Моральный вред от несчастного случая

Прокуратура Белгородской области

В соответствии со ст. 10 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в органах и учреждениях прокуратуры разрешаются заявления, жалобы и иные обращения, содержащие сведения о нарушении законов.

308024, г. Белгород,
ул. Горького, 56-а

Телефоны:
8 (4722) 52-20-40
8 (4722) 52-14-20
8 (4722) 52-55-08
8 (4722) 52-39-98

Возмещение морального вреда, причиненного работнику в связи с использованием им трудовых обязанностей

Статьей 22 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрена обязанность работодателя возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены Трудовым кодексом РФ, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В соответствии с действующим законодательством обязанность по обеспечению безопасных условий и охраны труда возложена на работодателя.

Так, в соответствии со статьей 237 Трудового кодекса РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

В силу статьи 8 Федерального закона от 24.07.1998 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», возмещение застрахованному лицу морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

Согласно положениям статьи 151 Гражданского кодекса РФ при причинении лицу морального вреда, то есть физических или нравственных страданий, действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие ему другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии со статьей 1101 Гражданского кодекса РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда, в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда.

При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Таким образом, ответственность по возмещению компенсации морального вреда работнику в связи с несчастным случаем на производстве лежит на работодателе.

Моральный вред от несчастного случая

Документ : Моральный ущерб при повреждении здоровья на производстве: кто и кому платит?

Моральный ущерб при повреждении здоровья на
производстве: кто и кому платит?

По судебным искам за моральный (неимущественный) ущерб Фонд страхования от несчастных случаев на производстве и профзаболеваний (далее — Фонд) в 2004 году выплатил 533 лицам, пострадавшим на производстве, 6,4 млн. грн., что в 2 раза превысило выплаты в 2003 году. То есть пострадавшие все чаще обращаются за компенсацией такого рода в Фонд. Но должен ли Фонд выплачивать такую компенсацию?

Согласно ч. 3 ст. 34 Закона Украины от 23.09.1999 г. № 1105-XIV “Об общеобязательном государственном социальном страховании от несчастного случая на производстве и профессионального заболевания, повлекших потерю трудоспособности* (далее — Закон № 1105), которым пользуется в своей работе Фонд, “Моральный (неимущественный) ущерб, причиненный условиями производства, который не вызвал потери потерпевшим профессиональной трудоспособности, возмещается Фондом социального страхования от несчастных случаев по заявлению пострадавшего с изложением характера причиненного морального (неимущественного) ущерба и по предоставлению соответствующего медицинского заключения. При этом сумма страховой выплаты не может превышать двухсот размеров минимальной заработной платы, установленной на день выплаты, независимо от любых других страховых выплат ”.

Пример, После несчастного случая на производстве потерпевшему Иванченко А. А. медико-социальной экспертной комиссией (МСЭК) была установлена стойкая потеря профессиональной трудоспособности 15 %.

В соответствии с базовым Законом ему назначена одноразовая и ежемесячная страховая выплата. Поэтому он не имеет права на получение денежной суммы за моральный ущерб.

В связи с существовавшей неопределенностью толкования действующим законодательством вопроса возмещения морального вреда Конституционный Суд Украины принял решение, в котором дал свое толкование этого понятия. В статье 34 Закона № 1105 есть три пункта, определяющие случаи, когда работникам положена компенсация за ущерб, нанесенный им на производстве. В двух указано, что материальная компенсация полагается работникам, пострадавшим в результате несчастного случая или профессионального заболевания, которые привели к устойчивой потере трудоспособности, или наследникам в случае смерти потерпевшего. Третий пункт гласит, что если человек понес “ущерб, причиненный условиями производства (несоответствующими нормам, — прим. автора), но не приведший к потере потерпевшим профессиональной трудоспособности”, то ему положена компенсация морального ущерба.

Если назначена ежемесячная страховая выплата в связи со стойкой потерей профессиональной трудоспособности, то возмещение морального ущерба не предусмотрено. Но вряд ли при физической травме на производстве работник не получил травмы моральной? А если травма повлекла за собой инвалидность?

Ежемесячная страховая выплата предусматривает компенсацию соответственной части утраченного заработка потерпевшего, но не возмещение ему морального ущерба.

Максимальный размер компенсации морального ущерба — 200 минимальных зарплат, то есть при существующем размере минимальной зарплаты она превышает 60 тыс. грн.

Повреждения здоровья, причиненные потерпевшему во время выполнения трудовых обязанностей, независимо от степени потери профессиональной трудоспособности, причиняют ему моральные и физические страдания. В случае инвалидности потерпевший теряет трудоспособность и терпит гораздо больший моральный ущерб по сравнению с работником, не потерявшим профессиональной трудоспособности.

Суды, при рассмотрении исков пострадавших на производстве поступали в соответствии с законом. Например, патологоанатому из Черниговской области, который, вскрывая трупы, болевших туберкулезом, сам заразился этим недугом и в результате стал инвалидом, в возмещении морального ущерба было отказано. Так же поступали суды и в других случаях в разных регионах страны.

Кировоградская областная дирекция Фонда обратилась в Конституционный Суд с просьбой разъяснить ст. 34 Закона № 1105.

