С74 ч5 ук рф

Пособничество в приобретении наркотических средств (Пестерева Ю., Чекмезова Е.)

Дата размещения статьи: 23.05.2015

В п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. N 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» разъяснено, что «действия посредника в сбыте или приобретении наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, следует квалифицировать как соучастие в сбыте или в приобретении наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества в зависимости от того, в чьих интересах (сбытчика или приобретателя) действует посредник. В тех случаях, когда передача наркотического средства, психотропного вещества или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, осуществляется в ходе проверочной закупки, проводимой представителями правоохранительных органов в соответствии с Федеральным законом от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ (с последующими изменениями) «Об оперативно-розыскной деятельности», содеянное следует квалифицировать по ч. 3 ст. 30 и соответствующей части ст. 228.1 УК РФ, поскольку в этих случаях происходит изъятие наркотического средства, психотропного вещества или растения, содержащего наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, из незаконного оборота» .
———————————
СПС «КонсультантПлюс».

Пленум упоминает в постановлении о посреднике, но в Уголовном кодексе не предусмотрен такой вид соучастия. Еще в 2006 г. А. Бриллиантов, рассматривая вопрос о правовой оценке роли посредника в преступлении, связанном с незаконным оборотом наркотических средств, писал, что в постановлении не решается вопрос о том, какую роль выполняет посредник: соисполнителя или пособника . Квалифицировать действия посредника становится еще сложнее, когда в роли потребителя выступает лицо, изъявившее желание оказать помощь сотрудникам правоохранительных органов в противодействии незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов. Тогда необходимо вести речь о посредничестве в неоконченном преступлении и решать проблему квалификации действий лиц в рамках неоконченного соучастия.
———————————
Бриллиантов А. О правовой оценке роли посредника // Уголовное право. 2006. N 5. С. 16.

Анализ материалов опубликованной судебной практики по данной категории дел позволяет прийти к выводу, что под «посредником» необходимо понимать «пособника». Пособник может действовать в интересах приобретателя или в интересах того лица, которое занимается сбытом наркотических средств.
В п. 5 Обзора судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 27 июня 2012 г., указано: «если посредник приобретает наркотическое средство по просьбе и за деньги приобретателя этого средства и передает ему данное средство, то такое лицо является пособником в приобретении. В таком случае его действия необходимо квалифицировать по ч. 5 ст. 33 и соответствующей части ст. 228 УК РФ. Кроме того, в случаях когда посредник привлечен к уголовной ответственности по результатам оперативно-розыскного мероприятия, проверочной закупки, то действия посредника не могут быть квалифицированы как оконченное преступление и подлежат квалификации как пособничество в покушении на приобретение наркотических средств (ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30 и соответствующая часть ст. 228 УК РФ), поскольку наркотическое средство изымается из незаконного оборота.
По приговору Фрунзенского районного суда г. Иваново от 31 октября 2005 г. М. осужден по ч. 5 ст. 33 и ч. 2 ст. 228 УК РФ. М. признан виновным в том, что в ходе оперативно-розыскного мероприятия — проверочной закупки — по просьбе К., внедренного оперативного сотрудника, действовавшего в ходе ОРМ, и на его деньги незаконно приобрел у неустановленного лица не менее 5,1 г наркотического средства — героина. Позже М. передал К. два свертка из полимерного материала с находящимся в них наркотическим средством — героином в количестве 5,1 г. Согласно последующим судебным решениям приговор в части квалификации оставлен без изменения. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе адвоката, изменила судебные решения в связи с неправильным применением уголовного закона, указав следующее. Согласно приговору суда по данному делу была проведена проверочная закупка, в ходе которой наркотическое средство было изъято из оборота. Следовательно, действия М. следует переквалифицировать с ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 228 УК РФ на ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30 и ч. 2 ст. 228 УК РФ как пособничество в покушении на приобретение наркотического средства в особо крупном размере (Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ N 7-Д11-7) .
———————————
URL: http://www.vsrf.ru (дата обращения: 13.11.2013).

В июле 2012 г. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ рассмотрела в судебном заседании надзорную жалобу осужденного У. на приговор Октябрьского районного суда г. Омска от 22 августа 2007 г. и последующие судебные решения, которыми У. осужден: по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ к 5 годам лишения свободы (за преступление, совершенное 11 апреля 2007 г.); по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ. В кассационном порядке приговор не обжаловался. Постановлением президиума Омского областного суда от 9 августа 2010 г. приговор в отношении У. изменен. Действия У., квалифицированные судом первой инстанции как совокупность преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, переквалифицированы на ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ как единое преступление.
Проверив доводы надзорной жалобы осужденного У., Судебная коллегия указала: как следует из материалов уголовного дела, 11 и 16 апреля 2007 г. сотрудниками оперативной службы УФСНК проводились оперативные мероприятия — проверочные закупки в отношении Р. и У. с целью проверки имеющейся информации об их причастности к сбыту наркотических средств. Следовательно, для проведения оперативно-розыскных мероприятий в отношении У. и Р. имелись предусмотренные законом основания, вторая проверочная закупка от 16 апреля 2007 г. проводилась с целью установления канала поступления наркотических средств (от Р. к У.), поэтому также являлась законной. Полученные в результате ОРМ материалы рассекречены в установленном порядке и обоснованно использованы в доказывании по уголовному делу. В роли закупщика в обоих случаях выступал свидетель А.
Вывод суда в приговоре о том, что У. действовал в интересах сбытчика Р., не подтверждается приведенными судом доказательствами. В обоснование изложенного суд сослался лишь на факт передачи У. наркотического средства А. и передачу У. денежных средств Р., что недостаточно для указанного вывода.
Таким образом, Судебная коллегия, следуя требованиям ч. 3 ст. 14 УПК РФ о толковании неустранимых сомнений в пользу подсудимого, пришла к выводу, что У. не являлся владельцем наркотического средства и действовал не в интересах лица, сбывающего наркотические средства. Его действия были совершены в интересах лица, оказывающего содействие правоохранительным органам, наркотики приобретались на переданные этим лицом деньги. Таким образом, У., приобретая героин по просьбе А. и на его деньги, оказывал помощь последнему в приобретении наркотических средств, а не сбывал их.
Судебная коллегия заключила, что в действиях У. усматриваются признаки пособничества в приобретении наркотических средств, т.е. преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 228 УК РФ. Однако, по ее мнению, по смыслу ч. 5 ст. 33 УК РФ пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления. В рассматриваемом случае А. преступления не совершал. Его действия являлись правомерными, поскольку они были предусмотрены Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности». В связи с изложенным в действиях У. состава пособничества в незаконном приобретении наркотических средств либо иного запрещенного уголовным законом деяния не усматривается. На основании изложенного, со ссылкой на п. 2 ч. 1 ст. 24 и п. 2 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, вышеуказанные приговор суда и постановление президиума были отменены, а уголовное преследование У. было прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления . Решения о прекращении уголовного преследования за отсутствием в действиях лиц состава преступления в аналогичных ситуациях содержатся также в определениях надзорной инстанции Верховного Суда РФ от 19 июля 2012 г. N 50-Д12-33, N 50-Д12-34 .
———————————
URL: http://www.vsrf.ru (дата обращения: 13.11.2013).
URL: http://www.vsrf.ru (дата обращения: 13.11.2013).

