Ст165 гк рф в новой редакции

Содержание:

Статья 165. Последствия уклонения от нотариального удостоверения или государственной регистрации сделки

1. Если одна из сторон полностью или частично исполнила сделку, требующую нотариального удостоверения, а другая сторона уклоняется от такого удостоверения сделки, суд по требованию исполнившей сделку стороны вправе признать сделку действительной. В этом случае последующее нотариальное удостоверение сделки не требуется.

2. Если сделка, требующая государственной регистрации, совершена в надлежащей форме, но одна из сторон уклоняется от ее регистрации, суд по требованию другой стороны вправе вынести решение о регистрации сделки. В этом случае сделка регистрируется в соответствии с решением суда.

3. В случаях, предусмотренных пунктами 1 и 2 настоящей статьи, сторона, необоснованно уклоняющаяся от нотариального удостоверения или государственной регистрации сделки, должна возместить другой стороне убытки, вызванные задержкой в совершении или регистрации сделки.

4. Срок исковой давности по требованиям, указанным в настоящей статье, составляет один год.

Комментарий к статье 165 Гражданского Кодекса РФ

1. Правила статьи относятся к сделкам, нотариальная форма которых предусмотрена как законом, так и соглашением сторон.

2. В случае несоблюдения нотариальной формы, а также государственной регистрации сделка является ничтожной и ее последствия определяются по правилам ст. 167 ГК (см. коммент. к этой статье). Однако в отношении государственной регистрации это правило действует, если такая регистрация установлена законом, но не другими законодательными актами.

3. В интересах защиты добросовестной стороны при уклонении контрагента от нотариального удостоверения сделки или ее государственной регистрации ГК предоставляет исправной стороне право требовать в суде признания сделки заключенной или вынесения решения о регистрации сделки.

В редакции п. 2 и п. 3 статьи имеется практически важное различие, вытекающее из особенностей данных ситуаций: условием применения п. 2 является полное или частичное исполнение сделки, тогда как согласно п. 3 ни полного, ни частичного исполнения не требуется.

4. Сделка, требующая нотариального удостоверения, но не оформленная надлежащим образом, может быть признана судом действительной только при условии доказанности самого факта заключения договора, причем действуют правила о необходимости письменных доказательств (Бюллетень ВС РФ. 1994. N 5. С. 1).

5. Помимо требования о нотариальном удостоверении сделки или проведении ее государственной регистрации добросовестная сторона вправе претендовать на возмещение неисправной стороной причиненных этим убытков по общим правилам гражданского законодательства.

Ст. 165 ГК РФ — Гражданский кодекс

Статья 165. Последствия уклонения от нотариального удостоверения или государственной регистрации сделки.

Как поступать арендатору, если арендодатель не спешит регистрировать арендный договор, заключенный на несколько лет?

Арендный договор, заключенный на длительный срок, должен пройти государственную регистрацию. При её отсутствии он считается не заключенным.

Однако если один из участников сделки уклоняется от её регистрации, и при этом к форме сделки претензий нет, другой участник имеет право обратиться в суд.

Суд может решить зарегистрировать эту сделку, при этом будут рассмотрены все прочие обстоятельства дела.

Таким образом, возможно признать нотариально не заверенную сделку действительной, если один и из участников уклоняется от её заверения, сделка заключена надлежащим образом, а другая сторона заинтересована в признании действительности этой сделки и обращается с таким требованием в суд.

Уклонение от государственной регистрации может быть признано судом необоснованным, в таком случает арендодатель, согласно п 3 ст 165 ГК РФ, обязан возместить арендатору убытки, ставшие следствием задержки регистрации, а значит и заключения сделки.

Можно ли заключить арендный договор с новым лицом, если соглашение о расторжении договора аренды с прежним арендатором не прошло государственную регистрацию?

Судебная практика неоднозначна.

Сделки с недвижимостью должны проходить процедуру государственной регистрации в определенных случаях. Случаи, когда она необходима, а также её порядок предусмотрены статьей 131 ГК РФ и законом о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Статья 165 ГК РФ предусматривает признание сделки ничтожной при несоблюдении условия о её гос регистрации.

Упомянутый Федеральный закон, раскрывая понятие гос регистрации прав, подразумевает под ней факт юридического признания и подтверждения не только возникновения, ограничения или перехода, но также и прекращения прав на недвижимость.

Долгосрочный арендный договор имеет законную силу, только если прошёл гос регистрацию.

А вот по поводу необходимости регистрации его расторжения и возникают разногласия.

Согласно одной точке зрения, такая регистрация нужна и обоснована положениями ст 452 ГК РФ. Форма самого договора и форма соглашения о его расторжении должны быть одинаковыми, если иное не вытекает из закона.

Некоторые суды, подтверждая необходимость регистрации расторжения договора, обосновывают это другими положениями. Они указывают, что государственная регистрация не является элементом формы договора, но, по закону, без самого факта регистрации не возник бы его юридический состав.

Приверженцы противоположной позиции считают, что поскольку в законе нет прямых указаний на то, что гос регистрация — это элемент формы договора, то регистрировать расторжение арендного договора не обязательно.

Итак, может ли собственник подписать новый договор аренды, если соглашение о расторжение предыдущего договора не зарегистрировано?

Есть два судебных мнения, основанных на разном определении момента расторжения договора. Основной спорный вопрос: считается ли арендный договор расторгнутым с подписания соглашения о его расторжении или только после государственной регистрации этого соглашения?

Некоторые суды выносят постановления, что факт подписания соглашения о расторжении договора аренды не влечёт его прекращения, так как придерживаются мнения о необходимости гос регистрации расторжения.

Иные признают договора расторгнутым с даты, указанной в соглашении.

То есть однозначного ответа законодательство не дает.

Если суд решит, что определяющим является момент государственной регистрации сделки, то согласно ст. 165 ГК РФ, незарегистрированное соглашение о расторжении договора аренды будет признано недействительным. А значит прежний арендный договор всё еще в силе, и заключение новой сделки не представляется возможным.

Однако, если суд посчитает государственную регистрацию соглашения о расторжении договора не обязательной, то он вполне может признать договор расторгнутым на основании письменного соглашения, а значит и допустить заключение нового арендного договора.

У собственника в любом случае есть возможность заключить с новым арендатором предварительный договор, который предусматривает возможность заключения в будущем арендного договора именно с этим лицом (ст 429 ГК РФ).

Статья 165. Последствия уклонения от нотариального удостоверения или государственной регистрации сделки

1. Если одна из сторон полностью или частично исполнила сделку, требующую нотариального удостоверения, а другая сторона уклоняется от такого удостоверения сделки, суд по требованию исполнившей сделку стороны вправе признать сделку действительной. В этом случае последующее нотариальное удостоверение сделки не требуется.

2. Если сделка, требующая государственной регистрации, совершена в надлежащей форме, но одна из сторон уклоняется от ее регистрации, суд по требованию другой стороны вправе вынести решение о регистрации сделки. В этом случае сделка регистрируется в соответствии с решением суда.