Основанием для рассмотрения дела, в соответствии со ст. 94 Закона Украины от 16.10.1-996г. № 422/96 — ВР “О Конституционном Суде Украины” (далее — Закон № 422), было неоднозначное толкование судами Украины положения части третьей ст. 34 Закона №1105, в связи с чем Конституционный Суд Украины дал определение понятию, приводимому в ст. 34 “моральный (неимущественный) ущерб — вред, причиненный условиями производства, которые не вызвали потерю потерпевшим профессиональной трудоспособности”, и разъяснил, должен ли возмещаться Фондом моральный ущерб в случае стойкой потери профессиональной трудоспособности.

Возмещение Фондом морального ущерба, причиненного (несоответствующими нормам) (прим. автора) условиями производства, только потерпевшим, не потерявшим профессиональной трудоспособности, означало бы сужение сферы социальной защиты по состоянию здоровья. Законом установлены ограничения права на компенсацию в зависимости от причиненного ущерба. Такая ситуация противоречит ряду статей Конституции Украины, а также статьям Гражданского кодекса (ГК) Украины. И поэтому Конституционный Суд Украины Решением № 1-рп/2004 от 27.01.2004г. (далее — Решение № 1-рп) определил, что право на компенсацию морального ущерба имеют все категории пострадавших на производстве.

Конституционный Суд Украины в этом Решении определяет ущерб, причиненный (несоответствующими нормам. — прим. автора) условиями производства, не вызвавшими потерю потерпевшим профессиональной трудоспособности, как ущерб, при котором не теряется способность к работе по своей профессии (специальности) и квалификации или по другой аналогичной ей профессии или специальности.

Решением № 1-рп установлено обязательство Фонда возмещать не только моральный ущерб, причиненный условиями производства, не вызвавшими потерю потерпевшим профессиональной трудоспособности, но и моральный ущерб, причиненный (несоответствующими нормам) условиями производства с потерей потерпевшим профессиональной трудоспособности (временной, частичной или полной).

То есть пострадавший от несчастного случая или профессионального заболевания и потерявший вследствие этого трудоспособность сможет получить все положенные материальные компенсации и, кроме того, дополнительно требовать возмещения морального ущерба.

Основанием для определения необходимости возмещения и размера компенсации морального ущерба пострадавших на производстве является заключение медицинской экспертизы. Возможно также рассмотрение вопроса о моральной компенсации наследникам умершего в результате несчастного случая на производстве.

Закон устанавливает предельный размер компенсации только для граждан, не утративших трудоспособности вследствие нанесенного им на производстве ущерба. Для всех остальных предельная сумма не установлена. Поэтому определять размер компенсации будут районные суды.

Судьи Конституционного Суда Украины Ткачук П.М. и Иващенко В.И., руководствуясь ст. 64 Закона №422, изложили собственное мнение относительно Решения № 1-рп в деле об официальном разъяснении положения части третьей ст. 34 Закона 1105. Судья Иващенко В.И. отметил, что предусмотренные ст. 34 Закона №. 1105 ограничения относительно размера денежных сумм страховых выплат на возмещение причиненного потерпевшему вреда, например, величиной среднемесячного заработка, который он имел до повреждения здоровья, четырехкратным размером предельной суммы зарплаты, с которой выплачиваются взносы в Фонд, до 200 размеров минимальной зарплаты, установленной на день выплаты, могут, по мнению потерпевшего, не соответствовать фактическому объему причиненного ему вреда и таким образом будут ограничивать его право на его полное возмещение.

Кроме этого, практическое применение сформулированной Конституционным Судом правовой нормы может привести к некоторым проблемам.

Так, Закон № 1105 и Решение № 1-рп не определяют порядка предоставления, условий и расчета размера страховых выплат за моральный ущерб, причиненный условиями производства, в случае потери потерпевшим профессиональной трудоспособности, что, с одной стороны, дает возможность требовать от Фонда страховых выплат, размер которых может произвольно устанавливаться потерпевшим, а с другой, — не регулирует процедуры такого возмещения.

Прибыльная часть бюджета Фонда формируется в расчете только на расходы, предусмотренные ст. 34 Закона № 1105, поэтому введение экономически необоснованной нормы, влекущей за собой другие не предусмотренные этой статьей страховые выплаты, может привести к разбалансировке бюджета Фонда.

По мнению судьи Ткачука П.М., в Решении Суда нет анализа механизма возмещения морального ущерба, изложенного в части третьей ст. 34 Закона № 1105, а также ответов на вопросы, почему в этом случае возмещение морального ущерба ограничивается в размере, в то время как ГК Украины такого ограничения не содержит; не определено, что следует понимать под условиями производства, которые причинили моральный ущерб, и, собственно, как необходимо понимать положения, что моральный ущерб, причиненный работнику условиями производства, влечет потерю потерпевшим профессиональной трудоспособности.

Судья Ткачук П.М. считает, что возмещение морального вреда, причиненного работнику условиями производства, может совершаться как в страховом порядке, так и в порядке гражданского делопроизводства. В первом случае возмещение совершается в форме страховой выплаты, в порядке и на основаниях, определенных частью третьей ст. 34 Закона № 1105, и ограничивается в размере. В другом случае компенсация за моральный ущерб взыскивается по решению суда. Взыскание может быть возложено на работодателя и может иметь большие размеры, нежели предусмотрено частью третьей ст. 34 Закона № 1105. Нет правовых оснований для запрета работнику, подпадающему под этот вид страхования и считающему, что 200 минимальных зарплат не охватывают в полном объеме возмещения причиненного ему условиями производства морального

вреда, решать вопрос о его взыскании в судебном порядке.