Однако изучение материалов более поздней судебной практики по рассматриваемой категории дел позволяет прийти к выводу, что Верховный Суд в своих Определениях (например, в Определениях от 31 января 2013 г. N 69-Д12-44, от 17 января 2013 г. N 11-Д12-73, от 16 января 2013 г. N 35-Д12-25) встал на точку зрения, высказанную в упомянутом Обзоре июня 2012 г.
В частности, в Определении от 31 января 2013 г. N 69-Д12-44 указано: Президиум Суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры при переквалификации действий Мишурова А.С. с ч. 3 ст. 30 и п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ на ч. 5 ст. 33 и ч. 1 ст. 228 УК РФ не учел, что по смыслу закона в тех случаях, когда посредник привлечен к уголовной ответственности по результатам оперативно-розыскного мероприятия «проверочной закупки», то действия посредника также не могут быть квалифицированы как оконченное преступление и подлежат квалификации как пособничество в покушении на приобретение наркотических средств, поскольку в данном случае наркотическое средство также изымается из незаконного оборота» .
———————————
Определение Верховного Суда РФ от 31 января 2013 г. N 69-Д12-44 // СПС «КонсультантПлюс».

Квалификацию действий лиц в рамках принятых решений следует рассматривать с учетом учения о неудавшемся соучастии. Соучастники в таком случае несут уголовную ответственность за приготовление к преступлению или покушение на преступление (ч. 5 ст. 34 УК РФ). По мнению А.П. Козлова, в данной законодательной формулировке есть два момента, в которых следует разобраться. Во-первых, в законе сказано, что действия иных соучастников могут быть квалифицированы в качестве приготовления или покушения, тогда как действия пособника, подстрекателя, организатора никогда не могут быть признаны исполнением преступления — в этом и заключается суть разграничения действий исполнителя, совершающего действия, входящие в объективную сторону преступления, и иных соучастников, подобных действий не совершающих. Поэтому действия иных соучастников могут выступать только как приготовление, но не как покушение. Во-вторых, закон однозначно требует квалифицировать действия иных соучастников при пресеченном поведении исполнителя как неоконченную преступную деятельность. Здесь имеется в виду не только неоконченное преступление, но и соучастие в преступлении, которое реально существовало до пресечения действий исполнителя, т.е. должны быть применены ст. ст. 30 и 33 УК .
———————————
Козлов А.П. Соучастие: традиции и реальность. СПб., 2001. С. 313.

Неоконченное соучастие следует отличать от неудавшегося соучастия. С позиции теории уголовного права последнее расценивается как приготовление к совершению преступления. В ч. 5 ст. 34 УК РФ установлено, что соучастники при неудавшемся подстрекательстве несут уголовную ответственность за приготовление к преступлению. Здесь необходимо учитывать, что при совиновничестве преступление совершается двумя и более соисполнителями. Поэтому для неудавшегося соучастия требуется, чтобы все потенциальные соисполнители в преступной группе отказались выполнить общественно опасное деяние .
———————————
Савельев Д.В. Преступная группа: вопросы уголовно-правовой интерпретации и ответственности. Екатеринбург, 2002. С. 74.

На наш взгляд, неоконченное соучастие в предложенной законодателем формулировке рассчитано на ситуацию, когда исполнителем является лицо, которое не изъявляло желания оказать помощь сотрудникам правоохранительных органов в противодействии незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов. Например, посредник приобрел наркотическое средство на деньги приобретателя и по его просьбе, но последний по каким-то причинам не смог забрать наркотическое средство. В рассмотренных же выше случаях исполнитель преступления, предусмотренного ст. 228 УК РФ, как таковой вообще отсутствовал, о чем лицо, стремящееся стать посредником, узнает только после задержания, которое стало возможным в результате проведения оперативно-розыскного мероприятия — проверочной закупки.
Казалось бы, это подводит к тому выводу, что отсутствие исполнителя не позволяет говорить о возможности привлечения к уголовной ответственности пособника. Однако мы не можем игнорировать тот факт, что лицо, которое обещало помощь в приобретении наркотического средства, реализовало свой умысел и выполнило полностью действия в рамках заявленной роли, но результат не наступил по не зависящим от него обстоятельствам. Поэтому, полагаем, в рассмотренных примерах речь нужно вести не об отсутствии состава преступления, не о пособничестве в покушении на приобретение наркотического средства без цели сбыта, а о покушении на пособничество в приобретении наркотических средств без цели сбыта. Тогда первое место в формуле квалификации необходимо отводить ч. 3 ст. 30 УК РФ, а второе место — ч. 5 ст. 33 УК РФ.

Пристатейный библиографический список

1. Бриллиантов А. О правовой оценке роли посредника // Уголовное право. 2006. N 5.
2. Козлов А.П. Соучастие: традиции и реальность. СПб., 2001.
3. Савельев Д.В. Преступная группа: вопросы уголовно-правовой интерпретации и ответственности. Екатеринбург, 2002.

В соответствии со ст. 46 УК РФ, штраф как вид уголовного наказания есть денежное взыскание, назначаемое судом в случаях и пределах, предусмотренных Уголовным кодексом, в размере, соответствующем определенному количеству минимальных размеров оплаты труда, установленных законодательством Российской Федерации на момент назначения наказания, либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за определенный период.

