Право на достоинство личности ограничение

Статья 56 Конституции РФ

1. В условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя в соответствии с федеральным конституционным законом могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод с указанием пределов и срока их действия.

2. Чрезвычайное положение на всей территории Российской Федерации и в ее отдельных местностях может вводиться при наличии обстоятельств и в порядке, установленных федеральным конституционным законом.

3. Не подлежат ограничению права и свободы, предусмотренные статьями 20, 21, 23 (часть 1), 24, 28, 34 (часть 1), 40 (часть 1), 46 — 54 Конституции Российской Федерации.

Комментарий к Статье 56 Конституции РФ

1. Комментируемая статья допускает установление отдельных ограничений прав и свобод в условиях чрезвычайного положения. Если ч. 3 ст. 55 Конституции оправдывает введение ограничений прав и свобод человека и гражданина целым рядом конституционно значимых целей, среди которых, например, защита нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечение обороны страны и безопасности государства, то комментируемая статья предусматривает только два основания для подобных ограничений — обеспечение безопасности*(711) граждан и защита конституционного строя. Кроме того, если по смыслу ч. 3 ст. 55 Конституции ограничения прав и свобод могут быть установлены на неопределенный срок актом не ниже федерального закона, то в условиях чрезвычайного положения такие ограничения обязательно устанавливаются с указанием их конкретных пределов и сроков действия актом, принятым в соответствии с федеральным конституционным законом, а именно — указом Президента РФ (ст. 4 и 5 Закона о ЧП).

Поскольку комментируемое конституционное положение допускает ограничение в упрощенной (непарламентской) процедуре прав и свобод, защищаемых международными соглашениями, а также поскольку такие ограничения по кругу лиц распространяются не только на граждан РФ, но и на иностранных граждан и лиц без гражданства, Закон о ЧП содержит предписания об уведомлении и информировании ООН и Совета Европы о введении чрезвычайного положения и прекращении периода его действия, а также уведомление сопредельных государств о введении чрезвычайного положения (ст. 37 и 38).

2. Чрезвычайное положение представляет собой не фактическую ситуацию экстраординарного характера, а особый правовой режим, вызванный такого рода ситуация ми, иными словами — это форма правового реагирования государства на обстоятельства чрезвычайного рода. Понятие чрезвычайного положения раскрывается в Законе о ЧП — это вводимый в соответствии с Конституцией и данным Законом на всей территории РФ или в ее отдельных местностях особый правовой режим деятельности органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций независимо от организационно-правовых форм и форм собственности, их должностных лиц, общественных объединений, допускающий установленные Законом отдельные ограничения прав и свобод граждан РФ, иностранных граждан, лиц без гражданства, прав организаций и общественных объединений, а также возложение на них дополнительных обязанностей (ст. 1). Этот режим может вводится как на всей территории РФ, так и в ее отдельных местностях: в последнем случае территориальные границы действия режима должны быть определены предельно четко. Последнее требование непосредственно закреплено в ст. 5 Закона о ЧП, которая называет перечень положений, определяющих содержание указа Президента РФ о введении чрезвычайного положения.

Названная статья Закона о ЧП предписывает, что в указе Президента РФ также должны быть определены обстоятельства, послужившие основанием для введения чрезвычайного положения, и обоснование необходимости введения чрезвычайного положения. Рассматривая положение ч. 2 комментируемой статьи в сочетании с ее ч. 1, следует заключить, что не любые экстраординарные обстоятельства могут служить основанием для чрезвычайного положения, а только такие, которые представляют собой непосредственную угрозу безопасности граждан или конституционному строю РФ. Это же отражено и в ст. 3 Закона о ЧП, которая относит к таким обстоятельствам:

а) попытки насильственного изменения конституционного строя Российской Федерации, захвата или присвоения власти, вооруженный мятеж, массовые беспорядки, террористические акты, блокирование или захват особо важных объектов или отдельных местностей, подготовку и деятельность незаконных вооруженных формирований, межнациональные, межконфессиональные и региональные конфликты, сопровождающиеся насильственными действиями, создающие непосредственную угрозу жизни и безопасности граждан, нормальной деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления;

б) чрезвычайные ситуации природного и техногенного характера, чрезвычайные экологические ситуации, в том числе эпидемии и эпизоотии, возникшие в результате аварий, опасных природных явлений, катастроф, стихийных и иных бедствий, повлекшие (могущие повлечь) человеческие жертвы, нанесение ущерба здоровью людей и окружающей природной среде, значительные материальные потери и нарушение условий жизнедеятельности населения и требующие проведения масштабных аварийно-спасательных и других неотложных работ.