По закону застрахованным в Фонде является только работник и возмещение он может получить за причиненный только ему моральный ущерб. Моральный же ущерб, причиненный его родственникам, Фонд компенсировать не обязан.

В соответствии с п.3.8 Порядка установления медико-социальными экспертными комиссиями степени потери профессиональной трудоспособности в процентах работником, которому причинен вред здоровью при исполнении им трудовых обязанностей, утвержденного приказом Министерства охраны здоровья Украины от 22.11.1995 г. №212, ст. 23, 1167 ГК Украины моральный вред — это физические и моральные страдания, причиненные потерпевшему в результате трудового увечья или другого повреждения здоровья. Как следствие, моральный ущерб, причиненный условиями производства, влечет за собой нарушение таких личных неимущественных прав, как право на жизнь, право на охрану здоровья.

В случае установления морального ущерба МСЭК учитывает характер увечья или другого повреждения здоровья и остаточную трудоспособность потерпевшего.

Заключением медицинских органов, как основанием для компенсации морального ущерба, может быть заключение врача-психиатра лечебно-профилактического заведения или лечебно-консультационной комиссии либо МСЭК о стрессе, полученном потерпевшим в результате производственного увечья или профзаболевания, или их последствий, о депрессии или о других негативных проявлениях состояния потерпевшего.

В соответствии со ст. 237-1 КЗоТ Украины работодатель обязан возместить потерпевшему моральный ущерб, причиненный условиями производства или иными нарушениями его законных прав, если они привели к моральным страданиям, утрате нормальных жизненных связей и требуют от него дополнительных усилий для организации своей жизни. Такое же утверждение содержит положение ст. 12 Закона об охране труда*. Безусловно, каждый несчастный случай причиняет потерпевшему моральный ущерб. В новой редакции этого Закона такая норма отсутствует, а финансовая ноша возложена на Фонд даже за несчастные случаи, возникшие до появления Фонда. В соответствии с п. 3 разд. XI Закона № 1105 на Фонд возложена обязанность выплачивать задолженность потерпевшим на производстве и членам их семей, которым до введения этого Закона в действие ликвидированные без правопреемника предприятия не возместили материального и морального ущерба, причиненного повреждением здоровья.

Одно из решений дефицита бюджета Фонда является сокращение расходов на те выплаты, которые должен производить собственник предприятия, на котором случился несчастный случай.

Кто должен выплачивать компенсацию морального ущерба, причиненного работнику во время несчастного случая или по причине профзаболевания? На практике предприятия пытаются отказаться платить, ссылаясь на Фонд, а Фонд не располагает средствами для выплаты.

Почему Фонд должен расплачиваться за происшествие, которое допустил собственник предприятия, не создав условий для нормального выполнения работником своих трудовых обязанностей?

В Российской Федерации возмещение застрахованному работнику морального ущерба, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профзаболеванием, возмещается лицом, причинившим ущерб, и размер возмещения морального вреда не ограничивается.

Для сокращения выплат Фонда необходимо заставить собственника предприятия или уполномоченный им орган отвечать за причиненный работникам вред, нанесенный во время выполнения ими трудовых обязанностей. Одно из таких решений — введение штрафов за несчастные случаи, допущенные на предприятии. При этом, если комиссия по расследованию несчастного случая определяет причины необъективно (а это довольно частое явление), то штраф должен увеличиться в несколько раз.

Одной из наиболее распространенных причин несчастных случаев на производстве или профзаболеваний является несоответствие условий труда установленным законодательством нормам. Причиной этого является устаревшее оборудование, замена которого кажется собственнику делом совершенно ненужным и дорогостоящим. Штрафы за несоответствие нормам позволят ощутить, что рабочие места выгоднее привести в надлежащий вид, нежели выплачивать штрафы при каждом несчастном случае, произошедшем на предприятии.

Для приостановления процесса роста количества профзаболеваний необходимо внедрять в жизнь профилактические мероприятия, направленные на снижение неблагоприятного влияния факторов производственной среды.

Профилактика — это комплекс инженерно-технических и санитарно-гигиенических мероприятий, направленных на предотвращение развития профзаболеваний, несчастных случаев.

Начинать санитарно-гигиеническую и лечебную профилактики необходимо с существенного улучшения качества медицинских осмотров — и периодического, и, что особенно важно, предварительного (при поступлении на работу). Работа, связанная с действием неблагоприятных условий труда, как правило, хорошо оплачивается. Поэтому лица, которые на нее соглашаются, на предварительном медицинском осмотре на здоровье не жалуются.

Из всего вышеизложенного можно сделать вывод о том, что несовершенство нашего законодательства в данном вопросе еще долго будет служить причиной судебных разбирательств между пострадавшим, работодателем и Фондом.

* Закон Украины от 14.10.1992 г. № 2694-III“Об охране труда”, в редакции от 21.11.2002 г. № 229-IV.

“Экспресс анализ законодательных и нормативных актов”, № 42 (512), 17 октября 2005 г.
Подписной индекс 40783

Компенсация морального вреда при производственной травме

Обязанность любого работодателя – обеспечить своим сотрудникам достойные условия труда, с соблюдением требований ОТ (охраны труда).

Во всех случаях, когда человеку, его жизни и здоровью, в момент выполнения рабочей функции, нанесён вред, работодатель обязан этот вред возместить (статьи 22, 212 ТК РФ).