(121, т. 2, с. 366).
Развитие рыночных отношений в стране, с одной стороны, и значительная распространенность преступлений, за которые было бы целесообразно применение штрафа, с другой — казалось бы, предполагает и значительный объем его применения. Однако данные судебной практики свидетельствуют об обратном. На практике штраф, особенно в виде дополнительного наказания, встречается еще сравнительно нечасто.
В судебной практике, как показывают данные официальной статистики за 1997 г., штраф как основное наказание был применен в отношении 79167 человек (7,8 % всех осужденных в указанном году) в 1998 г – в отношении 59662 осужденных (5,6 % осужденных). Таким образом, по объему применения штраф находится на третьем месте после условного осуждения и реального лишения свободы на определенный срок, объем применения которых составил соответственно: в 1997 году 54,2 и 30,7 %%, в 1998 году — 51,3 и 32,3 %%.
Для сравнения, в 1986 г. штраф был применен в отношении 124623 человек (15,7 % осужденных), в 1992 г.- в отношении 52931 человек (10,2 %), в 1996 г. – в отношении 144011 (13%) осужденных. (См.: Приложения, табл. № 9 и № 10). То есть, по разным причинам удельный вес наказания в виде штрафа в последние годы снизился и в абсолютных цифрах, и в процентном отношении.
Объем применения штрафа за конкретные виды преступлений в практике судов общей юрисдикции РФ показан в таблице № 8. (См.: Приложения).
Из таблицы, видно, что относительно чаще штраф как основное наказание применялся за следующие виды преступлений:

  • за умышленное причинение легкого вреда здоровью и побои (ст. ст. 115, 116 УК) — в отношении 44,9 % осужденных в 1997 г. и 35,8 % осужденных в 1998 г.;
  • за кражу –в отношении 23,1 % осужденных по ч. 1 и 3,6 % осужденных по ч. 2 ст. 158 УК в 1997 г. и соответственно в отношении 12,8 % и 2,3 % осужденных в 1998 г.;
  • за мошенничество — в отношении 25,9% осужденных по ч.1 и в отношении 4,9% осужденных по ч.2 ст. 159 УК в 1997 г. и соответственно 14,8% и 3,7 % в 1998 г.;
  • за уклонение от уплаты налогов по ст. ст. 198 и 199 УК — в отношении 28,5 % осужденных в 1997 г. и 7,2 % осужденных в 1998 г.;
  • за дачу взятки по ст. 291 УК — в отношении 24% осужденных в 1997 г. и 17,4 % осужденных в 1998 г. и т. д.

В специальной литературе высказывалось мнение о целесообразности допустить назначение штрафа как дополнительного наказания и при отсутствии упоминания об этом наказании в санкциях. Авторы не без оснований, на наш взгляд, полагали, что «сочетание штрафа в качестве дополнительного наказания с основным наказанием, например, арестом, даст возможность более гибкого сочетания основного и дополнительного наказаний. Поскольку тяжесть всего наказания в целом определяется не только сроком (размером) основного наказания, карательные и воспитательные свойства, характеризующие наказание, могут быть более равномерно распределены между основным и дополнительным наказаниями. Если, например, основным наказанием будет лишение права занимать определенную должность, то суд в конкретных обстоятельствах может избрать минимальный для этого наказания срок, но в то же время присоединить к основному наказанию дополнительное в виде штрафа». (См.: 231, с. 149; см. также : 56, с.143-144).
Как справедливо признаётся в литературе, штраф как в качестве основного, так и в качестве дополнительного наказания представляет собой важное средство карательного и воспитательного воздействия на лиц, совершающих корыстные, имущественные, неосторожные преступления, и в борьбе с ними заслуживает широкого применения. (56, с. 66-67).
Происшедшие социальные изменения, в частности, возрастание роли материальных потребностей и интересов, создают необходимые социальные предпосылки для более широкого применения штрафа. Для осуществления целей наказания важно воздействовать на мотивы, приведшие подсудимого к совершению преступления. С этой точки зрения штраф является целесообразной мерой наказания за преступления, совершенные по корыстным мотивам, либо по мотивам, связанным с пренебрежением к материальным интересам государства, общества и отдельных граждан. Целесообразно его применение и за преступления неосторожные, совершаемые вследствие невнимательности, неорганизованности лица, игнорирования им установленных правил и т. п. В пользу более широкого применения штрафа говорит и сравнительно высокая эффективность его в качестве основного наказания.
Но для более широкого и более эффективного применения штрафа, особенно как дополнительного наказания, должны быть и соответствующие законодательные предпосылки.
В свое время в литературе предлагались два варианта решения этой задачи. Одни авторы предлагали включить штраф как дополнительное наказание в более широкий круг санкций. (213, с. 100—101; 209, с. 50—51; 240, с. 52). Другие считали целесообразным предоставить судам право назначать штраф в качестве дополнительного наказания по их усмотрению. (204, с. 240; 194, с. 30—31; 47, с. 72).
Нам представляется предпочтительным первый вариант. По нашему мнению, следует включить штраф в виде обязательного или факультативного дополнительного наказания в санкции статей, предусматривающих ответственность за совершенные по корыстным мотивам или соединенные с причинением имущественного ущерба преступления, не относящиеся к тяжким, когда по обстоятельствам дела может потребоваться усилить карательно-воспитательные возможности избранного в отношении осужденного основного наказания за счет присоединения к нему определенного имущественного взыскания. Необходимое усиление при этом может достигаться посредством реализации присущих штрафу как дополнительному наказанию специфических функциональных возможностей — по индивидуализации общего наказания, по усилению его карательного содержания или по смягчению основного наказания, к которому оно присоединяется. (См. об этом: 71, с. 28-34).
Вместе с тем в законе следует установить возможно более четкие критерии его применения судом. С этой целью целесообразно было бы ч. 1 ст. 46 УК изложить в следующей редакции:
«Штраф есть денежное взыскание, назначаемое судом в виде основного или дополнительного наказания лицам, осуждаемым за совершение корыстных преступлений и преступлений, причинивших материальный ущерб государственным или общественным интересам или интересам отдельных граждан». (Там же, с. 102-105).