Комментируемое конституционное положение не требует обязательного введения чрезвычайного положения для устранения названных обстоятельств: данный режим может быть введен, если это действительно необходимо, т.е. как крайнее средство (исключительная мера, как указано в Законе о ЧП). Поэтому ст. 5 названного Закона требует приведения в указе Президента РФ обоснования необходимости введения чрезвычайного положения. Именно эта содержательная сторона указа является основным предметом рассмотрения Совета Федерации, к ведению которого относится его утверждение (п. «в» ч. 1 ст. 102 Конституции). Начало действия указа и предусмотренных им в рамках чрезвычайного положения мер не увязано с моментом принятия Советом Федерации соответствующего решения. Как следует из ст. 88 Конституции, Президент РФ вводит на территории РФ или в отдельных ее местностях чрезвычайное положение с незамедлительным сообщением об этом Совету Федерации и Государственной Думе. Однако в случае принятия Советом Федерации отрицательного решения указ по смыслу Конституции утрачивает силу. В ч. 4 ст. 7 Закона о ЧП определено, что указ в этом случае утрачивает силу по истечении 72 часов с момента его обнародования, о чем население Российской Федерации или соответствующих ее отдельных местностей оповещается в том же порядке, в каком оно оповещалось о введении чрезвычайного положения.

Важной частью конституционного понятия «порядок введения чрезвычайного положения» являются сроки его действия: если оно вводится на всей территории РФ, данный срок не может превышать 30 суток, а при введении в отдельных местностях, — 60 суток. Названный Закон определяет, что по истечении данных сроков чрезвычайное положение считается прекращенным. Однако в случае, если в течение установленного срока цели введения чрезвычайного положения не были достигнуты, он может быть продлен указом Президента РФ с соблюдением требований, установленных Законом для введения чрезвычайного положения (ст. 9). Устранение обстоятельств, послуживших основанием для введения чрезвычайного положения ранее установленного срока, является основанием для отмены чрезвычайного положения полностью или частично, о чем население РФ или соответствующих ее отдельных местностей оповещается в том же порядке, в каком оно оповещалось о введении чрезвычайного положения (ст. 10).

3. Поскольку при чрезвычайном положении ограничения прав и свобод устанавливаются и вводятся в действие в упрощенной процедуре — подзаконным актом и без предварительного согласия парламента — некоторые права и свободы нуждаются в особой защите. Именно поэтому комментируемая статья содержит перечень конституционных положений, закрепляющих права и свободы, не подлежащие ограничению. При этом имеется в виду ограничение как объективных прав (закрепленных в правовых актах), так и субъективных прав, т.е. наличных прав и свобод конкретных субъектов. Следствием ограничения объективного права может стать ограничение субъективного права конкретных лиц. Причем причиненный ущерб в отношении ряда субъективных прав может заведомо являться невосполнимым. Самый очевидный пример — ничем не может быть компенсировано ограничение права на жизнь (ст. 20). Вместе с тем ч. 2 ст. 20 Конституции допускает установление смертной казни федеральным законом в качестве исключительной меры наказания вплоть до ее отмены. Не может быть адекватно компенсирован ущерб, нанесенный таким правам и свободам, которые образуют личный, интимный мир человека, то, что в англосаксонском праве именуется privacy. К таким правам и свободам относятся достоинство личности (ст. 21), право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ч. 1 ст. 23), право лица на защиту информации о его частной жизни и право на доступ к информации, касающейся его прав и свобод (ст. 24), свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними (ст. 28). В определенной мере к категории таких прав относится и право на жилище (ст. 40). Невозможно рассматривать жилище исключительно утилитарно, как материальный объект, поскольку оно непосредственно связано с духовной стороной жизни человека, его интимным миром.

Не подлежат ограничению право каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ч. 1 ст. 34), а также те права и свободы, которые сами призваны гарантировать защиту прав и свобод, предусмотренных Конституцией: это и право на судебную защиту, и право на получение квалифицированной юридической помощи, и другие права, содержащиеся в ст. 46-54 Конституции. Однако само по себе закрепление перечня конституционных положений, приведенных в комментируемой статье, автоматически не означает, что все закрепленные в них права и свободы относятся к числу так называемых абсолютных, т.е. не подлежащих ограничению даже в обычных условиях. Например, право распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними ограничивается в том случае, если его реализация сопряжена с пропагандой или агитацией, возбуждающей религиозную ненависть и вражду (ст. 29).

Не абсолютно и право на жилище. Так, к произвольному лишению жилища не относятся случаи, предусмотренные ЖК: если дом, в котором находится жилое помещение, подлежит сносу, жилое помещение подлежит переводу в нежилое помещение или признано непригодным для проживания и т.д. (ст. 85). Выселение из жилого помещения, в том числе без предоставления другого жилого помещения, допустимо и в случаях виновного поведения нанимателя и членов его семьи (ст. 83 и 91 ЖК).