3. В случаях, предусмотренных пунктами 1 и 2 настоящей статьи, сторона, необоснованно уклоняющаяся от нотариального удостоверения или государственной регистрации сделки, должна возместить другой стороне убытки, вызванные задержкой в совершении или регистрации сделки.

4. Срок исковой давности по требованиям, указанным в настоящей статье, составляет один год.

Комментарий к Ст. 165 ГК РФ

1. Нотариальное удостоверение сделок требуется в случаях, указанных в ст. 163 ГК РФ. Несоблюдение нотариальной формы влечет ничтожность сделки.

Суд может признать сделку действительной, несмотря на несоблюдение нотариальной формы, при наличии следующих условий:

1) одна из сторон полностью или частично исполнила сделку (очевидно, и другая сторона может полностью или частично исполнить сделку);

2) другая сторона уклоняется от нотариального удостоверения сделки; обычно это происходит в результате бездействия, хотя не исключены и активные действия;

3) заявлено требование стороны, исполнившей сделку, о признании ее действительной.

При рассмотрении таких требований суд, кроме названных условий, учитывает, конечно, и конкретные обстоятельства каждого дела (причины того, почему сделка не была нотариально удостоверена, упречность поведения каждой из сторон и т.д.).

Важно отметить, что даже при наличии названных трех условий суд может (но не обязан!) признать сделку действительной.

На первый взгляд возможность признания ничтожной сделки действительной алогична. Действительно, с точки зрения юридической логики вряд ли можно признать обоснованным объявление ничтожной, т.е. абсолютно недействительной, сделки действительной (правомерным актом). Однако торжество формально-юридической логики не должно вести к ущемлению справедливости. К тому же сторона, уклоняющаяся от нотариального удостоверения сделки, исполненной полностью или в части другой стороной, как правило, является недобросовестной (она уклоняется от надлежащего оформления сделки), нередко допускает злоупотребление правом (ст. 10 ГК). Другая сторона, как правило, является более «слабой». Ведь она исполнила сделку (полностью или частично), но не может произвести ее оформление в установленном законом порядке. Поэтому провозглашено общее правило: несоблюдение нотариальной формы влечет ничтожность сделки. При этом допускается отступление от этого правила по усмотрению суда.

2. Договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом (п. 3 ст. 433 ГК) (о государственной регистрации сделок см. ст. 164 ГК и комментарий к ней). В то же время в п. 1 комментируемой статьи предусмотрено, что в случаях, установленных законом, несоблюдение требования о государственной регистрации сделки влечет ее ничтожность.

Суд может (но не должен!) вынести решение о регистрации сделки, требующей государственной регистрации, если:

— сделка совершена в надлежащей форме. Так, договор ренты должен быть совершен в нотариальной форме (ст. 584 ГК); договор продажи предприятия заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами (п. 1 ст. 560 ГК); договор аренды здания или сооружения заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами (п. 1 ст. 651 ГК), и т.д.;

— одна из сторон уклоняется от регистрации сделки;

— заявлено требование о регистрации сделки (хотя это условие не упомянуто в п. 3 комментируемой статьи, однако оно само собой разумеется).

Понятно, что и в этом случае суд учитывает конкретные обстоятельства дела.

3. Взыскание убытков (ст. 15 ГК), о котором говорится в п. 4 комментируемой статьи, возможно только в том случае, если уклонение от нотариального удостоверения или государственной регистрации сделки признано необоснованным.

Сделки, сроки, представительство: новое в гражданском законодательстве

С 1 сентября 2013 г. вступают в силу очередные поправки в Гражданский кодекс РФ. На этот раз в центре внимания законодателей оказались положения ГК РФ, регламентирующие сделки и представительство (подраздел 4 раздела 1 части первой ГК РФ), а также сроки и исковую давность (подраздел 5 раздела 1 части первой ГК РФ).

Это не первые поправки в Гражданский кодекс, принятые в нынешнем году. Напомним, что с 12 февраля вступили в силу изменения, внесенные Федеральным законом 11.02.2013 № 8-ФЗ, — обновлено регулирование некоммерческих организаций (параграф 5 главы 4 ГК РФ). А с 1 марта вступили в силу поправки, внесенные Федеральным законом от 30.12.2012 № 302-ФЗ. Были обновлены главы 1—4, в которых речь идет об основных положениях гражданского законодательства, а также о физических и юридических лицах. Новеллы коснулись, в частности, ужесточения ответственности государственных органов и органов местного самоуправления, которые теперь вынуждены компенсировать ущерб, причиненный личности или имуществу гражданина, либо имуществу юридического лица не только своими неправомерными, но и правомерными действиями. До этих поправок государство возмещало лишь ущерб, причиненный незаконными действиями представителей государства.

Очередные новации, принятые Федеральным законом от 07.05.2013 № 100-ФЗ (далее — Закон № 100-ФЗ), вступают в силу, за некоторым исключением, с 1 сентября 2013 г.

Сделка со сделками

Большинство поправок внесено в главу 9 «Сделки» — 26 поправок (о введении в ГК РФ новой главы 9.1 «Решения собраний» подробнее см. «ЭЖ», 2013 № 19).

Итак, с 1 сентября 2013 г. ГК РФ дополняется новыми нормами, касающимися требований получения согласия на совершение определенных сделок (ст. 157.1 ГК РФ). Требования этой статьи являются общими, поскольку ее правила применяются, если иное не предусмотрено законом или иным правовым актом. Новые нормы могут применяться к самым различным случаям — согласию кредитора на перевод долга, согласию собственника на продажу имущества унитарным предприятием, согласию совета директоров на заключение крупной сделки и др.

Статья 157.1 ГК РФ рассматривает два вида согласия — предварительное и последующее. Последующее согласие именуется еще «одобрением». В предварительном согласии на совершение сделки должен быть определен предмет сделки, на совершение которой дается согласие. При последующем согласии (одобрении) должна быть указана сделка, на совершение которой дано согласие (п. 2, 3 ст. 157.1 ГК РФ). Следовательно, такое согласие само по себе должно носить характер гражданско-правовой сделки или административного акта, ясно выражающего волеизъявление субъекта, чье согласие/несогласие требуется. Прежде всего это касается предварительного согласия (или разрешения на сделку), которое дается в условиях, когда сделка еще не заключена.

Неприменение данной статьи ГК РФ влечет за собой последствия, которые предусмотрены специально внесенной в названный кодекс новой ст. 173.1 «Недействительность сделки, совершенной без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления».

Обратите внимание, что абз. 2 п. 1 ст. 173.1 ГК РФ предусматривается возможность установления иных последствий отсутствия необходимого согласия на совершение сделки, чем ее недействительность. Такая возможность должна быть специально предусмотрена законом или в предусмотренных им случаях соглашением с лицом, согласие которого необходимо для совершения сделки.