В уголовном законодательстве зарубежных государств денежный штраф является одним из наиболее распространенных видов наказания. К примеру, в Англии штраф назначается в среднем за каждое третье преступление, а за суммарные преступления, дела по которым рассматриваются в упрощенном порядке, он назначается почти в 90% случаев. При этом расширяется и круг преступлений, за которые может быть назначен штраф. (121, т.2, с. 361; 113, с. 154).
Штраф чаще применяется за совершение преступлений небольшой и средней степени тяжести, но в отдельных случаях также и за совершение более опасных деяний. Например, по УК Франции штраф может быть назначен как в качестве уголовного наказания за совершение преступления (ст.131-2 УК), так и в качестве исправительного наказания (в виде штрафа или штрафо-дней) за совершение проступка, а также в качестве полицейского наказания за нарушение (ст.131-12 УК). По УК Испании, где принята классификация наказаний на строгие, менее строгие и небольшие, штраф относится к двум последним группам (ст. 33 УК).
Вместе с тем, уголовное законодательство некоторых стран (США, ФРГ и др.) использует штрафы и в качестве средства борьбы с относительно тяжкими преступлениями. Например, в УК ФРГ установлен относительно новый вид штрафа — имущественный штраф (§ 43а), предназначенный для борьбы с совершаемыми в составе специально организованной банды таких корыстных преступлений, как подделка денежных знаков или знаков оплаты, торговля людьми, нелегальная торговля наркотиками, сутенерство, отмывание денег, а также другими формами проявления организованной преступности. (121, т. 2, с. 365; 113, с. 157).
Штраф применяется за различные по характеру преступления, однако приоритет принадлежит т. н. имущественным преступлениям корыстного характера. Например, в США штрафные санкции предусмотрены и за преступления, направленные на извлечение материальной выгоды или повреждение имущества, и за посягательства на личность, на государственное управление и т. п. (121, т.2, с. 362; 113, с. 155).
В УК Франции штраф предусмотрен чаще за преступления против собственности: кражи, мошенничество, вымогательство, злоупотребление доверием. Однако он также содержится в санкциях за терроризм и некоторые другие преступления против общественной безопасности, за неосторожное причинение смерти, умышленные насильственные действия, повлекшие увечье или хроническое заболевание потерпевшего, сексуальные агрессии, не относящиеся к изнасилованию, незаконный оборот наркотиков и другие преступления и проступки. (121, т.2, с. 361, 363; 113, с. 154).
Юридическая природа штрафа в законодательстве зарубежных государств различна.
По УК Испании, например, штраф, наряду с лишением свободы и лишением определенных прав, относится к наказаниям, которые могут назначаться и как основные, и как дополнительные. (ст. 32 УК).
По уголовному законодательству Англии штраф может быть назначен в качестве альтерантивы — вместо другого наказания (например, тюремного заключения), либо в дополнение к другому наказанию одновременно с ним, причем в последнем качестве иногда и при отсутствии указаний о нем в конкретной санкции.
При этом применение штрафа в дополнение к другому наказанию (или к мере, не имеющей карательного характера) имеет ряд ограничений. Например, штраф не может быть назначен одновременно с пробацией (в случае условного осуждения). Запрещено применять штраф в случае освобождения лица от ответственности под условием несовершения им нового преступления в течение определенного времени. (121, т.2, с. 362; 113, с. 154).
В уголовном законодательстве США штраф предусматривается и как основное наказание (единственное или в альтернативе с другим основным наказанием – как правило, с лишением свободы), и как дополнительное в сочетании с лишением свободы, другими основными наказаниями или с пробацией. (121, т.2, с. 362; 113, с. 155).
По УК ФРГ денежный штраф назначается в качестве основного наказания и исчисляется в дневных ставках в пределах от пяти до трехсот шестьдесяти полных дневных ставок, если иное не устанавлено законом. (121, т. 2, с. 364). На основании § 41 УК ФРГ, денежный штраф может быть назначен за совершение корыстного преступления («если лицо в результате совершения деяния обогатилось или пыталось обогатиться») наряду с лишением свободы, если это целесообразно с учетом личности правонарушителя и его материального положения». Причем назначение денежного штрафа совместно с лишением свободы не меняет его правовой природы как основного наказания. (121, т.2, с. 365; 113, с. 156- 157).
Предусмотренный УК ФРГ т. н. имущественный штраф может быть назначен только наряду с пожизненным лишением свободы или лишением свободы на срок свыше двух лет в качестве факультативного дополнительного наказания. Не допускается его назначение вместе с денежным штрафом (§ 43а УК). (121, т.2, с. 365; 113, с. 159).
По УК Франции штраф может быть назначен в качестве как уголовного наказания, так и исправительного, и полицейского, причем во всех случаях только в функции наказания основного. За совершение преступления штраф может быть назначен совместно с наказанием в виде тюремного заточения или заключения. Однако, как и в УК ФРГ, назначение штрафа совместно с указанными видами основных наказаний не меняет его правовой природы также как основного наказания. (ст. ст. 131-2, 131-3, 131-12 УК). (155, с. 12-13, 16).
Размеры штрафа в законодательстве разных государств также различаются, во многих случаях существенно. Причем и в законодательстве одной страны размеры штрафа дифференцируются в зависимости как от общественной опасности преступного деяния, так и от того, кому (физическому или юридическому лицу) он назначается, от его материального положения и иных обстоятельств.
К примеру, федеральное уголовное законодательство США и законодательство отдельных штатов содержит множество вариантов размера штрафа. Так, по федеральному законодательству максимум штрафа для физических лиц составляет: за преступление, повлекшее смерть человека, — 250 тыс. долларов, за мисдиминоры — 25 тыс. долларов. Для юридических лиц — соответственно 500 тыс. и 100 тыс. долларов. (121, т.2, с. 362; 113, с. 155).
Однако при назначении штрафа, например, физическому лицу, учитываются обстоятельства совершенного преступления, личность подсудимого и, главное, его возможности по уплате штрафа: его доходы, финансовое положение, бремя, которое в связи с уплатой штрафа ляжет на осужденного и лиц, находящихся в финансовой зависимости от него (ст. 3572 раздела 18 СЗ США). (121, т.2, с. 362-363; 224, с. 47).
Во французском уголовном праве физическому лицу за совершение преступления может быть назначен штраф в пределах до 50 млн. франков, за совершение проступка до 1 млн. франков. За совершение нарушения (наименее строгие правонарушения, наказуемые по нормам УК) сумма штрафа дифференцируется следующим образом:
п.1. Не более 250 франков за нарушения 1-го класса;
п.2. Не более 1000 франков за нарушения 2-го класса;
п.3. Не более 3000 франков за нарушения 3-го класса;
п.4. Не более 5000 франков за нарушения 4-го класса;
п.5. Не более 10 000 франков за нарушения 5-го класса; эта
сумма может быть увеличена до 20 000 франков в случае рецидива,
когда это предусмотрено постановлением (ст.131-13 УК). (155, с. 16).
Но и по УК Франции суд определяет размер штрафа с учетом доходов подсудимого и его имущественных обязанностей, имея целью индивидуализацию уголовной ответственности и наказания. (ст. 132-24 УК). Суд может также назначить более мягкое наказание, чем предусмотрено законом за совершение данного преступления. (121, т.2, с. 363-364).
Во французском праве наряду с обычным денежным штрафом предусматривается также другая разновидность штрафа, именуемая «штрафо-дни». Так, согласно статье 131-5 УК: «Если проступок карается тюремным заключением, суд может назначить наказание штрафом в виде штрафо-дней, состоящее в том, что осужденный должен внести в казну сумму, общая величина которой получается в результате назначения судьей ежедневного взноса в течение определенного числа дней. Размер каждого штрафо-дня определяется с учетом доходов и обязательств подсудимого; он не может превышать 2000 франков. Число штрафо-дней определяется с учетом обстоятельств преступного деяния; оно не может быть больше трехсот шестидесяти». (155, с. 13).
