ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины

Если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно.

Комментарии к ст. 27 УК РФ

1. В подавляющем большинстве случаев преступления совершаются с какой-либо одной формой вины. Но иногда законодатель усиливает ответственность за умышленное преступление, если оно по неосторожности причинило последствие, которому придается значение квалифицирующего признака. В таких случаях возможно параллельное существование двух разных форм вины в одном преступлении. Две формы вины могут параллельно сосуществовать только в квалифицированных составах преступлений: умысел как конструктивный элемент основного состава и неосторожность в отношении квалифицирующих последствий.

2. Реальная основа для существования преступлений с двумя формами вины заложена в своеобразной законодательной конструкции отдельных составов преступлений. Это своеобразие состоит в том, что законодатель объединяет в один состав два самостоятельных преступления, одно из которых является умышленным, а другое — неосторожным, причем оба могут существовать самостоятельно, но в сочетании друг с другом образуют качественно новое преступление со специфическим субъективным содержанием. Составляющие части такого преступления обычно посягают на различные непосредственные объекты, но могут посягать и на один (например, незаконное производство аборта, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей).

3. Субъективные особенности подобных преступлений производны от специфической конструкции объективной стороны: умысел (прямой или косвенный) является субъективным содержанием деяния (основного состава преступления), а неосторожность (в виде легкомыслия или небрежности) характеризует психическое отношение к последствиям, играющим роль квалифицирующего признака. При этом каждая из форм вины, сочетающихся в одном преступлении, полностью сохраняет свое качественное своеобразие; никакой новой формы вины не образуется.

4. Преступлений с двумя формами вины в уголовном законодательстве немного, и все они сконструированы по одному из двух типов.

Первый тип образуют преступления с двумя указанными в законе и имеющими неодинаковое юридическое значение последствиями. Речь идет о квалифицированных видах преступлений, основной состав которых является материальным, а в роли квалифицирующего признака выступает более тяжкое последствие. Эти и другие преступления подобной конструкции (например, умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, повлекшее по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия (ч. 2 ст. 167 УК)) характеризуются умышленным причинением обязательного последствия и неосторожным отношением к более тяжкому последствию, которому законодатель отвел роль квалифицирующего признака.

Второй тип преступлений с двумя формами вины характеризуется неоднородным психическим отношением к действию или бездействию, которое является преступным само по себе (независимо от последствий), и к квалифицирующему последствию. К этому типу относятся квалифицированные виды преступления, основной состав которых формальный, а квалифицированный состав включает определенные тяжкие последствия. Они могут указываться в диспозиции в конкретной форме (смерть человека при незаконном производстве аборта, при угоне судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава — ч. 3 ст. 123, ч. 3 ст. 211 УК) либо оцениваться с точки зрения тяжести (тяжкие последствия). В составах подобного типа умышленное совершение преступного действия (бездействия) сочетается с неосторожным отношением к квалифицирующему последствию.

5. Итак, преступления с двумя формами вины характеризуются сочетанием умысла и неосторожности (сочетание прямого умысла с косвенным или легкомыслия с небрежностью не образует двух форм вины). Такое сочетание возможно только в квалифицированных составах преступлений, в которых умысел как конструктивный признак основного состава сочетается с неосторожным отношением к последствию, выполняющему роль квалифицирующего признака.

6. Исследование субъективного содержания преступлений с двумя формами вины необходимо для ограничения таких преступлений, с одной стороны, от умышленных, а с другой — от неосторожных преступлений, сходных по объективным признакам. Так, если вследствие тяжкого вреда здоровью, который был причинен умышленно, наступила смерть потерпевшего, которая также охватывается умыслом виновного (хотя бы косвенным), деяние характеризуется единой формой вины и квалифицируется как убийство. И наоборот, если при неосторожном лишении жизни не установлено умысла на причинение тяжкого вреда здоровью, то нет и двух форм вины, а деяние следует квалифицировать как причинение смерти по неосторожности. И лишь сочетание умысла на причинение тяжкого вреда здоровью с неосторожностью в отношении наступившей смерти позволяет квалифицировать деяние по ч. 4 ст. 111 УК.

Статья 27. Основания прекращения уголовного преследования

СТ 27 УПК РФ

1. Уголовное преследование в отношении подозреваемого или обвиняемого прекращается по следующим основаниям:
1) непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления;
2) прекращение уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1 — 6 части первой статьи 24 настоящего Кодекса;
3) вследствие акта об амнистии;
4) наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению;
5) наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела;
6) исключен. — Федеральный закон от 24.07.2002 N 98-ФЗ;
7) исключен. — Федеральный закон от 29.05.2002 N 58-ФЗ;
6) отказ Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации в даче согласия на лишение неприкосновенности Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий, и (или) отказ Совета Федерации в лишении неприкосновенности данного лица.
2. Прекращение уголовного преследования по основаниям, указанным в пунктах 3 и 6 части первой статьи 24, статьях 25, 25.1, 28 и 28.1 настоящего Кодекса, а также пунктах 3 и 6 части первой настоящей статьи, не допускается, если подозреваемый или обвиняемый против этого возражает. В таком случае производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке.
(в ред. Федеральных законов от 24.07.2002 N 98-ФЗ, от 08.12.2003 N 161-ФЗ, от 07.12.2011 N 420-ФЗ, от 03.07.2016 N 323-ФЗ)
3. Уголовное преследование в отношении лица, не достигшего к моменту совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, возраста, с которого наступает уголовная ответственность, подлежит прекращению по основанию, указанному в пункте 2 части первой статьи 24 настоящего Кодекса. По этому же основанию подлежит прекращению уголовное преследование и в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом.
4. В случаях, предусмотренных настоящей статьей, допускается прекращение уголовного преследования в отношении подозреваемого, обвиняемого без прекращения уголовного дела.

Комментарий к Статье 27 Уголовно-процессуального кодекса

1. Положения комментируемой статьи устанавливают основания прекращения уголовного преследования, которые касаются в первую очередь подозреваемого, обвиняемого (подсудимого), осужденного. При этом само производство по уголовному делу может быть и не прекращено, а продолжаться в обычном порядке. Кроме того, положения комментируемой статьи содержат перечень обстоятельств, исключающих уголовное преследование лица (лиц), привлеченных в качестве подозреваемого или обвиняемого (подсудимого), а также осужденного. Эти обстоятельства выступают в качестве оснований прекращения уголовного преследования и являются обязательными для исполнения судом, прокурором, следователем и дознавателем. В отличие от оснований прекращения уголовного дела, предусмотренных ст. ст. 24, 25 УПК РФ, в которых суд, прокурор, следователь, дознаватель и орган дознания обязан прекратить уголовное дело, наличие хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных настоящей статьей, обязывает данных должностных лиц, ответственных за производство по делу, прекратить уголовное преследование в отношении конкретного лица. При наличии определенных обстоятельств возможно прекращение не уголовного дела, а только уголовного преследования в отношении подозреваемого, обвиняемого (подсудимого), осужденного либо прекращение уголовного дела, которое свидетельствует и о прекращении уголовного преследования.

