Мировое соглашение новация

Статья 414 ГК РФ. Прекращение обязательства новацией

Новая редакция Ст. 414 ГК РФ

1. Обязательство прекращается соглашением сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между ними, другим обязательством между теми же лицами (новация), если иное не установлено законом или не вытекает из существа отношений.

2. Новация прекращает дополнительные обязательства, связанные с первоначальным обязательством, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

Комментарий к Ст. 414 ГК РФ

Как уже отмечалось, новация прекращает одно обязательство, но рождает иное, новое (по предмету или способу). Существующее до новации обязательство преобразуется, «обновляется» в другое. Обязательство как юридическая связь между субъектами не прерывается, оно приобретает другой характер. Так, обязательства, следующие из договора купли-продажи, в соответствии со ст. 818 ГК РФ могут быть новированы в обязательства займа.

Для прекращения обязательства новацией требуется согласование сторонами существенных условий обязательства, которым стороны предусмотрели прекращение первоначального обязательства.

Условие соглашения о новации, которым предусмотрено сохранение связанных с первоначальным обязательством дополнительных обязательств залогодателя, не являющегося должником, ничтожно. Соглашение о новации между взыскателем и должником, совершенное на стадии исполнительного производства, но не утвержденное судом в качестве мирового соглашения, является незаключенным (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 N 103).

Другой комментарий к Ст. 414 Гражданского кодекса Российской Федерации

Как следует из п. 1 комментируемой статьи, новация представляет собой замену первоначального обязательства новым обязательством между теми же лицами; при этом новое обязательство по сравнению с первоначальным имеет иной предмет или способ исполнения.

Ключевое слово здесь — «замена»: стороны должны прямо указать на то, что новое обязательство заменяет (и отменяет) прежнее, что новое обязательство появляется вместо прежнего.

Если стороны прямо не укажут этого, то предполагается, что новое обязательство является действующим наряду с первоначальным. Однако, когда в обоих обязательствах речь идет об одном и том же предмете (например, о продаже конкретной вещи), должен быть сделан вывод о том, что второе обязательство отменило первое.

Другой признак новации — изменение предмета или способа исполнения прежнего обязательства.

Собственно говоря, стороны могут своим соглашением внести иные изменения в прежнее обязательство, не меняющие его предмета и способа исполнения, например, изменить лишь срок исполнения или уточнить место исполнения и назвать такие изменения новацией, прекращающей прежнее обязательство. Такие действия возможны, но по своей сути они не являются новацией и не влекут применение норм, содержащихся в п. п. 2 и 3 ст. 414.

Вместе с тем стороны могут достичь соглашения о замене первоначального обязательства новым обязательством с иным предметом, а также с иным способом исполнения. Это новое обязательство тоже будет являться новацией (в связи с наличием в новом обязательстве отсылки к первоначальному обязательству).

Во многих случаях новацию нельзя отличить от отступного (ст. 409 ГК РФ).

Новация довольно широко используется на практике; в частности, она позволяет сформулировать новые, ясные, бесспорные обязательства взамен прежних обязательств, зачастую оспариваемых и запутанных.

Примеры новаций: мировое соглашение и замена обязательства по производству работ заемным обязательством; залоговое обязательство может быть заменено обязательством по передаче заложенного имущества в собственность залогодержателю (с соблюдением правил ст. 349 ГК РФ).

Соглашение о новации должно быть совершено в той же форме, в которой было совершено первоначальное обязательство. Исключение составляет случай, указанный в ст. 818 ГК: долг, возникший из купли-продажи, аренды имущества или иного основания, может быть заменен заемным обязательством; последнее обязательство совершается в форме, предусмотренной для заключения договора займа.

Если первоначальное обязательство является недействительным, то недействительной является и новация. В том случае, если новое обязательство является недействительной сделкой, недействительной признается и «замена», а сохраняет действие первоначальное обязательство.

Соглашение о новации может быть как консенсуальной, так и реальной сделкой.

Соглашение о новации является признанием долга (ст. 203 ГК РФ).

2. В п. 2 содержится императивная норма, предусматривающая недопустимость новации в отношении обязательств по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью, и по уплате алиментов. Сфера этого запрета уже, чем сфера запрета применения зачета (ст. 411 ГК РФ).

Императивная норма о запрете новации в отношении обязательства по уплате алиментов не распространяется на соглашения об уплате алиментов, предусмотренные гл. 16 СК.

3. В п. 3 сформулирована диспозитивная норма о том, что новация прекращает дополнительные обязательства, связанные с первоначальным, т.е. обязательства по уплате неустойки, залоговые обязательства, договоры поручительства и т.д.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 20 октября 2005 г. N Ф08-4938/05 "Разрешая спор, судебные инстанции обоснованно учли явную несоразмерность пени последствиям нарушения обязательства по оплате энергии и правомерно применили к отношениям сторон часть 1 статьи 333 Гражданского кодекса РФ" (извлечение)

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа
от 20 октября 2005 г. N Ф08-4938/05
«Разрешая спор, судебные инстанции обоснованно учли явную
несоразмерность пени последствиям нарушения обязательства по оплате
энергии и правомерно применили к отношениям сторон часть 1 статьи 333
Гражданского кодекса РФ»
(извлечение)

МУП «Единый расчетный центр» обратилось в Арбитражный суд Республики Дагестан с иском к ЗАО «Атом» о взыскании 199 439 рублей 81 копейки, в том числе 104 862 рублей 25 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами, взысканных с ответчика решением Арбитражного суда Республики Дагестан от 05.03.02, за период с 05.04.02 по 24.06.04 и 94 577 рублей 56 копеек пеней за неисполнение мирового соглашения от 24.06.04.