Обычный штраф и штрафо-дни не могут быть назначены вместе с наказанием в виде выполнения работы в общественных интересах. Наказание в виде штрафо-дней не может сопровождаться наказанием обычным штрафом (ст. 131-9 УК). Наказание обычным штрафом не может быть назначено вместе с наказаниями в виде лишения или ограничения прав, перечисленными в статье 131-14 УК (ст. 131-15 УК).
По УК Испании штраф относится к наказаниям «менее строгим» и «небольшим». В качестве «менее строгого» наказания штраф имеет две разновидности: штраф в размере более двухмесячных зарплат и штраф, пропорциональный причиненному ущербу. В качестве «небольшого» наказания штраф предусматривается в размере от пятидневного до двухмесячного заработка (ст. 33 УК).
За исключением случаев, специально предусмотренных законом, наказание в виде штрафа назначается по системе дневных ставок. Минимальный размер штрафа — заработок за пять дней, и максимальный — за два года. Ежедневная квота составляет минимум 200 песет и максимум 50 000 песет. При подсчетах месячной или годовой суммы под месяцем понимается 30 дней, а под годом — 360 (ст. 50 УК).
Размер штрафа и срок его уплаты определяется с учетом особенностей конкретного преступления, с учетом материального положения виновного, смягчающих и отягчающих обстоятельств. В случае ухудшения материального положения осужденного, размер штрафа может быть уменьшен (ст. ст. 50, 51, 52 УК). (232, с. 26).
По УК ФРГ денежный штраф исчисляется в дневных ставках в пределах от пяти до трехсот шестидесяти полных дневных ставок, если закон не устанавливает иное. (121, т.2, с. 364).
Размер дневной ставки в каждом конкретном случае определяется судом с учетом материального положения лица. Суд исходит, как правило, из чистого дохода, который лицо имеет или могло иметь, в среднем, в день (абз. 2 § 40). Размер дневной ставки колеблется от двух немецких марок до десяти тысяч. Таким образом, общий размер штрафа по УК ФРГ находится в пределах от 10 марок до 3 млн. 600 тыс. марок. (121, т.2, с. 364-365; 113, с. 156).
В законодательстве Англии размер штрафа практически не ограничен. В нормах статутного права лишь иногда определяется максимальный размер штрафа. (113, с. 154).
Таким образом, по уголовному законодательству зарубежных государств штраф применяется достаточно широко, однако, как правило, в разумных пределах и лишь в случаях, когда подсудимый в состоянии его выплатить. При этом новыми уголовными законами вводятся некоторые льготы по уплате штрафа: предоставление отсрочки или рассрочки платежа, освобождение от уплаты части штрафа в случае добросовестности и т. д.
Однако практически во всех странах в случае неуплаты штрафа предусматривается его замена лишением свободы. Например, в Англии неуплата штрафа влечет его замену наказанием в виде тюремного заключения в пределах 12 месяцев. (113, с. 154; 121, т.2, с. 362).
Согласно германскому уголовному законодательству, в случае невыплаты штрафа возможна его замена лишением свободы из расчета 1 дневная ставка равна 1 дню лишения свободы (§ 42 УК). (121, т.2, с. 365; 113, с. 157).
По Уголовному кодексу Испании назначенный, но не уплаченный добровольно или посредством принуждения штраф может быть заменен лишением свободы в виде ареста на выходные дни из расчета один день ареста за каждые две неуплаченные ежедневные квоты, либо, с согласия осужденного, работами на пользу общества из расчета одни день лишения свободы за один день работ.
В случае неуплаты штрафа, назначенного пропорционально причиненному ущербу, он заменяется лишением свободы на срок в пределах не более года. (ст. 53 УК). (232, с. 27).
В США предусматриваются широкие возможности замены штрафа тюремным заключением. Примерно 45% осужденных к денежному штрафу впоследствии водворяются в тюрьму за неуплату. Замена производится из расчета: 1 невыплаченный доллар равен 1 дню тюремного заключения (по УК штата Иллинойс 5 долларов равны 1 дню тюремного заключения) но не более одного года тюремного заключения. (121, т. 2, с. 363; 113, с. 155).
По законодательству Франции в случае уклонения от уплаты штрафа он может быть заменен принудительным заключением под стражу из следующего расчета: 5 дней — при сумме долга от 1000 до 3000 франков, 10 дней — от 3000 до 10000 франков, 20 дней — от 10000 до 20000 франков и т.д., максимум 4 месяца при сумме долга свыше 80000 франков (ст. 750 УПК). Принудительное заключение не применяется к несовершеннолетним и лицам старше 65 лет, а также к тем, кто докажет свою неплатежеспособность, представив справку от налогового инспектора, от мэра или комиссара полиции (ст. 753 УПК). (121, т.2, с. 364; 113, с. 156).
Полная или частичная неуплата суммы назначенного наказания в виде штрафо-дней влечет заключение осужденного под стражу на срок, соответствующий половине числа невыплаченных штрафо-дней (ст.131-25 УК). (155, с. 20).
В последние годы в зарубежных странах получают развитие новые формы штрафа: штрафо-дни во Франции, имущественный штраф в Германии. В УК Испании в качестве разновидности штрафа предусматривается штраф, устанавливаемый в некоторых случаях в размере, пропорциональном причиненному ущербу, ценности объекта преступления или получаемой от него выгодой (ст. 52 УК). (121, т.2, с. 362; 232, с. 27).
Наказание в виде штрафо-дней по УК Франции состоит в обязанности осужденного ежедневно вносить в государственный бюджет денежную сумму, устанавливаемую судом с учетом доходов и имущественных обязанностей подсудимого в пределах двух тысяч франков. Количество штрафо-дней определяется с учетом обстоятельств преступного деяния, но не может превышать 360 дней (ст. 131-5 УК). (155, с. 13; 121, т. 2, с. 364).
Имущественный штраф, предусмотренный уголовным законодательством ФРГ (§ 43а УК), в отличие от денежного штрафа, состоит в том, что он представляет собой выплату некоторой денежной суммы, определяемой судом не из оценки вины лица, совершившего преступное деяние, а, в первую очередь, из стоимости имущества виновного. Нижний предел имущественного штрафа не установлен, верхний определяется стоимостью имущества (все доходы минус обязательства) лица, совершившего преступное деяние. В случае невозможности исполнения имущественного штрафа предусматривается замена его лишением свободы в пределах от одного месяца до двух лет (абз. 3 § 43а УК). (121, т. 2, с. 365; 113, с. 158).
Как пишет К. Лакнер, имущественный штраф имеет двойственную природу. С одной стороны, он представляет собой своеобразный вид дополнительного наказания и в этом качестве должен соответствовать принципу вины, но с другой стороны он преследует цель лишения лица, совершившего преступное деяние, средств для создания или сохранения преступной организации, что не согласуется с указанным принципом. (90, § 43а).
Законодатель ФРГ, вводя § 43а в УК, имел в виду широкое практическое применение данного наказания. Однако, в связи с трудностями обнаружения имущества и установления его принадлежности, имущественный штраф в судебной практике Германии встречается редко. (121, т. 2, с. 365; 113, с. 158).
Разновидностью наказания в виде штрафа является штраф, применяемый согласно нормам уголовного законодательства в отношении юридических лиц.
По УК Франции юридическому лицу может быть назначен штраф в качестве уголовного, исправительного или полицейского наказания. Согласно Ст.131-38 УК, максимальный размер штрафа, применяемый в отношении юридических лиц за совершение преступления или проступка, равен пятикратному размеру штрафа, предусмотренному для физических лиц законом, в соответствии с которым наказывается данное деяние.
За совершение нарушения, в соответствии со ст.131-41 УК, максимальный размер штрафа, применяемый в отношении юридических лиц, равен пятикратному размеру штрафа, предусмотренному для физических лиц постановлением, в соответствии с которым наказывается данное деяние. (155, с. 24-26). Максимальный размер штрафа в отношении юридического лица составляет: за преступление — 250 млн. франков, за проступок — 5 млн. франков и за нарушение 5-го класса — 50 тыс. франков. В случае повторного привлечения к уголовной ответственности указанный максимум штрафа удваивается. (121, т. 2, с. 364; 113, с. 156).