2. Законодатель связывает основания прекращения уголовного преследования с различными обстоятельствами, которые условно можно разделить на реабилитирующие и нереабилитирующие. Традиционно к реабилитирующим основаниям прекращения уголовного преследования относятся те, которые исключают преступность деяния, либо отсутствие виновности лица в совершении преступления, либо отсутствие события преступления, отсутствие в деянии состава преступления, установление непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления. Нереабилитирующие основания предполагают прекращение уголовного преследования в отношении лиц, виновных в совершении преступления, при наличии обстоятельств, прямо предусмотренных законом. К числу нереабилитирующих оснований прекращения уголовного преследования относится истечение сроков давности уголовного преследования; смерть подозреваемого или обвиняемого, акт об амнистии; наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению и др.

3. Ряд оснований прекращения уголовного преследования можно отнести как к реабилитирующим, так и к нереабилитирующим — в зависимости от обстоятельств дела. К таковым относятся наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления следователя, дознавателя о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела. В случае если вышеуказанные постановления и определение были вынесены на основании обстоятельств, исключающих преступность деяния либо виновность лица в совершении преступления, то основания последующего отказа от уголовного преследования, предусмотренные п. п. 4 и 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, будут реабилитирующими. Если же в их основе лежат обстоятельства, не исключающие виновность лица в совершении общественно опасного деяния, то эти же основания выступят в качестве нереабилитирующих. При этом некоторые из оснований прекращения уголовного преследования в зависимости от статуса участника уголовного судопроизводства могут быть как реабилитирующими, так и нереабилитирующими. Речь в данном случае идет о положениях, предусмотренных п. п. 3, 4 ч. 2 ст. 133 УПК РФ. Так, в случае, если на досудебной части уголовного судопроизводства лицо имеет статус подозреваемого либо обвиняемого и истекли сроки давности уголовного преследования, то в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ данное основание не является реабилитирующим. Но если лицо имеет статус осужденного на судебной части уголовного судопроизводства и вступивший в законную силу обвинительный приговор полностью или частично отменен, а уголовное дело прекращено, к примеру, в связи с истечением сроков давности, то в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 133 УПК РФ данное основание при наличии указанных условий является реабилитирующим.

4. Под непричастностью в соответствии со ст. 5 УПК РФ понимается неустановленная причастность либо установленная непричастность лица к совершению преступления. В силу принципа презумпции невиновности и публичности уголовного процесса обязанность доказывания возлагается на тех участников уголовного судопроизводства, которые осуществляют уголовное преследование. Подозреваемый, обвиняемый (подсудимый) не обязаны доказывать свою непричастность к совершению преступления. Данное основание прекращения уголовного преследования является реабилитирующим. При этом в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 133 УПК РФ лица, в отношении которых прекращено уголовное преследование по данному основанию, имеют право на реабилитацию. Так, Кассационным определением СК по УД ВС РФ от 27 июня 2011 г. приговор областного суда от 31 марта 2011 г. в части осуждения П., П., С. и Д. по ч. 2 ст. 210 УК РФ отменен, уголовное дело прекращено на основании п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления, и за ними признано право на реабилитацию .
———————————
См.: Определение СК по УД ВС РФ от 27 февраля 2012 г. N 45-Д12-4 // .

5. Положения п. 2 ч. 1 комментируемой статьи связаны с основаниями прекращения уголовного дела, которые регламентированы п. п. 1 — 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. В судебной практике нередко возникают ситуации, когда по нескольким эпизодам преступного деяния осуществляется уголовное преследование по одному или нескольким составам преступлений, предусмотренных статьями Особенной части УК РФ. При этом по одному из эпизодов уголовное преследование прекращается в соответствии с п. п. 1 — 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. Подозреваемый, обвиняемый, осужденный в части прекращения уголовного преследования в соответствии с гл. 18 УПК РФ обладает правом на реабилитацию. В первую очередь данные обстоятельства прекращения уголовного преследования связаны с провокацией преступлений. Так, Судебная коллегия ВС РФ отменила приговор и прекратила уголовное преследование по делу в части осуждения по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ по эпизоду покушения на сбыт наркотических средств за отсутствием в действиях лица состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ). Доводы Судебной коллегии ВС РФ связаны с тем, что по прекращенному эпизоду покушения на сбыт наркотических средств ОРМ «проверочная закупка» была проведена в нарушение ст. 2 Закона об ОРД, так как ОРМ должны проводиться правоохранительными органами для пресечения дальнейшей преступной деятельности лица и обеспечения его привлечения к уголовной ответственности .
———————————
См.: Определение СК по УД ВС РФ от 28 апреля 2014 г. N 33-Д14-1 // .

6. Положения комментируемой статьи, связанные с прекращением уголовного преследования в связи с актом амнистии, носят бланкетный характер и отсылают к положениям раздела IV УК РФ, связанным с освобождением от уголовной ответственности и наказания. Кроме того, положения ст. 84 УК РФ свидетельствуют о том, что акт амнистии, объявляемый Государственной Думой, действует в отношении индивидуально неопределенного круга лиц. При этом акт амнистии освобождает лиц, совершивших преступление, от уголовной ответственности. Кроме того, актом амнистии может быть осуществлено освобождение от наказания или смягчение наказания. Освобождение от уголовного преследования по данному основанию не является реабилитирующим. Уголовное преследование в отношении лица не может быть прекращено вследствие акта амнистии, если подозреваемый или обвиняемый против этого возражает. Этот порядок не распространяется на уголовные дела, возбужденные вопреки акту амнистии, освобождающему обвиняемого от уголовной ответственности, либо по истечении срока давности уголовного преследования. Такие дела на основании ч. 2 ст. 27 УПК РФ подлежат прекращению на любой стадии судопроизводства, если против этого не возражает подсудимый .
———————————
См.: п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 // .

7. Согласно ч. 1 ст. 50 Конституции РФ никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. Это конституционное положение корреспондирует с закрепленным в п. 7 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и п. 1 ст. 4 Протокола N 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод общепризнанным правовым принципом non bis in idem, суть которого сводится к тому, что никто не может быть повторно судим или наказан в уголовном порядке в рамках юрисдикции одного и того же государства за преступление, за которое он уже был окончательно оправдан или осужден в соответствии с законом и уголовно-процессуальными нормами этого государства. При этом, как следует из ч. 3 ст. 50 Конституции РФ и п. 5 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, под окончательными решениями суда понимаются такие судебные решения, которые после реализации осужденным или оправданным, а также другими участниками процесса права на рассмотрение его дела в вышестоящем суде вступили в законную силу и подлежат исполнению. В связи с этим наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению является основанием, исключающим уголовное преследование. Прекращение уголовного преследования в связи с наличием в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению является реабилитирующим основанием, и в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ подозреваемый или обвиняемый имеют право на реабилитацию.

8. Нередко при производстве по уголовному делу существуют обстоятельства, когда в отношении подозреваемого или обвиняемого имеется в наличии неотмененное постановление органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела. Данное обстоятельство является одним из оснований для незамедлительного прекращения уголовного преследования в отношении подозреваемого или обвиняемого дознавателем, следователем либо судом.

9. Ряд обстоятельств, предусмотренных п. 6 ч. 1 комментируемой статьи, обусловлен особым порядком производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц (Более подробно см. комментарий к гл. 52 настоящего Кодекса.) Основания прекращения уголовного преследования, предусмотренные п. 6 ч. 1 комментируемой статьи, касаются не всех лиц, в отношении которых предусмотрен особый порядок привлечения к уголовной ответственности, а лишь Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий.