Конституционный Суд РФ не рассматривает наличие перечня конституционных положений, приведенных в комментируемой статье как критерий для отнесения содержащихся в них прав и свобод к категории абсолютных. При решении этого вопроса Суд исходит из сущности конкретного конституционного права или свободы. Так, в отношении свободы предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности Суд неоднократно указывал, что она, не являясь абсолютной, может быть ограничена законом (Постановления от 06.07.1998 N 21-П и от 30.07.2001 N 13-П *(712)). Что же касается, например, права осужденного на пересмотр приговора, то оно, как отмечал Конституционный Суд, предполагает предоставление ему возможности по своей воле и своими собственными действиями возбуждать производство по проверке законности и обоснованности приговора, не дожидаясь чьего бы то ни было разрешения или санкции на начало такого пересмотра. В связи с этим Суд указал, что это право, по смыслу ч. 3 ст. 50 Конституции, носит абсолютный характер, и федеральный законодатель не вправе ограничивать его ни по кругу лиц, ни по видам судебных приговоров, подлежащих пересмотру, ни по каким-либо иным обстоятельствам (Постановление от 12.05.1998 N 14-П*(713)).

Таким образом, запрет на ограничение прав и свобод, содержащийся в комментируемой статье, по своему непосредственному предназначению рассчитан на действие в условиях чрезвычайного положения. На это косвенно указано в Определении КС РФ от 29.05.2007 N 428-О-О*(714). Не означает это и того, что в обычных условиях все предусмотренные в комментируемой статье права и свободы могут быть ограничены федеральным законом в соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции. Данный перечень, образно говоря, является «красным флажком» в тексте Конституции, позволяющим заострить внимание на характере того или иного права или свободы, в том числе при решении вопроса, если это неочевидно, о возможности либо невозможности их ограничения.

Ограничение прав и свобод человека и гражданина

Проблема установления конституционных ограничений это проблема пределов свободы человека в обществе. Известно, что свобо­да не может существовать без ограничений, ибо каждый должен счи­таться с такими же правами и свободами других лиц, обязан содействовать нормальному функцио­нированию конкретного коллектива, общества и государства.

Конституционные ограничения выступают специфическим индикатором, позволяющим определить степень свободы и защищенности личности. Именно комплекс конкретных зафиксированных в Консти­туции ограничений в наибольшей мере характеризует собой взаимо­отношения между государством и человеком, представляет своеобраз­ное лезвие бритвы между законностью и произволом, во многом пред­определяет общую концепцию Основного Закона.

Конституционные ограничения это установленные в Конститу­ции границы, в пределах которых субъекты должны действовать, ис­пользовать свои права и свободы.

Подобные границы возводятся в основном с помощью обязаннос­тей и запретов, приостановлении и ответственности.

Признаки конституционных ограничений:

1) они связаны с неблагоприятными условиями (угрозой или лише­нием определенных ценностей) для осуществления собственных интересов субъекта, ибо направлены на их сдерживание и одновременно на удовлетворение интересов противостоящей стороны правоотношения и общественных интересов в охране и защите (интересов правопоряд­ка);

2) сообщают об уменьшении объема возможностей, свободы, а значит и прав личности, сводят разнообразие в поведении индивида до определенного «предельного» состояния,

3) отличаются от ущемлений, которые также являются специфи­ческими ограничениями, но противоправными, противозаконными, произвольными, т.е. уже правонарушениями (конституционные же ограничения — законные, правомерные средства).

Развитие гражданского общества неизбежно рождает ситуации, требующие от государства ограничить гражданс­кие права и свободы. Вопрос, однако, заключается в том, кто, на каком основании, на какое время и в каких пределах, может или должен это делать. В таком сложном деле волюнтаризм, а тем более злоупотребле­ния недопустимы. Конституции многих стран мира, допуская ограничения прав, устанавливают строгие основания и порядок их осуществления. Поскольку главная опасность необоснованных ограничений исходит от исполнительной власти, конституции обычно предусматривают возможность ограниче­ний основных прав только законом или на основании зако­на, т. е. актами, в принятии которых исполнительная власть прямо не участвует.

В Российской федерации конституционное регулирование вопроса об ограничении прав и свобод начинается с установле­ния незыблемости этих прав. Часть 2 ст. 55 гласит «В Российс­кой Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина». Это общее правило, которое указывает на невозможность приня­тия законов, попирающих права и свободы без всяких основа­ний.

Но, следуя ст. 29 Всеобщей декларации прав человека, Конституция (ч. 3 ст. 55) вводит институт ограничения прав и свобод при наличии определенных оснований. Права и свобо­ды могут ограничиваться в целях защиты основ конституци­онного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безо­пасности государства.