  • обеспечение безопасности работников во всех процессах их трудовой деятельности (при эксплуатации оборудования, по дороге на работу, в технологических процессах);
  • обеспечение безопасности для трудящихся используемых в производстве материалов, инструментов, сооружений, приспособлений, транспорта, сырья;
  • обеспечение условий труда, установленных законодательством в области ОТ, на каждом рабочем месте.

Здесь надо сказать, что закон всегда (трудовое право, гражданское, а в крайних случаях – и уголовное) выступает на стороне интересов работника.

По статье 227 ТК РФ, организация-работодатель должна расследовать и учитывать все несчастные случаи, ее касающиеся. По ст. 214 ТК РФ у работника имеется корреспондирующая обязанность – сразу же извещать своё руководство о происшествиях, связанных с работой и угрожающих жизни и здоровью.

Пострадавший от травмы на производстве сотрудник может взыскать со своего шефа:

  • непосредственный ущерб, причиненный его здоровью;
  • дополнительные расходы работника, затраченные на мед.услуги;
  • моральный вред за производственную травму.

Основная нормативная база

Требования, нацеленные на возмещение морального вреда при производственной травме, основываются на нормах права, закрепленных в кодексах и законах:

  1. Статья 237 ТК РФ устанавливает постулаты такого содержания:
    • моральные страдания подлежат возмещению лишь в том случае, если причинен неправомерными, незаконными действиями или отсутствием нужных действий со стороны работодателя;
    • форма возмещения моральных страданий – денежная;
    • размер платы стороны могут определить в трудовом договоре;
    • если согласия без участия Фемиды достичь не удалось, надо обращаться в суд, который определяет сам факт причинения работнику морального вреда, плюс размеры такого возмещения. При этом сделана оговорка о том, что оценка нравственных страданий не зависит от заявленных имущественных требований.
  2. Статья 8 ФЗ «Об обязательном социальном страховании несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», конечно же, связывает ситуацию с тем, застраховано ли лицо, желающее осуществить взыскание морального вреда при несчастном случае на производстве, указывая при этом, что при нанесении морального вреда несчастным случаем либо профзаболеванием возмещение осуществляет причинитель вреда.
  3. Статьи 151, 1101 ГК РФ предписывают судьям принимать во внимание при установлении обстоятельств случившегося и размера, в пределах которого выплачивается компенсация морального вреда при производственной травме:
  • степень страданий (как физических, так и нравственных);
  • степень вины нарушителя;
  • отсутствие вины, умысла самого потерпевшего в случившемся;
  • материальное положение причинителя вреда;
  • принцип разумности.

Страдания, именуемые моральным вредом, могут быть связаны и выражаться в:

  • переживании физической боли;
  • необходимостью прохождения иногда очень длительного курса лечения;
  • долговременной реабилитации, утратой трудоспособности, подчас полной;
  • потере возможности самостоятельно себя обслуживать.

Требуем от работодателя

Дабы не было повода расследовать причины несчастного случая и оценивать в этой связи свой моральный ущерб, работник вправе затребовать, а работодатель при этом обязан обеспечить:

  • специальную оценку условий на рабочем месте (СОУТ);
  • обучение по ОТ;
  • проверку знаний требований безопасности и ОТ;
  • стажировку на рабочем месте;
  • спец.допуск к работам, к которым предъявляются повышенные требования безопасности;
  • полное обмундирование в виде СИЗ;
  • контроль со стороны должностных лиц организации за состоянием ОТ.

Несчастный случай может повлечь выплату работнику морального вреда

Работникам, получившим травму в результате несчастного случая на производстве, выплачивается пособие по временной нетрудоспособности за счет ФСС России, единовременная и ежемесячная страховые выплаты, возмещаются дополнительные расходы на лечение, приобретение лекарств и т. д. Однако моральный вред за счет средств ФСС России не компенсируется. Его возмещает причинитель вреда, которого определяет суд (п. 3 ст. 8 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ, п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 марта 2011 г. № 2).

Сотрудник Б. работал на фабрике. При исполнении трудовых обязанностей 16 января 2013 года с ним произошел несчастный случай на производстве, в результате которого Б. получил травму – повредил кисть левой руки. Сотрудник обратился в суд с иском к работодателю о взыскании компенсации за моральный вред, причиненный трудовым увечьем. Суд первой инстанции вынес решение в пользу сотрудника. Работодатель обжаловал решение в апелляционной инстанции.

В результате несчастного случая сотруднику Б. установили утрату профессиональной трудоспособности на 40 процентов. Работник прошел лечение, перенес операции, связанные с восстановлением работоспособности кисти левой руки. Всего ему было сделано 10 операций, предстоит длительный период реабилитации. Пользоваться левой рукой в полной мере сотрудник не может как в быту, так и на производстве, так как любое движение причиняет ему физическую боль. В связи с утратой работоспособности Б. не в состоянии материально обеспечивать семью. По мнению истца, работодатель должен компенсировать ему моральный вред.