10. Ряд оснований прекращения уголовного преследования законодатель связывает с волей подозреваемого или обвиняемого. Отсутствие такой воли делает прекращение уголовного преследования невозможным. Так, только с согласия подозреваемого или обвиняемого допускается прекращение уголовного преследования по основаниям, предусмотренным п. п. 3, 6 ч. 1 ст. 24, ст. ст. 28, 28.1 УПК РФ и п. п. 3, 6 ч. 1 комментируемой статьи. Если же подозреваемый или обвиняемый возражает против прекращения уголовного преследования по этим основаниям, то производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке. Кроме того, положения ч. 2 комментируемой статьи Постановлением Конституционного Суда РФ от 19 ноября 2013 г. N 24-П признаны не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой они лишают лицо, уголовное преследование которого прекращено на досудебной стадии уголовного судопроизводства вследствие принятия нового уголовного закона, устраняющего преступность и наказуемость инкриминируемого ему деяния, возможности обжалования в судебном порядке законности и обоснованности вынесенных в ходе осуществления уголовного преследования этого лица актов органов дознания и предварительного следствия, в том числе фиксирующих выдвинутые подозрение, обвинение в инкриминируемом ему деянии, применение мер процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу, а в случае установления их незаконности и необоснованности — возможности признания за ним права на реабилитацию .
———————————
Более подробно см.: Постановление Конституционного Суда РФ от 19 ноября 2013 г. N 24-П «По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, части второй статьи 24, части второй статьи 27, части четвертой статьи 133 и статьи 212 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан С.А. Боровкова и Н.И. Морозова» // .

11. Основанием для прекращения уголовного преследования в отношении лица, не достигшего к моменту совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, возраста, с которого наступает уголовная ответственность, выступает отсутствие в деянии состава преступления, поскольку в данном случае отсутствует субъект преступления. По этому же основанию подлежит прекращению уголовное преследование и в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом. Данное положение находится в неразрывном единстве с нормой, предусмотренной ч. 3 ст. 20 УК РФ и регламентирующей основания непривлечения к уголовной ответственности вышеуказанной категории несовершеннолетних при наличии вышеназванных условий.

12. По смыслу данной статьи указанные в ней основания выступают лишь в качестве оснований прекращения уголовного преследования, но не обязательно отказа в возбуждении уголовного дела и не всегда влекут прекращение уголовного дела. Лишь обстоятельства, указанные в п. 2 ч. 1 настоящей статьи, влекут за собой отказ в возбуждении уголовного дела и прекращение уже возбужденного уголовного дела. В случаях, предусмотренных данной статьей, допускается прекращение уголовного преследования в отношении подозреваемого, обвиняемого без прекращения уголовного дела. Так, например, прекращение уголовного преследования на основании непричастности лица к совершению преступления влечет за собой прекращение уголовного преследования конкретного подозреваемого, обвиняемого, но не влечет прекращения уголовного дела, производство которого необходимо для установления виновного в совершении преступления лица. Смерть подозреваемого или обвиняемого влечет за собой прекращение уголовного преследования в отношении данных лиц, однако производство по уголовному делу может быть продолжено в целях их реабилитации.

13. В соответствии с ч. 7 ст. 246 УПК РФ полный или частичный отказ государственного обвинителя в ходе судебного разбирательства от обвинения влечет прекращение уголовного преследования полностью по основаниям, предусмотренным п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

14. О прекращении уголовного преследования, равно как и о прекращении уголовного дела, выносится мотивированное постановление либо определение суда. О порядке прекращения уголовного преследования см. комментарий к гл. 29 УПК РФ. При этом в соответствии со ст. ст. 42, 44, 54, 213 УПК РФ в обязательном порядке должны быть вручены либо направлены потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику копии данных определений либо постановлений о прекращении уголовного преследования. Данное требование является одной из уголовно-процессуальных гарантий участников уголовного судопроизводства. Кроме того, участники уголовного судопроизводства имеют право на обжалование постановления (определения суда) о прекращении уголовного преследования в соответствии с гл. 16 УПК РФ. (Более подробно см. комментарий к гл. 16 настоящего Кодекса.)

Статья 27 ук судебная практика

РЕЖИМ РАБОТЫ СУДА

понедельник — четверг
с 9-00 до 18-00 часов

Обеденный перерыв
с 13-00 до 13-45 часов

Выходные : суббота, воскресенье

по результатам изучения судебной практики применения положений ч. 6 ст. 15, ч. 5 ст. 72, ст. 96 УК РФ при рассмотрении уголовных дел районными (городскими) судами Иркутской области

за период 2016 год, первое полугодие 2017 года

В соответствии с планом работы Иркутского областного суда на второе полугодие 2017 года изучена практика применения районными (городскими) судами Иркутской области при рассмотрении уголовных дел в 2016 году, первом полугодии 2017 года положений ч. 6 ст. 15, ч. 5 ст. 72, ст. 96 УК РФ.

Данная справка подготовлена на основании изучения и анализа информации и судебных решений, представленных судами области.

Целью настоящего обобщения явилось изучение судебной практики, выявление ошибок и нарушений закона, допускаемых судами, выработка рекомендаций по их устранению, формирование единообразия судебной практики по спорным и неясным вопросам применения указанных положений.

Сведения о количестве судебных решений по анализируемым нормам закона приведены в таблице.

полугодие 2017 года

Применение положений части 6 статьи 15 УК РФ

Указанная норма была введена в Уголовный кодекс РФ Федеральным законом от 07.12.2011 № 420-ФЗ

В соответствии с данной нормой закона с учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности суд вправе изменить категорию преступления на менее тяжкую, но не более чем на одну категорию, при наличии следующих условий (ч. 6 ст. 15) :

1) наличие смягчающих наказание обстоятельств и отсутствие отягчающих обстоятельств;

2) назначение судом за совершение преступления средней тяжести наказания, не превышающего трех лет лишения свободы, или другого более мягкого наказания; за совершение тяжкого преступления — наказания, не превышающего пяти лет лишения свободы, или другого более мягкого наказания; за совершение особо тяжкого преступления — наказания, не превышающего семи лет лишения свободы.

Федеральным законом от 7 декабря 2011 № 420-ФЗ статья 299 УПК РФ дополнена пунктом 6.1, согласно которому при постановлении приговора судом дополнительно решается следующий вопрос: имеются ли основания для изменения категории преступления, в совершении которого обвиняется подсудимый, на менее тяжкую в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ.

Деление преступлений на категории в зависимости от степени их общественной опасности влияет на решение многих вопросов уголовной ответственности. Например, определение вида рецидива, наказуемость приготовления к преступлению, определение признаков преступного сообщества, а также возможность назначения некоторых видов наказаний, освобождения от уголовной ответственности и наказания, погашения судимости и другие обстоятельства.

Конституционность данной нормы закона была предметом проверки Конституционного Суда Российской Федерации (далее — Конституционный Суд РФ). Определением от 23 октября 2014 года № 2503-О отказано в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Гвоздилова Александра Петровича как не отвечающей требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Заявитель утверждал, что данная норма ограничивает возможность изменения категории преступления при рассмотрении в порядке, предусмотренном статьей 399 УПК РФ, вопросов исполнения приговоров, в которых не учитывались фактические обстоятельства, необходимые для такого изменения.

Конституционный Суд РФ сформулировал правовую позицию, из которой следует, что данная новелла улучшает положение осужденных (определения Конституционного Суда РФ от 24 декабря 2012 года № 2339-О , от 21 марта 2013 года № 479-О , от 17 июля 2014 года № 1637-О и др.), а потому ходатайства осужденных о приведении приговоров в соответствие с действующим уголовным законом подлежат рассмотрению по существу.