Этих оснований всего шесть — защита основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

В мировой конституционной теории и практике общепризнано, что ограничения гражданских прав и свобод пра­вомерны также в условиях чрезвычайного положения (эпидемии, межнациональные конфликты, стихийные бедствия, мас­совые беспорядки и др.). Это признается Международным пактом о гражданских и политических правах (ст. 4), кото­рый, однако, требует, чтобы чрезвычайное положение го­сударством-участником было официально объявлено и об этом сообщено другим государствам.

Согласно Конституции РФ (ч. 1 ст. 56) чрезвычайное положение может повлечь за собой отдельные ограничения прав и свобод с указанием пределов и срока их действия, но в соответствии с федеральным конституционным законом и для обеспечения безопасности граждан и защиты основ конституционного строя.

При этом не подлежат ограничению некоторые права и свободы, предусмотренные специально отмеченными в ч. 3 ст. 56 статья­ми Конституции. Эти статьи закрепляют право на жизнь, достоинство личности, право на неприкосновенность част­ной жизни, гарантии против сбора информации о частной жизни, свободу совести, свободу пред­принимательства, право на жилище (это так называемые абсолютные права и свободы), а также всю сумму прав, связанных с судебной защитой. Набор этих прав, повторяю­щий аналогичные положения Международного пакта о граж­данских и политических правах, отражает стремление за­щитить те права и свободы, реализация которых никак не может помешать достижению целей властей в связи с объяв­лением чрезвычайного положения и которые должны со­блюдаться при любых обстоятельствах.

В Конституции есть еще одна важная гарантия Соглас­но ч. 3 ст. 118 «создание чрезвычайных судов не допускает­ся». Следовательно, даже в условиях чрезвычайного поло­жения продолжают действовать суды общей юрисдикции, что гарантирует защиту граждан от незаконных или дискриминационных действий.

В настоящее время в Российской Федерации действует Федеральный конституционный закон «О чрезвы­чайном положении» от 30 мая 2001 г., в котором, в частно­сти, установлен исчерпывающий перечень конкретных ограничений прав и свобод на время чрезвычайного положе­ния. Он включает особый режим въезда и выезда, ограниче­ние свободы передвижения по территории, на которой вве­дено чрезвычайное положение, запрещение проведения со­браний, митингов, уличных шествий, забастовок, ограни­чение движения транспортных средств.

В наиболее опасных случаях, при попытках насильственного изменения консти­туционного строя, массовых беспорядках и других действиях, угрожающих жизни и безопасности граждан или нор­мальной деятельности государственных институтов, допус­каются введение комендантского часа, ограничение свобо­ды печати, приостановление деятельности политических партий и общественных организаций, ограничение или зап­рещение продажи оружия, спиртных напитков, выдворе­ние нарушителей общественного порядка, не являющихся жителями данной местности, к месту их проживания или за пределы территории, на которой введено чрезвычайное по­ложение, за их счет.

Данный Закон предусматривает, что неправомочное применение силы сотрудниками правоохранительных орга­нов, как и превышение должностными лицами своих полно­мочий, включая нарушение гарантий прав граждан, влечет за собой соответствующую ответственность.

Ограничения прав и свобод граждан в целях, указанных в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, предусмотрены в ряде других федеральных законов. Эти ограничения чаще всего выступают как необходимые условия для деятельности правоох­ранительных органов, призванных охранять права и свобо­ды всех граждан. Такие законы, абсолютно необходимые в интересах большинства граждан, одновременно таят опас­ность злоупотреблений ими, что заставляет законодателя тщательно фиксировать пределы прав соответствующих ор­ганов и условия применения ими принуждения по отноше­нию к гражданам. Среди такого рода законов, принятых в Российской Федерации, особенно важны законы об органах Федеральной службы безопасности, о внутренних войсках МВД, о милиции, об оперативно-розыскной деятельности о государственной охране и т. д.

Ограничения прав и свобод граждан всегда сбалансиро­ваны правом на обжалование действий должностных лиц соответствующих государственных органов, закрепленным в Конституции РФ (ст. 46.) в Уголовно-процессуальном ко­дексе, в законах о прокуратуре, об обжаловании в суд действий и решении, нарушающих права и свободы граждан.

Перечисленные в ч. 3 ст. 55 основания для ограничения прав и свобод явно предусмотрены для непредсказуемых обстоятельств, которые могут потребовать усиления защи­ты одних прав за счет ограничения других прав человека. Федеральному Собранию в каждом случае принятия закона об ограничении прав и свобод придется конкретно и взве­шенно подходить к определению меры и необходимости ог­раничения каждого конституционного права, придания огра­ничительным нормам закона постоянного или временного характера.

