Обжалование ареста меры пресечения

4. Обжалование избранных мер пресечения

В соответствии со ст. ст. 32, 33 Декларации прав и свобод человека и гражданина арестованный и его защитник имеют право обжаловать в суд незаконно избранную, по их мнению, меру пресечения в ходе досудебного производства. Конституцией РФ (ст. 46) каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Жалоба на избранную судом меру пресечения подается в вышестоящий суд в кассационном и даже в надзорном порядке. Мера пресечения, избранная следователем или прокурором, обжалуется вышестоящему прокурору.
В соответствии с ч. 4 ст. 124 УПК в случаях, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, дознаватель, следователь вправе обжаловать действия (бездействие) и решения прокурора вышестоящему прокурору. Обжалование не приостанавливает их исполнение за исключением случаев, предусмотренных ч. 3 ст. 38 УПК. Следователь вправе в случае несогласия с решениями или указаниями прокурора об избрании меры пресечения либо отмене или изменении меры пресечения, избранной следователем обвиняемому, представить уголовное дело вышестоящему прокурору с письменным изложением своих возражений. Точно так же он вправе поступить при отказе прокурора в даче согласия на возбуждение перед судом ходатайства об избрании меры пресечения или производстве иных процессуальных действий (п. 4 и п. 5 ч. 3 ст. 38 УПК). В этих случаях вышестоящий прокурор отменяет указания нижестоящего прокурора или поручает производство по данному уголовному делу другому следователю (ч. 4 ст. 38 УПК).
Судебный порядок рассмотрения жалоб предусмотрен ст. 125 УПК. Постановления дознавателя, следователя, прокурора, принятые ими решения, действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства, затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в суд по месту производства предварительного расследования. К числу обжалуемых могут относиться и процессуальные действия (бездействие), решения дознавателя, следователя, прокурора, касающиеся избрания и применения мер пресечения, кроме тех, которые в досудебном производстве выполняются с предварительного согласия суда (домашний арест, заключение под стражу, продление срока содержания под стражей).
Жалоба подается в суд заявителем, его защитником, законным представителем или представителем. Судья проверяет законность и обоснованность действий (бездействия) должностных лиц, производящих предварительное расследование, и прокурора, принятых ими решений не позднее чем через пять суток со дня поступления жалобы в судебном заседании с участием заявителя, его защитника, законного представителя, представителя, если они участвуют в деле. В судебном заседании могут участвовать и иные лица, интересы которых затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением. В деле участвует прокурор. Неявка лиц, которые были своевременно извещены о времени рассмотрения жалобы и не настаивают на ее рассмотрении с их участием, не препятствует рассмотрению жалобы судом. Судья, объявив, какая жалоба подлежит рассмотрению, представляется явившимся лицам, разъясняет их права и обязанности. Если заявитель участвует в судебном заседании, ему предоставляется слово для обоснования жалобы. Далее заслушиваются другие лица. Заявителю обеспечивается возможность выступить с репликой.
По результатам рассмотрения жалобы судья выносит одно из следующий постановлений: о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение; об оставлении жалобы без удовлетворения. Копии постановления направляются заявителю и прокурору.
Принесение жалобы не приостанавливает производство обжалуемого действия и исполнение обжалуемого решения, если это не найдет нужным сделать орган дознания, дознаватель, следователь, прокурор или судья.

КонсультантПлюс: примечание.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.04.1993 N 3 (ред. от 10.10.2001) «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» утратило силу в связи с изданием Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.03.2004 N 1.

Применительно к рассмотрению жалоб на решение судьи об избрании меры пресечения и продлении ее срока и при действии УПК следует учитывать разъяснения Пленума Верховного Суда РФ и Конституционного Суда РФ. Так, обсудив итоги обобщения практики выполнения судами Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 г. N 3 «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей», Пленум Верховного Суда РФ отметил, что в деятельности судов по осуществлению предусмотренного законом контроля за применением ареста в качестве меры пресечения имеются ошибки и недостатки. К ним относятся нарушения сроков, случаи упрощенчества процедуры рассмотрения жалоб. Отмечены факты, когда судьи выходят за пределы исследования материалов, представленных в подтверждение законности и обоснованности заключения под стражу. При освобождении лица из-под стражи допускается поверхностное рассмотрение материалов, не учитывается в достаточной степени личность обвиняемого и др.
Нечеткость формулировок жалобы (например, просьба об изменении меры пресечения без ссылки на незаконность или необоснованность ареста) не может служить поводом для отказа в принятии ее к производству .
———————————

КонсультантПлюс: примечание.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.1994 N 6 (ред. от 25.10.1996) «О выполнении судами Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. N 3 «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» утратило силу в связи с изданием Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.03.2004 N 1.

См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. N 6 «О выполнении судами Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 г. N 3 «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» // Практика Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам за 1992 — 1994 гг. М., 1995. С. 78 — 81; от 5 марта 2004 г.

Конституционный Суд РФ рассмотрел дело о проверке конституционности ст. ст. 220.1, 220.2 УПК РСФСР по жалобе гражданина В.А. Аветяна на нарушение его конституционного права на судебную защиту примененными в его деле нормами УПК РСФСР. Основанием к рассмотрению дела стала обнаруживающаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции РФ положения оспариваемых статей УПК РСФСР, согласно которым правом на обжалование в суд ареста обладают лишь лицо, уже содержащееся под стражей, а не лицо, в отношении которого такая мера пресечения избрана.
Конституционный Суд РФ признал, что из содержания ст. ст. 220.1 и 220.2 УПК РСФСР следует, что обжалованию и судебной проверке подлежит не само содержание под стражей в отношении обвиняемого или подозреваемого, а законность и обоснованность применения этой меры пресечения. Под применением меры пресечения законодатель понимает вынесение постановления о ее избрании. Постановление о применении меры пресечения в виде заключения под стражу, в том числе и в случае, когда оно не приведено в исполнение, затрагивает права и свободы обвиняемого или подозреваемого. С момента вынесения постановления они вправе его обжаловать. О праве обжалования меры пресечения обвиняемому или подозреваемому разъясняется при объявлении вынесенного об этом постановления .
———————————
См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г. N 4-П «По делу о проверке конституционности статей 220.1 и 220.2 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Аветяна» // СЗ РФ. 1995. N 19. Ст. 1764.