Конституционный Суд РФ указал, что законодатель не устанавливает, какое именно значение при решении вопроса об изменении категории преступления могут иметь те или иные обстоятельства, предоставляя тем самым суду общей юрисдикции право в каждом конкретном случае давать им оценку, не допуская произвольного отказа в таком изменении, в том числе на стадии исполнения приговора.

Аналогичной позиции придерживается и Верховный Суд Российской Федерации (далее — Верховный Суд РФ), разъяснивший в постановлении Пленума от 20 декабря 2011 года № 21 «О практике применения судами законодательства об исполнении приговора», что в силу части 4 статьи 7 УПК РФ постановление судьи, вынесенное по результатам рассмотрения вопросов, связанных с исполнением приговора, должно быть законным, обоснованным и мотивированным. С учетом же того, что в установленном главой 47 УПК РФ порядке суд решает, в частности вопросы замены, назначения или смягчения наказания, освобождения от отбывания наказания, постановление судьи должно отвечать и требованию справедливости (пункт 35) .

По вопросу применения положений ч. 6 ст. 15 УК РФ Верховным Судом РФ были даны многочисленные разъяснения в ряде постановлений Пленумов.

Так, в пункте 19 постановления Пленума от 15 ноября 2016 года № 48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности» Верховный Суд РФ рекомендовал судам при назначении наказания лицу, признанному виновным в совершении одного или нескольких преступлений, предусмотренных статьями 159 — 159.3 , 159.5 , 159.6 , 160 , 165 УК РФ, если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности, а также статьями 170.2 , 171 — 174 , 174.1 , 176 — 178 , 180 — 183 , 185 — 185.4 , частью 1 статьи 185.6 , статьями 190 — 199.2 УК РФ, руководствоваться общими началами назначения наказания, обсуждать возможность применения положений частей 1 и 2 статьи 64 , статьи 73 , а также части 6 статьи 15 и статьи 80.1 УК РФ. Обратил внимание, что содержание осужденного под стражей до постановления приговора не может предопределять назначение ему наказания в виде реального лишения свободы.

Давая рекомендации по применению норм Уголовно-процессуального кодекса РФ, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции, Верховный Суд РФ в пункте 11 указал, что с учетом положений пункта 2 части 3 статьи 30 УПК РФ состав суда апелляционной инстанции определяется исходя из той категории преступления, по обвинению лица в котором уголовное дело поступило в суд первой инстанции, в том числе когда судом первой инстанции действия лица были переквалифицированы с особо тяжкого или тяжкого преступления на преступление небольшой или средней тяжести либо на основании части 6 статьи 15 УК РФ изменена категория преступления ( постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 ноября 2012 года № 26 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции» в ред. постановления Пленума Верховного Суда РФ от 1 декабря 2015 года № 54).

В пункте 15 указанного постановления Верховный Суд РФ напомнил судам, что в случае изменения судом категории преступления на основании части 6 статьи 15 УК РФ вид исправительного учреждения назначается осужденному с учетом измененной категории преступления.

Поскольку изменение категории влияет на решение многих вопросов уголовной ответственности, то судам области было рекомендовано осторожно подходить к данному вопросу, свой вывод об изменении категории преступления тщательно мотивировать, строго руководствоваться положениями ч. 6 ст. 15 УК РФ во взаимосвязи с п. 6.1 ст. 299 УПК РФ.

За анализируемый период при вынесении итогового решения суды области изменяли категорию преступления только по 9 уголовным делам в отношении 16 подсудимых, при этом 2 судебных решения в суде апелляционной инстанции подверглись изменению. Из них по 4 уголовным делам постановлены приговоры, а по 5 уголовным делам вынесены постановления о прекращении уголовного дела.

Приговором Иркутского районного суда М., М2., Ш, К. признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 260 УК РФ, и каждому из них назначено наказание в виде лишения свободы в следующих размерах: М. сроком на 3 года; М., Ш. и К. — сроком на 2 года 6 месяцев каждому.

Категория преступления, за совершение которого осуждены М., М., Ш., К., на основании ч. 6 ст. 15 УК РФ судом была изменена и отнесена к средней тяжести. При вынесении такого решения суд сослался на обстоятельства, характеризующие поведение подсудимых после совершения преступления (их явки с повинной, активное содействие следствию, признание вины, раскаяние в содеянном, а в отношении М. еще и возмещение в полном объеме ущерба, причиненного в результате преступления), данные об их личностях (подсудимые социально адаптированы, имеют место жительства, семьи и малолетних детей на своем иждивении), а также совокупность имеющихся смягчающих наказание обстоятельств и отсутствие отягчающих.

Однако апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Иркутского областного суда приговор был изменен.

При этом судебная коллегия пришла к выводу, что суд не указал, какие данные, свидетельствующие о меньшей степени общественной опасности преступления, явились основанием для принятия решения о снижении категории преступления, в приговоре не привел надлежащие мотивы в обоснование вывода о наличии оснований для изменения категории преступления. По мнению суда апелляционной инстанции, выводы суда первой инстанции содержали общие суждения о том, что фактические обстоятельства совершенного преступления и степень его общественной опасности позволяют изменить категорию преступления.

Судебная коллегия указала, что выводы суда о снижении категории преступления противоречат установленным судом фактическим обстоятельствам дела, поэтому признала доводы апелляционного представления и апелляционной жалобы представителя потерпевшего о незаконности применения ч. 6 ст. 15 УК РФ и снижении категории преступления с тяжкой на категорию средней тяжести подлежащими удовлетворению, указание о снижении категории преступления на основании ч. 6 ст. 15 УК РФ — подлежащим исключению из приговора.

Иркутский районный суд, постановляя приговор в отношении Б. по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ (хищение из дома соседей карты «Т» с находящимися на ней денежными средствами), изменил категорию с тяжкой на средней тяжести, что позволило суду назначить наказание в виде штрафа в размере 5 000 рублей и освободить Б. от наказания, применив к нему принудительную меру воспитательного воздействий в виде предупреждения. В обоснование решения об изменении категории преступления суд указал, что отягчающих наказание обстоятельств суд не установил, в качестве смягчающих наказание обстоятельств суд признал несовершеннолетний возраст подсудимого, признание вины, раскаяние в содеянном, добровольное возмещение ущерба, мнение потерпевшей.

Ленинский районный суд г. Иркутска при постановлении приговора также изменил категорию преступления со средней тяжести на преступление небольшой тяжести при осуждении П. по ч. 2 ст. 273 УК РФ. Уголовное дело рассмотрено в особом порядке. Свое решение суд мотивировал отсутствием отягчающих наказание обстоятельств — тем, что П. вину признал полностью, раскаялся в содеянном, активно способствовал раскрытию преступления, возместил ущерб, имеет на иждивении ребенка. П. было назначено наказание в виде ограничения свободы сроком на 1 год 6 месяцев.

Приговором Киренского районного суда изменена категория преступления с тяжкого на среднюю тяжесть при осуждении Д. по п. «б» ч. 2 ст. 131 УК РФ. Формально воспроизведя формулировку ч. 6 ст. 15 УК РФ, суд сослался на отсутствие отягчающих наказание обстоятельств и наличие ряда смягчающих наказание обстоятельств: признание вины в нанесении телесных повреждений потерпевшей, компенсация вреда за причинение телесных повреждений, молодой возраст, проблемы со здоровьем, аморальность поведения потерпевшей (употребившей алкогольные напитки в чрезмерном количестве). Вместе с тем суд первой инстанции оставил без внимания, что Д. вину в совершении инкриминируемого ему преступления не признал, преступление совершил в состоянии алкогольного опьянения и в период испытательного срока при условном осуждении Киренским районным судом по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, что суд не признал в качестве отягчающего наказание обстоятельства. Изменив категорию преступления, суд назначил наказание в виде 4 лет 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком в 5 лет, сохранив условное осуждение по приговору от (дата).