Решением от 27.05.05 с ответчика в пользу истца взыскано 2 322 рубля пеней. В остальной части иска отказано.

Судебный акт мотивирован тем, что обязательство ответчика по оплате долга, взысканного решением Арбитражного суда Республики Дагестан от 05.03.02, прекратилось новацией, в связи с заключением сторонами мирового соглашения от 24.06.04. Поэтому проценты не могут быть взысканы с ответчика. Суд признал правомерным требование истца о взыскании договорной ответственности, но уменьшил размер пеней на основании статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации и исключил из суммы задолженности налог на добавленную стоимость (л. д. 55 — 56).

Постановлением апелляционной инстанции от 27.07.05 решение суда первой инстанции в части отказа во взыскании процентов отменено. С ответчика в пользу истца взыскано 81 822 рубля 24 копейки процентов за пользование чужими денежными средствами. В остальной части требования о взыскании процентов отказано. В части взыскания 2 333 рублей пеней решение от 27.05.05 оставлено без изменения.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу том, что мировое соглашение от 24.06.04 является не новацией, а представляет собой соглашение сторон об изменении сроков оплаты по правоотношениям из энергоснабжения. Поскольку прежнее денежное обязательство ответчика не прекратилось, то ответчик обязан уплатить проценты за просрочку его исполнения ( статья 395 Гражданского кодекса Российской Федерации) за период до заключения мирового соглашения. Суд исчислил размер процентов, исключив из суммы долга налог на добавленную стоимость (20%). Снижение судом первой инстанции размера пеней на основании части 1 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации признано обоснованным (л. д. 91 — 95).

МУП «Единый расчетный центр» обжаловало судебные акты в кассационном порядке. В жалобе заявитель просит отменить решение и апелляционное постановление в части отказа во взыскании процентов и пеней и полностью удовлетворить иск. По мнению истца, при расчете процентов суд апелляционной инстанции неправомерно исключил из суммы долга налог на добавленную стоимость. Кроме того, налог составляет 20% от долга в размере 295 248 рублей 50 копеек, то есть 59 049 рублей 70 копеек, а суд исключил НДС в размере 70 859 рублей 64 копейки. Заявитель полагает, что суд первой инстанции неправомерно уменьшил размер пеней по мировому соглашению, поскольку отсутствуют правовые основания для применения к отношениям сторон статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В отзыве на жалобу ЗАО «Атом» указало на несостоятельность ее доводов, а также законность и обоснованность решения от 27.05.05.

ЗАО «Атом» в кассационной жалобе просит отменить постановление апелляционной инстанции и оставить в силе решение от 27.05.05. Ответчик полагает, что не должен нести ответственность за период просрочки исполнения денежного обязательства до заключения мирового соглашения, поскольку это соглашение является новацией, которая прекратила первоначальные обязательства сторон ( статья 414 Гражданского кодекса Российской Федерации).

МУП «Единый расчетный центр» отзыва на жалобу не предоставило.

В судебном заседании представитель ответчика поддержал доводы жалобы, одновременно отклонив доводы жалобы истца.

Изучив материалы дела и выслушав представителя ЗАО «Атом», Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что постановление апелляционной инстанции следует изменить в части процентов за пользование чужими денежными средствами и распределения судебных расходов по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, решением Арбитражного суда Республики Дагестан от 05.03.02 по делу А15-308/2002-3 с ЗАО «Атом» в пользу МУП «Единый расчетный центр» взыскано 354 298 рублей 19 копеек долга за электроэнергию (л. д. 7).

Решение вступило в законную силу; истцу выдан исполнительный лист (л. д. 9).

Ненадлежащее исполнение ЗАО «Атом» судебного акта послужило основанием для обращения МУП «Единый расчетный центр» обратилось с заявлением о признании ответчика несостоятельным (банкротом).

Определением Арбитражного суда Республики Дагестан от 08.07.04 по делу N А15-1342/2004-7 в отношении ответчика введена процедура наблюдения.

Определением от 03.08.04 утверждено мировое соглашение сторон от 24.06.04, по условиям которого ЗАО «Атом» обязалось погасить остаток задолженности в размере 300 тыс. рублей путем ежемесячной оплаты по 50 тыс. рублей с июля 2004 года по 31 декабря 2004 года. Срок оплаты — 30 числа каждого расчетного месяца. В случае нарушения сроков уплаты долга ответчик обязался уплатить истцу пеню в размере 1% от просроченной суммы за каждый день просрочки (л. д. 10 — 12).

В связи с просрочкой исполнения мирового соглашения МУП «Единый расчетный центр» предъявило иск о взыскании с ЗАО «Атом» 104 862 рублей 25 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных за период с 05.04.02 по 24.06.04, и 94 577 рублей 56 копеек пеней, предусмотренных пунктом 2 соглашения.

В соответствии со статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации проценты за пользование чужими денежными средствами представляют собой ответственность за нарушение денежного обязательства.