Из сказанного можно сделать вывод, что конституционные ограничения прав и свобод весьма многообраз­ны; их можно классифицировать по следующим основаниям:

1) в зависимости от прав и свобод, которые ограничиваются — на ограничения гражданских и политических прав (ограничения свобо­ды передвижения, избирательные ограничения и др.) и ограничения экономических, социальных и культурных прав (ограничения в ис­пользовании права собственности на землю);

2) в зависимости от времени действия — на постоянные (кото­рые установлены в Конституции РФ и законах) и временные (кото­рые должны быть прямо обозначены в акте о чрезвычайном поло­жении и которые связаны, как правило, с запрещением митингов, шествий, демонстраций, дополнительными обязанностями в сфере свободы печати и других средств массовой информации, приоста­новлением деятельности некоторых политических партий, жестким лимитированием передвижения транспортных средств, установле­нием комендантского часа и другими ограничениями прав и свобод граждан);

3) в зависимости от широты охвата — на общие (распространяются на все права и свободы) и индивидуальные (распространяются только на отдельные права и свободы, например, в ст. 25 Конституции РФ закреплено конституционное ограничение в отношении лишь одного права — неприкосновенности жилища);

4) в зависимости от сферы использования — на государственные (федеральные, республиканские, краевые, областные) и муниципаль­ные;

5) в зависимости от содержания — на финансово-экономические (запрет определенной экономической деятельности), личные (арест, заключение под стражу) и организационно-политические (отставка и т. п.);

6) в зависимости от способов их осуществления — на запреты, обязанности, приостановления, меры ответственности и т.д.

Содержание личных, политических, экономических, социальных и культурных прав и свобод человека и гражданина

Право на достоинство личности ограничение

1. Каждый имеет право на жизнь.

2. Смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей.

1. Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления.

2. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытом.

1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность.

2. Арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов.

1. Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

2. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

Конституция Российской Федерации, Глава 2

Учебное пособие по курсу «Правоведение»


Загрузить всю книгу

Право на охрану чести и достоинства личности

Право на охрану государством досто­инства личности закреплено в ст. 21 Конституции и обеспечивается во всех сферах управления. Достоинство личности, честь, доброе имя и деловая репутация личности являясь нематериальным благом, обеспечиваются и охраняются различными юридическими средствами. В Гражданском кодексе в ст.150 записано, что это право принадлежит человеку от рождения, неотчуждаемо и непередаваемо никаким способом. В случае нарушения чести, достоинства и деловой репутации предусмотрена его защита в судебном порядке. Гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. По требованию заинтересованных лиц допускается защита чести и достоинства гражданина и после его смерти. Если решение суда не выполнено, суд вправе наложить на нарушителя штраф, взыскиваемый в размере и в порядке, предусмотренных процессуальным законодательством, в доход Российской Федерации. Уплата штрафа не освобождает нарушителя от обязанности выполнить предусмотренное решением суда действие.

Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением. Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Помимо гражданско-правовых, предусмотрены и уголовно-правовые средства защиты права на честь и достоинство личности. Так, нарушение этого права вызывает привлечение виновного к уголовной ответственности. Глава 17 Уголовного кодекса содержит перечень составов преступлений, посягающих на честь и достоинство личности, таких как ст.129 «Клевета», ст.130 «Оскорбление».

Честь и достоинство личности охраняются государством и при производстве уголовно-процессуальных действий. В ст. 9 Уголовно-процессуального кодекса РФ «Уважение чести и достоинства личности» запрещает органам предварительного расследования осуществлять действия и принимать решения, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также запрещает обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья. Никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению.

Право на неприкосновенность личности, жи­лища, частной жизни, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений

Данные права гарантируются статьями 22-25 Конституции РФ. В своей совокупности эти права обеспечивают тайну частной жизни человека, предусматривая, что никто не может вторгаться в личную жизнь помимо воли человека. Однако, предусмотрены ограничения этих прав в исключительных случаях, в порядке установленном федеральными законами.

Право на неприкосновенность личности означает, что никто не может быть ограничен в свободе на срок свыше 48 часов иначе, чем по судебному решению. Следовательно, свобода человека может быть ограничена должностными лицами, осуществляющими производство по уголовному делу на срок до 48 часов, а в судебном порядке — на срок свыше 48 часов. Ограничение свободы человека регулируется специальными законами: 1) УПК РФ, ст.10 предусматривает возможность задержания человека на срок до 48 часов – по постановлению слудователя, дознавателя; на срок свыше 48 часов – по судебному решению; 2) Кодекс об административных правонарушениях, ст.27.5 предусматривает административное задержание на срок до 3-х часов.