По апелляционному представлению государственного обвинителя апелляционным определением приговор изменен. Суд второй инстанции исключил из приговора указание об изменении категории преступления, отменил условное осуждение по приговору районного суда от (дата), назначив наказание по совокупности приговоров в виде лишения свободы сроком на 5 лет. Исключая изменение категории преступления, суд апелляционной инстанции обоснованно указал, что суд первой инстанции формально воспроизвел норму закона, не приведя законных оснований для принятия такого решения. Следует также отметить, что резолютивная часть данного приговора в отличие от других вышеприведенных приговоров не содержала указания об изменении категории преступления.

Вышеприведенные примеры свидетельствуют о том, что суды области испытывают затруднения при разрешении вопроса о том, следует ли указывать об изменении категории преступления в резолютивной части приговора либо достаточно суждений суда на этот счет в описательно-мотивировочной части приговора.

Верховный Суд РФ, отвечая на поступившие из судов вопросы (ответ на 18 вопрос) по применению федеральных законов от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» и от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», рекомендовал решение по предусмотренному п. 6.1 ч. 1 ст. 299 УПК РФ вопросу об изменении категории преступления отражать в описательно-мотивировочной части приговора (утверждены Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 27 июня 2012 года).

Изменение категории преступлений имело место быть и в суде апелляционной инстанции.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Иркутского областного суда изменен приговор Шелеховского городского суда в отношении К. и С . Суд апелляционной инстанции изменил категорию преступления, совершенного С. с особо тяжкого (п. «б» ч. 3 ст. 161 УК РФ) на тяжкое, снизив назначенное наказание с 5 до 4 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. В обоснование принятого решения суд второй инстанции указал, что совершенное С. преступление относится к категории особо тяжкого в связи с размером причиненного ущерба. Вместе с тем фактические обстоятельства содеянного свидетельствуют о второстепенной роли С. в процессе непосредственного изъятия имущества, что позволяет судебной коллегии в данном случае применить требования ч. 6 ст. 15 УК РФ.

Суды области испытывают затруднения и в решении вопроса о возможности либо неё отсутствия вынесения иного судебного решения помимо приговора, в частности постановления о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям, когда категория преступления изменена с тяжкой на среднюю тяжесть.

Из информации, представленной судами области, следует, что 2 суда (из 43) полагают возможным вынесение таких решений. За указанный период 2 суда области вынесли 5 постановлений о прекращении уголовного дела в отношении 9 подсудимых, в которых суды выносили решения об изменении категории преступлений, из них 1 решение вынесено Иркутским районным судом в отношении одного подсудимого, 4 решения в отношении 8 подсудимых вынесено Усть-Кутским городским судом.

В отличие от приговоров этот вид судебного решения вызывает сомнения в их законности и обоснованности.

Верховный Суд РФ в пункте 26 постановления Пленума от 27 июня 2013 года № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности» давал разъяснение следующего содержания: « В случае, когда при постановлении приговора суд, назначив наказание, в соответствии с частью 6 статьи 15 УК РФ изменил категорию преступления на менее тяжкую, то при наличии оснований, предусмотренных статьями 75 , 76 , 76.1 и 78 УК РФ, он освобождает осужденного от отбывания назначенного наказания». По смыслу вышеприведенного разъяснения вопрос изменения категории преступления может быть решен только в приговоре и только после назначения вида и срока наказания.

Практическая реализация данного разъяснения, связанного с применением положений гл. 11 УК РФ в случае изменения судом категории преступления, оказалась сложной, так как согласно ч. 6 ст. 15 УК РФ изменение категории преступления возможно лишь после назначения наказания, не превышающего определенный размер, а в соответствии со ст. 299 УПК РФ этот вопрос решается только в совещательной комнате при постановлении приговора. В связи с этим неясным оставался механизм реализации положений ч. 6 ст. 15 УК РФ с последующим применением в отношении лица положений гл. 11 УК РФ без его согласия, получение которого возможно только на этапах до удаления суда в совещательную комнату.

Постановление м Пленума от 29 ноября 2016 № 56 Верховный Суд РФ указанный пункт исключил.

Отсутствие четкой законодательной регламентации породило противоречивость в судебной практике Иркутской области.

В связи с чем в целях формирования единообразия в правоприменительной практике до получения соответствующих разъяснений Верховного Суда РФ либо изменения нормы закона судебной коллегией по уголовным делам Иркутского областного суда даны рекомендации, в соответствии с которыми вопрос об изменении категории преступления может быть решен только в приговоре.

Такая рекомендация основана на анализе взаимосвязанных положений ч. 6 ст. 15 УК РФ, ч. 2 ст. 27 и ст. 299 УПК РФ, в соответствии с которыми при наличии ряда условий, в том числе назначения определенного наказания, что возможно только при постановлении приговора, в совещательной комнате суд вправе изменить категорию преступления на менее тяжкую, по которому формально возможно прекращение уголовного дела, но на прекращение уголовного дела или уголовного преследования требуется согласие лица. Удалившись в совещательную комнату, суд не может выяснить согласие подсудимого на прекращение уголовного дела по нереабилитирующему основанию.

Поэтому полагаем, когда обстоятельства, влекущие применение положений гл. 11 УК РФ, обнаружились после удаления суда в совещательную комнату, в том числе в случае возникшей в совещательной комнате необходимости изменения категории преступления, суд выносит обвинительный приговор с назначением наказания.

В связи с этим находим подобную практику Усть-Кутского городского суда по прекращению уголовных дел после изменения категории инкриминируемого преступления на менее тяжкую не соответствующей требованиям уголовного закона.

Считаем, что законодатель предусмотрел возможность изменения категории преступления исключительно при постановлении только одного вида итогового судебного решения — обвинительного приговора с назначением наказания.

При применении положений ч. 6 ст. 15 УК РФ судам необходимо учитывать, что лишь исключительные обстоятельства могут быть основанием для изменения категории преступления. Такое решение влечет значимые юридические последствия, которые, в частности, могут определять наказуемость деяния, поскольку уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому или особо тяжкому преступлению, могут потребовать необходимости применения положений ч. 1 ст. 56 УК РФ и др, которые влияют на признание в содеянном отдельных разновидностей опасного или особо опасного рецидива, на назначение вида исправительного учреждения осужденным к лишению свободы ( ст. 58 УК РФ), определяют правила назначения наказания по совокупности преступлений ( ст. 69 УК РФ), а также влияют на исчисление сроков погашения судимости, изменение условий для условно-досрочного освобождения от отбывания наказания.

Полагаем, что сами по себе обстоятельства, смягчающие наказание, не могут иметь самостоятельного значения при принятии судом решения об изменении категории преступления на менее тяжкую. Основанием для применения ч. 6 ст. 15 УК РФ является не наличие смягчающих и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, положительные данные подсудимого, на что суды указывали в своих решениях, а фактические обстоятельства совершения преступления и степень его общественной опасности. Суд обязан в приговоре указать, с учетом каких фактических обстоятельств принимается решение об изменении категории совершенного преступления.