В апелляционной жалобе работодатель просил отказать истцу в его требованиях, а также отменить решение и принять по делу новое, поскольку ранее сотруднику уже выплатили компенсацию за моральный вред. К тому же ответчик посчитал размер компенсации, определенный судом первой инстанции, завышенным, не отвечающим требованиям соразмерности. Помимо этого, работодатель компенсировал сотруднику расходы на медикаменты, выполнял его постоянную доставку к месту лечения. Кроме того, ответчик указал, что в действиях истца при выполнении трудовых обязанностей была грубая неосторожность, в результате которой он и получил производственную травму.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены решения коллег. Работодатель обязан создавать такие условия труда, при которых исключалось бы причинение вреда жизни и здоровью сотрудника (ст. 212 ТК РФ). Указанный вред, нанесенный сотруднику при исполнении им трудовых обязанностей, возмещается по правилам федерального закона (ч. восьмая ст. 220 ТК РФ). Моральный вред при несчастном случае на производстве или профессиональном заболевании компенсируется его причинителем (п. 3 ст. 8 Федерального закона РФ от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ). При этом под моральным вредом понимаются физические и нравственные страдания гражданина, причиненные действиями, нарушающими его личные имущественные права (ст. 151 ГК РФ). Однако если вред здоровью наступил из-за грубой неосторожности самого работника, суд должен снизить размер возмещения в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда (п. 2 ст. 1083 ГК РФ)1.

В данной ситуации причинами несчастного случая стали нарушение машинистом печатно-высекательного агрегата Б. инструкции по охране труда и Правил внутреннего трудового распорядка, а также недостаточный контроль со стороны ответственных лиц за соблюдением требований охраны труда. Эти обстоятельства подтверждаются актом о несчастном случае на производстве, составленным комиссией по расследованию несчастного случая на производстве и утвержденным генеральным директором организации.

Суд констатировал, что здоровью работника действительно был причинен вред при исполнении трудовых обязанностей, он утратил профессиональную трудоспособность, длительное время проходил лечение и перенес 10 операций, состояние здоровья истца в настоящее время нестабильное, качество его жизни снизилось. Истцу была установлена утрата профессиональной трудоспособности на 40 процентов. Ответчик не оспаривал причинно-следственную связь между несчастным случаем и причинением вреда здоровью истца, а также физических и нравственных страданий в результате несчастного случая.

В рассматриваемом случае в происшествии были виновны как работодатель, так и сотрудник. С одной стороны, в организации не был установлен надлежащий контроль за соблюдением требований охраны труда персоналом. С другой стороны, имела место грубая неосторожность потерпевшего, выразившаяся в нарушении инструкции по охране труда и Правил внутреннего трудового распорядка. Степень вины сотрудника составила 10 процентов.

Поскольку вина работодателя была установлена, суд первой инстанции признал законным решение о компенсации морального вреда. При определении ее размера была принята во внимание и степень вины потерпевшего. Кроме того, суд учел, что ответчик в добровольном порядке частично компенсировал расходы на покупку лекарственных средств, а также оплатил проведение пластической операции пострадавшего сотрудника.

Суд отметил, что несогласие ответчика с размером компенсации морального вреда, взысканной в пользу истца, само по себе не является основанием для отмены решения суда первой инстанции. Размер компенсации соответствует характеру и степени страданий работника, фактическим обстоятельствам причинения ему физического и нравственного вреда, а также требованиям разумности и справедливости (ст. 1101 ГК РФ).

Ответчик не указал на обстоятельства, позволяющие сделать вывод об ином размере возмещения. Доводы работодателя о выплате истцу в качестве компенсации морального вреда суммы, определенной соглашением сторон, не влияют на законность вынесенного решения. Эти средства были направлены на оплату пластической операции, а не на компенсацию морального вреда, что подтверждается служебной запиской и копией товарного чека. Доводы о грубой неосторожности самого потерпевшего были учтены и правильно оценены судом первой инстанции при определении размера компенсации морального вреда.

1. Работодатель обязан обеспечить безопасные условия труда и назначить лиц, ответственных за соблюдение требований охраны труда (абз. 4 ч. второй ст. 22, ст. 212 ТК РФ).

2. Моральный вред возмещает его причинитель. Если работодатель не создал для сотрудников безопасные условия труда, то при причинении вреда их жизни или здоровью, возможно, потребуется возмещение морального ущерба (абз. 16 ч. второй ст. 22, ст. 237 ТК РФ).

3. Если работодатель оплатил лечение пострадавшего сотрудника и другие расходы, связанные с восстановлением после полученной травмы, это не освобождает его от обязанности компенсировать моральный вред (п. 3 ст. 1099 ГК РФ).

4. Грубая неосторожность работника, повлекшая производственную травму, повлечет снижение размера компенсации морального вреда (п. 2 ст. 1083 ГК РФ).

Апелляционное определение Челябинского областного суда от 18 сентября 2014 г. по делу № 11-9728/2014.

Апелляционное определение СК по гражданским делам Самарского областного суда от 16 декабря 2015 г. по делу N 33-14421/2015 (ключевые темы: нравственные страдания — межотраслевые правила по охране труда — трудовые обязанности — несчастный случай на производстве — размер компенсации морального вреда)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Самарского областного суда от 16 декабря 2015 г. по делу N 33-14421/2015

судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда в составе:

Председательствующего — Лазарева Н.А.

Судей — Бочкова Л.Б., Клюева С.Б.

При секретаре — Чуркиной С.Ю.

С участием прокурора — Пискаревой И.В.

Рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе представителя ООО «АВТОГРАД-ВОДОКАНАЛ» — Юрченков А.А. на решение Автозаводского районного суда г. Тольятти Самарской области от 22 сентября 2015 г., которым постановлено:

«Взыскать с ООО «АВТОГРАД-ВОДОКАНАЛ» в пользу Нарица Киры Валерьевны компенсацию морального вреда, причиненного вследствие гибели отца Нарица Валерия Михайловича «данные изъяты» рублей.