Неприкосновенность жилища означает, что никто не может войти в жилище против воли проживающих в нем лиц. Проникновение в жилище без согласия проживающих в нем на законных основаниях граждан допускается в случаях и в порядке, которые предусмотрены федеральным законом, только в целях спасения жизни граждан и (или) их имущества, обеспечения их личной безопасности или общественной безопасности при аварийных ситуациях, стихийных бедствиях, катастрофах, массовых беспорядках либо иных обстоятельствах чрезвычайного характера, а также в целях задержания лиц, подозреваемых в совершении преступлений, пресечения совершаемых преступлений или установления обстоятельств совершенного преступления либо произошедшего несчастного случая. В остальных случаях проникновение в жилище осуществляется на основании судебного решения.

Тайна переписки и сообщений также может быть ограничена. Статья 13 УПК РФ предусматривает, что ограничение права гражданина на тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений допускается только на основании судебного решения. Наложение ареста на почтовые и телеграфные отправления и их выемка в учреждениях связи, контроль и запись телефонных и иных переговоров могут производиться только на основании судебного решения.

Тайна телефонных переговоров также может быть ограничена на основании судебного решения, получаемого по ходатайству следователя, либо органа осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. За нарушение этих прав предусмотрена уголовная ответственность по ст.138 «Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений», по ст. 137 «Нарушение неприкосновенности частной жизни», ст. 139 «Нарушение неприкосновенности жилища».

Право на достоинство личности ограничение

Вечканова Наталья Валерьевна

соискатель Российской Академии правосудия, ст. преподаватель Южно-Сахалинский институт экономики, права и информатики, г. Южно-Сахалинск

Вопрос об ограничении прав и свобод человека и, особенно личных прав и свобод, а так же пределов таких ограничений является одним из сложных и дискуссионных вопросов юридической науки и правовой системы не только для Российской Федерации, стран СНГ, но и всего мирового сообщества.

Конституционный термин «ограничение» образован от общеупотребительного слова «ограничение», что означает «стеснить определенными условиями, поставить в какие-нибудь рамки, границы» [13, c. 390]. В теории права правовое ограничение определяется как правовое сдерживание противозаконного деяния, создающее условия для удовлетворения интересов контрсубъекта и общественных интересов в охране и защите; это установленные в праве границы, в пределах которых субъекты должны действовать; это исключение определенных возможностей в деятельности лиц [10, c. 59]. Конституционный Суд РФ иногда использует термин «преграда» как тождественный термину «ограничение».

В наиболее известных международно-правовых документах употребляется несколько терминов-понятий, прямо или косвенно отражающих ограничение прав и свобод. Например, во Всеобщей декларации прав человека (п. 2 ст. 29) [1, c. 7], Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (ст. 4) [12] и др. используется термин «ограничение»; в Международном пакте о гражданских и политических правах (ст. 4) [11], где говорится об обязательствах государств перед своими гражданами, употребляется термин «отступление от своих обязательств»; в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод используются сразу два термина: «ограничения» (ст. 9—11, 18) и «отступление от соблюдения обязательств» (ст. 15) [2].

Для определения пределов свободы человека конституции всех стран СНГ оперирует термином «ограничение» (например, ст. 56 Конституции Российской Федерации [7], ст. 54 Конституции Республики Молдова [4]). Кроме того, в конституциях государств Содружества устанавливается принятое международно-правовыми актами по правам человека правило, в соответствии с которым осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. По аналогии с международными правовыми актами отдельными нормами конституций стран — участниц СНГ сделаны оговорки о пределах осуществления некоторых конкретных прав и свобод или возможности их ограничения при определенных обстоятельствах.

Особенностью личных прав и свобод человека является то, что в их число входит так называемое «неизменное ядро» — совокупность прав и свобод, которые не должны подлежать ограничению или лишению ни при каких обстоятельствах. Однако, как нормами международного права, так и конституционными нормами государств, в том числе и стран СНГ, все же допускается некоторое ограничение личных прав и свобод.

Природа конституционных ограничений личных прав и свобод человека кроется в признании этих прав и свобод естественными, с одной стороны, и признании роли государства как основного гаранта этих прав и свобод и одновременно основной угрозой им — с другой. В процессе реализации личных прав и свобод сталкиваются различные интересы: субъекта этих прав (свобод), других лиц, общества в целом, государства. В силу этого установление ограничений личных прав и свобод — объективная потребность нормального функционирования общества, с одной стороны, и свободы личности — с другой.

Анализ содержания конституционных положений стран СНГ свидетельствует о том, что конституциями предусматривается как нормативное (правоустанавливающее), так и правоприменительное ограничение личных прав и свобод.