Постановлением Иркутского районного суда прекращено уголовное дело в отношении Б., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, на основании ст. 25 УПК РФ, ст. 76 УК РФ в связи с примирением с потерпевшей. Б. от уголовной ответственности освобожден с учетом того, что в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ изменена категория совершенного им преступления на менее тяжкую, так как подсудимый не судим, вину в содеянном признал в полном объеме, не утратил социальных и родственных связей, осознал содеянное, искренне раскаялся в совершенном преступлении, примирился с потерпевшей, загладил причиненный вред в полном объеме путем возврата похищенного имущества, принес извинения потерпевшей.

Лидером по вынесению постановлений о снижении категории преступления и прекращении уголовного дела является Усть-Кутский городской суд, который за указанный период вынес 4 из 5 постановлений данной категории.

Постановлением Усть-Кутского городского суда по уголовному делу в отношении Т., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ, снижена категория преступления до средней тяжести, и он освобожден от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим в соответствии со ст. 76 УК РФ. Свое решение суд мотивировал следующим образом: «Учитывая личность подсудимого, впервые совершившего уголовно-наказуемое деяние, фактические обстоятельства совершения преступления и степень его общественной опасности, а также установленные судом смягчающие обстоятельства, указанные в п. п. «и», «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, позволяют суду по уголовному делу в отношении Т. снизить категорию преступления, предусмотренного п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ, относящегося на основании ч. 4 ст. 15 УК РФ к категории тяжких, по правилам ч. 6 ст. 15 УК РФ, т. е. на одну категорию и считать его преступлением средней тяжести».

Однако в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ суд вправе изменить категорию преступления при соблюдении ряда условий. В данном случае, за совершение тяжкого преступления назначается наказание, не превышающее пяти лет лишения свободы, или другое более мягкое наказание. Однако описательно-мотивировочная часть постановления не содержит суждений суда о размере назначаемого наказания.

Постановлением Усть-Кутского городского суда снижена категория инкриминируемого Д. и Т. преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 – п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, с тяжкого на преступление средней тяжести. Суд освободил обоих от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим в соответствии со ст.76 УК РФ, прекратив уголовное дело.

Аналогичные решения вынесены этим же судом в отношении Г., М., Ш., Н., обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, а также в отношении А., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «г» ч. 2 ст.161 УК РФ. Во всех вышеприведенных решениях воспроизведена формулировка ч. 6 ст. 15 УК РФ. В обоснование принятых решений суд сослался на наличие смягчающих наказание обстоятельств, отсутствие отягчающих наказание обстоятельств. Ни одно из этих решений не содержит суждений о назначении наказания по преступлениям тяжкой категории менее пяти лет.

Применение положений части 5 статьи 72 УК РФ

В соответствии с данной нормой закона при назначении осужденному, содержавшемуся под стражей до судебного разбирательства, в качестве основного вида наказания штрафа, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью суд, учитывая срок содержания под стражей, смягчает назначенное наказание или полностью освобождает его от отбывания этого наказания.

Указанная норма закона не содержит критерий разграничения судебных решений: в каких случаях суд смягчает наказание, а в каких — полностью освобождает от отбывания наказания. Не содержит норма закона и данных об эквиваленте срока содержания под стражей размеру штрафа. Суды области испытывают затруднения в изложении резолютивной части приговора. Некоторые судьи полагают, что с учетом требований ч. 5 ст. 72 УК РФ сразу же назначается наказание в виде штрафа в меньшем размере, нежели он мог быть назначен. Другие полагают необходимым назначить наказание в виде штрафа в определенном размере, а после с учетом требований ч. 5 ст. 72 УК РФ его смягчить.

Отсутствие четкой законодательной регламентации указанного вопроса частично восполнено разъяснениями Верховного Суда РФ.

Так, в пункте 4 постановления Пленума от 22 декабря 2015 года № 58 (ред. от 29 ноября 2016 года) «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» Верховный Суд РФ дал разъяснение следующего содержания: «При назначении штрафа в качестве основного наказания осужденному, содержавшемуся под стражей, суд вправе с учетом срока содержания под стражей либо полностью освободить такое лицо от отбывания данного наказания, либо смягчить его ( часть 5 статьи 72 УК РФ). В случае смягчения наказания размер штрафа может быть ниже минимального предела, установленного санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ, но не ниже минимального предела, установленного частью 2 статьи 46 УК РФ для конкретного способа исчисления штрафа».

Не оставил без внимания данный вопрос Верховный Суд РФ и в иных постановлениях Пленумов.

Постановление Пленума от 20 декабря 2011 № 21 (ред. от 29.11.2016) «О практике применения судами законодательства об исполнении приговора», было дополнено пунктом 5.5, согласно которому при разрешении вопроса о замене штрафа иным наказанием следует проверять, применялись ли при постановлении приговора положения части 5 статьи 72 УК РФ в отношении лица, содержавшегося до судебного разбирательства под стражей. В том случае, когда размер штрафа был назначен с учетом срока содержания осужденного под стражей, этот же срок не может быть зачтен в срок наказания, которым заменяется штраф.

В соответствии с п. 19 постановления Пленума от 15 ноября 2016 года № 48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности», при назначении наказания лицу, признанному виновным в совершении одного или нескольких преступлений, предусмотренных статьями 159 — 159.3 , 159.5 , 159.6 , 160 , 165 УК РФ, если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности, а также статьями 170.2 , 171 — 174 , 174.1 , 176 — 178 , 180 — 183 , 185 — 185.4 , частью 1 статьи 185.6 , статьями 190 — 199.2 УК РФ, судам необходимо руководствоваться общими началами назначения наказания, обсуждать возможность применения положений частей 1 и 2 статьи 64 , статьи 73 , а также части 6 статьи 15 и статьи 80.1 УК РФ. Следует иметь в виду, что содержание осужденного под стражей до постановления приговора не может предопределять назначение ему наказания в виде реального лишения свободы. При этом в силу положений части 5 статьи 72 УК РФ, назначая такому лицу в качестве основного вида наказания штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, суд, учитывая срок содержания под стражей, смягчает назначенное наказание или полностью освобождает осужденного от отбывания этого наказания.

За анализируемый период судами области вынесено 22 судебных решения, в которых разрешались правила назначения наказания в соответствии с ч. 5 ст. 72 УК РФ.

Судами области вынесены 12 приговоров, по которым осужденные полностью освобождены от наказания.

Представленные на изучение приговоры свидетельствуют о том, что такие решения, как правило, выносились в отношении лиц, обвиняемых в совершении преступлений небольшой и средней тяжести. При этом срок содержания под стражей варьировался от 8 дней до 10 месяцев 16 дней, размер штрафа, назначенного в качестве основного наказания, составлял от 5000 рублей до 70 000 рублей.

Так, приговором Саянского городского суда П. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 328 УК РФ, за которое ему назначено наказание в виде штрафа в размере 5 000 рублей. Учитывая срок содержания П. под стражей до судебного разбирательства, суд освободил его от отбывания данного наказания. Как следует из приговора, П. признан виновным в совершении преступления небольшой тяжести, ему назначен штраф в размере 5000 рублей, он содержался под стражей 8 дней.

Приговором Усть-Кутского городского суда Б. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 228 УК РФ, ему назначено наказание в виде штрафа в размере 38 000 рублей, от которого он освобожден, так как содержался под стражей и под домашним арестом (10 месяцев 16 дней).