Эти положения и сейчас актуальны, хотя только суд, в том числе в ходе досудебного производства, правомочен принимать решения об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста, заключения под стражу, а также о продлении срока содержания под стражей.

Жалоба на постановление районного суда г. Москвы об избрании меры пресечения

Жалоба на постановление районного суда г. Москвы об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу подозреваемого (ч.2 ст. 162 УК РФ)

В Судебную коллегию по уголовным делам

Московского городского суда

107076, г. Москва, Богородский вал, д.8

Через: С районный суд г. Москвы

125047, г. Москва, ул. Бутырский вал, д.7

От адвоката ______________________________

125047, г.Москва, 4-й Лесной пер., д.4, 4 этаж,

БЦ Капитал Плаза, тел.: ____________________

По уголовному делу № _______ по обвинению
Б в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.162 Уголовного кодекса Российской Федерации
АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА
на постановление С районного суда г. Москвы от 03.05.2014 г. об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу
подозреваемого Б

Постановлением судьи С районного суда г.Москвы П от 03.05.2014 г. в отношении Б, 21 мая 1987 года рождения, уроженца города Москвы, гражданина Российской Федерации, не женатого, имеющего на иждивении несовершеннолетнего ребенка 2008 года рождения, временно не работающего, зарегистрированного по адресу: г. Москва, ______, ранее не судимого, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее УК РФ), избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Считаю, что постановление судьи С районного суда г. Москвы П. от 03.05.2014 г. об избрании в отношении подозреваемого Б. меры пресечения в виде заключения под стражу является незаконным и необоснованным, а поэтому подлежащим отмене, по следующим основаниям.

Так, судом при принятии постановления об аресте моего подзащитного допущены нарушения требований уголовно-процессуального закона, касающиеся вопроса применения меры пресечения в виде заключения под стражу, и не учтены разъяснения, содержащиеся в Постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации, а именно:

В пункте 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 марта 2004 года N 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», указано, что в соответствии с законом заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть избрано лишь при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения. Для решения вопроса о содержании под стражей лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое уголовный закон предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет, суду надлежит в каждом конкретном случае устанавливать, имеются ли иные обстоятельства, кроме указанных в части 1 статьи 108 УПК РФ, свидетельствующие о необходимости изоляции лица от общества. К таким обстоятельствам могут быть отнесены данные о том, что подозреваемый, обвиняемый может скрыться от органов предварительного расследования или суда, фальсифицировать доказательства, оказать давление на потерпевшего, свидетелей и т.п.

В пункте 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 года N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», указано, при разрешении вопросов о продлении срока содержания под стражей судам надлежит учитывать, что согласно пункту 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждое лицо, подвергнутое аресту или задержанию, имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Следует учитывать, что наличие обоснованного подозрения в том, что заключенное под стражу лицо совершило преступление, является необходимым условием для законности ареста. Вместе с тем такое подозрение не может оставаться единственным основанием для продолжительного содержания под стражей. Должны существовать и иные обстоятельства, которые могли бы оправдать изоляцию лица от общества. К таким обстоятельствам, в частности, может относиться возможность того, что подозреваемый, обвиняемый или подсудимый могут продолжить преступную деятельность либо скрыться от предварительного следствия или суда либо сфальсифицировать доказательства по уголовному делу, вступить в сговор со свидетелями.

Судом не исследованы надлежащим образом основания, правомерности применения такой меры пресечения, как заключение под стражу, в отношении подозреваемого лица. Поэтому, удовлетворяя ходатайство следствия, судья в постановлении лишь формально перечислил указанные в статье 97 Уголовно — процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ) основания для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, не приводя при этом конкретных, исчерпывающих данных, на основании которых, суд пришел к выводу, что, находясь на свободе, Б. может продолжить преступную деятельность, и понимая правовые последствия привлечения к уголовной ответственности за данное преступление, скрыться от органа расследования, угрожать участникам уголовного судопроизводства, иным путем воспрепятствовать производству по делу при избрании ему более мягкой меры пресечения.

В то же время, по смыслу закона (ч. 1 ст. 108 УПК РФ) при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение.

Конституционный суд Российской Федерации высказался по этому вопросу еще более определенно, указав, что:

— арест может быть применен «…лишь при наличии достаточных доказательств того, что подозреваемый (обвиняемый) может скрыться от дознания или предварительного следствия, воспрепятствовать установлению истины по делу или продолжать преступную деятельность. …Иное, как следует из постановления Конституционного суда Российской Федерации от 13 июня 1996 года, нарушало бы конституционное право не подвергаться ограничениям в правах и свободах (в том числе связанным с арестом) без предусмотренных законом оснований» (пункт 3 мотивировочной части Определения № 167-0 от 25.12.1998 г.);

— «уполномоченные органы, прежде всего суд, могут принимать относящиеся к их ведению решения, касающиеся избрания меры пресечения в виде заключения под стражу… только с учетом того, подтверждаются или нет достаточными данные названные в уголовно-процессуальном законе основания применения этой меры пресечения. Причем именно на суде, выносящем в порядке части третьей статьи 108 УПК РФ постановление об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу… лежит обязанность оценки достаточности имеющихся в деле материалов для принятия законного и обоснованного решения» (п. 2 мотивировочной части Определения № 253-0 от 27.05.2004 г.).