Взыскать с ООО «АВТОГРАД-ВОДОКАНАЛ» в доход местного бюджета государственную пошлину в размере «данные изъяты» рублей».

Заслушав доклад судьи Самарского областного суда Лазарева Н.А., пояснения представителя ответчика «АВТОГРАД-ВОДОКАНАЛ» — Девяткиной О.А. поддержавшей доводы апелляционной жалобы, и возражения Нарица К.В. и её представителя Нарица Л.В., заключение прокурора — Пискаревой И.А. полагавшей решение оставить без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения, судебная коллегия

Нарица Кира Валерьевна обратилась в суд с иском к ООО «АВТОГРАД-ВОДОКАНАЛ» о компенсации морального вреда, в котором указала следующее.

Отец истца — ФИО1 работал в ООО «АВТОГРАД-ВОДОКАНАЛ» в должности «данные изъяты»

ДД.ММ.ГГГГ ФИО1 умер в результате несчастного случая на производстве при исполнении трудовых обязанностей. Смерть ФИО1 наступила от асфиксии, вызванной системной кислородной недостаточностью, вследствие высокого содержания метана и одновременного низкого содержания кислорода в окружающей среде.

Причиной несчастного случая послужило отсутствие безопасных условий труда со стороны работодателя.

Смерть отца причинила истцу физические и нравственные страдания — ФИО1 был наставником дочери, между ними были теплые отношения, известия о его смерти явилось для Нарицы К.В. горем. Переживания о смерти близкого и родного человека нанесли вред здоровью истца, поскольку из-за стресса появились головные боли, пропал аппетит, что стало причиной потери веса и вызвало опущение почек 3-ей степени. Из-за заболевания, ограничивающего физическую нагрузку, Нарица К.М. потеряла работу.

Учитывая данные обстоятельства и положения ст. 151 , п.2 ст.1101 ГК РФ просил суд взыскать с ООО «АВТОГРАД-ВОДОКАНАЛ» в счет компенсации морального вреда, причиненного вследствие смерти отца ФИО1, «данные изъяты» рублей.

Судом постановлено вышеизложенное решение.

В апелляционной жалобе представитель ООО «АВТОГРАД-ВОДОКАНАЛ» — Юрченков А.А. просит указанное решение суда отменить и принять новое решение, ссылаясь на то, что присужденная судом сумма морального вреда в размере «данные изъяты» руб. является завышенной и несоответствующей требованиям разумности и справедливости. Также указывает на то, что судом неверно определен размер госпошлины, подлежащий взысканию с ответчика.

В суде апелляционной инстанции, представитель ООО «АВТОГРАД-ВОДОКАНАЛ» — Девяткина О.А. поддержала доводы апелляционной жалобы.

Истец Нарица К.В. и её представитель — Нарица К.В. в суд апелляционной инстанции просили решение суда оставить без изменения.

В заключении прокурор Пискарева И.В. просила решение суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения.

Заслушав стороны, изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, оценив в совокупности имеющиеся в деле доказательства, проверив правомерность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального законодательства, судебная коллегия не находит правовых оснований к отмене решении суда первой инстанции.

В соответствии со ст. 219 ТК РФ каждый работник имеет право на рабочее место, соответствующее требованиям охраны труда.

Согласно ст. 212 ТК РФ обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда в организации возлагаются на работодателя.

Ст. 211 ТК РФ предусматривает, что требования охраны труда обязательны для исполнения юридическими и физическими лицами при осуществлении ими любых видов деятельности.

Согласно ТК РФ работник имеет право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с исполнением трудовых обязанностей, и компенсацию морального вреда в порядке, установленном настоящим Кодексом , иными федеральными законами.

В соответствии со статьей 22 ТК РФ работодатель обязан возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом , другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В соответствии с требованиями ст. 227 ТК РФ несчастные случаи, происшедшие с работниками и другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя, при исполнении ими трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлений иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах, подлежат расследованию и учету в соответствии с требованиями трудового законодательства.

Согласно ст. 230 ТК РФ по каждому несчастному случаю, квалифицированному по результатам расследования как несчастный случай на производстве и повлекшему за собой необходимость перевода пострадавшего в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, на другую работу, потерю трудоспособности на срок не менее одного дня либо смерть пострадавшего, оформляется акт о несчастном случае на производстве по установленной форме в двух экземплярах.

Судом установлено, что ФИО1 работал в ООО «АВТОГРАД-ВОДОКАНАЛ» в должности «данные изъяты». Данное обстоятельство стороной ответчика не оспаривалось.

ДД.ММ.ГГГГ с истцом произошел несчастный случай на производстве, в результате которого он умер, что подтверждается актом N

Согласно выписке из акта судебно-медицинского исследования от ДД.ММ.ГГГГ смерть ФИО1 наступила от асфиксии, вызванной системной кислородной недостаточностью, вследствие высокого содержания метана и одновременного низкого содержания кислорода в окружающей среде (л.д. 6).