По 10 приговорам, постановленным в отношении лиц, обвиняемых в совершении преступлений средней и тяжкой категории, наказание было смягчено. При этом срок содержания под стражей варьировался от 1 суток до 3 месяцев, размер штрафа, назначенного в качестве основного наказания, составил от 6 000 рублей до 8 100 000 рублей. В 7 случаях суды назначали наказание в виде штрафа в определенном размере, а затем, применив требование ч. 5 ст. 72 УК РФ, смягчали наказание. По 3 приговорам с учетом положений ч. 5 ст. 71 УК РФ сразу же назначалось наказание в виде штрафа в меньшем размере.

Приговором Куйбышевского районного суда У. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 У К РФ, ему назнач ено наказание в виде штрафа в размере сорокакратной суммы взятки – 4 000 000 рублей. На основании ч. 5 ст. 72 УК РФ с учетом времени содержания У. под стражей назначенное ему наказание суд смягчил до 3 000 000 рублей.

Мера пресечения в виде с одержания под стражей, избранная У., изменена до вступления приговора в законную силу на подписку о невыезде и надлежащем поведении с освобождением из-под стражи в зале суда.

Приговором Эхирит-Булагатского районного суда при определении размера штрафа суд, принимая во внимание, что подсудимый А. содержался под стражей 3 месяца, руководствуясь ч. 5 ст. 72 УК РФ, сразу же назначил наказание в виде штрафа ниже минимального предела, установленного санкцией ч. 3 ст. 260 УК РФ, в размере 700 000 рублей, с рассрочкой выплаты на 5 лет по 11 666 рублей в месяц.

Применение положений статьи 96 УК РФ

В соответствии со статьей 96 УК РФ в исключительных случаях с учетом характера совершенного деяния и личности суд может применить положения настоящей главы к лицам, совершившим преступления в возрасте от восемнадцати до двадцати лет, кроме помещения их в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа либо в воспитательную колонию.

Конституционность данной нормы закона была предметом проверки Конституционного Суда Российской Федерации, который определением от 28 мая 2013 года № 790-О отказал в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Телепина Андрея Валентиновича на нарушение его конституционных прав положениями статьи 57, части второй статьи 59 и статьи 96 Уголовного кодекса Российской Федерации.

По мнению заявителя, оспариваемые законоположения допускают дискриминацию при назначении наказания мужчинам, совершившим особо тяжкие преступления против жизни и здоровья в возрасте от восемнадцати до двадцати лет, поскольку в силу статьи 96 УК РФ позволяют суду по своему усмотрению назначать наказание некоторым из мужчин этого возраста в соответствии с правилами о назначении наказания несовершеннолетним, что исключает применение к ним таких видов наказания, как смертная казнь или пожизненное лишение свободы, хотя согласно статьям 57 и 59 данного Кодекса достаточным условием для применения указанных видов наказания является совершение психически здоровым мужчиной соответствующего преступления по достижении им восемнадцатилетнего возраста.

Проанализировав указанные нормы закона, Конституционный Суд РФ указал: «данные законоположения не предусматривают возможность применения судом правил о назначении наказания несовершеннолетним к лицам, совершившим преступления в возрасте от восемнадцати до двадцати лет. Такая возможность закреплена статьей 96 УК РФ, согласно которой в исключительных случаях с учетом характера совершенного деяния и личности суд может применить положения главы 14 «Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» к лицам, совершившим преступления в возрасте от восемнадцати до двадцати лет, кроме помещения их в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием либо воспитательную колонию. При этом соответствующее решение должно быть мотивировано в приговоре наличием исключительных обстоятельств, характеризующих совершенное лицом деяние и его личность».

Конституционный Суд РФ указал, что оспариваемые заявителем законоположения не исключают уголовную ответственность каких-либо лиц, а обеспечивают ее дифференциацию исходя из принципа гуманизма. Данные нормы не влияют на назначение другим категориям лиц, совершивших преступления, наказания, соответствующего характеру и степени общественной опасности их преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного, не ущемляют тем самым их права и, следовательно, не являются дискриминационными (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 октября 2008 года № 638-О-О , от 23 июня 2009 года № 898-О-О , от 19 октября 2010 года № 1382-О-О и от 18 октября 2012 года № 1925-О ).

Не оставил без внимания данный вопрос и Верховный Суд РФ, дав разъяснения в пункте 30 постановления Пленума от 1 февраля 2011 года № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» (в редакции постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 года № 56).

За указанный период судами области положения данной нормы закона применены при вынесении 6 судебных решений.

Приговором Ангарского городского суда П. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, ему назначено наказание с применением ч. 6.1 ст. 88 УК РФ в виде 4 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Судом установлено, что преступление П. совершено в возрасте 18 лет. Принимая во внимание данные о личности П., воспитывавшегося с 2003 года в детском доме, учитывая его тяжелое материальное положение, суд нашел данный случай исключительным. С учетом личности виновного, характера совершенного деяния, а также смягчающих наказание обстоятельств, таких как: активное способствование расследованию преступления, признание вины и раскаяния, суд посчитал возможным в соответствии со ст. 96 УК РФ применить положения ч. 6.1 ст. 88 УК РФ в отношении П., не достигшего 20-летнего возраста.

Приговором Балаганского районного суда М. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ (в редакции от 01.03.2012 № 18-ФЗ), назначено наказание с применением положений ч. 6.1 ст. 88 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 2 года. На основании ч. 3 ст. 73 УК РФ назначенное М. наказание постановлено считать условным с испытательным сроком продолжительностью 2 года.

Данное тяжкое преступление М. совершил в возрасте 18 лет 4 месяцев. С учетом фактических обстоятельств преступления, условий воспитания его без родителей в семье опекуна, удовлетворительных характеристик, учебы в техникуме суд применил правила, предусмотренные ст. 96 УК РФ и, назначив подсудимому М. наказание в соответствии с ч. 6.1 ст. 88 УК РФ, сократил низший предел наказания наполовину.

Приговором Братского районного суда А. и В. признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ. Каждому назначено наказание в виде лишение свободы сроком на 3 года, с применением ст. 73 УК РФ, назначенное наказания считать условным с испытательным сроком 3 года.

При назначении наказания суд принял во внимание, что А . совершил преступление по данному приговору в период условного осуждения по приговору городского суда, а В. — в период условного осуждения по приговору районного суда.

Поскольку суд пришёл к выводу о возможности сохранения условного наказания, то постановленные ранее в отношении А. и В. приговоры подлежали самостоятельному исполнению.

На основании ст. 96 УК РФ суд счел возможным применить в отношении обоих осужденных нормы уголовного законодательства, регулирующие уголовную ответственность несовершеннолетних. Свой вывод суд мотивировал следующим образом: «Хотя А. и В. совершили преступление в возрасте 18 лет, но В. спустя 10 дней, а А. спустя два месяца после совершеннолетия. А. в настоящее время является студентом, воспитывается в семье, находится на содержании родителей, его поведение ими контролируется. В. в настоящее время устроился на работу, т.е. имеет постоянный доход. Принимая во внимание молодой возраст подсудимых, их положительные характеристики, суд пришел к выводу, что их исправление возможно без реального отбывания наказания, и поэтому посчитал необходимым на основании ст. 73 УК РФ признать назначенное наказание условным с возложением на А. и В. обязанностей, способствующих их исправлению и установлением в отношении них испытательного срока, в течение которого они своим поведением должны доказать, что не нуждаются в реальном отбытии наказания. Учитывая желание подсудимых добровольно возместить потерпевшей причиненный ущерб, суд признал справедливым установить подсудимым срок для заглаживания вреда, причиненного преступлением. При этом дополнительное наказание в виде ограничения свободы суд полагает не назначать, считая достаточным исправительного воздействия основного вида наказания».