Понятие и социально-правовая природа условного осуждения

Рубрика: 17. Уголовное право и процесс

Дата публикации: 29.03.2018

Статья просмотрена: 55 раз

Библиографическое описание:

Буранов Г. К., Будылин Н. С. Понятие и социально-правовая природа условного осуждения [Текст] // Актуальные вопросы юридических наук: материалы IV Междунар. науч. конф. (г. Чита, апрель 2018 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2018. — С. 43-46. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/284/14055/ (дата обращения: 12.10.2018).

Статья посвящена анализу и критике различных точек зрения относительно сущности условного осуждения в уголовном праве. Представлена авторская позиция по вопросу, аргументировано и сформулировано определение условного осуждения.

Ключевые слова: условное осуждение, уголовная ответственность, наказание, назначение наказания, испытание, освобождение от наказания.

Институт условного осуждения давно известен отечественному уголовному праву. Однако дискуссия о том, что он собой представляет, какова его природа, имеет место быть и сегодня. По данному вопросу сформировались несколько различных позиций.

Во-первых, в условном осуждении признают наказание.

Так, Д. В. Ривман утверждал, что условное осуждение по своей правовой сути есть собой особый вид уголовного наказания, для которого свойственны все отличительные черты наказания, который выполняет возложенные на наказание задачи, включая предупреждение совершения преступлений как самим осужденным, так и другими неустойчивыми лицами [18, с. 144]. Того же взгляда придерживались М. А. Гельфер [4, с. 42], И. И. Карпец [10, с. 27], И. С. Ной [16, с. 126], А. К. Эстрин [29, с. 1011], М. И. Якубович [30, с. 59]. В современный период условное признают специальным видом наказания М. С. Рыбак [19, с. 74], Н. Н. Смирнова [21, с. 391], А. С. Суховеев [22, с. 9], З. Тхайшаов [25, с. 63].

А. Н. Тарасов в развитие идеи относит условное осуждение к так называемому «комбинированному» наказанию. По его мнению, это «вид уголовного наказания, предусматривающий условность отбывания основного наказания, в случаях возможного правомерного поведения осужденного, свидетельствующего о его исправлении, и которое ведет к отмене условного осуждения по мотивам исправления осужденного и снятию судимости. В сокращенном варианте условное осуждение — это специальный вид уголовного наказания, имеющий силу при условии противоправного поведения» [23, с. 6].

Думается, усматривать в условном осуждении наказание — обычное, специальное, особенное, комбинированное или другое по виду и свойствам — некорректно. Заключение следует из ряда обстоятельств:

а) в ст. 44 УК РФ, перечисляющей исчерпывающий перечень видов уголовного наказания, условное осуждение не предусмотрено. Аргумент формальный, легко устраняемый включением условного осуждения в содержание статьи. Однако к этому нет никаких предпосылок по нижеуказанным причинам;

б) условным постановляется не само осуждение, а уже назначенное при осуждении наказание. Список наказаний, которые могут быть назначены условно, закреплен в ч. 1 ст. 73 Уголовного кодекса РФ (УК РФ), — исправительные работы, ограничение по военной службе, содержание в дисциплинарной воинской части, лишение свободы. Наложение на данные наказания другого «наказания» — условного осуждения — или дополнение первых вторым противоречит элементарной логике, а также принципу справедливости (ч. 2 ст. 6 УК РФ);

в) при назначении наказания по совокупности приговоров (ст. 70 УК РФ) в случае совершения нового преступления в течение испытательного срока (ч. 5 ст. 74 УК РФ) окончательное наказание определяется не путем присоединения «неотбытой части» условного осуждения к наказанию, назначенному по последнему приговору суда, а путем присоединения исправительных работ, ограничения по военной службе, содержания в дисциплинарной воинской части или лишения свободы, назначенных условно.

Во-вторых, в условном осуждении признают отсрочку исполнения приговора (отбывания наказания) [5, с. 480; 27, с. 550–551].

Полагаем, для такого вывода нет оснований. При некоторых сходствах данных мер (назначение конкретного наказания, постановление о его реальном неприменении, наличие срока меры и т. п.) отсрочка подразумевает перерыв в реализации, возможность выполнения в более поздний срок, отложение, перенос на более поздний срок [17, с. 413]. При условном осуждении наказание не переносится и не откладывается в исполнении; оно само по себе, автоматически, без каких-либо судебных процедур по истечении испытательного срока аннулируется вместе со всеми уголовно-правовыми последствиями совершенного преступления (п. «а» ч. 3, ч. 6 ст. 86 УК РФ).