Удовлетворяя иск, суд апелляционной инстанции правомерно исходил из того, что, подписав мировое соглашение от 24.06.04, стороны, не прекращая обязательства по оплате электроэнергии, в соответствии со статьями 450 , 452 и 453 Гражданского кодекса Российской Федерации изменили срок его исполнения (т. е. рассрочили обязанность ответчика по возврату долга).

Согласно пункту 3 статьи 453 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае изменения договора обязательства считаются измененными с момента заключения соглашения сторон об изменении договора, если иное не вытекает из соглашения или характера изменения договора.

Поскольку мировым соглашением от 24.06.04 не установлено иное, проценты за пользование чужими денежными средствами подлежат начислению за весь период просрочки ответчиком обязательства по оплате электроэнергии (денежного обязательства) до заключения мирового соглашения.

Доводы ЗАО «Атом» о прекращении обязательств перед кредитором ввиду состоявшейся новации, оформленной сторонами мировым соглашением от 24.06.04, судом кассационной инстанции отклоняются.

В силу пункта 1 статьи 414 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство прекращается соглашением сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между ними, другим обязательством между теми же лицами, предусматривающим иной предмет или способ исполнения.

Из содержания мирового соглашения от 24.06.04 (при толковании его условий по правилам статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации) не следует, что стороны прекратили обязательство по оплате электроэнергии. Указанное соглашение не предусматривает иной предмет или способ исполнения. Подписав мировое соглашение, стороны, не прекращая ранее возникшего обязательства, изменили его условия в части сроков погашения долга (рассрочили исполнение). Таким образом, фактические обстоятельства дела не свидетельствуют о новации (т. е. прекращении первоначальных обязательств должника и возникновении у него новых обязательств, предусматривающих иной предмет или способ исполнения).

Проценты за пользование чужими денежными средствами представляют собой меру гражданско-правовой ответственности за неисполнение денежного обязательства и подлежат начислению только на цену электроэнергии. Обязанность ответчика уплатить истцу при расчетах за энергию суммы, составляющие налог на добавленную стоимость, возникает в силу императивных требований налогового законодательства и носит публично-правовой характер.

Суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу о том, что гражданско-правовая ответственность в форме процентов по статье 395 Гражданского кодекса Российской Федерации не может применяться к сумме, являющиеся федеральным налогом.

Вместе с тем апелляционный суд неверно определил размер НДС. Долг ЗАО «Атом» вместе с налогом на добавленную стоимость составляет 354 298 рублей 19 копеек (120%), а долг без налога (20%) — 295 248 рублей 50 копеек (100%), из которого следует исходить при исчислении процентов по статье 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Таким образом, ответчик должен уплатить истцу 85 294 рубля процентов (295 248 рублей 50 копеек Х 13% : 360 дней Х 800 дней). Изложенное означает, что постановление апелляционной инстанции от 27.07.05 следует изменить в части взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами, довзыскав с ЗАО «Атом» 3 472 рубля.

В соответствии с пунктом 1 статьи 330 Гражданского кодекса Российской Федерации неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

Нарушение измененных (новых) сроков исполнения обязательства (погашения долга) является основанием для применения к должнику ответственности в форме пеней, предусмотренной пунктом 2 мирового соглашения от 24.06.04.

Согласно части первой статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

Таким образом, гражданское законодательство предусматривает неустойку в качестве способа обеспечения исполнения обязательств и меры имущественной ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение, а право снижения неустойки предоставлено суду в целях устранения явной ее несоразмерности последствиям нарушения обязательств.

Предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является одним из правовых способов, предусмотренных в законе, которые направлены против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки. В части первой статьи 333 Кодекса предусмотрена возможность установления судом баланса между применяемой к нарушителю мерой ответственности и отрицательными последствиями, наступившими для кредитора в результате нарушения обязательства.

В информационном письме от 14.07.97 N 17 «Обзор применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации указал, что критериями для установления несоразмерности в каждом конкретном случае могут быть: чрезмерно высокий процент неустойки; значительное превышение суммы неустойки суммы возможных убытков, вызванных нарушением обязательств; длительность неисполнения договорных обязательств и др. При этом вопрос о применении статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации может быть решен в любой судебной инстанции и независимо от того, заявлялось ли такое ходатайство ответчиком.

Разрешая спор, судебные инстанции обоснованно учли явную несоразмерность пени, предусмотренной мировым соглашением, последствиям нарушения обязательства по оплате энергии: процент неустойки (360% годовых) значительно превышает действовавшие в период просрочки ставки рефинансирования Банка России; из материалов дела не усматриваются какие-либо существенные негативные последствия для истца в связи с ненадлежащим исполнением ответчиком договорных обязательств; не представлены суду доказательства, подтверждающие наличие у истца возможных убытков, вызванных нарушением ответчиком обязанности по оплате электроэнергии.

Размер договорной ответственности ответчика правомерно уменьшен судами первой и апелляционной инстанций до суммы 2 322 рублей, приближенной к размеру банковских процентов за указанный период просрочки, исходя из действующей ставки Центрального банка Российской Федерации (13% годовых).