Цели ограничений прав и свобод человека, в том числе и личных прав и свобод, в Конституциях государств СНГ определяются по-разному. К примеру, ст. 55 Конституции Российской Федерации в качестве таких целей указывает: защиту основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечение обороны стран и безопасности государства [7]. Согласно ст. 14 Конституции Таджикистана осуществление некоторых личных прав и свобод может быть ограничено с целью обеспечения прав и свобод других граждан, общественного порядка, защиты конституционного строя и территориальной целостности республики [5]. Текст ст. 54 Конституции Республики Молдова также указывает вышеперечисленные цели ограничений прав и свобод человека и добавляет к указанному списку интересы национальной безопасности, экономическое благосостояние страны, предотвращение разглашения информации, полученной конфиденциально, обеспечение авторитета и беспристрастности правосудия, а также предотвращение массовых беспорядков и преступлений [4].

Конституции стран Содружества демонстрируют различные подходы к закреплению перечня личных прав и свобод, не подлежащих ограничению.

Первая группа государств (Российская Федерация, Республика Беларусь, Республика Молдова, Украина, Республика Казахстан, Республика Армения, Республика Таджикистан, Кыргызстан) в конституционных текстах содержит четко определенный перечень личных прав и свобод, не подлежащих ограничению даже в условиях чрезвычайных положений. Например, в Российской Федерации в условиях чрезвычайного положения отдельные ограничения прав и свобод с указанием пределов и срока их действия могут устанавливаться федеральным конституционным законом (ст. 56) [7]. При этом Конституция РФ запрещает даже в условиях чрезвычайного положения ограничивать следующие права и свободы граждан: право на жизнь; достоинство личности; право на неприкосновенность частной жизни; личную и семейную тайну; защиту чести и доброго имени; сбор информации о частной жизни; свобода вероисповедания; права, связанные с судебной защитой. Однако среди неподлежащих ограничению нет таких свобод, как тайна переписки и телефонных переговоров; нет и свободы неприкосновенности личности. Перечисленные выше личные права и свободы, дополненные правом на свободу и личную неприкосновенность закрепляются в ст. 64 Конституции Украины, как личные права и свободы, ограничение которых не допускается [9].

Например, перечень личных прав и свобод, не подлежащих ограничению, также содержится в тексте ст. 63 Конституции Республики Беларусь [3] и включает: право на жизнь, запрет подвергаться пыткам, жестокому, бесчеловечному либо унижающему достоинство человека обращению или наказанию, а также без согласия человека подвергать его медицинским или иным опытам, презумпция невиновности и свобода вероисповедания.

Конституция Республики Молдова в ст. 54 устанавливает, что не допускаются ограничению следующие личные права и свободы: право на свободный доступ к правосудию, презумпция невиновности; право каждого человека на знание своих прав и обязанностей, право на жизнь, физическую и психическую неприкосновенность, запрет подвергаться пыткам, жестокому, бесчеловечному либо унижающему достоинство наказанию или обращению [4]. Схожие положения закрепляются в конституционных текстах и остальных государств этой группы.

Вторая группа государств СНГ, в состав которой входят, например, Республика Узбекистан, Туркменистан и Азербайджанская Республика, не содержит в текстах своих конституций отдельных статей, закрепляющих перечень личных прав и свобод с указанием на возможность или невозможность их ограничения при определенных условиях и основаниях. Конституционные тексты этих государств, закрепляя конкретное личное право или свободу, в ряде случаев, содержат оговорки допускающие возможность нарушения (ограничения) этого права по распоряжению суда или в случаях, предусмотренных законом. Например, ст. 19 Конституции Республики Узбекистан устанавливает, что «права и свободы, закрепленные в Конституции и законах являются незыблемыми, и никто не вправе без суда лишить или ограничить их» [6]. Таким образом, фактически, по решению суда может быть ограничено любое личное право или свобода. Ряд статей еще и дополнительно устанавливает возможность таких ограничений, например, ст. 29 указывает: «свобода мнений и их выражения может быть ограничена законом по мотивам государственной или иной тайны» [6]. Аналогичным образом в ст. 26 Конституции Туркменистана [8] закрепляется ограничение права на свободу передвижения.

Таким образом, проанализировав конституционные тексты стран СНГ на предмет закрепления перечня личных прав и свобод, не подлежащих ограничению, автор работы отмечает, что страны рассматриваемого региона не зависимо от способа имплементации международных стандартов прав и свобод человека во внутригосударственном праве закрепляют обязательный минимальный объем личных прав и свобод человека, не подлежащих ограничению, содержащийся в универсальных и региональных актах по правам человека. Этот перечень личных прав включает: право на жизнь, запреты подвергаться пыткам или жестокому бесчеловечному или унижающему его достоинство обращению или наказанию, содержаться в рабстве или в подневольном состоянии, право на достоинство личности. Необходимо отметить, что в целом нормы конституций большинства государств СНГ закрепляют более широкий перечень личных прав и свобод человека, не подлежащих ограничению.