Таким образом, законодатель предоставил некоторую свободу в определении последствий совершения сделок без необходимого согласия.

Существенно ограничен круг субъектов, имеющих право применить последствия недействительности ничтожной сделки. Так, согласно новой редакции ст. 166 ГК РФ (абз. 1 п. 3), требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить только:

а) сторона сделки;

б) иное лицо, указанное в законе.

Как видим, более никаких любых заинтересованных лиц. Кроме того, суды вправе применять такие последствия по своей инициативе только в случаях, когда это требуется для защиты публичных интересов, и в иных предусмотренных законом случаях. Такое требование может быть удовлетворено, если лицо, его предъявляющее, имеет охраняемый законом интерес в признании данной сделки недействительной (абз. 2 п. 3 ст. 166 ГК РФ). Это обеспечивает ограничение возможностей сторон недействительной сделки требовать признания ее недействительной без применения последствий недействительности.

Таким образом, недобросовестным контрагентам будет невозможно манипулировать своими партнерами при помощи угроз применения последствий недействительности ничтожной сделки. Дело в том, что благодаря внесенным изменениям теперь истцы будут обязаны обосновывать свою добросовестность и наличие охраняемого законом интереса для того, чтобы признать сделку недействительной без применения последствий недействительности.

Также внесены новшества, цель которых — ограничить возмож­ности для безосновательного оспаривания сделок по одним лишь формальным признакам. Для этого в п. 2 ст. 166 ГК РФ внесены правила, согласно которым оспоримая сделка может быть признана недействительной только в ограниченных случаях, если:

— она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия;

— сделка, оспариваемая в интересах третьих лиц, нарушает права или охраняемые законом интересы таких третьих лиц.

Кроме того, если будет установлено, что сторона, оспаривающая сделку, на самом деле хочет сохранить ее в силе, она не вправе ее оспаривать по тем основаниям, о которых она знала или должна была знать. Таким образом, в судебном порядке должно проверяться реальное нарушение сделкой прав и охраняемых законом интересов лица, обращающегося с иском об оспаривании сделки.

Данное правило сопряжено с реализацией принципа добросовестности, закрепленного в ст. 1 ГК РФ, и нашедшего свое отражение в п. 5 ст. 166 ГК РФ. Согласно этой норме ГК РФ заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно. Недобросовестным поведением будет считаться, в частности, если лицо после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки. То есть оно вело себя таким образом, что не возникало сомнений в том, что оно согласно со сделкой и намерено придерживаться ее условий, но впоследствии обратилось в суд с требованием о признании сделки недействительной. Указанное ограничение относится как к оспоримым, так и к ничтожным сделкам. Оборот «заявление о недействительности сделки не имеет правового значения» использован для того, чтобы была учтена также ситуация, когда лицо ссылается на недействительность ничтожной сделки в качестве ответчика (возражая против исковых требований, например о взыскании долга по договору).

Тот же принцип (добросовестности) реализован Законом № 100-ФЗ и в новой редакции п. 1 ст. 167 ГК РФ («Общие положения о последствиях недействительности сделки»). Согласно названной норме, лицо, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно. А это значит, что согласно п. 5 ст. 166 ГК РФ данное лицо, конечно, вправе заявлять о недействительности сделки, например в суде, но такое заявление ни для суда, ни для других участников судебного производства не будет иметь никаких правовых последствий.

Обновленная редакция ГК РФ, регламентирующая порядок применения последствий признания сделок недействительными, предоставляет судам право не применять такие последствия, если это противоречит основам правопорядка или нравственности.

Таким образом, нашло свою реализацию положение п. 4 ст. 1 ГК РФ о том, что никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Когда цель не оправдывает средства

Еще одним немаловажным в сфере предпринимательства основанием для признания сделки недействительной является ее заключение в противоречии с целями своей деятельности. Согласно изменениям отсутствие лицензии, необходимой для совершения конкретной сделки, более не будет являться основанием для признания такой сделки недействительной вследствие того, что юридическое лицо, заключая такую сделку, вышло за рамки целей своей деятельности, установленных его учредительными документами.

Также произошли изменения и в составе субъектов, обладающих правом обращения в суд с требованием о признании подобных сделок недействительными. С осени нынешнего года из их числа выйдут государственные органы, осуществляющие контроль или надзор за деятельностью юридического лица, но войдут лица, в интересах которых установлены ограничения целей деятельности организации.

Кроме целей, предусмотренных учредительными документами юридического лица, возможность совершения определенных сделок может быть ограничена полномочиями его представителя или органа юридического лица (ст. 174 ГК РФ). Однако действующая редакция указанной нормы закона не позволяет распространить ее на руководителей филиалов и представительств организаций, которые органами юридического лица не являются, а потому их деятельность регулируется не учредительными документами организации, а соответствующими положениями. Поскольку деятельность представительств и филиалов направлена на представление интересов юридических лиц, сделки, совершаемые указанными субъектами, должны совершаться в интересах представляемых ими организаций. Для того чтобы обеспечить возможность признания таких сделок недействительными в случае, когда они совершены с выходом за пределы предоставленных представительствам, филиалам юридических лиц и их руководителям полномочий, в ст. 174 ГК РФ внесены соответствующие изменения. Кроме этого, названная статья дополнена п. 2, согласно которому в качестве самостоятельного основания признания сделки недействительной предусматривается грубое нарушение представителем интересов представляемого, о котором другой стороне сделки было или должно было быть известно. В этом случае даже при отсутствии ограничения полномочий представителя в договоре с ним или полномочий органа юридического лица в корпоративных документах сделка, совершенная представителем к явной невыгоде представляемого, чем воспользовалась другая сторона сделки (либо имел место сговор), может быть оспорена.

Молчание — знак обмана

Еще одним значимым достоинством новелл, внесенных Законом № 100-ФЗ, является перечисление конкретных обстоятельств, при которых заблуждение предполагается существенным. Это необходимо для правильного определения возможности применения последствий недействительности сделки, совершенной под влиянием существенного заблуждения (ст. 178 ГК РФ). Предусматривается следующий исчерпывающий перечень обстоятельств, допускающих существенность заблуждения, это:

1) допуск очевидной оговорки, описки, опечатки и т.п.;

2) заблуждается в отношении предмета сделки, в частности, таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные;

3) заблуждение в отношении природы сделки;

4) заблуждение по поводу лица, с которым сторона вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой;

5) заблуждение в отношении обстоятельства, которое сторона упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку.

При этом заблуждение относительно мотивов сделки не является существенным.