Взысканная по судебным актам сумма неустойки компенсирует МУП «Единый расчетный центр» возможные минимальные потери вследствие нарушения ЗАО «Атом» договорных обязательств. Иные критерии соразмерности ответственности последствиям нарушения обязательства могли учитываться лишь в том случае, если бы истец представил в суд соответствующие сведения. Предусмотренное статьей 330 Гражданского кодекса Российской Федерации право кредитора не доказывать возникновение убытков означает, что независимо от их наличия кредитор может требовать взыскания с должника неустойки, однако суд вправе определить ее размер, исходя из конкретных обстоятельств и в зависимости от последствий, наступление которых доказывает заинтересованная сторона (в данном случае — кредитор).

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции не находит достаточных правовых оснований для переоценки вывода судов о несоразмерности заявленной истцом неустойки последствиям нарушения ответчиком обязательств.

Расходы по уплате государственной пошлины за подачу иска, апелляционной и кассационных жалоб следует распределить между сторонами в порядке статей 102 , 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статей 333.21 , 333.22 Налогового кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 274 , 284 , 286 , 287 , 288 и 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа постановил:

постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Республики Дагестан от 27.07.05 по делу N А15-465/05-10 изменить в части процентов за пользование чужими денежными средствами и государственной пошлины.

Довзыскать с ЗАО «Атом» в пользу МУП «Единый расчетный центр» 3 472 рубля процентов за пользование чужими денежными средствами.

Взыскать с ЗАО «Атом» в пользу МУП «Единый расчетный центр» 2 886 рублей судебных расходов по иску, апелляционной и кассационным жалобам.

Взыскать с ЗАО «Атом» в доход федерального бюджета 989 рублей государственной пошлины по иску, апелляционной и кассационным жалобам.

В остальной части постановление апелляционной инстанции от 27.07.05 оставить без изменения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Мировое соглашение — процессуальный факт или гражданско-правовая сделка? (Вандраков С.Ю.)

Дата размещения статьи: 23.06.2016

В учебной и научной литературе можно встретить различные мнения относительно природы мирового соглашения, заключаемого в процессе рассмотрения гражданского дела. Так, в учебнике «Гражданское процессуальное право России» О.В. Баулин указывает на то, что мировое соглашение в материально-правовом смысле является отступным (ст. 409 ГК) либо новацией (ст. 414 ГК) и прекращает обязательство, вытекающее из спорного материального правоотношения, при этом никаких аргументов в обоснование своей позиции автор не представляет . Ю.М. Коцубин указывает, что «мировое соглашение имеет двоякую природу. С одной стороны, это процессуальный документ, на основе которого суд в случае его удовлетворения прекращает производство по делу. С другой стороны, мировое соглашение, заключенное сторонами в гражданском деле, по смыслу ст. 153 ГК представляет собой сделку, поскольку оно направлено на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей» . При этом, как пишет автор, мировая сделка, коль скоро она заключается между истцом и ответчиком, в соответствии с п. 1 ст. 154 ГК признается договором. В качестве аргументации своей позиции автор приводит положения п. 1 ст. 307 ГК РФ и общие положения о договоре со ссылкой на свободу договора (ст. 421 ГК РФ) .
———————————
Гражданское процессуальное право России: учебник для вузов / под ред. С.Ф. Афанасьева. М.: Юрайт, 2013. С. 497 (автор главы — Баулин О.В.)
Коцубин Ю.М. Отказ истца от иска как условие мирового соглашения // Мировой судья. 2015. N 6. С. 25.
Там же. С. 25 — 26.

Подобная аргументация нам представляется сомнительной ввиду того, что, по мнению автора, понятия «мировое соглашение» и «мировая сделка» — это тождественные понятия. По нашему мнению, представлять мировое соглашение, заключенное в процессе рассмотрения гражданского дела, как гражданско-правовой договор, двухстороннюю сделку вряд ли можно считать правильным.
Заключение мирового соглашения является правом сторон, согласно ч. 1 ст. 39 ГПК РФ, которое может быть реализовано только в рамках уже рассматриваемого гражданского дела. Причем прекращение производства по делу без вынесения решения ГПК РФ допускает лишь в случае, если мировое соглашение утверждено судом, посредством вынесения определения (ст. 220 ГПК РФ). При этом суд вполне может и не утвердить мировое соглашение сторон, если, по мнению суда, заключение мирового соглашения нарушает права и законные интересы других лиц либо противоречит закону. Получается, что одной воли, желания сторон спора явно недостаточно для заключения мирового соглашения. Более всего в данном случае важна воля суда, рассматривающего дело.
Если учесть, что мировое соглашение без его утверждения определением суда легитимным являться не может, то напрашивается вывод, что действия сторон по заключению мирового соглашения и действия суда по его утверждению имеют публично-правовую природу, тогда как понятия сделки и договора имеют частную природу.
И, будучи категориями цивилистическими, понятия сделки и договора не распространяются на мировое соглашение, заключаемое в процессе рассмотрения гражданского дела. Попробуем аргументировать нашу позицию более подробно.
Сделка — это всегда юридический факт, т.к. в результате действий граждан и юридических лиц, в результате изъявления их воли устанавливаются, изменяются или прекращаются гражданские права и обязанности.
О.А. Красавчиков указывал на юридический факт как на конкретное жизненное обстоятельство, которое в соответствии с нормами права влечет наступление определенных юридических последствий . При этом, как верно указывает Л.И. Глушкова, не всякие жизненные обстоятельства являются юридическими фактами, а лишь такие, с которыми закон и иные правовые акты связывают наступление юридических последствий. И именно норма права определяет те обстоятельства, при наступлении которых происходит возникновение, изменение или прекращение гражданского правоотношения . Другими словами, «юридические факты являются основанием «привязки» общей, абстрактной нормы к конкретному случаю» .
———————————
Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М., 1958. С. 5.
Гражданское право. Часть первая: учебник / отв. ред. В.П. Мозолин, А.И. Масляев. М.: Юристъ, 2002. С. 249 (автор главы — Глушкова Л.И.).
Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М., 1974. С. 287.