В-третьих, в условном осуждении признают особый порядок назначения наказания [9, с. 76–77; 20, с. 531], применения наказания [8, с. 386], исполнения наказания, реализации назначенного наказания (исполнения приговора) [14, с. 27; 28, с. 8].

По нашему мнению, и здесь суждение ошибочно. Исправительные работы, ограничение по военной службе, содержание в дисциплинарной воинской части, лишение свободы, приговор к которым суд допускает условное осуждение (ч. 1 ст. 73 УК РФ), назначаются в обычном порядке, по правилам ст. ст. 60–72 УК РФ.

Не существует изъятий из общих правил и применительно к применению, исполнению, реализации наказания, поскольку основное наказание фактически отсутствует, осужденным не отбывается (ни в части, ни полностью), а дополнительное наказание, если назначено, отбывается по тем же правилам, что и для иных категорий осужденных.

В-четвертых, в условном осуждении признают особую форму реализации уголовной ответственности [13, с. 10].

Основной формой реализации уголовной ответственности является наказание. Ее отличительной чертой является сочетание наказания с состоянием судимости, обусловленным его назначением [2, с. 43; 26, с. 63]. При условном осуждении наказание избирается обязательно, но его исполнение допустимо только частично — в части дополнительного наказания (ч. 4 ст. 73 УК РФ). Судимость существует весь период испытательного срока и погашается по его истечении. Невыполнение условно осужденным возложенных на него обязанностей влечет применение назначенного по приговору суда наказания в полной мере (ч. 5 ст. 73 УК РФ). Вне данных обстоятельств условное осуждение немыслимо, следовательно, не может рассматриваться в рамках уголовно-правовых отношений самостоятельно, образуя новую, особую форму реализации уголовной ответственности.

В пользу отстаиваемой позиции указывает и тот факт, что институт условного осуждения терминологически неверно обозначен. Условного осуждения в прямом значении этого выражения не существует. Осуждение реально, поскольку виновный отчитывается перед судом в содеянном, выносится обвинительный приговор, дается отрицательная оценка (порицание) его поступку и личности, назначается наказание, возникает судимость [3, с. 97]. Условным считается наказание, на что указывается в резолютивной части приговора.

В-пятых, в условном осуждении признают систему испытания. Условное осуждение включают в него либо как единственный пример [11, с. 39], либо наряду с условно-досрочным освобождением и наказаниями, не связанными с лишением свободы [7, с. 152–157].

Probation system в роли испытательных (ненаказательных) мер, применяемых к осужденному, более полутора веков используется за рубежом. Но в отечественном уголовном праве термин «испытание» не прижился, и этому есть причины.

Испытание — многозначное понятие. С одной стороны, это проверка, исследование качеств, пригодности к чему-либо; с другой — тягостные переживания, несчастье [17, с. 220]. Если рассматривать испытание во втором смысле, то практически все меры уголовно-правового воздействия, применяемые к виновному в преступлении лицу, есть не что иное, как испытание. И наказание, и принудительные меры воспитательного воздействия, и судебный штраф доставляют преступнику неудобства, неприятности и т. п., и без такого качества они не могут быть уголовно-правовыми. Исключение составляют только принудительные меры медицинского характера, не воспринимаемые лицом в силу состояния здоровья.

Если рассматривать испытание в первом значении, то, в принципе, не только условное осуждение, но и остальные меры устремлены к проверке пригодности осужденного к жизни в обществе по установленным правилам. Разница — при условном осуждении в более мягкой форме.

Если же оценивать по сути и по целеполаганию применяемые меры, то об испытании судить сложно. И условное осуждение, и наказание: а) меры принуждения, применяются независимо от воли осужденного, б) нацелены на исправление осужденного (ч. 2 ст. 43, ч. 1 ст. 73 УК РФ). Исправление осужденных — это формирование у них уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулирование правопослушного поведения (ч. 1 ст. 9 Уголовно-исполнительного кодекса РФ), т. е. результат не проверки лица, а планомерного, поступательного изменения черт его личности.

Значит, введение понятия «испытания» не только применительно к условному осуждению, но и в целом в уголовное право противоречит системе предусматриваемых им мер и понятийного аппарата.

В-шестых, в условном осуждении признают неприменение (неисполнение) наказания под условием [1, с. 120].

Представляется, и с такой позицией согласиться нельзя:

а) лицо не отбывает только основное наказание, в то время как дополнительное наказание исполняется;

б) используемая терминология должна быть единообразной и общепринятой. Если следовать логике авторов, то, например, освобождение от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 90 УК РФ) должно именоваться неприменением уголовной ответственности под условием, условно-досрочное освобождение от наказания (ст. 79 УК РФ) — частичным неприменением (неисполнением) наказания под условием;

в) в известной степени неприменением (неисполнением) наказания под условием характеризуется отсрочка отбывания наказания (ст.ст. 82, 82.1 УК РФ).

В-седьмых, в условном осуждении признают условное освобождение осужденного от уголовного наказания или реального отбывания (основного, отдельных видов) наказания [6, с. 7; 12, с. 7; 15, с. 13; 24, с. 35].

Концептуально с такой позицией нельзя не согласиться, исходя из ряда существенных черт условного осуждения.

Первое. Условное осуждение не применяется без назначения наказания (ч. 1 ст. 73 УК РФ). В этом смысле оно не может быть самостоятельной мерой.

Второе. Наказание назначено, но не исполняется в части основного наказания (ч. 4 ст. 73 УК РФ).

Третье. Неисполнение наказания поставлено под условие несовершения преступлений, ряда административных правонарушений и выполнения возложенных обязанностей (ст. 74 УК РФ).

Четвертое. Ориентировано на исправление осужденного, для чего устанавливаются обязанности условно осужденного, выполняемые в течение испытательного срока (ч.ч. 3 и 5 ст. 73 УК РФ).

Пятое. Последствие соблюдения условий условного осуждения заключается в полном аннулировании уголовно-правовых последствий осуждения (отказ от исполнения назначенного наказания и погашение судимости) (ч. 1 ст. 74, ч. 6 ст. 86 УК РФ).

Однако есть и замечания. Некорректно подчеркивать особый или специальный, специфический вид, форму освобождения. Все виды освобождения от наказания или от его отбывания индивидуальны и специфичны. Также излишним является указание на реальность отбывания, поскольку в уголовном праве отбывание наказания не может быть нереальным.