Обратим внимание и еще на одно немаловажное новшество, которое появилось в ГК РФ. Речь идет об определении недействительности сделки, совершенной под влиянием обмана. Закон № 100-ФЗ теперь предусматривает признавать обманом в том числе молчание. А именно, намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота. Более того, Закон № 100-ФЗ предполагает считать обманщиком сторону договора даже в случае его подписания через представителя или иного доверенного лица этой стороны договора. Согласно новой редакции ст. 179 ГК РФ считается, что сторона договора знала об обмане, если виновное в обмане третье лицо являлось ее представителем или работником, либо содействовало ей в совершении сделки. Интересным представляется и указание на то, что потерпевшему возмещается не просто реальный ущерб (как в действующей редакции ст. 179 ГК РФ), но и любые убытки.

Форма и содержание

Следующее, на что мы хотим обратить внимание — это десятикратное увеличение минимальной суммы сделок граждан между собой, совершение которых обязательно в письменной форме. Соответствующие правки были внесены Законом № 100-ФЗ в подп. 2 п. 1 ст. 161 ГК РФ. В настоящее время этот порог зависит от установленного минимального размера оплаты труда (МРОТ) и составляет сумму, превышающую не менее чем в десять раз установленный законом МРОТ. Согласно ст. 5 Федерального закона от 19.06.2000 № 82-ФЗ МРОТ для названных целей равен 100 руб. Таким образом, в настоящее время письменная форма требуется для сделок стоимостью выше 1000 руб. Со вступлением в силу поправок, внесенных Законом № 100-ФЗ, письменному оформлению сделок граждан между собой будут подлежать только те, цена которых превышает 10 000 руб.

Кроме того, с 1 сентября текущего года отменяется императивный запрет на устное оформление внешнеэкономических сделок. Законом № 100-ФЗ признан недействующим п. 3 ст. 162 ГК РФ, который в настоящее время гласит, что несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки влечет ее недействительность.

По нашему мнению, таким образом законодатель решил избавиться от возможных коллизий, которые могли возникать ранее при осуществлении внешнеэкономической деятельности. Дело в том, что согласно п. 1 ст. 1209 ГК РФ форма сделки подчиняется праву места ее совершения. Однако сделка, совершенная за границей, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права. Как видим, применение нормы п. 1 ст. 1209 ГК РФ входило в противоречие с п. 3 ст. 162 ГК РФ, действующим до 1 сентября 2013 г., при совершении внешне­экономической сделки в устной форме на территории иностранного государства, где устное оформление такой сделки допускается, а сама сделка отвечает всем требованиям российского права. Получалось, что согласно п. 1 ст. 1209 ГК РФ такая сделка, несмотря на ее устную форму, не могла быть признана недействительной, а согласно требованиям п. 3 ст. 162 ГК РФ, такая сделка должна была быть признана недействительной.

В отношении требований к форме сделки, добавим еще одно в целом немаловажное дополнение. Закон № 100-ФЗ возложил на нотариусов обязанность не просто удостоверять сделку, а проверять ее на предмет соответствия закону. Обновленный п. 1 ст. 163 ГК РФ гласит, что нотариальное удостоверение сделки означает проверку ее законности, в том числе наличия у каждой из сторон права на ее совершение. Правда, вопрос, означает ли это, что со вступлением в силу изменений в ГК РФ нотариусов можно будет привлекать к ответственнос­ти за удостоверение сделок, не соответствующих действующему законодательству, остался открытым.

Сообщения как новый объект регулирования

Законом № 100-ФЗ впервые вводится в практику регулирование юридически значимых сообщений. Этой теме посвящена ст. 165.1 ГК РФ «Юридически значимые сообщения». Новая норма закона регламентирует порядок определения времени доставки таких сообщений, связывая с ним момент наступления для получателя соответствующих гражданско-правовых последствий. Отметим, что такие последствия наступают для получателя не в момент получения юридически значимых сообщений, а момент их доставки ему или его представителю.

Более того, сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено (адресату), но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним (абз. 2 п. 1 ст. 165.1 ГК РФ).

Таким образом, законодательно определено, что момент получения юридически значимых сообщений совпадает с моментом их доставки.

Как результат, теперь юридические лица и предприниматели будут нести риск последствий неполучения юридически значимых сообщений, поступивших по месту его нахождения, указанному в ЕГРЮЛ, а также риск отсутствия в указанном месте своего органа или представителя.

Быть самозванцем станет накладно

Комментируемым законом внесено десять поправок в главу 10 «Представительство и доверенность» ГК РФ (ст. 182, 183, 184 ГК РФ). О новшествах, связанных с доверенностями, см. подробнее «ЭЖ», 2013, № 19.

Обновленный п. 3 ст. 182 «Представительство» ГК РФ повторяет ныне действующее правило, что представитель не вправе совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично, а также в отношении другого лица, представителем которого он одновременно является. Однако новая редакция указанной нормы содержит и новшество, согласно которому сделка, совершенная с нарушением п. 3 ст. 182 ГК РФ, должна признаваться оспоримой, а не ничтожной, как это достаточно часто бывает в судебной практике (см. постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 29.11.2011 по делу № А78-1906/2011, от 16.12.2003 № А33-6347/03-С1-Ф02-4340/03-С2). Абзац 2 п. 3 ст. 182 ГК РФ гласит: «Сделка, которая совершена с нарушением правил, установленных в абзаце первом настоящего пункта, и на которую представляемый не дал согласия, может быть признана судом недействительной по иску представляемого, если она нарушает его интересы. Нарушение интересов представляемого предполагается, если не доказано иное».

В статью 183 «Заключение сделки неуполномоченным лицом» ГК РФ добавляется правило, согласно которому сторона сделки, с которой неуполномоченное лицо заключило договор, вправе в одностороннем порядке отказаться от его исполнения, вне зависимости от одобрения/неодобрения сделки представляемым. Это, несомненно, усиливает правовую позицию контр­агентов, с которыми неуполномоченные лица могут заключить соответствующие договоры. Более того, закон предоставил таким контрагентам право взыскивать убытки с неуполномоченных на совершение сделок, но совершивших их лиц. Убытки могут быть взысканы, если представляемый в дальнейшем отказался одобрить сделку или ответ на предложение представляемому ее одобрить не поступил в разум­ный срок. Отметим, что убытки не подлежат возмещению, если при совершении сделки другая сторона (контрагент) знала или должна была знать об отсутствии полномочий либо об их превышении.

Сроки давности ограничили

В подраздел 5 «Сроки. Исковая давность» внесены изменения только в части исковой давности. Самое существенное новшество, на наш взгляд — срок исковой давности не может превышать десяти лет со дня нарушения права, для защиты которого этот срок установлен. Общий срок исковой давности остался прежним — он составляет три года с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, включая сведения о его нарушителе (субъективный элемент), но он не может быть более десяти лет со дня нарушения права (объективный элемент). Последнее возможно, в частности, в случае приостановлении сроков исковой давнос­ти по основаниям, предусмотренным ст. 202 ГК РФ, а также в случаях, предусмотренных ст. 200 ГК РФ.