При обращении к теории классификации юридических фактов можно увидеть, что юридические факты классифицируются в том числе и по такому основанию, как действия, соответствующие требованиям закона, т.е. действия правомерные и соответственно действия неправомерные. В свою очередь, правомерные действия разделяются на юридические акты и поступки.
К таким юридическим актам и можно отнести определение суда об утверждении мирового соглашения. Для заключения мирового соглашения сторонам необходимо проявить единство воли, направленное на наступление определенных юридических последствий, вследствие чего может быть разрешен правовой спор к их взаимному удовлетворению, но, кроме этого, сторонам необходимо и процессуальное волеизъявление в виде обращения к суду с совместным ходатайством об утверждении заключенного ими мирового соглашения. При этом процессуальное законодательство не содержит положений о необходимости обращения сторон к суду с подобным ходатайством. Однако суд может утвердить мировое соглашение только при наличии такого ходатайства, а не по собственной инициативе, что соответствует принципу состязательности. Суд рассматривает данное ходатайство с целью установления возможности утверждения мирового соглашения и установления отсутствия в действиях спорящих сторон нарушений прав других лиц или действующего законодательства.
Из сказанного следует, что в интересах соблюдения законности суд обязан проявлять определенную активность в части контроля за осуществлением сторонами отдельных процессуальных правомочий .
———————————
Ракитина Л.Н. Уменьшение размера исковых требований по инициативе суда: вопросы возмещения расходов по уплате государственной пошлины // Арбитражный и гражданский процесс. 2008. N 10. СПС «КонсультантПлюс.

Именно активность суда и его непосредственное влияние на действия истца и ответчика при попытке закончить дело миром исключают отнесение мирового соглашения к цивилистической категории, т.к. одним из важнейших начал частного права является то, что «никто не может создать обязанности другому своей волей; никто не может быть лишен права помимо своей воли» . Распоряжение своими правами, волеизъявление лица о принятии на себя определенных обязательств по отношению к другому лицу, отсутствие влияния извне при совершении сделки на волю участвующих в сделке лиц — все это характеризует сделку как юридический факт. Влияние же суда на заключение мирового соглашения не дает возможности отнести мировое соглашение к категории сделки, двух- или многостороннего договора.
———————————
Скловский К.И. Сделка и ее действия (2-е изд.) Комментарий к главе 9 ГК РФ (Понятие, виды и формы сделок. Недействительность сделок). М.: Статут, 2015. С. 84.

Наличие воли, целей, мотивов для совершения сделки характеризует ее природу, т.е. ее направленность на конкретный юридический результат. И коль скоро мы говорим не об односторонней сделке, то результат этот всегда направлен на взаимное удовлетворение обеих сторон сделки. Заключенное мировое соглашение не всегда ведет к взаимному удовлетворению спорящих сторон. Желание сторон заключить мировое соглашение может быть продиктовано не искренним желанием примириться, а, например, сиюминутной объективной необходимостью (мотив). Например, по иску кредитной организации к лицу, долгое время не выполняющему обязанности по погашению кредита, стороны могут заключить мировое соглашение, в котором будет прописан график погашения задолженности по основному долгу и по процентам. Этот график будет удобен и истцу — банку, и ответчику — заемщику. В данном примере обязательства возникли между спорящими сторонами до обращения в суд, и такое обращение, по сути, не направлено на возникновение, изменение или прекращение правоотношений, а послужило лишь стимулом для заемщика для выполнения принятых ранее на себя обязательств. Указанный график платежей не изменил правоотношения, а только сделал более удобным выполнение обязательств.
Другой пример, когда истец защищает свое право посредством вещного иска. Предъявив в суд негаторный иск, предметом которого является требование к ответчику убрать с территории, принадлежащей истцу, самовольно возведенный забор, истец не находится в каких-либо правоотношениях с ответчиком, а только желает защитить свое право. Предметом мирового соглашения в данном случае может быть указание срока, в течение которого ответчик обязуется убрать возведенный им забор. В свою очередь, отказ истца от иска (указание на это при заключении мировых соглашений в делах данной категории встречается довольно часто) не может рассматриваться как встречное представление со стороны истца.
Еще один пример, касающийся права одного из супругов на раздел долговых обязательств (п. 3 ст. 39 СК РФ), если в браке он заключил в интересах семьи кредитный договор. Ответчиком по данной категории дел является супруг (бывший супруг). В качестве третьего лица привлекается кредитная организация. При этом ответчик не связан напрямую с банком, а кредитные правоотношения возникли между истцом и кредитной организацией. Тем не менее подобный иск носит обязательственный характер и направлен на установление обязанности лица, не являющегося изначально участником кредитных правоотношений, посредством судебного акта стать таким участником . Мировое соглашение между сторонами спора и банком (как третьим — заинтересованным лицом) может содержать условие о сумме и дате ежемесячных платежей, которые обязан производить ответчик — бывший супруг — кредитной организации. Истец, в свою очередь, может отказаться от требований к ответчику о возмещении им судебных расходов, если такое требование содержалось в предмете иска.
———————————
Подробнее об этом см.: Вандраков С.Ю. Реализация одним из супругов права на раздел долговых обязательств посредством судебного акта // Мировой судья. 2015. N 6. С. 28 — 32.