Судом не выполнены требования ст. 99 УПК РФ, согласно которым кроме тяжести совершенного преступления должны учитываться сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, возраст и состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства, также ссылка на данную норму указана в пункте 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.10.2009 г. N22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста», где указано, что при решении вопроса о применении в качестве меры пресечения заключения под стражу необходимо учитывать основания, указанные в статье 97 УПК РФ, а именно: данные о том, что подозреваемый, обвиняемый может скрыться от органов дознания, предварительного следствия или суда, продолжать заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу. Указанные обстоятельства должны быть реальными, обоснованными, то есть подтверждаться достоверными сведениями.

Решая вопрос о заключении под стражу, суду надлежит также учитывать обстоятельства, указанные в статье 99 УПК РФ, например тяжесть преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства.

Европейский суд по правам человека установил недопустимость содержания под стражей по признаку одной лишь тяжести вмененного подозреваемому (обвиняемому) преступления. Требования закона судом не выполнены, так как в оспариваемом постановлении основной акцент делается именно на тяжесть, якобы, совершенного Б. преступления.

Отсутствуют такие сведения и в материалах представленных следователем суду в обоснование заявленного ходатайства об избрании подозреваемому меры пресечения в виде заключения под стражу.

Тем самым, судом при вынесении судебного акта об аресте подозреваемого допущены нарушения требований, Постановления Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 27.09.2006 г. «О рассмотрении результатов обобщения судебной практики об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений», которым на суды, в частности, возложена обязанность: «…Повысить уровень требовательности к представляемым с ходатайствами материалам, касающимся сведений о личности подозреваемых, обвиняемых лиц, в отношении которых заявлено ходатайство о заключении под стражу».

В основу вынесенного постановления суд положил исключительно доводы, приведенные в ходатайстве следователя об избрании меры пресечения, воспроизведя их практически дословно. При этом, судом проигнорированы допрос в качестве свидетеля Б, пояснившей суду, что Б в любой время будет являться к следователю, а также, что Б. страдает рядом заболеваний, и аргументы защитника, которые полностью не указаны в постановления суда, возражавшего против удовлетворения ходатайства следователя.

Между тем, как указано в постановлении Конституционного суда Российской Федерации от 22.03.2005 №4-П:

— «судебная процедура признается эффективным механизмом защиты прав и свобод, если она отвечает требованиям справедливости и основывается на конституционных принципах состязательности и равноправия сторон. При решении вопросов, связанных с содержанием под стражей, в качестве меры пресечения, это предполагает исследование судом фактических и правовых оснований для избрания… данной меры пресечения при обеспечении лицу возможности довести до суда свою позицию, с тем, чтобы вопрос о содержании под стражей не мог решаться произвольно или, исходя из каких-либо формальных условий, а суд основывался на самостоятельной оценке существенных для таких решений обстоятельств, приводимых как стороной обвинения, так и стороной защиты» (п. 2.2 мотивировочной части);

— «судебное решение об избрании такой меры пресечения, как заключение под стражу, может быть вынесено только… при предоставлении сторонам возможности обосновать свою позицию перед судом, с тем, чтобы суд мог разрешить вопрос о содержании под стражей, основываясь на собственной оценке обстоятельств дела, а не только на аргументах, изложенных в ходатайстве стороны обвинения» (п. 3.3 мотивировочной части).

Согласно Всеобщей декларации прав человека (статья 8), Международному пакту о гражданских и политических правах (пункт 1 статьи 14), Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (пункт 1 статьи 6), под судебной защитой понимается эффективное восстановление граждан в правах независимым судом на основе справедливого судебного разбирательства, что предполагает обеспечение состязательности и равноправия сторон, в том числе, предоставление им достаточных процессуальных правомочий для защиты своих интересов при осуществлении всех процессуальных действий, результат которых имеет существенное значение для определения прав и обязанностей.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. 53, ч. 11 ст. 108, ст.389.3 УПК РФ,

ПРОШУ:

Судебную коллегию по уголовным делам Московского городского суда:

  1. Постановление судьи С районного суда г. Москвы П. от 03.05.2014 г. в отношении Б. отменить.
  2. Слушание дела по рассмотрению настоящей жалобы провести с участием обвиняемой Б, содержащейся под стражей, что будет способствовать соблюдению его конституционных и гражданских прав и свобод.
  3. О времени и месте рассмотрения настоящей жалобы уведомить меня в установленные законом сроки по вышеуказанному адресу или по мобильному телефону.

1.Копия настоящей жалобы – в 2 экз.;

4.Ордер адвоката ________________________

Адвокат МКА «Легис Групп»

________________ ________________ 07 мая 2014 года

КС: Действующие нормы не запрещают обжаловать меру пресечения отдельно от приговора

Конституционный Суд отказал в принятии к рассмотрению жалобы осужденного Евгения Синюшкина на неконституционность положений УПК РФ, которые, по мнению заявителя, не позволяют обжаловать меру пресечения отдельно от обвинительного приговора.

Как ранее писала «АГ», приговором суда 18 июля 2017 г. Евгений Синюшкин был признан виновным в совершении преступления и ему назначено наказание в виде лишения свободы. До вступления приговора в законную силу судом была изменена мера пресечения с подписки о невыезде и надлежащем поведении на содержание под стражей, что было исполнено в зале суда.