Изменялось положение о начале течения срока исковой (200 ГК РФ) давности, а также о его применении (ст. 199 ГК РФ). Согласно п. 2 ст. 199 ГК РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске. Следовательно, применить исковую давность как повод к отказу в удовлетворении претензий кредитора можно только в судебном порядке и по специальному заявлению дебитора. А это значит, что из сферы применения этого института права (исковая давность) совершенно выпадают правоотношения, связанные с внесудебной реализацией обязательств. Например, безакцептное списание денежных средств, обращение взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке и т.п. Поскольку подобные взыскания проводятся во внесудебном порядке, на практике получается, что предъявлять требования о применении к ним исковой давности, некому. Благодаря внесенным в ГК РФ поправкам (дополнение ст. 199 ГК РФ п. 3), совершение таких односторонних сделок по окончании сроков исковой давности будет недопустимо.

Специальный срок исковой давности предусмотрен п. 4 ст. 165 ГК РФ в новой редакции. Срок исковой давности по требованиям, указанным в ст. 165 «Последствия уклонения от нотариального удостоверения или государственной регистрации сделки» ГК РФ, составляет год.

Что касается новшеств в определении начала течения сроков исковой давности, обращаем внимание на дополнение, внесенное в п. 1 ст. 200 ГК РФ. Согласно ему, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать не только о нарушении своего права, но и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права. Действительно, нередко истец обнаруживает, что его право нарушено, но пока он определится с надлежащим ответчиком, может пройти много времени. Теперь истцы застрахованы от опасности получения отказа от удовлетворения иска, в случае истечения сроков исковой давности по причине поиска надлежащего ответчика.

Благодаря изменению, внесенному в ст. 203, 204 ГК РФ, решен вопрос последствий обращения в суд с иском для исчисления срока исковой давности. В настоящее время обращение в суд с иском является основанием для перерыва в течение указанного срока. Причем после перерыва течение срока исковой давности начинается заново, а время, истекшее до перерыва, не засчитывается в новый срок (ст. 203 ГК РФ). Теперь обращение с иском будет приводить не к перерыву, а к тому, что срок более не течет на все время осуществления судебной защиты права (ст. 204 ГК РФ).

Кубанское агентство судебной информации

«Кубанское агентство судебной информации» продолжает серию публикаций, посвященную подписанному на днях Федеральному закону от 07.05.2013 № 100-ФЗ “О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации”, вносящий существенные изменения в подразделы 4 “Сделки и представительство” и 5 “Сроки. Исковая давность” раздела I части первой Гражданского кодекса РФ.

Мы обратилось к кубанским экспертам, имеющим научно-практические публикации по названной тематике, с просьбой в первом приближении прокомментировать наиболее важные законодательные новеллы, появившиеся в ГК РФ.

Прокомментировать часть изменений, касающихся сделок, мы попросили нашего земляка, кандидата юридических наук, доцента Алексея Валентиновича Зарубина.

Алексей Зарубин: В ГК РФ введена новая статья, регламентирующая процедуру получения согласия на совершении сделки (ст. 157 1 ).

ГК РФ предусматривает получение как предварительного, так и последующего согласия (одобрении) на совершение той или иной сделки как некую «присоединенную» волю, необходимую для того, чтобы сделка приобрела силу. Например, согласно ст. 26 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет совершают сделки, за исключением названных в п. 2 ст. 26 ГК РФ, с письменного согласия своих законных представителей – родителей, усыновителей или попечителя. При этом процедура получения такого согласия не была прописана. Законодатель недостаток устранил, установив требования, которым согласие должно соответствовать. Так, в предварительном согласии на совершение сделки должен быть определен предмет сделки, на совершение которой дается согласие. При последующем согласии (одобрении) должна быть указана сделка, на совершение которой дано согласие (п. 3 ст. 157 1 ГК РФ). Молчание лица, от которого должно последовать согласие (одобрение), как и прежде, безусловным знаком согласия не является (п. 4 ст. 157 1 , п. 3 ст. 158 ГК РФ).

Форма согласия в ст. 157 1 ГК РФ не определена. Можно было бы предположить, что поскольку согласие является частью сделки («присоединенной» волей), то её форма должна соответствовать форме основной сделки, однако такой подход был бы ошибочен. Например, если закон предусматривает для основной сделку письменную форму в виде составления единого документа, подписанного обеими сторонами (п. 2 ст. 434 ГК РФ), то перенесение этого правила на согласие означало бы повторное заключение договора, но теперь уже с другим субъектом. Кроме того, согласие (одобрение) направлено на присоединение к воле одной из сторон, а не обеих. Таким образом, чтобы согласие считалось надлежащим, достаточно его простого письменного изложения.

Буквально новое положение закона, выраженное в ст. 157 1 ГК РФ, касается только согласия на совершение сделок, при том, что ГК РФ знает необходимость получения согласия в других случаях. В частности, в силу ст. 152 1 ГК РФ обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина. После смерти гражданина его изображение может использоваться только с согласия детей и пережившего супруга, а при их отсутствии – с согласия родителей. В соответствии с п. 1 ст. 247 ГК РФ владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия – в порядке, устанавливаемом судом. Формально в указанных выше случаях ст. 157 1 ГК РФ действовать не будет, так как она, как указывалась, выше применима только к случаям «присоединенной» воли. Там, где согласие должно выражать не присоединенную, а личную или совместно выработанную волю, рассматриваемая статья применяться не должна. Да, можно утверждать, что если последующее согласие дано там, где должна иметь совместная воля, то его отрицать нельзя, однако это тема отдельного разговора и основание для применения других норм ГК РФ.

Изменения коснулись и нотариального удостоверения сделок.

Ранее ГК РФ не определял, что же следует понимать под нотариальным удостоверением сделок, а только говорил только о том, как оно должно осуществляться. Теперь нотариальное удостоверение сделки означает проверку законности сделки, в том числе наличия у каждой из сторон права на её совершение, и осуществляется нотариусом или должностным лицом, имеющим право совершать такое нотариальное действие, в порядке, установленном законом о нотариате и нотариальной деятельности (п. 1 ст. 163 ГК РФ).

К сожалению, законодатель не дает нам более подробной информации о том, насколько широки полномочия нотариуса в определении законности сделки. К примеру, может ли отказать нотариус в нотариальном удостоверении сделки, если сочтет её оспоримой или незаключенной. Представляется, что под проверкой законности в контексте ст. 163 ГК РФ следует понимать такие действия нотариуса, которые направлены на выявление пороков, устраняющих действие сделки как таковой. Например, нотариус вправе отказать от удостоверения сделки, если она является незаключенной либо ничтожной (но не оспоримой).

Положение ст. 163 ГК РФ о том, что несоблюдение нотариальной формы сделки влечет её недействительность, новым не является. Аналогичное правило содержал п. 1 ст. 165 ГК РФ.Разумеется, что недействительной сделка будет тогда, когда соблюдение нотариальной формы обязательно. Например, в случае заключения договора ренты (ст. 584 ГК РФ).