Во всех этих примерах никаких встречных удовлетворений, наличие которых подразумевает двусторонний договор, не предполагается. Из этого можно сделать вывод, что мировое соглашение как процессуальный документ нельзя отождествлять со сделкой в ее материально-правовом смысле, т.е. юридическим фактом с точки зрения цивилистической теории мировое соглашение не является. С другой стороны, мировое соглашение является фактом процессуальным, «который нельзя трактовать как жизненные обстоятельства, с которыми норма права связывает наступление юридических последствий» .
———————————
Рожкова М.А. Юридические факты гражданского и процессуального права: соглашения о защите прав и процессуальные соглашения / Исслед. центр частного права. М.: Статут, 2009. С. 128.

Отсюда и ошибка в рассуждениях О.В. Баулина о том, что мировое соглашение является либо отступным, либо новацией. В приведенном выше примере при заключении мирового соглашения между банком и заемщиком в процессе рассмотрения дела по иску банка мы указывали, что график платежей в мировом соглашении не изменил правоотношения, а только сделал более удобным выполнение обязательств. Если исходить из посылки, что всякое мировое соглашение есть новация, как указывает О.В. Баулин, то получается, что и в приведенном примере указанный в мировом соглашении график платежей, утвержденный определением суда, тоже есть новация. Однако это неверно.
Арбитражная практика исходит из того, что подобные действия не являются способом изменения обязательств. В п. 1 Обзора практики применения арбитражными судами статьи 414 Гражданского кодекса РФ указано: «Соглашение сторон, изменяющее сроки и порядок расчетов по кредитному договору, не означает изменения способа исполнения обязательства, поэтому не является новацией» .
———————————
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 N 103 // Вестник ВАС РФ. N 4. 2006.

Новация только тогда прекращает обязательство, когда соглашение о замене первоначального обязательства новым обязательством соответствует всем требованиям закона, то есть заключено в определенной законом форме, между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям устанавливаемого сторонами обязательства и сделка является действительной. Являясь институтом общей части обязательственного права (гл. 26 «Прекращение обязательств»), соглашение о новации является гражданско-правовой сделкой, тогда как (нами было указано выше) мировое соглашение сделкой в ее материально-правовом смысле не является.
Необходимо согласиться с Р.Е. Гукасяном, считающим, что «новация может быть гражданско-правовым последствием заключения мирового соглашения. Однако нельзя согласиться с имеющимися в теории гражданского процессуального права высказываниями о том, что мировое соглашение всегда есть новация» .
———————————
Гукасян Р.Е. Избранные труды по гражданскому процессу. М.: Проспект, 2008. С. 131.

То же касается и соглашения об отступном, но в отличие от новации само соглашение об отступном не прекращает обязательство. Для прекращения обязательства необходимо фактическое исполнение соглашения.
Так, в п. 1 Обзора практики применения арбитражными судами статьи 9 Гражданского кодекса РФ указано: «Обязательство прекращается с момента предоставления отступного взамен исполнения, а не с момента достижения сторонами соглашения об отступном. Соглашение об отступном порождает право должника на замену исполнения и обязанность кредитора принять отступное» . Практика исходит из того, что по смыслу ст. 409 ГК РФ соглашение об отступном не прекращает обязательства. Для прекращения обязательства по основанию, предусмотренному названной статьей Кодекса, необходимо наличие соглашения об отступном и исполнение данного соглашения, выражающееся в фактическом предоставлении отступного.
———————————
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 N 102 // Вестник ВАС РФ. 2006. N 4.

Само же по себе мировое соглашение как процессуальный документ не может быть направлено одним своим заключением на фактическое предоставление отступного. Если исходить из неверной посылки, что мировое соглашение есть всегда отступное, то получается, заключением мирового соглашения прекратить обязательство нельзя, т.к. для этого необходимо его фактически исполнить.
От понятия «мировое соглашение» нужно отличать понятие «мировая сделка». М.А. Рожкова определяет мировую сделку как «взаимный возмездный договор, который заключается сторонами гражданского правоотношения в целях защиты гражданских прав и служит основанием для подтверждения, изменения, прекращения и возникновения гражданских прав и обязанностей» . Можно заметить, что в качестве юридического последствия заключения мировой сделки М.А. Рожкова включает такой элемент, как подтверждение гражданских правоотношений. То есть лица к моменту заключения мировой сделки уже связаны гражданскими правоотношениями, и посредством заключения мировой сделки, как указывает ученый, устраняется неопределенность или спорность в существующем правоотношении.
———————————
Рожкова М.А. Мировая сделка: использование в коммерческом обороте. М.: Статут, 2005. С. 70.