Приговором Тайшетского городского суда Г. признан виновным в совершении тяжкого преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ, ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года 6 месяцев условно с испытательным сроком 4 года. Преступление Г. совершено в период испытательного срока, назначенного приговором городского суда от 26 января 2016 года.

Совершение преступления тяжкой категории в период испытательного срока влекло безусловную отмену условного осуждения и назначение наказания по совокупности приговоров. Суд посчитал возможным с применением положений статьи 96 УК РФ сохранить условное осуждение. К такому выводу суд пришел, исходя из характера совершенного преступления, обстоятельств дела и личности виновного, его возраста и искреннего раскаяния в содеянном, наличия смягчающих наказание обстоятельств и отсутствия отягчающих, признав данный случай исключительным.

Постановлением Усольского городского суда уголовное дело в отношении Н., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 161 УК РФ, прекращено с применением мер воспитательного воздействия на основании ст. 96 УК РФ. При этом суд исходил из того, что Н. хотя и является совершеннолетним, но не достиг 20-летнего возраста, ранее не судим, впервые привлекается к уголовной ответственности, совершил преступление, относящееся к категории средней тяжести, вину признал полностью, раскаялся в содеянном, пытался возместить ущерб потерпевшему, но потерпевший отказался принимать денежные средства. Также судом учитывалось состояние здоровья Н., отраженное в СПЭ, и удовлетворительная характеристика по месту жительства.

Постановлением Шелеховского городского суда прекращено уголовное дело в отношении К., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282 УК РФ, с назначением судебного штрафа с учетом ч. 2 ст. 88 УК РФ в размере 10 000 рублей. Из постановления следует, что К., 3 июля 1997 года рождения, несудимый, совершил преступление в период с 12 мая по 14 сентября 2015 года. Суд посчитал возможным применить по отношению к нему положения ст.96 УК РФ. В обоснование принятого решения суд указал следующее: «Подсудимый К. впервые привлекается к уголовной ответственности за преступление средней тяжести с началом действий в несовершеннолетнем возрасте, принял меры к удалению запрещенной информации …, вину признал и раскаивается в содеянном, характеризуется положительно и, по мнению суда, не представляет какой-либо общественной опасности».

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Иркутского областного суда изменен приговор Ангарского городского суда в отношении А., не судимого, осужденного по п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Суд второй инстанции, признав данный случай исключительным, распространив действие главы 14 УК РФ на А., достигшего 19-летнего возраста, применил положения ч. 6.1 ст. 88 УК РФ и смягчил наказание до 4 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Апелляционный суд учел фактические обстоятельства дел и данные о личности осужденного: совершение преступления впервые, тяжелое материальное положение А., учащегося в техникуме, воспитывающегося без матери, потерявшего работу.

Изучение практики применения судами Иркутской области при осуществлении правосудия положений ч. 6 ст. 15, ч. 5 ст. 72, ст. 96 УК РФ свидетельствует о недостаточной распространенности изменения категории преступлений, смягчения наказания или освобождения от отбывания наказания при учете срока содержания под стражей и при применении главы 14 УК РФ к лицам в возрасте от 18 до 20 лет, а также о наличии у судей затруднений при применении указанных норм закона.

Вышеприведенный анализ норм закона, разъяснений вышестоящих судов, изучение представленных судами области решении и апелляционной практики Иркутского областного суда, позволили судебной коллегии по уголовным делам Иркутского областного суда на данном этапе, до получения соответствующих разъяснений Верховного Суда Российской Федерации, прийти к следующим выводам и рекомендациям.

1. Категория преступления, за которое осуждается лицо, может быть изменена только приговором.

2. Суд вправе разрешить вопрос об изменении категории преступления только после приведения в приговоре суждений по вопросам вида и срока предполагаемого наказания.

3. Сами по себе обстоятельства, смягчающие наказание, не могут иметь самостоятельного значения при принятии судом решения об изменении категории преступления на менее тяжкую. Суд обязан привести конкретные фактические обстоятельства дела, снижающие общественную опасность содеянного, которые влекут снижение категории.

4. При назначении осужденному, содержавшемуся под стражей до судебного разбирательства, в качестве основного вида наказания штрафа, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью суд, учитывая длительность срока содержания под стражей и размер назначенного штрафа либо срок лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью обязан (а не вправе) войти в обсуждение вопроса о применении положений ч. 5 ст. 72 УК РФ: либо смягчить назначенное наказание либо полностью освободить его от отбывания этого наказания, при этом наказание может быть смягчено только с учетом положений ч. 2 ст. 46 УК РФ.

5. В срок содержания под стражей, дающий право на применение положений ч. 5 ст. 72 УК РФ, засчитывается не только срок содержания под стражей в порядке ст.ст. 108, 109, 255 УПК РФ, но и срок содержания под домашним арестом в порядке ст. 107 УПК РФ, а также срок нахождения в психиатрическом стационаре в порядке ст. 435 УПК РФ.

6. В резолютивной части приговора суд указывает свое решение по вопросам, перечисленным в ст. 308 УПК РФ. При этом после назначения наказания, ссылаясь на ч. 5 ст. 72 УК РФ, суд либо смягчает наказание до определенного размера, либо полностью освобождает от наказания.

7. К лицам, совершившим преступления в возрасте от восемнадцати до двадцати лет, с учетом характера совершенного деяния и личности могут быть применены положения статьи 96 УК РФ только в исключительных случаях.

8. Сами по себе обстоятельства, смягчающие наказание, не могут иметь самостоятельного значения при принятии судом решения о распространении положений главы 14 УК РФ на лиц, совершивших преступления в возрасте от 18 до 20 лет. Суд обязан не просто формально воспроизвести данную норму закона, а раскрыть фактические обстоятельства дела, данные о личности подсудимого, которые в совокупности позволили расценить случай как исключительный.

Смотрите еще:

  • Амнистия и ст 177 ук рф Амнистия к семидеситилетию победы 2015 году какие статьи поподают под амнистию к 70 летию победы в 2015 попадает ли статья 318 УКРФ под амнистию Ответы юристов (2) В отношении амнистии необходимо дождаться ее, чтобы […]
  • Подать заявление в ск рф Особенности направления информации в подразделе «Интернет-приемная» и ее обработки Разъяснения о пределах компетенции следственных органов Следственного комитета Российской Федерации и о подследственности уголовных […]
  • Статье 20 ук рф Статья 20. Возраст, с которого наступает уголовная ответственность 1. Уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста. 2. Лица, достигшие ко времени […]
  • 132-фз статья 14 Федеральный закон от 24 ноября 1996 г. N 132-ФЗ "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 24 ноября 1996 г. N 132-ФЗ"Об основах туристской […]
  • Трудовой кодекс рф бланки You are here Кадровые заявления Кадровое заявление документ, содержащий просьбу или предложения лица (лиц) учреждению или должностному лицу (Краткий словарь видов и разновидностей документов. Заявление адресуется […]
  • Коап рф 187 Изменились КоАП РФ и УК РФ С 19 июня 2015 года действуют новые редакции Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и Уголовного кодекса РФ. Кодекс Российской Федерации об административных […]