Подытоживая всё вышеизложенное, считаем правильным определять условное осуждение следующим образом: это вид освобождения осужденного от отбывания основного наказания под условие выполнения им возложенных обязанностей в течение установленного срока.

  1. Беляева А. В., Орешкина Т. Ю. Условное осуждение и отсрочка исполнения приговора // Новый уголовный закон. Кемерово, 1989. С. 120–123.
  2. Буранов Г. К. Уголовное право. Общая часть: в 2-х кн. Кн. I: Преступление. Ульяновск: УлГУ, 2016. 155 с.
  3. Буранов Г. К. Уголовное право. Общая часть: в 2-х кн. Кн. II: Наказание и иные меры уголовно-правового характера. Ульяновск: УлГУ, 2017. 151 с.
  4. Гельфер М. А. Условное осуждение в СССР // Проблемы социалистического права. 1939. № 2. С. 41–43.
  5. Герцензон А. А. Уголовное право. Общая часть. М.: ВЮЗИ, 1948. 496 с.
  6. Горяйнова Е. А. Условное осуждение по советскому уголовному праву: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1987. 25 с.
  7. Дровосеков Г. В. Институт испытания как одна из действенных форм социального контроля за осужденными к наказаниям, не связанным с лишением свободы // Проблемы уголовного права в свете решений XXVI съезда КПСС. М., 1983. С. 151–159.
  1. Дядькин Д. С. Теоретическиеосновы назначения уголовного наказания. СПб.: Юридический центр Пресс, 2006. 510 с.
  2. Кадари Х. Х. Условное осуждение по советскому уголовному праву // Советское государство и право. 1956. № 1. С. 76–82.
  3. Карпец И. И. Индивидуализация наказания. М.: Госюриздат, 1961. 152 с.
  4. Книженко О. Условное осуждение или система испытания // Законность. 2002. № 9. С. 38–40.
  5. Кобец П. Н., Краснова К. А. О необходимости совершенствования института условного осуждения в современной России // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2009. № 6. С. 5–7.
  6. Кравец Ю. П. Условное осуждение по советскому уголовному праву: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1991. 24 с.
  7. Ломако В. А. Применение условного осуждения. Харьков: Изд-во Высшей школы при Харьковском ун-те, 1976. 126 с.
  8. Лядов Э. В. Условное осуждение к лишению свободы как институт уголовного и уголовно-исполнительного права: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Рязань, 2001. 23 с.
  9. Ной И. С. Вопросы теории наказания в советском уголовном праве. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1962. 156 с.
  10. Ожегов С. И. Словарь русского языка.17-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1985. 797 с.
  11. Ривман В. Д. О юридической природе условного осуждения и участия общественности в перевоспитании условно осужденных // Вестнки ЛГУ. 1965. № 23. С. 141–144.
  12. Рыбак М. С. Ресоциализация осужденных к лишению свободы: проблемы теории и практики. Саратов: Сарат. гос. акад. права, 2001. 211 с.
  13. Савич Ф. С. Условное осуждение как мера воспитания осужденных в современный период // XXII съезд КПСС и вопросы государства и права. Свердловск, 1962. С. 518–539.
  14. Смирнова Н. Н. Уголовное право. Общая и Особенная части. СПб.: Изд-во Михайлова В. А., 1998. 675 с.
  15. Суховеев А. С. Институт условного осуждения в Российской Федерации: тенденции и прогноз развития: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2002. 30 с.
  16. Тарасов А. Н. Условное осуждение по законодательству России: вопросы теории и практики: Дис. … канд. юрид. наук. Казань, 2003. 183 с.
  17. Ткачевский Ю. М. Юридическая природа условного осуждения // Уголовное право. 1999. № 1. С. 32–38.
  18. Тхайшаов З. К вопросу о более широком применении штрафа как вида уголовного наказания // Уголовное право. 2010. № 3. С. 63–66.
  19. Уголовное право России. Части Общая и Особенная / Под ред. А. И. Рарога. 8-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2014. 784 с.
  20. Уголовное право. Часть Общая. 4-е изд., перераб. М.: Юридическое изд-во МЮ СССР, 1948. 575 с.
  21. Шаргородский М. Д. Вина и наказание в советском уголовном праве. М.: Госюриздат, 1945. 56 с.
  22. Эстрин А. К. К вопросу о нашей карательной политике // Еженедельник советской юстиции. 1923. № 44. С. 1009–1012
  23. Якубович М. И. О правовой природе условного осуждения // Советское уголовное государство и право. 1946. № 11–12. С. 55–59.

Смотрите еще:

  • Закон о информации статья 15 Статья 15. Права органов государственной охраны Информация об изменениях: Федеральным законом от 8 декабря 2011 г. N 424-ФЗ в статью 15 настоящего Федерального закона внесены изменения Статья 15. Права органов […]
  • Мировой суд ленинского района г нижнего тагила Мировой суд ленинского района г нижнего тагила Мировой суд Ленинского района города Нижнего Тагила. Адрес: Нижний Тагил, микрорайон Выя, улица Кузнецкого, 12А. Судебный участок №1: мировой судья Горбачева Наталья […]
  • Презентация зоны таможенного контроля 1 – Служебно-производственное здание. 2 – Здание таможенного контроля и оформления перевозок (въезд). 3 – Здание таможенного контроля и оформления перевозок. - презентация Презентация была опубликована 4 года назад […]
  • Расчет календарных дней расчетного периода при увольнении Как рассчитать компенсацию за неиспользованный отпуск при увольнении сотрудника? Рассчитайте дни неиспользованного отпуска Работник устроился 12 января 2015 года, а его последний день работы — 29 мая. По факту […]
  • Работа в 17 лет тк рф Прокуратура Московской области Несовершеннолетним, осуществляющим трудовую деятельность в Российской Федерации, гарантируется установление сокращённого рабочего времени. В соответствии со ст. 92 Трудового кодекса […]
  • Книги по регистрации прав на недвижимое имущество Алексеев В. Недвижимое имущество: государственная регистрация и проблемы правового регулирования ОГЛАВЛЕНИЕ ПРЕДИСЛОВИЕ ГЛАВА 1. РЕГИСТРАЦИЯ ПРАВ НА НЕДВИЖИМОЕ ИМУЩЕСТВО КАК ПРАВОВОЕ ЯВЛЕНИЕ 1.1. РЕГИСТРАЦИЯ ПРАВ НА […]