Адвокат АП Калининградской области Владислав Филатьев, защищавший обвиняемого, подал апелляционную жалобу, в которой оспаривал изменение меры пресечения своему подзащитному. Однако суд апелляционной инстанции постановил прекратить производство по жалобе, так как пришел к выводу, что уголовно-процессуальным законом не предусмотрено обжалования состоявшегося по уголовному делу итогового судебного решения – приговора одними и теми же лицами по частям в разное время. Судьи Калининградского областного суда и Верховного Суда поддержали указанное постановление. Тогда было принято решение направить жалобу в Конституционный Суд.

Стоит отметить, что в КС поочередно было направлено две жалобы на несоответствие Конституции РФ разных статей УПК, касающиеся одного и того же вопроса.

В первой жалобе оспаривалась конституционность ч. 10 и 11 ст. 108, ч. 2 и 3 ст. 389.2, ч. 1 и 4 ст. 389.11, ч. 1 ст. 389.36 и ч. 3 ст. 390 УПК РФ, так как эти нормы, по мнению заявителя, произвольно препятствовали реализации предусмотренного п. 4 ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах и п. 4 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод права обвиняемого на безотлагательную проверку судом правомерности заключения его под стражу и права на освобождение, если содержание под стражей будет признано судом незаконным или необоснованным, поскольку исключают возможность апелляционного обжалования приговора в части решения суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в порядке, установленном ч. 11 ст. 108 УПК РФ, отдельно от остальных апелляционных жалоб и представлений.

Тогда КС в Определении № 2760-О отказал в принятии жалобы, пояснив, что право на свободу и личную неприкосновенность может быть ограничено федеральным законом лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. «Закрепление в федеральном законе возможности применения в отношении подсудимого меры пресечения в виде содержания под стражей до вступления приговора в законную силу отвечает указанным конституционным целям, при том что только суд правомочен принимать решение об избрании, продлении или отмене данной меры пресечения в зависимости от обстоятельств, установленных в ходе судебного разбирательства, и только с учетом того, имеются ли подтвержденные достаточными данными указанные в уголовно-процессуальном законе основания для ее применения (Постановление от 22 марта 2005 г. № 4-П, Определение от 15 января 2008 г. № 293-О-О)», – указал Суд.

Кроме того, КС сослался на Постановление Пленума ВС РФ от 27 ноября 2012 г. № 26, в котором указано, что по смыслу ч. 4 ст. 389.11 УПК РФ, при наличии оснований для избрания подсудимому или осужденному меры пресечения в виде залога, домашнего ареста или заключения под стражу, равно как и для отмены или изменения избранной в отношении него меры пресечения либо оснований для продления срока домашнего ареста или срока содержания под стражей в случаях истечения установленного ранее судом срока, судья апелляционной инстанции рассматривает данный вопрос в судебном заседании в порядке, установленном п. 7 ст. 108 УПК РФ.

Во второй жалобе заявитель оспаривал конституционность ч. 1 и 2 ст. 389.4, ч. 2 ст. 389.8 УПК РФ. По мнению заявителя, они в силу своей неопределенности и по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, препятствуют рассмотрению судом апелляционной инстанции апелляционной жалобы осужденного или его защитника на приговор в части решения суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу ранее 10 суток со дня постановления приговора, отдельно от других жалоб осужденного или его защитника, не связанных с вопросом заключения под стражу, а также отдельно от апелляционных жалоб, представлений и возражений на них иных лиц.

В Определении № 231-О от 25 января 2018 г., которое было опубликовано 16 февраля, Конституционный Суд, отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, пояснил, что уже высказывался относительно доводов заявителя, и отметил, что оспариваемые положения устанавливают общие сроки апелляционного обжалования приговоров или иных судебных решений и последствия подачи апелляционных жалобы, представления и не могут расцениваться как нарушающие права заявителя.

Таким образом, по мнению Владислава Филатьева, Конституционный Суд указал на неправильность применения нижестоящими судами данных норм. Исходя из правовой позиции Конституционного Суда, в отношении решения суда первой инстанции об избрании подсудимому меры пресечения в виде заключения под стражу, которое в силу п. 10 ч. 1 ст. 308 УПК РФ включается в резолютивную часть обвинительного приговора, подлежат применению специальные нормы, определяющие сокращенные сроки подачи и рассмотрения жалоб на такие решения вышестоящим судом, а именно – положения ч. 11 ст. 108 УПК РФ, согласно которым решение суда об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу может быть обжаловано в апелляционном порядке в течение 3 суток со дня его вынесения, при этом суд апелляционной инстанции принимает решение по жалобе не позднее чем через 3 суток со дня ее поступления. Адвокат считает, что сформулированная КС РФ правовая позиция будет воспринята в практике судов общей юрисдикции в ближайшее время.

Также он сообщил, что представил документы в Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, на основании которых возможно принятие конкретных срочных мер, направленных на совершенствование процессуального законодательства в вопросах применения мер пресечения.

«Насколько мне известно, 26 февраля 2018 г. по инициативе СПЧ будет проводиться специальное заседание на тему обеспечения прав человека при совершенствовании процессуального законодательства. В специальном заседании будут участвовать представители Верховного Суда, Минюста России, профильных комитетов Федерального Собрания, адвокатского сообщества и эксперты правозащитных организаций», – пояснил Владислав Филатьев. Он добавил, что по итогам заседания будут приняты Рекомендации Совета, учитывающие правовые позиции, высказанные Конституционным Судом по жалобам его доверителя.

Законодателю может быть предложено внести в УПК необходимые изменения юридико-технического характера, устраняющие неопределенность в вопросе возможности обжалования ареста отдельно от приговора по существу, обусловленную неудачным конструированием буквального содержания нормативных предписаний», – указал адвокат.

Напомним, ранее «АГ» сообщала об обращении главы СПЧ Михаила Федотова к председателю Верховного Суда и Уполномоченному по правам человека с предложением внести ряд поправок в УПК в части назначения и изменения мер пресечения обвиняемым и осужденным.