Список литературы:

1. Всеобщая Декларация прав человека от 10 декабря 1948 г. — М.: Приор, 2003.— 10 с.

2. Европейская конвенция о защите прав человека и основные свобод от 04 ноября 1950 года // Собр. законодательств РФ. — 2001. — № 2. — Ст. 163.

3. Конституция Республики Беларусь 1996 г. (с изменениями от 17 октября 2004 г.) // Национальный центр правовой информации Республики Беларусь [Электронный ресурс]. — Режим доступа. — URL: http://old.pravo.by/webnpa/text.asp?RN=V19402875 (дата обращения: 14.12.2011).

4. Конституция Республики Молдова 1994 г. (с изменениями от 12 июля 2001 г.) // Официальный сайт Президента Республики Молдова [Электронный ресурс]. — Режим доступа. — URL: http://www.president.md/const.php? page=8200&lang=rus#8200 (дата обращения: 14.12.2011).

5. Конституция Республики Таджикистан 1994 г. (с изменениями от 22 июня 2003 г.) // Таджикский портал развития [Электронный ресурс]. — Режим доступа. — URL: http://www.tajik-gateway.org/index.phtml?lang=ru&id=874 (дата обращения: 14.12.2011).

6. Конституция Республики Узбекистан 1994 г. (с изменениями 2011 г.)// Центр правовой информации при министерстве юстиции Республики Узбекистан [Электронный ресурс]. — Режим доступа. — URL: http://lex.uz/guest/irs_html.winlav?pid=35869 (дата обращения: 14.12.2011).

7. Конституция Российской Федерации (с поправками от 30.12.2008) // Собр. законодательства РФ. — 2009. — № 4. — Ст. 445.

8. Конституция Туркменистана 1992 г. (с изменениями от 26 сентября 2008 г.) // Информационный портал Туркменистана «ТУРКМЕНинформ» [Электронный ресурс]. — Режим доступа. — URL: http://www.turkmeninform.com/ru/blog /2008/10/08/0000147.htm (дата обращения: 14.12.2011).

9. Конституция Украины 1996 г. // Официальное представительство Президента Украины [Электронный ресурс]. — Режим доступа. — URL: http://www.president.gov.ua/ru/content/constitution.html (дата обращения: 14.12.2011).

10. Малько А. В. Стимулы и ограничения в праве. — Саратов, 1994. — 336 с.

11. Международный пакт о гражданских и политических правах от 16.12.1966 // Бюллетень Верховного Суда РФ. — 1994. — № 12.

12. Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах от 16.12.1966 // Бюллетень Верховного Суда РФ. — 1994. — № 12.

13. Ожегов С. И. Словарь русского языка. — М.: Оникс 21 век, 2007. — 976 с.

Смотрите еще:

  • Требуется юрист нижневартовска Требуется юрист нижневартовска Банк вакансий Нижневартовского центра занятости населения Все вакансии Вакансии для инвалидов 12 Октября 2018 file: Загрузить Вакансии Нижневартовского ЦЗН 12 Октября 2018 file: […]
  • Оэз алабуга все организации ОЭЗ «Алабуга»: зона денег и резидентов Особая экономическая зона «Алабуга» отметила 10-летие. Торжества посетили президент Татарстана Рустам Минниханов, глава ФНС Михаил Мишустин и мэр Москвы Сергей Собянин. Турецкая […]
  • Публичное домогательство Публичное домогательство Институт демографии Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики" № 755 - 756 1 - 28 января 2018 Понравилась статья? Поделитесь с друзьями: Следует ли судить […]
  • Как встать в очередь в детский сад в щелково Новый МФЦ: встать на очередь в детский сад в г. Щелково Немного о новом МФЦ (многофункциональный центр) на ул. Свирская 2а. Новое здание, внутри примерно 20-25 специалистов(окон/столов), которые принимают обращения […]
  • Мировой суд ленинского района 2 участок оренбург Мировой судебный участок №7 Ленинского района г. Оренбурга Пименова Оксана Александровна понедельник - пятница: с 8-30 до 17-00 понедельник - пятница: с 9-00 до 16-30 пер. Аэродромный, по четной стороне - полностью, […]
  • Устиновский мировой суд участок 3 Устиновский мировой суд участок 3 Судебный участок № 3 Устиновского района г.Ижевска Удмуртской Республики Аппарат мирового судьи Мировой судья Азиева Екатерина Юрьевна Помощник мирового судьи Расстриженкова Нина […]