Согласно акту N от ДД.ММ.ГГГГ причиной несчастного случая, произошедшего ДД.ММ.ГГГГ г., послужила неудовлетворительная организация производства работ, выразившаяся: в не проведении анализов на загазованность воздушной среды с помощью газоанализатора перед спуском в колодцы (нарушение требования абз. 2 ч. 2 ст. 212 ТК РФ, пп. «б» п. 5.2.7 Межотраслевых правил по охране труда при эксплуатации водопроводно-канализационного хозяйства ПОТ Р М-025-2002); в допуске матером ФИО3 ФИО1 к производству работ повышенной опасности, не включив ФИО1 в исполнители работ по наряду-допуску N (нарушение требования абз. 2 ч.2 ст. 212 ТК РФ, п. 13 Приложения 4.1 Межотраслевых правил по охране труда при эксплуатации водопроводно-канализационного хозяйства ПОТ Р М-025-2002); в отсутствии должного контроля со стороны мастера ФИО3 за выполнением мероприятий по обеспечению безопасного производства работ, предусмотренных в наряде-допуске N (нарушение требования абз. 10 ч. 2 ст. 212 ТК РФ, абз. 2 п. 2.4.4, пп. «б» п. 5.1.7 Межотраслевых правил по охране труда при эксплуатации водопроводно-канализационного хозяйства ПОТ Р М-025-2002); в отсутствии лица, наблюдавшего с поверхности за работниками, выполняющими работы внутри колодца (нарушение требования абз. 2.4.2 ст. 212 ТК РФ, п.5.2.4 Межотраслевых правил по охране труда при эксплуатации водопроводно-канализационного хозяйства ПОТ Р М-025-2002). Вины ФИО1 не установлено Состояние опьянения не установлено. (л.д. л.д. 7-11).

Представитель ответчика не оспаривала обстоятельства произошедшего несчастного случая.

Таким образом, актом о несчастном случае на производстве, являющимся в силу ст. 230 ТК документом, устанавливающим лиц, допустивших нарушения требований охраны труда, установлена вина работодателя — ООО «АВТОГРАД-ВОДОКАНАЛ».

Указанный акт в установленном законом порядке не отменен, не изменен. Представитель ответчика в судебном заседании факт несчастного случая на производстве не оспаривала.

Ст. 220 ТК РФ установлено, что в случае причинения вреда жизни и здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей, возмещение указанного вреда осуществляется в соответствии с ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний».

Указанный закон не ограничивает права застрахованных на возмещение вреда, осуществляемого в соответствии с законодательством РФ в части, не превышающей обеспечение по страхованию, осуществляемое в соответствии с настоящим ФЗ, в том числе, и на право компенсации морального вреда.

Согласно разъяснениям Пленума Верховного суда РФ в постановлении от 10.03.2011 г. N 2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» несчастным случаем на производстве признается событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении обязанностей по трудовому договору или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем или совершаемых в его интересах как на территории страхователя, так и за ее пределами либо во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном страхователем (или на личном транспорте), либо по соглашению сторон, и которое повлекло необходимость перевода застрахованного на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности либо его смерть (п. 9).

Согласно абзацу 2 пункта 3 статьи 8 Федерального закона N 125-ФЗ от 24 июля 1998 года «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

При этом работодатель обязан компенсировать работнику моральный вред, причиненный ему любыми неправомерными действиями (бездействием) во всех случаях его причинения, независимо от наличия материального ущерба.

Общими основаниями ответственности работодателя за причинение работнику морального вреда являются: наличие морального вреда; неправомерное поведение (действие или бездействие) работодателя, нарушающее права работника; причинная связь между неправомерным поведением работодателя и страданиями работника; вина работодателя.

На основании изложенного, судом верно установлено, что гибель ФИО1 наступила в период исполнения им трудовых обязанностей, несчастный случай, повлекший смерть работника, связан с производством, работодатель, на территории которого проводились работы, не обеспечил в соответствии с требованиями законодательства безопасные условия труда, ответственность за причиненный истцу моральный вред в связи со смертью отца, должна быть возложена на ООО «АВТОГРАД-ВОДОКАНАЛ».

При этом, судом верно отмечено, что факт грубой неосторожности пострадавшего, комиссией не установлено.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает установленным наличие вины работодателя в причинении вреда ФИО1

Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические и нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Согласно ч.2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» было разъяснено, что размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств, и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Из материалов дела следует, что Нарица К.В. является дочерью ФИО1, что подтверждается копией свидетельства о рождении (л.д. 5).

При наличии указанных обстоятельств, оценивая объяснения истца и материалы дела, суд верно установил, что утрата Нарица К.В. в результате несчастного случая родного отца, вызывает у нее нравственные страдания, что в соответствии со ст. 151 ГК РФ влечет обязанность денежной компенсации.

Кроме того, размер суммы, подлежащий взысканию судом определен правильно, исходя из характера и степени, причиненных истицу нравственных страданий, с учетом того, что гибель отца стала для Нарица К.В. невосполнимой утратой, истец лишилась близкого и родного человека, и как следствие, моральной поддержки. На протяжении длительного времени истец испытывала глубокие душевные переживания.

Таким образом, учитывая тяжесть наступивших последствий, требований разумности и справедливости, исходя из анализа и оценки характера и степени причиненных истцу страданий, суд правомерно взыскал с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда причиненного в результате смерти отца, «данные изъяты» рублей.

Определенный судом размер компенсации морального вреда судебная коллегия полагает соразмерным физическим и нравственным страданиям, а также обстоятельствам причинения вреда. Размер компенсации морального вреда, согласуется с принципами конституционной ценности жизни, здоровья и достоинства личности ( ст. 21 , 53 Конституции Российской Федерации), а также с принципами разумности и справедливости. Оснований для уменьшения размера морального вреда у судебной коллегии не имеется.