Верховный суд рассказал, когда можно обойтись без СИЗО

Верховный суд подготовил обзор, в котором обобщил и проанализировал практику рассмотрения судами в 2015–2016 годах ходатайств об избрании такой меры пресечения, как заключение под стражу, и о продлении сроков ареста фигурантам дел.

Анализ практики показал, что суды при рассмотрении таких ходатайств органов предварительного расследования в основном правильно применяли положения Уголовно-процессуального кодекса, подчеркивает ВС. Вместе с тем он счел необходимым дать разъяснения по ряду вопросов, которые касаются избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, продления сроков ареста и порядка их исчисления.

Как должно быть мотивировано решение суда заключить под стражу?

Это возможно лишь при наличии очевидных свидетельств виновности лица. Суду недостаточно лишь согласиться со следственными органами в том, что подозрения обоснованы. Он должен в судебном заседании исследовать их доказательства и сделать свои выводы. Еще одна ошибка в том, что постановление о заключении под стражу может содержать преждевременные выводы о виновности, например, такие: «органы предварительного следствия установили, что лицо совершило преступление», «жестокость, с которой подозреваемый или обвиняемый совершил преступление», «судимости, при наличии которых он совершил новое преступление». Апелляционные суды поступают с такими постановлениями по-разному. Одни их изменяют и исключают указание на виновность. Другие отменяют постановление целиком, и это больше отвечает презумпции невиновности, замечает Верховный суд в обзоре.

Как определить, есть ли опасность того, что лицо скроется от дознания или предварительного следствия?

Тяжесть обвинения сама по себе не говорит о том, что лицо может скрыться, и не является единственным и достаточным основанием для заключения под стражу, подчеркивает ВС. Вывод о том, что фигурант дела попытается сбежать, органы предварительного расследования чаще всего обосновывали отсутствием у него регистрации в том регионе, где он проживает или где совершено преступление, отсутствием работы, разъездным или вахтовым ее характером. Кроме того, подтолкнуть подозреваемого или обвиняемого к побегу, по мнению следствия, может отсутствие у лица семьи и иждивенцев, тот факт, что у него уже имеется судимость, а также действующий загранпаспорт.

Однако по делам о преступлениях небольшой или средней тяжести, несмотря на перечисленные обстоятельства, суды, как правило, отказывали в удовлетворении ходатайства о заключении под стражу и избирали более мягкую меру пресечения, например, домашний арест. Так, Красноглинский райсуд Самары отказался заключить под стражу Б., которая подозревалась в совершении преступления по ч. 1 ст. 166 УК (неправомерное завладение автомобилем без цели хищения). Суд не убедили доводы дознавателя о том, что Б. не работает и не прописана в Самаре. В обоснование своего решения суд указал, что фигурантка имеет постоянное место жительства в Оренбургской области, семью и несовершеннолетних детей, а также ранее не привлекалась к уголовной ответственности. При этом сама она не отрицала того, что без разрешения пользовалась машиной потерпевшего.

Высокие шансы на домашний арест или подписку о невыезде, согласно обзору практики, имеют лица, у которых ранее не было судимости, есть постоянное место жительства и работы, где они характеризуются положительно. Кроме того, несомненными «плюсами» в характеристике подозреваемого или обвиняемого, которые помогут ему избежать заключения под стражу, станут признание вины и раскаяние в содеянном, а также отсутствие попыток скрыться от органов предварительного следствия. Так, Верховный суд республики Саха (Якутия) не согласился с решением Усть-Алданского райсуда поместить под стражу Н., который подозревался по п. «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК (кража с незаконным проникновением в помещение, с причинением значительного ущерба). ВС республики избрал для Н. подписку о невыезде, указав, что райсуд не дал должной оценки совокупности характеристик подозреваемого, который не имеет судимости, зарегистрирован и проживает с родителями, от органов предварительного следствия не скрывался, а главное, признал свою вину.

«В ст. 97 УПК предусмотрены основания, которые позволяют применить к лицу, подозреваемому в совершении преступления, такую меру пресечения, как содержание под стражей, – подчеркивает Анастасия Рагулина, директор юргруппы «Яковлев и Партнеры», к. ю. н., доцент МГЮУ им. О. Е. Кутафина. – Но проблема в том, что эти основания сформулированы очень широко. Как понять, что лицо может скрыться от следствия и суда? Например, у него отсутствует регистрация в регионе, где совершено преступление. Но всегда ли это в отрыве от каких-то других обстоятельств может свидетельствовать о том, что он сбежит? А у другого есть регистрация, но ведь это не мешает ему скрыться. Поэтому суд в одном случае может посчитать, что отсутствие прописки приведет к такой проблеме, в другом – нет».

Нередко пытаются обосновать меру пресечения тяжестью совершенного преступления, говорит эксперт. «Здесь можно говорить о том, что у лица будет повышенная общественная опасность, и есть предположение, что поскольку он понимает, что срок, который ему грозит, достаточно большой, он может скрыться от следствия и суда. – рассуждает Рагулина. – Но суды не всегда применяют заключение под стражу оправданно и с учетом всех фактических обстоятельств, либо исходя из материалов дела, в которых не обосновано применение этой меры. То есть в любом случае правоохранительные органы, выходя в суд с ходатайством об избрании такой меры пресечения, все-таки должны все подробно расписывать, чтобы у суда не было сомнений, что он правильно применяет эту меру».

Когда суд вправе не продлевать срок заключения под стражу и заменить его, например, на домашний арест?