Необходимо согласиться с М.А. Рожковой в том, что мировая сделка может быть заключена тогда, когда между сторонами гражданского правоотношения намечается или уже возник спор о праве (либо выявилась иная правовая неопределенность), однако ни одна из них не обратилась в судебный орган — суд, арбитражный суд, третейский суд .
———————————
Там же. С. 71.

Таким образом, мировая сделка — это всегда внесудебное соглашение в отличие от мирового соглашения, которое «представляет собою способ разрешения спора самими спорящими сторонами на взаимоприемлемых для них условиях» и может быть заключено исключительно после возбуждения производства по делу в суде или в рамках исполнительного производства. Соответственно, нет каких-либо оснований считать тождественными понятия «мировое соглашение» и «мировая сделка».
———————————
Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве: автореф. дис. . докт. юрид. наук. Саратов, 1971. С. 29.

1. Вандраков С.Ю. Реализация одним из супругов права на раздел долговых обязательств посредством судебного акта // Мировой судья. 2015. N 6. С. 28 — 32.
2. Гражданское право. Часть первая: учебник / отв. ред. В.П. Мозолин, А.И. Масляев. М.: Юристъ, 2002.
3. Гражданское процессуальное право России: учебник для вузов / под ред. С.Ф. Афанасьева. М.: Юрайт, 2013.
4. Гукасян Р.Е. Избранные труды по гражданскому процессу. М.: Проспект, 2008.
5. Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве: автореф. дис. . докт. юрид. наук. Саратов, 1971.
6. Коцубин Ю.М. Отказ истца от иска как условие мирового соглашения // Мировой судья. 2015. N 6. С. 24 — 27.
7. Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М., 1958.
8. Ракитина Л.Н. Уменьшение размера исковых требований по инициативе суда: вопросы возмещения расходов по уплате государственной пошлины // Арбитражный и гражданский процесс. 2008. N 10. С. 14 — 16.
9. Рожкова М.А. Мировая сделка: использование в коммерческом обороте. М.: Статут, 2005.
10. Рожкова М.А. Юридические факты гражданского и процессуального права: соглашения о защите прав и процессуальные соглашения // Исследовательский центр частного права. М.: Статут, 2009.
11. Скловский К.И. Сделка и ее действия (2-е изд.). Комментарий к главе 9 ГК РФ (Понятие, виды и формы сделок. Недействительность сделок). М.: Статут, 2015.
12. Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М., 1974.

Мировое соглашение прекращает дополнительные обязательства

Заключение мирового соглашения является способом урегулирования спора, который основывается на примирении сторон на взаимоприемлемых условиях. Поэтому после его заключения все дополнительные обязательства, в том числе и взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами, связанные с первоначальным обязательством из неосновательного обогащения, прекращаются (постановление ВАС РФ от 22.03.2011 № 13903/10).

В судебной практике существует два различных подхода к решению вопроса о судьбе дополнительных обязательств, в том числе и взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами, связанных с первоначальным обязательством из неосновательного обогащения, в случае заключения мирового соглашения.

Первый сводится к тому, что мировое соглашение представляет собой соглашение сторон о прекращении спора на основе добровольного урегулирования взаимных претензий и утверждения взаимных уступок, что является одним из процессуальных средств защиты субъективных прав. Данная правовая позиция была изложена в Определении Конституционного суда от 24.02.2004 № 1-О. Есть подобные выводы и в арбитражной практике (см. решение Арбитражного суда Свердловской области от 05.02.2010 № А60-62482/2009).

При другом подходе суды считают, что мировое соглашение не прекращает гражданско-правовых обязанностей, если иное не установлено соглашением сторон, поскольку исходя из смысла ст. 414 ГК РФ и ст. 139 и 140 АПК РФ мировое соглашение само по себе не является новацией обязательства из неосновательного обогащения, если в тексте такого соглашения стороны не указали условий о прекращении действия обязательства и о замене данного обязательства новым с иным предметом или способом исполнения.

Данная позиция содержится в п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 № 103 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 414 Гражданского кодекса Российской Федерации»), а также подтверждается правоприменительной практикой. В частности, такое толкование было применено судами апелляционной и кассационной инстанций по делу № А60-62482/2009 (постановления Семнадцатого аппеляционного арбитражного суда от 19.04.2010 № 17АП-2545/2010-ГК, ФАС Уральского округа от 15.06.2010 № Ф09-4584/10-С5).

В связи с этим коллегия судей ВАС РФ, передавая в Президиум ВАС РФ дело № А60-62482/2009 для пересмотра в порядке надзора постановления ФАС Уральского округа от 15.06.2010 № Ф09-4584/10-С5, пришла к выводу о нарушении единообразной практики толкования и применения норм материального права.

Фабула

Общество обратилось в суд с исковыми требованиями к компании о взыскании неосновательного обогащения, связанного с переплатой за услуги по передаче электроэнергии, оказанные в сентябре — ноябре 2006 г.

В процессе рассмотрения дела стороны заявили ходатайство о заключении мирового соглашения. Судом кассационной инстанции соглашение было утверждено. Компанией в пользу общества была перечислена сумма неосновательного обогащения и, следовательно, полностью были исполнены обязательства по мировому соглашению в установленные сроки.