В части государственной регистрации сделок ничего принципиально нового нет. В силу п. 1 ст. 164 ГК РФ в новой редакции в случаях, если законом предусмотрена государственная регистрация сделок, правовые последствия сделки наступают после её регистрации. Здесь имеются в виду обязательственно-правовые последствия, на которые стороны рассчитывали при заключении сделки.

К числу новелл относится п. 2 ст. 164 ГК РФ, согласно которому сделка, предусматривающая изменение условий, зарегистрированной сделки, подлежит государственной регистрации.

Последствия уклонения от нотариального удостоверения или государственной регистрации сделки остались прежними. Если одна из сторон полностью или частично исполнила сделку, требующую нотариального удостоверения, а другая сторона уклоняется от такого удостоверения сделки, суд по требованию исполнившей сделку стороны вправе признать сделку действительной. В этом случае последующее нотариальное удостоверение сделки не требуется (п. 1 ст. 165 ГК РФ в новой редакции). Если сделка, требующая государственной регистрации, совершена в надлежащей форме, но одна из сторон уклоняется от её регистрации, суд по требованию другой стороны вправе вынести решение о регистрации сделки. В этом случае сделка регистрируется в соответствии с решением суда (п. 2 ст. 165 ГК РФ в новой редакции).

Разница в указанных выше последствиях логична и обоснована. Нотариальное удостоверение относится к форме сделок (п. 1 ст. 158 ГК РФ). Пороки формы, а иногда даже и содержания, могут быть восполнены исполнением. Развитию сделочного правоотношения здесь ничто не мешает. Что касается государственной регистрации, то правоотношение из сделки может начаться не ранее её регистрации (разумеется, если сделка подлежит государственной регистрации). Отсюда и прописанные в ст. 165 ГК РФ способы зашиты.

К числу новелл можно отнести определение срока исковой давности по указанным выше искам (иску о признании сделки действительной и регистрации сделки). Ранее он составлял 3 года. Это ничем не обосновано. Во-первых, рассматриваемые иски вытекают из обязательственных правоотношений. Участники таких отношений, в отличие от вещных, четко определены: конкретному кредитору противостоит конкретный должник, поэтому стороны не могут не знать, что между ними достигнуты определенные соглашения.Во-вторых, обязательственные отношения, в отличие от вещных, весьма динамичны и для них срок исковой давности в 3 года чрезмерен.Теперь срок исковой давности установлен в 1 год, что вполне разумно (п. 4 ст. 165 ГК РФ).

В ГК РФ появилась новая статья – 165 1 , определяющая момент исполнения обязанности по юридически значимому сообщению. Согласно указанной норме юридически значимое сообщение влечет последствие с момента доставления такого сообщения лицу, для которого оно имеет гражданско-правовое последствие или его представителю. Сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено, но по обстоятельствам, зависящим от него, не было вручено или адресат не ознакомился с ним (п. 1 ст. 165 1 ГК РФ).

Переворота в гражданском праве не произошло. Закон и до этого момента знал так называемые юридически значимые сообщения, а судебная практика вывела правило о том, что лицо считается выполнившим свою обязанность, если сообщение было отправлено Возьмем в качестве примера преимущественное право покупки. Согласно п. 2 ст. 250 ГК продавец доли обязан известить в письменной форме остальных участников долевой собственности о намерении продать свою долю постороннему лицу с указанием цены и других условий, на которых продает ее. Если остальные участники долевой собственности откажутся от покупки или не приобретут продаваемую долю в праве собственности на недвижимое имущество в течение месяца, а в праве собственности на движимое имущество в течение десяти дней со дня извещения, продавец вправе продать свою долю любому лицу.

Судебная практика вывела правило о том, что сособственнику достаточно отправить извещение о намерении продать долю. Так, по одному из дел суд указал, что в соответствии со ст. 250 ГК РФ при продаже доли в праве общей собственности постороннему лицу остальные участники долевой собственности имеют преимущественное право покупки продаваемой доли по цене, за которую она продается, и на прочих равных условиях, кроме случаев продажи с публичных торгов. Продавец доли обязан известить в письменной форме остальных участников долевой собственности о намерении продать свою долю постороннему лицу с указанием цены и других условий, на которых продает ее. Если остальные участники долевой собственности откажутся от покупки доли или не приобретут продаваемую долю в праве собственности на недвижимое имущество в течение месяца, а в праве собственности на движимое имущество в течение десяти дней со дня извещения, продавец вправе продать свою долю любому лицу. При продаже доли с нарушением преимущественного права покупки любой другой участник долевой собственности имеет право в течение трех месяцев требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя.

Согласно ст. 16 ФЗ «О почтовой связи», услуги почтовой связи оказываются операторами почтовой связи на договорной основе. По договору оказания услуг почтовой связи оператор почтовой связи обязуется по заданию отправителя переслать вверенное ему почтовое отправление по указанному отправителем адресу и доставить (вручить) адресату.

Согласно Правилам оказания услуг почтовой связи (утв. Постановлением Правительства РФ от 15 апреля 2005 г. № 221), под «почтовым отправлением с уведомлением о вручении» понимается почтовое отправление (почтовый перевод), при подаче которого отправитель поручает оператору почтовой связи сообщить ему или указанному им лицу, когда и кому вручено почтовое отправление (выплачен почтовый перевод).

Из анализа указанных норм права следует, что преимущественное право покупки доли в праве общей собственности не может быть признано нарушенным, если продавец доли надлежащим образом выполнил свою обязанность по извещению в письменной форме остальных участников долевой собственности. При этом на продавца доли законом не возложена обязанность ни проверять подлинность подписи участника долевой собственности на почтовом уведомлении о вручении заявления, ни контролировать личное получение им заявления.

При таком положении суд пришел к правильному выводу о том, что Г. принял все необходимые меры для исполнения своей обязанности, предусмотренной п. 2 ст. 250 ГК РФ.

Изложенное опровергает довод кассационной жалобы о неправильном применении судом ст. 250 ГК РФ, а также неисследованности в решении фактических обстоятельств дела (Определение Московского городского суда от 28 марта 2011 г. по делу №33-8299).

Что касается недействительных сделок, то их деление на ничтожные и оспоримые сохранилось. Вместе с тем, появилось более подробное описание субъектов оспаривания сделки. Если ранее в законе было прописано, что требовать признания сделки недействительной в силу оспоримости может лицо, указанное в законе, то теперь закреплено, что в любом случае вправе требовать признания сделки недействительной как оспоримой, её сторона. Аналогичным образом определяется круг субъектов оспаривания ничтожной сделки. Практика этот тезис «приняла на вооружение» уже давно, хорошо, что этому теперь есть законодательное закрепление.

Среди новых положений можно назвать прописанную в законе возможность предъявления требования о признании сделки ничтожной. Напомню, что до настоящего времени ГК РФ знал лишь такой способ защиты, как применение последствий недействительности ничтожной сделки (ст. 12 ГК РФ). Возможность предъявления иска о признании сделки ничтожной была закреплена на уровне Постановления Пленума ВС РФ. Так, в п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 от 01 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» сказано, что Кодекс не исключает возможность предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки, споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица.Теперь существование подобного иска закреплено законодательно.