Изучив практику, ВС пришел к выводу, что обстоятельства, которые изначально послужили причиной заключения под стражу, могут с течением времени утратить свое значение. Например, суды изменяют меру пресечения на домашний арест или подписку о невыезде и надлежащем поведении, если уже окончены все следственные действия по сбору доказательств или установлены соучастники преступления, обвиняемый активно способствовал раскрытию дела, возместил причиненный им ущерб или заключил досудебное соглашение о сотрудничестве, обвинение в отношении него было смягчено. Кроме того, учитываются характеристики обвиняемого, например, наличие судимости, а также его социальные связи: работу, семью, детей. Такой же подход закреплен и п. 21 постановления Пленума Верховного суда № 41 от 19 декабря 2013 года.

Кроме того, ВС указывает, что следственные органы иногда мотивируют необходимость оставить обвиняемого под стражей тем, что, оказавшись на свободе, тот может скрыться, начать угрожать свидетелям или иным участникам судопроизводства. Суды должны отказывать в удовлетворении таких ходатайств, если такие доводы являются лишь предположительными или основаны только на тяжести обвинения, и никаких реальных попыток побега или угроз обвиняемый не предпринимал.

Не нужно забывать и о том, что необходимость продления следствия по делу не должна быть единственным основанием увеличения срока содержания обвиняемого под стражей. В таких случаях суду необходимо выяснить, из-за чего так долго длится следствие, и, если причина, по его мнению, в неэффективной организации расследования, это может стать причиной отклонения ходатайства следственных органов. Кроме того, суд вправе отреагировать на такую волокиту частным постановлением. ВС уточняет также, что долгое ознакомление защитников с материалами дела также не может быть единственным основанием для продления ареста. Когда арест просят продлить в связи с особой сложностью дела, суду надлежит проверить, так ли это, и достаточно ли обоснованы доводы следствия.

КС решит, можно ли обжаловать арест отдельно от приговора

Конституционный суд рассмотрит жалобу на ряд положений Уголовно-процессуального кодекса, которые, по мнению заявителя, лишают осужденных права на судебное разбирательство без неоправданной задержки. Текст жалобы опубликован на сайте Адвокатского бюро № 1 Калининграда.

Жалобу подал адвокат Владислав Филатьев, который представляет интересы Евгения Синюшкина, экс-следователя следственного отдела по Центральному району Калининграда СУ СКР по Калининградской области. Синюшкин признан виновным по ч. 4 ст. 159 Уголовного кодекса (мошенничество, совершенное в особо крупном размере) (см. «Арестован следователь СКР, бравший 2 млн руб. в валюте, чтобы повлиять на ход расследования дела»). До вступления приговора в законную силу Синюшкину изменили меру пресечения (ранее – подписка о невыезде), и он был взят под стражу прямо в зале суда.

В апелляционной инстанции адвокат Филатьев постарался оспорить изменение меры пресечения, но суд прекратил производство по жалобе: уголовно-процессуальным законом не предусмотрено обжалование приговора одними и теми же лицами по частям. Такое же решение приняли в кассации, а также в Верховном суде, после чего Филатьев обратился в Конституционный суд.

Заявитель оспаривает конституционность положений ч. 1 и 2 ст. 389.4 и ч. 2 ст. 389.8 УПК. Как считает адвокат, они «исключают возможность реализации осуждённым права на судебное разбирательство без неоправданной задержки и соблюдение трёхсуточного срока пересмотра судом апелляционной инстанции решения суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу». Кроме этого, по этим нормам невозможно оспорить приговор в части меры пресечения, отдельного от других жалоб того же осужденного или его адвоката, не связанных с заключением под стражу.

«Я убеждён, что арестовывать после оглашения приговора – неправильная, постыдная традиция, от которой необходимо избавляться. Если заключение под стражу произошло, осуждённый во всяком случае должен располагать возможностью безотлагательной проверки правомерности такого решения вышестоящим судом и иметь право на освобождение», – считает Владислав Филатьев.

Как отмечает адвокат в тексте жалобы, ранее только однажды мера пресечения была оспорена незамедлительно: в рамках дела в отношении Алексея Навального и Петра Офицерова в 2013 году. Тогда меру пресечения удалось оспорить на следующий день, после оглашения приговора, а позднее наказание фигурантам заменили на условное лишение свободы (см. «Алексей Навальный отпущен под подписку о невыезде»). Однако подобная практика распространения не получила.

Оспаривание решения об аресте обвиняемого лица

Настоящий материал, подготовленный адвокатом Павлом Домкиным, посвящен вопросам оспаривания стороной защиты судебных постановлений об аресте обвиняемых лиц на основе обзора положений действующего закона и судебной практики. В публикации использованы результаты личной практики адвоката, положения постановления Верховного Суда Российской Федерации №41 от 19.12.2013, обзор судебной практики, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 18.01.2017.

При рассмотрении вопроса обжалования постановления суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу (аресте) обвиняемого лица первый и существенный момент, на который важно обратить внимание, это соблюдение судом при принятии решения обязанности рассматривать вопрос причастности обвиняемого лица к расследуемому преступлению. Необходимым условием законности содержания под стражей обвиняемого лица является наличие обоснованного подозрения в совершении преступления. Подобное требование содержится в подп. «с» п. 1 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г.; в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 12 июля 2005 г. № 330-О, от 19 июня 2007 г. № 592-О-О и в пункте п. 2 постановления Пленума от 19 декабря 2013 г. № 41.

Избрание в качестве меры пресечения заключения под стражу допускается только после проверки судом обоснованности подозрения в причастности лица к совершенному преступлению. Подозрение будет считаться обоснованным, если:

  • обвиняемый застигнут при совершении преступления или непосредственно после его совершения;
  • потерпевший или очевидцы указали на данное лицо как на совершившее преступление;
  • на данном лице или его одежде, при нем или в его жилище обнаружены явные следы преступления либо существуют какие-то иные схожие обстоятельства.