Указание представителя ответчика в апелляционной жалобе на то, что истцом не представлены доказательства сильных нравственных переживаний, нельзя признать состоятельными, поскольку сам по себе факт смерти человека не может не причинить его родным и близким людям соответствующих нравственных страданий в виде глубоких переживаний, полученного стресса, чувства потери и горя.

Ссылки представителя истца в апелляционной жалобе о несоразмерности размера морального вреда взысканного судом первой инстанции сложившейся судебной практике, судебная коллегия не принимает во внимание, поскольку судебная практика не является нормативным правовым актом обязательными к применению и в силу ст. 61 ГПК РФ не имеют преюдициального значения.

Указание в апелляционной жалобе на то обстоятельство, что Автозаводским районным судом г. Тольятти вынесены решения по исковым заявлениям ФИО2, (мать погибшего), и ФИО1 (сын погибшего) о компенсации морального вреда в размере по «данные изъяты» руб., не является основанием для уменьшения размера морального вреда, поскольку данное обстоятельство не лишает истца права судебной защиты и не освобождают ответчика, от ответственности, установленной ст. 151 ГК РФ.

Судебная коллегия полагает, что вывод суда относительно размера компенсации морального вреда мотивирован и принят в соответствии с действующим нормами права, с учетом характера нравственных страданий истца, а также степени разумности и справедливости. Каких-либо доказательств, которые могли бы послужить основанием для уменьшения судебной коллегией определенного судом первой инстанции к взысканию размера компенсации морального вреда в пользу истцов, не представлено. Таким образом, оснований для его уменьшения у судебной коллегии не имеется.

Между тем, судебная коллегия считает заслуживающим внимания довод апелляционной жалобы о неверном исчислении размера государственной пошлины.

Согласно пункта 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», при рассмотрении дел о компенсации причиненных нравственных или физических страданий необходимо учитывать, что моральный вред признается законом вредом неимущественным, несмотря на то, что он компенсируется в денежной или иной материальной форме.

Следовательно, при определении размера государственной пошлины, подлежащей ко взысканию, суд должен был руководствоваться абзацем 2 подпункта 3 пункта 1 статьи 333.19 Налогового кодекса РФ, предусматривающим, что при подаче искового заявления неимущественного характера, размер подлежащей уплате государственной пошлины физическими лицами составляет «данные изъяты» рублей.

Учитывая, что истица в силу подпункта 3 пункта 1 статьи 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации освобождена от уплаты государственной пошлины по иску о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья, то в соответствии с частью 1 статьи 103 ГПК РФ государственная пошлина, от уплаты которой истец был освобожден, подлежит взысканию с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, с зачислением взысканной суммы в соответствующий бюджет согласно нормативам отчислений, установленным бюджетным законодательством Российской Федерации.

Поскольку судом взыскана госпошлина с ответчика в большем размере, чем предусмотрено вышеуказанной нормой закона, следовательно, судебная коллегия считает необходимым уточнить решение в указанной части и взыскать с ООО «АВТОГРАД-ВОДОКАНАЛ» в доход местного бюджета госпошлину в размере «данные изъяты» рублей.

Ссылок на какие-либо процессуальные нарушения, являющиеся безусловным основанием для отмены правильного по существу решения суда, апелляционная жалоба не содержит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328-330 ГПК РФ, судебная коллегия

Решение Автозаводского районного суда г.о. Тольятти от Самарской области от 22 сентября 2015 г. по существу оставить без изменения.

Изложить резолютивную часть решения в следующей редакции:

«Взыскать с ООО «АВТОГРАД-ВОДОКАНАЛ» в пользу Нарица Киры Валерьевны компенсацию морального вреда, причиненного вследствие гибели отца Нарица Валерия Михайловича, «данные изъяты» рублей.

Взыскать с ООО «АВТОГРАД-ВОДОКАНАЛ» в доход местного бюджета государственную пошлину в размере «данные изъяты» рублей».

Определение суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в суд кассационной инстанции в течение шести месяцев со дня вступления определения в законную силу.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Смотрите еще:

  • Встать на очередь в садик хабаровск Встать на очередь в садик хабаровск Модератор: Катюня Правила форума Форум предзназначен исключительно для отзывов и общения форумчан на тему образовательных учреждений. Любая реклама заинтересованных лиц размещается […]
  • Ст235 гк рф Статья 235. Основания прекращения права собственности 1. Право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении […]
  • Значки для свидетелей на свадьбу купить украина Значки для свидетелей на свадьбу купить украина Свадебные значки с надписями и приколами: Вы можете заказать (купить) значки к свадьбе (Киев, Украина) из представленного выше ассортимента, воспользовавшись телефоном: […]
  • 89-фз об отходах производства и потребления статья 15 ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН ОБ ОТХОДАХ ПРОИЗВОДСТВА И ПОТРЕБЛЕНИЯ Принят Государственной Думой 22 мая 1998 года Одобрен Советом Федерации 10 июня 1998 года (в ред. Федеральных законов от […]
  • Заочный суд в другом городе Решение суда вынесли без уведомления ответчика. Законно ли? Для того, чтобы знать законно ли решение, надо знакомиться с делом (проверять также факт уведомления Вас как ответчика). В любом случае у Вас есть право […]
  • Порядок заполнения формы 6 воинский учет Порядок заполнения формы № 6 Открыть в формате Word Порядок заполнения формы № 6 I. Отчет составляется по строго установленной форме с учетом возможности использования вычислительной техники для ее обработки. II. К […]