Впоследствии, посчитав, что на сумму неосновательного обогащения, возникшего на стороне ответчика, подлежат начислению проценты за пользование чужими денежными средствами, истец вновь обратился в суд. На этот раз предметом иска было требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами.

Исковые требования

Заявитель требовал взыскать с ответчика проценты за пользование чужими денежными средствами в связи с несвоевременным погашением суммы неосновательного обогащения.

Он ссылался на то, что утвержденное судом мировое соглашение по своей природе не является новацией имеющихся у сторон обязательств, поскольку не содержит условия о прекращении действия первоначального обязательства и о замене его новым обязательством. Следовательно, в данном случае надо руководствоваться ст. 395 и 1107 ГК РФ.

За пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Проценты за пользование чужими средствами взимаются по день уплаты суммы этих средств кредитору. Проценты должны начисляться с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

Судебное рассмотрение

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что мировое соглашение представляло собой сделку, которой были прекращены ранее существующие обязательства сторон и были созданы новые гражданско-правовые права и обязанности этих же сторон.

В данном случае спор возник после выплаты неосновательного обогащения, что означает отсутствие между сторонами договорных отношений по спорной сумме. Заключая мировое соглашение, стороны не изменяли договорные отношения, а устанавливали обязательства по срокам выплаты неосновательного обогащения. Таким образом, обязательства по выплате неосновательного обогащения были новированы сторонами путем указания на конкретные сроки оплаты (ст. 414 ГК РФ).

В связи с этим суд сделал вывод о новации обязательства из неосновательного обогащения, следовательно, об отсутствии оснований для начисления процентов за пользование чужими денежными средствами.

Апелляционный суд решение суда первой инстанции отменил и принял решение взыскать с компании в пользу общества сумму процентов за пользование чужими денежными средствами. Кассация с этим согласилась.

Суды апелляционной и кассационной инстанций пришли к выводу о том, что утвержденное судом мировое соглашение по своей природе не являлось новацией имеющихся у сторон обязательств, поскольку не содержало условия о прекращении действия первоначального обязательства и о замене его новым обязательством. В связи с этим, руководствуясь ст. 395 и 1107 ГК РФ, суды удовлетворили требования общества о взыскании процентов за пользование денежными средствами, составлявшими сумму неосновательного обогащения.

В заявлении, поданном в ВАС РФ, о пересмотре постановления суда кассационной инстанции в порядке надзора компания просила его отменить, так как, по ее мнению, суды пришли к необоснованному выводу о том, что мировое соглашение по своей природе не является новацией имеющихся у сторон обязательств.

Позиция президиума ВАС РФ

Президиум ВАС РФ отменил постановления апелляции и кассации и оставил в силе решение суда первой инстанции.

Таким образом, суд подтвердил, что применительно к материальным правоотношениям мировое соглашение представляет собой в данном случае новацию внедоговорного обязательства в договорное. В силу п. 3 ст. 414 ГК РФ все дополнительные обязательства, в том числе и взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами, связанные с первоначальным обязательством из неосновательного обогащения, прекращаются.

Применение ч. 2 ст. 1107 ГК РФ в условиях, когда стороны прекратили спор, возникший из неосновательного обогащения, путем заключения мирового соглашения, противоречит принципам разумности и добросовестности гражданского оборота, а также сущности института примирения сторон в арбитражном процессуальном праве.

К сведению

Статья 414 ГК РФ. Прекращение обязательства новацией

1. Обязательство прекращается соглашением сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между ними, другим обязательством между теми же лицами, предусматривающим иной предмет или способ исполнения (новация).

2. Новация не допускается в отношении обязательств по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью, и по уплате алиментов.

3. Новация прекращает дополнительные обязательства, связанные с первоначальным, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

Смотрите еще:

  • Временный запрет на выезд из рф Как отменяется временное ограничение (запрет) на выезд должников за границу? Юридический Яндекс Дзен! Там наши особенные юридические материалы в удобном и красивом формате. Подпишитесь прямо сейчас. Временное […]
  • Как найти сумму без ндс если известен ндс Формулы расчета процентов. Формулы расчета НДС. Расчет суммы НДС, сумма с НДС, сумма без НДС, выделение НДС. Формулы расчета НДС. Расчет суммы НДС, сумма с НДС, сумма без НДС. Скачайте удобный калькулятор — любые […]
  • Единовременная выплата из регионального материнского капитала Материнский капитал в Краснодарском крае В большинстве регионов России для помощи многодетным семьям была введена программа регионального материнского капитала, являющаяся своеобразным дополнением к госпрограмме, […]
  • Штраф автомобиль без страховки Штраф за езду без страховки ОСАГО в 2018 году Штраф за езду без страховки ОСАГО составляет 800 рублей. С 1 июля 2018 года изменений в штрафах за отсутствие ОСАГО нет. Также при управлении без полиса ОСАГО возможно […]
  • Североморск мурманская область воинская часть Мама солдата Меню навигации Пользовательские ссылки Объявление Проголосуйте за Наш Форум! Чем выше рейтинг форума, тем легче его найти новым участникам. Проголосовать можно 1 раз в сутки. Информация о […]
  • Как оформить простой работнику Простой – оформляем правильно Согласно ч.1 ст. 34 Трудового Кодекса РБ простой – это временное (сроком не более 6 месяцев) отсутствие работы по причине производственного или экономического характера (выход из строя […]