В качестве таких данных не могут рассматриваться доказательства, подтверждающие само событие преступления. Например, обвиняемый не может быть признан причастным к совершению халатности (статья 293 УК РФ), если органом следствия не были предоставлены доказательства наличия у него должностных обязанностей, неисполнение которых повлекло наступление преступных последствий.

При отсутствии достаточных предоставленных следователем данных, свидетельствующих об обоснованности подозрения лица, суд обязан отказать в удовлетворении ходатайства следствия об аресте обвиняемого. Если же суд проигнорировал данное положение закона и вынес постановление об аресте обвиняемого лица, то данный факт является безусловным основанием к его обжалованию.

Справедливо также заметить, что, проверяя обоснованность подозрения в причастности лица к совершенному преступлению, суд не вправе обсуждать вопрос виновности лица, то есть исследовать вопрос о достаточности собранных следствием доказательств, подтверждающих вину лица.

Затронем вопрос о том, какие обстоятельства могут послужить основанием для принятия решения об аресте. Заключение под стражу может быть избрано в качестве меры пресечения только при условии наличия предусмотренных статьей 97 УПК РФ данных о том, что подозреваемый или обвиняемый может:

  • скрыться от дознания, предварительного следствия или суда;
  • продолжать заниматься преступной деятельностью;
  • угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства,
  • уничтожить доказательства, либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Безусловно возникает вопрос о надлежащем процессуальном обосновании существования таких данных, то есть каким образом суд проверяет их наличие. Ходатайствуя перед судом об аресте обвиняемого, орган следствия обязан конкретизировать свои выводы, то есть указать, из каких именно документов, доказательств по уголовному делу следует, что обвиняемый может препятствовать ходу следствия, скрыться от него или продолжить заниматься преступной деятельностью. При этом в силу закона предоставленные следствием данные должны быть проверены судом на предмет их достоверности непосредственно в судебном заседании.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, именно на суд, выносящий постановление об избрании меры пресечения, возлагается обязанность оценить достаточность имеющихся в деле материалов, подтверждающих ее законность и обоснованность, наличие оснований и условий для ее избрания, а также соразмерность налагаемых ограничений тому наказанию, которое может быть назначено по приговору, имея, однако, в виду, что решением о применении конкретной меры пресечения не предопределяется вывод по основному вопросу уголовного дела — о виновности подсудимого и о его наказании (постановления от 2 июля 1998 года N 20-П и от 22 марта 2005 года N 4-П; определения от 12 июля 2005 года N 330-О, от 26 апреля 2016 года N 713-О и др.).

Если же суд в обосновании своего решения не привел в постановлении вышеуказанных данных, не проверил и не дал надлежащей оценки предоставленной следователем оперативной информации, то подобное бездействие, как минимум, является достаточным основанием к апелляционному и кассационному оспариванию постановления.

В качестве оснований для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу могут быть признаны обстоятельства, свидетельствующие о реальной возможности совершения обвиняемым, подозреваемым действий, указанных в статье 97 УПК РФ, и невозможности беспрепятственного осуществления уголовного судопроизводства посредством применения в отношении лица иной меры пресечения. В частности, о том, что лицо может скрыться от дознания, предварительного следствия или суда, на первоначальных этапах производства по уголовному делу могут свидетельствовать:

  • тяжесть предъявленного обвинения и возможность назначения наказания в виде лишения свободы на длительный срок;
  • нарушение лицом ранее избранной в отношении него меры пресечения, не связанной с лишением свободы;
  • подтвержденные факты продажи принадлежащего обвиняемого на праве собственности имущества на территории Российской Федерации;
  • наличие за рубежом источника дохода, финансовых (имущественных) ресурсов;
  • наличие гражданства (подданства) иностранного государства;
  • отсутствие у такого лица в Российской Федерации постоянного места жительства, работы, семьи.

Вывод суда о том, что обвиняемый может продолжать заниматься преступной деятельностью, может быть сделан с учетом наличия у него судимости за ранее совершенное умышленное преступление, судимость за которое не снята и не погашена.

О том, что обвиняемый / подозреваемый может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу, могут свидетельствовать:

  • наличие угроз со стороны обвиняемого, подозреваемого, его родственников, иных лиц;
  • предложение указанным лицам, свидетелям, потерпевшим, специалистам, экспертам, иным участникам уголовного судопроизводства выгод материального и нематериального характера с целью фальсификации доказательств по делу;
  • предъявление лицу обвинения в совершении преступления в составе организованной группы или преступного сообщества.

Кроме того, при рассмотрении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу сторона защиты (адвокат) должна апеллировать к обстоятельствам, характеризующимся личность обвиняемого лица, таким как: возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий, наличие устойчивых социальных связей, поведение лица после совершения преступления (в частности, явка с повинной), активное способствование раскрытию и расследованию преступления, заглаживание причиненного в результате преступления вреда, характер совершенного преступления.

Отдельно обратим внимание, что в соответствии с положением статьи 99 УПК РФ к числу обстоятельств, которые суд должен учитывать при избрании меры пресечения, относится состояние здоровья подозреваемого или обвиняемого. В связи с этим суды должны выяснять, не имеется ли у подозреваемого, обвиняемого какого-либо тяжелого заболевания в том числе в случаях, когда в представленных суду материалах такие данные отсутствуют.

Безусловным процессуальным препятствием для принятия решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу является наличие у обвиняемого лица заболевания, входящего в Перечень тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, утвержденный постановлением Правительства РФ № 3 от 14.01.2011.

Игнорирование изложенных требований закона со стороны суда является правовым основанием для принесения адвокатом или самим лицом жалобы на постановление.