Серьезную критику в науке всегда вызывало положение, согласно которому суд вправе применить последствия ничтожной сделки по своей инициативе. Считалось, да и считается, что государство в лице судебных органов не должно вмешиваться в частные правоотношения. Если стороны или другие заинтересованные лица считают, что их права нарушены существованием ничтожной сделки, её действием, пусть предъявляют соответствующие требования. В проекте даже предлагалось убрать из ст. 166 ГК РФ указание на возможность применения последствий ничтожной сделки по инициативе суда. Этого не произошло. Закон сохранил такое право суда, но сузил возможности его применения. В новой редакции ст. 166 ГК РФ суд вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки по своей инициативе, если это необходимо для защиты публичных интересов, и в иных предусмотренных законом случаях (п. 4 ст. 166 ГК РФ).

Что действительно ново в ст. 166 ГК РФ, так это положение, согласно которому сторона, из поведения которой явствует её воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении воли (абз. 4 п. 2 ст. 166 ГК РФ в новой редакции). Здесь, видимо, имеется в виду частное проявление злоупотреблением правом, когда сторона изначально осведомлена о пороке сделки, предпринимает все меры для того, чтобы сделка с этим порокам была исполнена, а потом пытается признать её недействительной. Например, продавец знает, что является неуправомоченным отчуждателем, тем не менее, передает товар, получает за него деньги, а впоследствии оспаривает договор по тому мотиву, что не вправе был заключать сделку.

Схож по своему содержанию и п. 5 ст. 166 ГК РФ в новой редакции. В соответствии с указанной нормой заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.

Вообще, надо отметить, новый ГК РФ пронизывает тема злоупотребления правом, что видно по содержанию не только ст. 166 ГК РФ. Хорошо это или плохо, имеется в виду попытка более подробного описания, что же такое злоупотребление правом и какие последствия оно влечет, мы узнаем со временем. Сейчас же судам серьезно придётся задуматься над смыслом и сферой применения конкретных норм, в частности, п. 5 ст. 166 ГК РФ. По сути, в ней говорится о возможности сохранения противоправных сделок. Понятно, что законодатель преследует благие цели – не позволяет недобросовестному лицу получать выходу из своего положения. Но не станет ли данное положение закона «палкой о двух концах»? Например, как следует поступать в случае предъявления требования о признании кредитного договора недействительным в части взимания комиссии за ведение ссудного счета, если гражданин в течение длительного времени комиссию исправно платил и у банка была убежденность, что сделка в данной части действительна?

Принципиально новым является положение ст. 168 ГК РФ. Ранее сделки, которые признавали недействительными в силу ст. 168 ГК РФ, являлись ничтожными. Теперь они могут быть как оспоримыми, так и ничтожными. Если сделка не соответствует закону, она оспорима. Если она одновременно еще и нарушает чьи-либо публичные права, то ничтожна.

В ст. 169 ГК РФ мы видим,прежде всего, редакционное изменение. Оно состоит в приведении гипотезы статьи в соответствие с её диспозицией. Ранее ст. 169 ГК РФ имела следующее наименование «Недействительность сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности», а в содержании было указано «сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка илинравственности, ничтожна». Таким образом, оставалось непонятным, требуется одновременное нарушение правопорядка и нравственности либо достаточно нарушения одного из них. Содержательная сторона ст. 169 ГК РФ практически не затронута.

Более четко и подробно в новом ГК РФ прописаны составы недействительных сделок, чей порок выражается в нарушении полномочий и ограничений. В ст. 173 ГК РФ говорится о недействительности сделки юридического лица, совершенной в противоречии с целями его деятельности. В ст. 173 1 речь идет о недействительности сделки, совершенной без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления. Ст. 174 – последствиях нарушения представителем или органом юридического лица условий осуществления полномочий либо интересов представляемого или интересов юридического лица. Ст. 174 1 – последствиях совершения сделки в отношении имущества, распоряжение которым запрещено или ограничено.

В большинстве своем указанные выше сделки касаются деятельности юридических лиц и представляют интерес больше для арбитражных судов, нежели судов общей юрисдикции, поэтому на них подробно останавливаться не будем. Хотелось бы отметить только два весьма важных момента: первый касается так называемого злонамеренного соглашения, а второй – нарушения публичных запретов, поскольку они иногда встречаются в практике судов общей юрисдикции.

Итак, ранее закон предусматривал, что сделка вследствие злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной недействительна (ст. 179 ГК РФ). Более ничего не говорилось. Такое весьма обобщенное указание вызывало много споров на практике. Наиболее острый из них – применяется ли ст. 179 ГК РФ к случаям злонамеренного соглашения органов юридических лиц. Подробности спора и доводы сторон приводить нет смысла, так как появилось законодательное регулирование данных правоотношений. В настоящее время злонамеренное соглашение исключено из состава ст. 179 ГК РФ и перешло в ст. 174 ГК РФ, где нашло более подробное правовое регулирование. Согласно п. 2 ст. 174 ГК РФ сделка, совершенная представителем или действующим от имени юридического лица без доверенности органом юридического лица, может быть признана судом недействительной по иску представляемого или по иску юридического лица, а в случаях, предусмотренных законом, по иску, предъявленному в их интересах иным лицом или иным органом, если другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для представляемого или для юридического лица либо имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре либо иных совместных действиях представителя или органа юридического лица и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица.

Новый ГК РФ (п. 2 ст. 174 1 ) предусматривает весьма интересные последствия нарушения запрета на распоряжение имуществом должника, наложенного в судебном или ином установленном законом порядке. Вероятно, наиболее востребованным п. 2 ст. 174 1 ГК РФ будет в случае наложения ареста либо иных схожих ограничениях в качестве меры по обеспечению иска. Ранее сделка могла быть признана недействительной только в случае, если имело место обеспечение иска в виде ареста (п. 1 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ). Если суд запрещал ответчику совершать определенные действия (п. 2 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ) либо запрещал другим лицам совершать определенные действия, касающиеся предмета спора, в том числе передавать имущество ответчику или выполнять по отношению к нему иные обязательства (п. 3 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ), то недействительность сделки не наступала, так как применялись специальные последствия, указанные в законе, в виде штрафа. Кроме того, истец мог в судебном порядке требовать от нарушителей возмещения убытков, причиненных неисполнением определения суда об обеспечении иска (ч. 2 ст. 140 ГК РФ). Таким образом, вещи, ставшие предметом обеспечения, зачастую переходили к третьим лицам безвозвратно и не существовало единого действенного механизма для их возврата. Теперь закон устанавливает весьма интересное обременение, которое, подобно залогу, следует за вещью и обеспечивает требование кредитора. Правда, в отличие от залога, п. 2 ст. 174 1 ГК РФ будет защищать добросовестного приобретателя. Согласно п. 2 ст. 174 1 ГК РФ сделка, совершенная с нарушением запрета на распоряжение имуществом должника, наложенного в судебном или ином установленном законом порядке в пользу его кредитора или иного управомоченного лица, не препятствует реализации прав указанного кредитора или иного управомоченного лица, которые обеспечивались запретом, за исключением случаев, если приобретатель имущества не знал и не должен был знать о запрете.

Важное изменение внесено в п. 2 ст. 177 ГК РФ. Его цель – защита добросовестного приобретателя. В прежней редакции ст. 177 ГК РФ позволяла признать сделку, совершенную гражданином, впоследствии признанным недееспособным, недействительной по иску его опекуна, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими. Теперь суду необходимо предоставить также доказательства того, что другая сторона сделки знала или должна была знать о неспособности гражданина понимать значение своих действий или руководить ими. Почему законодатель защитил добросовестного приобретателя только при применении п. 2 ст. 177 ГК РФ остается непонятным. На практике он применяется намного реже, чем п. 1.

Довольно объемными получились изменения ст. 168 ГК РФ, устанавливающей такое основание недействительности сделки, как заблуждение. Законодатель отошел от исчерпывающего перечня видов заблуждений, способных опорочить сделку. Теперь сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел. Вместе с тем, перечислены условия, при которых «заблуждение предполагается достаточно существенным». Здесь уже знакомое нам заблуждение относительно предмета, природы сделки и новое заблуждение относительно контрагента или лица, связанного со сделкой, а также обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку.

Надо сказать, что включение в существенное заблуждение – заблуждение относительно лица – скорее дань науке, чем объективная потребность практики. Дело в том, заблуждение относительно данного обстоятельства должно применяться не всегда, а только в случае, когда личность контрагента имеет существенное значение. Например, при оказании каких-либо эксклюзивных услуг, при заключении фидуциарных сделок и т.п. Как показывает практика, таких дел чрезвычайно мало. Заблуждение относительно обстоятельства, которое сторона упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку – вообще загадка.

Формально сделка может быть признана недействительной, если сторона допустила очевидную оговорку, описку, опечатку и т.п. Здесь возникает несколько вопросов. Во-первых, насколько можно оговорку, описку и т.п. считать заблуждением, если исходить из того, что заблуждение – волевой процесс, основанный на ошибочной посылке, в то время, как, например, описка – чисто технический момент? Во-вторых, может ли оговорка, описка и прочее в принципе порочить сделку? И, наконец, как выходили из ситуации с техническим погрешностями ранее, когда ст. 168 ГК РФ была прежней редакции? Мешало ли это развитию гражданского оборота? Представляется, что данное основание недействительности сделки большой популярностью пользоваться не будет.

Новеллой является положение п. 4 ст. 168 ГК РФ, согласно которому сделка не может быть признана недействительной по основаниям, предусмотренным настоящей статьей, если другая сторона выразит согласие на сохранение силы сделки на тех условиях, из представления о которых исходила сторона, действовавшая под влиянием заблуждения. В таком случае суд, отказывая в признании сделки недействительной, указывает в своем решении эти условия сделки. Например, одна сторона заявляет, что заблуждалась относительно предмета сделки. Она полагала, что предметом договора купли-продажи, обозначенным как ТПК-14, будут не бульдозеры, а самосвалы. Другая сторона может согласиться с тем, что предметом, поименованным ТПК-14, надо считать самосвалы. В этом случае суд отказывает в признании сделки недействительной и указывает в резолютивной части, что предметом договора являются самосвалы. На практике такие случаи встречаются чрезвычайно редко, тем не менее, новое положение закона представляет определенную ценность.

Изменений не избежала также ст. 179 ГК РФ. Как говорилось ранее, она лишилась одного из составов – злонамеренного соглашения. Кроме того, ст. 179 ГК РФ стала содержать определение обмана. Согласно указанной норме обманом считается намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям договора.

Необходимым условием признания сделки недействительной, как совершенной под влиянием обмана, является осведомленность контрагента об обмане. Здесь законодатель разрешил одну из проблем, бурно обсуждаемой в теории гражданского права: может ли обман последовать от третьего лица?Ответ законодателя: может; однако сделка будет признана недействительной, если контрагент знает об обмане.

Определение кабальной сделки, к сожалению, не претерпело изменений. Многие ожидали, что будет более четко прописано, что же следует понимать под выражением: «на крайне невыгодных условиях» либо в законе появится презумпция крайней невыгодности исходя из кратного соотношения цены сделки и рыночной цены, о чем достаточно много было написано в научных трудах, но этого не произошло.

Наконец, законодатель изменил порядок исчисления срока исковой давности по требованию о признании сделки ничтожной и применении последствий её недействительности. Если ранее срок начинал течь исключительно с момента начала исполнения сделки, то сейчас – в зависимости от того, кто предъявляет иск. Если сторона, то срок считается с момента начала исполнения сделки; если другое заинтересованное лицо – с момента, когда оно узнало или должно было узнать об исполнении сделки. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десяти лет со дня начала исполнения сделки. К сожалению, без ответа остался вопрос о том, как следует поступить, если сделка не исполнялась, а также о том, ограничен ли суд в сроках, применяя последствия недействительности ничтожной сделки по своей инициативе. Будем исходить из существовавшей ранее судебной практики.

Смотрите еще:

  • Возврат ндс при экспорте автомобиля из рф НДС при экспорте в 2018 году Расчет и оплата НДС при экспорте в 2018 году практически полностью переведены в электронную форму. Налогоплательщикам не нужно сдавать бумажные копии многочисленных документов, достаточно […]
  • Куплю дом в кемеровской области под материнский капитал Продажа домов в Кемерове без посредников Просторный четырехкомнатный коттедж с обустроенной зоной отдыха, включающей бассейн, баней и гаражом на 2 автомобиля. Перед домом парковка на 5 мест, из них 2 под навесом. Над […]
  • Закон города москвы об административных правонарушениях Закон г. Москвы «Кодекс города Москвы об административных правонарушениях» от 21.11.2007 N 45 (ред. от 24.01.2018) Статья 16.5. Должностные лица, уполномоченные составлять протоколы об административных […]
  • Арест имущества упк рф комментарий Статья 115. Наложение ареста на имущество СТ 115 УПК РФ 1. Для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, взыскания штрафа, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, […]
  • Сделки с недвижимым имуществом подлежащие обязательной регистрации Статья 4. Обязательность государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним Статья 4. Обязательность государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним К недвижимому имуществу […]
  • Статья 16 коап нарушения Статья 16.5 КоАП РФ. Нарушение режима зоны таможенного контроля (действующая редакция) Перемещение товаров и (или) транспортных средств либо лиц, включая должностных лиц государственных органов, за исключением […]