Отдельного внимания заслуживает вопрос о возможности применения заключения под стражу за совершение преступления небольшой тяжести. В отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет, суд вправе избрать меру пресечения в виде заключения под стражу лишь в исключительных случаях:

  • Подозреваемый / обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации.

Данное основание само по себе не может являться единственным и достаточным для избрания в отношении его меры пресечения в виде заключения под стражу. Отсутствие у лица регистрации на территории Российской Федерации может являться лишь одним из доказательств отсутствия у него постоянного места жительства, но само по себе не является обстоятельством, дающим основание для избрания в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу.

  • Личность обвиняемого не установлена.

Отсутствие у подозреваемого или обвиняемого документов, удостоверяющих его личность, само по себе не свидетельствует о том, что его личность не установлена.

  • Обвиняемым нарушена ранее избранная мера пресечения.
  • Обвиняемый скрылся от органов предварительного расследования или от суда.

Наличие «исключительных обстоятельств» должно быть проверено и оценено судом в соответствии с вышеуказанными требованиями.

Действующий уголовно-процессуальный закон устанавливает запрет на применение меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных статьями 171 — 174, 174.1, 176 — 178, 180 — 183, 185 — 185.4, 190 — 199.2 УК РФ. Кроме того, в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных статьями 159 — 159.6, 160 и 165 УК РФ, данный запрет распространяется при условии, что эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности. Суд при решении вопроса об избрании меры пресечения выясняет, в какой сфере деятельности совершено преступление. К таковым относятся преступления, если они совершены лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность самостоятельно или участвующим в предпринимательской деятельности, осуществляемой юридическим лицом, и эти преступления непосредственно связаны с указанной деятельностью.

Во всех случаях рассмотрения ходатайства об аресте суд обязан выяснить, совершены ли эти преступления в сфере предпринимательской деятельности. Если указанный вопрос не выяснялся судом после заявления стороной защиты (адвокатом) о том, что преступление совершено в сфере предпринимательской деятельности, то решение суда подлежит отмене. Подробнее о принципах процессуального признания экономического преступления совершенным в сфере предпринимательской деятельности Вы можете узнать в нашей профильной публикации.

Заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть избрано в отношении несовершеннолетнего только в том случае, если он подозревается либо обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. В исключительных случаях, как единственно возможное в конкретных условиях с учетом обстоятельств совершенного преступления и данных о личности, заключение под стражу может быть избрано в отношении несовершеннолетнего, подозреваемого либо обвиняемого в совершении преступления средней тяжести. При обвинении в совершении преступления небольшой тяжести несовершеннолетний не может арестован ни при каких обстоятельствах.

Рассмотрим вопрос о возможности избрания меры пресечения в заочном порядке. Согласно закону, суд вправе в отсутствие подозреваемого / обвиняемого лица:

  • принять решение об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемого, объявленного в международный розыск;
  • избрать данную меру пресечения в отношении не содержащегося под стражей обвиняемого, который скрылся от суда, при условии, что данный факт с достоверностью установлен судом;
  • рассмотреть вопрос о продлении срока содержания под стражей в отношении находящегося на стационарной судебно-психиатрической экспертизе обвиняемого, психическое состояние которого исключает его личное участие в судебном заседании, или при наличии иных документально подтвержденных обстоятельств, исключающих возможность доставления обвиняемого в суд;
  • избрать данную меру пресечения при рассмотрении уголовного дела в суде вышестоящей инстанции, когда осужденный, должным образом извещенный о дате, времени и месте судебного заседания, отказался от участия в заседании суда, который избирает эту меру пресечения.

При обжаловании постановления суда о заключения лица под стражу следует также обращать внимание на соблюдение требования закона о территориальной подсудности, нарушение которого может быть основанием для принесения апелляционной / кассационной жалобы. Решение об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу принимает суд по месту производства предварительного расследования или по месту задержания подозреваемого, а о продлении срока содержания под стражей — суд по месту производства предварительного расследования или по месту содержания обвиняемого под стражей. Рассмотрение ходатайств об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу проводится в открытом судебном заседании.

Адвокат Павел Домкин

По вопросам обжалования избрания меры пресечения в виде заключение под стражу Вы можете обратиться в Адвокатское бюро «Домкины и партнеры».

Смотрите еще:

  • Вычеты на третьего ребенка ндфл Стандартный налоговый вычет на 3 и 4 ребенка в 2018 году Последнее обновление 2018-05-31 в 13:24 Порядок расчета налогового вычета на третьего ребенка в 2018 году не претерпел изменений. Основные принципы его […]
  • Болезнь работника трудовой кодекс Сотрудник часто находится на "больничном". Может ли это являться основанием для его увольнения? Ограничена ли продолжительность периода временной нетрудоспособности в связи с заболеванием или травмой […]
  • Машина 2012 года когда делать техосмотр Как часто нужно проходить техосмотр С какой частотой законодательство обязывает проходить техосмотр на машину? Периодичность прохождения техосмотра зависит от вида транспортного средства и срока его […]
  • Земельный участок газовик Купить участок без посредников с фото в СНТ Цементник-Газовик Продам земельный участок СНТ Цементник-Газовик р-н Старооскольского водохранилища. 10 км от города, 5 мин ходьбы до моря. Проведён газ, свет, дорога. […]
  • Мировой суд ленинского района 2 участок оренбург Мировой судебный участок №7 Ленинского района г. Оренбурга Пименова Оксана Александровна понедельник - пятница: с 8-30 до 17-00 понедельник - пятница: с 9-00 до 16-30 пер. Аэродромный, по четной стороне - полностью, […]
  • Ст235 гк рф Статья 235. Основания прекращения права собственности 1. Право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении […]