Какие вопросы задать в суде свидетелю

10 правил опроса свидетелей в гражданском и арбитражном процессе

При мысли об участии в гражданском или арбитражном процессе свидетелей у большинства юристов учащается пульс.

«Свидетели это как обезьяна с гранатой, никогда не знаешь, куда бросит». Такое мнение достаточно распространено.

Действительно, если методики допроса свидетелей в уголовном процессе подробно исследованы и описаны, то в гражданских делах опрос свидетелей по-прежнему в большой степени импровизация.

Многие судебные юристы прекрасно опрашивают свидетелей и интуитивно понимают, что стоит, а что не стоит делать. В то же время, мне всегда хотелось как-то обобщить правила допроса свидетелей, хотя бы для моих младших коллег.

Приемы допроса свидетелей очень сильно зависят от того, где рассматривается дело (государственный суд или третейский суд), от личности судьи (это судья (российский или иностранный) или арбитры (и из какой системы права)).

Дать в одной статье рекомендации по всем этим видам дел достаточно сложно, поэтому, не претендуя на полноту, остановлюсь на общих рекомендациях, применимых скорее в российских судах и с российскими арбитрами, но частично применяемых и в международном арбитраже.

1. Подготовка и еще раз подготовка.

Надеяться, что правильные вопросы к свидетелю появятся во время его опроса, достаточно самонадеянно.

Особенность российского процесса допроса свидетелей – это его быстрота. Возможность обстоятельно допрашивать свидетелей на протяжении нескольких дней, имеющаяся у английских и американских юристов, у российских юристов отсутствует. Чаще всего, допрос свидетеля длится всего 10-15 минут.

За 10-15 минут нужно успеть войти в психологический контакт со свидетелем, задать вопросы и получить необходимые ответы. Не забывая учитывать, что у участников процесса, у свидетелей, да и у судьи, у каждого — свои интересы, очень часто противоположные.

Все это означает, что подготовка к опросу свидетелей необходима. Нужно понять интересы участников процесса, собрать информацию о свидетелях, определить цели опроса и по итогам составить план. Совет кажется очевидным, однако не сосчитать количество случаев, когда юристы, уверенные в своем опыте и знании людей, не подготовившись к опросу свидетелей, совершали процессуальные просчеты.

План опроса, чаще всего, включает в себя желаемые результаты-утверждения-доказанные обстоятельства, ключевые вопросы для достижения этих результатов и последовательность этих вопросов.

2. Определение задач.

Опрос свидетеля эффективен, если юрист четко понимает задачи опроса.

Свидетели могут быть «свои» или «чужие», в зависимости от этого задачи опроса можно разделить условно на следующие группы:

  • получить четкую информацию о событии;
  • подтвердить необходимые обстоятельства (усиливающие свою позицию или ослабляющие позицию оппонента);
  • выявить ложные показания.

Задачи опроса зависят, в том числе, и от суда, рассматривающего дело (арбитров). В Англии, например, одной из основных задач и процессуальных талантов юриста является показать суду (арбитрам), что свидетель лжет. Все мы помним знаменитое дело Березовского против Абрамовича. Фактором, определившим победу Абрамовича в этом деле, стало мнение судьи о том, что в ходе своего многодневного допроса Березовский обманывал, а Абрамович нет.

Российские судьи живут по принципу героя из сериала Haus M.D. – «все лгут», поэтому часто одной демонстрации обмана со стороны свидетелей для победы в суде бывает недостаточно. И тогда необходимо добиваться выполнения нескольких задач.

Понимание задач опроса помогает выстроить стратегию опроса и сформулировать правильные вопросы свидетелям. Нужно получить информацию, подтвердить обстоятельства – задаем вопросы, помогающие свидетелю вспомнить события, уточняющие вопросы. Нужно выявить ложные показания – задаем изобличающие, неожиданные вопросы, просим комментарии.

3. Психологические особенности свидетелей.

Один из важнейших навыков судебного юриста – понимание психологических особенностей свидетелей и умение использовать это знание при опросе.

Лжец, зубастый свидетель, неподатливый свидетель, нерешительный свидетель, нервный свидетель, веселый свидетель, хитрец, лицемер и ханжа, свидетель, который частью говорит правду и частью лжет, решительный свидетель, «полупрофесиональное лицо», представитель власти, врач, полицейский, правдивый свидетель, щетинистый свидетель. Такую типологию свидетелей приводил в своей замечательной книге «Школа адвокатуры» Р. Гаррис. Написанная в 19 веке, она не утратила актуальности до сих пор. Каждый тип свидетеля требует своего подхода. С одним свидетелем лучше шутить, другому поддакивать, третьего ободрять.

Получить сведения о свидетеле для составления его психологического портрета в современном мире достаточно легко. Если данные о свидетеле невозможно получить от клиента (знакомых людей), в помощь юристу Интернет, справочные системы, социальные сети. Возраст, образование, профессия дают информацию для размышления и подготовки необходимых вопросов.

Учет психологических особенностей свидетеля начинается при подготовке к опросу и продолжается в течение самого опроса. Наши особенности восприятия таковы, что большую часть информации мы получаем из невербальных источников. И юристы, и судья очень часто делают выводы не на основании того, что говорит свидетель, а как он говорит и как выглядит в этот момент.

В ходе опроса свидетеля важно оценить его внешность, одежду, речь (темп, тембр), жесты и мимику, общее поведение, реакцию на вопросы. Реакция других людей (юристов, оппонента, других свидетелей) также может быть полезна.

Умение задавать правильные вопросы, не вызывающие аллергию или ярость судьи, в щедро отведенные тебе 5 минут — это бесценно.

Одна из основных ошибок проводящих опрос свидетелей юристов – это начинать опрос с бестолковых вопросов, не относящиеся к существу дела, или задавать вопросы с переходом на личности.

Судьи очень занятые и часто уставшие люди, мечтающие поскорее закончить процесс и не желающие вовлекаться в перепалки. Туманный/нерелевантный/эмоциональный вопрос снижает доверие судьи к юристу, а зачастую приводит и к сокращению времени, предоставленного для вопросов. А это значит, что поставленные юристом задачи могут оказаться не выполненными.

Составляя план вопросов свидетелю, желательно учитывать, какие вопросы может задать сам судья и не повторять их, и, кроме того, продумывать, с какого «сильного» вопроса стоит начать свой опрос.

Английские юристы часто говорят, что главное правило опроса свидетелей, это не задавать им вопросов, на которые не знаешь ответы. В английских судах этому правилу следовать проще, поскольку свидетели заранее раскрывают свои показания в письменном виде.

В российских судах юристы могут лишь догадываться, какие пояснения и ответы дадут свидетели. Тем важнее расчет и предвидение возможных ответов. Следование правилу «не уверен-не спрашивай» также полезно. Не раз в судах юристы, пытавшиеся навскидку задать каверзные вопросы свидетелю-эксперту, получали разгромные ответы, ослабляющие их позицию.

Иногда в ходе допроса появляется необходимость задать неожиданный вопрос, с надеждой получить благоприятный ответ («fishing expedition»). Стоит задавать его между двумя сильными вопросами, в середине. В случае получения неблагоприятного ответа, психологическое действие такого ответа будет менее разрушительно для позиции.

6. Вовремя останавливаться.

Получить благоприятный для своей позиции ответ от «чужого» свидетеля – это ли не счастье для процессуального юриста? Счастье – это получить благоприятный ответ и вовремя остановиться.

Не раз приходилось наблюдать, когда юрист, получив от свидетеля благоприятный ответ, пытался «закрепить» успех, переспрашивая или пытаясь «дожать». Итогом такого поведения юриста может стать измененный ответ свидетеля, понявшего, что он допустил ошибку, дал «неверный» ответ.

Правильнее не привлекать сразу внимание к допущенной свидетелем ошибке, а использовать данный свидетелем ответ позднее, в процессуальных документах или прениях.

7. Типы вопросов.

В идеале вопросы свидетелю должны быть краткими, понятными, относимыми, четкими, достаточными и минимальными. Вопросы должны быть заданы в корректной форме. Формулируя вопросы, в целях проверки можно спрашивать себя «зачем я задаю этот вопрос», «какой ответ хочу получить», «можно ли обойтись без этого вопроса», «если судья спросит, какое это отношение имеет к делу, смогу ли я убедительно ответить».

Вопросы могут быть закрытыми (предполагающими ответ «да/нет») или открытыми (предполагающими развернутый ответ). В англосаксонской системе почти всегда задаются закрытые вопросы (с использованием ранее данных свидетелем письменных пояснений). С помощью серии закрытых вопросов юристы вынуждают свидетеля ответить необходимым для юриста образом. В российских судах почти всегда задаются открытые вопросы, поскольку точное содержание показаний свидетеля до его выступления в суде чаще всего неизвестно. В этой связи, при формулировании открытых вопросов желательно не забывать о соблюдении правила №5.

Для восполнения пробелов в существенных для дела обстоятельствах задаются дополнительные вопросы. Например, для взыскания убытков необходимо, в том числе, доказать наличие причинно-следственной связи между действиями нарушителя и возникшими убытками. В целях исключения версии о вине самого пострадавшего в причинении убытков, свидетелю могут быть заданы дополнительные вопросы.

Для усиления определенности каких-либо существенных фактов, свидетелю могут задаваться уточняющие вопросы. Ответы свидетеля могут дать более полную и достоверную картину происходящего.

В целях помощи свидетелю, забывшему существенные для дела обстоятельства, могут быть заданы напоминающие вопросы. Такие вопросы могут быть связаны с ассоциациями по времени, месту, сходству, контрасту. Могут быть использованы вопросы, позволяющие снять эмоциональную напряженность. Свидетелю могут быть предъявлены вещественные доказательства для возникновения воспоминаний.

Для выявления ложных показаний используют контрольные вопросы (чаще всего более детальные вопросы по даваемым показаниям) или изобличающие вопросы.

8. Выявление ложных показаний.

У юриста в отношении «чужого свидетеля», чаще всего, две задачи – понять, что свидетель дает ложные показания, и продемонстрировать судье, что свидетель дает ложные показания.

Признаками ложных показаний могут быть следующие моменты:

  • противоречивость, несогласованность показаний между собой;
  • небольшая степень детализации событий, которые должны быть известны свидетелю хорошо;
  • неподтвержденность показаний другими имеющимися в деле доказательствами;
  • сумбурность, запутанность изложения либо наоборот, заученность показаний.

Некоторые исследователи полагают, что признаком обмана могут являться употребляемые свидетелем вводные слова, такие как «наверное», «только», «уже», «давным-давно», «возможно», «слишком», «все еще», которые на вербальном уровне означают, что свидетель находится в так называемой возможной действительности.

Продемонстрировать судье, что свидетель дает ложные показания, позволяют конкретизирующие вопросы. Такие вопросы требуют от свидетеля большей детализации, при которой лучше видны противоречивость и несогласованность показаний.

Обращение к свидетелю с просьбой прокомментировать несоответствия между его показаниями и документами, заключениями экспертов, показаниями других свидетелей, также может помочь выявить недобросовестность свидетеля.

В некоторых случаях помогает напоминание свидетелю об ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Признание свидетеля в том, что предоставленные им сведения недостоверны, в судебной практике крайне редки. Поэтому в ряде случаев, можно вместо обвинения свидетеля в заведомой недобросовестности, представлять суду доказательства «заблуждения» свидетеля (из-за особенностей человеческого восприятия, работы памяти и пр.).

9. Собственные действия.

Правильные слова юриста порою могут усилить действие благоприятных показаний и уменьшить ущерб от неблагоприятных сведений. Остроумный комментарий, точное обобщение в нужном ключе, корректное замечание или разъяснение свидетелю – все эти приемы могут быть очень ценными.

Однако за исключением ситуации, когда над вашими шутками смеются даже ваши оппоненты, пользоваться данными приемами стоит дозированно и осторожно.

10. Письменная фиксация показаний.

Опрос свидетеля прошел блестяще, оппонент разгромлен, судья покорен. Для сохранения эффекта и сохранения успеха в судах вышестоящих инстанций, необходимо проверять корректность письменного изложения показаний свидетелей.

Постоянно возникают ситуации, когда протокол допроса свидетелей (в настоящее время составляется лишь в суде общей юрисдикции) имеет содержание абсолютно противоположное происходившему в суде потому, что секретарь не успел/не понял/забыл.

Существующая в российских судах система представления замечаний на протокол судебного заседания неэффективна, поскольку данные замечания судом чаще всего отклоняются. Больше шансов добиться объективности и полноты протокола, если представить суду аудиозапись и расшифровку данной аудиозаписи до изготовления протокола судебного заседания. По опыту, секретари судей периодически используют данные расшифровки для изготовления собственных протоколов.

Кроме того, в отношении «своих» свидетелей можно представлять показания свидетелей в письменной форме для приобщения к материалам дела.

Несмотря на нелюбовь юристов и судей к участию свидетелей в процессе, показания свидетелей нередко влияют на результат дела.

Какие вопросы задать в суде свидетелю

ДОПРОС СВИДЕТЕЛЕЙ ПРИ СОСТЯЗАТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ

Г-жа Джуди Поттер, профессор

Университет штата Мэн, юридическая школа

Материал подготовлен специально для юридической клиники юридического факультета Поморского государственного университета имени М.В. Ломоносова (г. Архангельск)

В последнее время судопроизводство России претерпевает значительные изменения особенно в отношении уголовных дел. Судебный процесс постепенно отходит от инквизиторской модели и тяготеет к состязательной. Таким образом, все чаще в последнее время адвокаты приглашают в суд свидетелей и сами же их допрашивают. Для многих адвокатов это совершенно новый опыт. Данные материалы помогут адвокатам овладеть основными навыками, которые необходимы при прямом допросе своих свидетелей и при перекрестном допросе свидетелей оппонента. Здесь же можно ознакомиться с навыками публичного выступления в зале суда.

ПРЯМОЙ ДОПРОС (допрос своих свидетелей)

По мнению многих адвокатов, мастерством проведения прямого допроса овладеть труднее всего. В данном пособии будут представлены вопросы и темы, имеющие непосредственное отношение к процедуре прямого допроса свидетелей:

Максимально эффективный прямой допрос;

Составление и использование вопросов о времени происшествия;

Ссылка на тему обсуждения;

Использование вещественных доказательств;

Использование неприятных свидетельских показаний;

Повторный прямой допрос.

I. ВЫБОР СВИДЕТЕЛЕЙ

При подготовке к судебному процессу адвокат, прежде всего, должен решить для себя кого именно стоит вызывать в суд в качестве свидетелей. Иногда случается так, что множество вызванных свидетелей дают показания по одному определенному вопросу. Желание вызвать абсолютно всех свидетелей часто не оправдывает себя. Многочисленные свидетельские показания, неоднократно повторяясь, могут затянуть процесс и даже запутать судью.

Необходимо также помнить, что чем больше свидетелей вызвано для дачи показаний, тем более вероятны несоответствия в их версиях относительно одного и того же происшествия. Соответственно, адвокат должен выбрать и пригласить в суд только самых лучших свидетелей, конечно, при том условии, что у него есть выбор. Лучшими свидетелями считаются те, кому представилась самая хорошая возможность понаблюдать за событиями, запомнить их и те, кто сможет впоследствии представить в суде ясную, колоритную, впечатляющую картину. Помимо перечисленных факторов хороший свидетель должен обладать яркой личностью, внушать доверие и убедительно звучать; он не должен поддаваться убеждениям со стороны; такой свидетель не должен быть манерным, не должен иметь раздражающих привычек и нервных жестов. Самыми убедительными являются свидетели, которые располагают надежной информацией из первых рук, у которых были лучшие возможности наблюдать за ходом событий, и те, у которых нет предвзятого мнения.

Как только Вы приняли решение кого именно вызывать в качестве свидетелей, нужно заняться важным вопросом очередности их появления в суде. Чаще всего вопрос очередности решается в силу сложившихся обстоятельств. И тем не менее, очередность должна соответствовать правилу «первого и последнего факта». Теория «первого и последнего факта» гласит, что люди запоминают лучше всего то, что видят в первую и в последнюю очередь. Таким образом, следуя этой теории самых лучших свидетелей нужно вызывать в суд первыми и последними. Слабых и не очень надежных свидетелей вызывайте посреди допроса.

Темп и ход самого процесса также во многом предопределяют очередность вызова свидетелей в суд. Обращайте внимание на темп. Процесс должен быть логичным и проходить организованно. Нужно избегать скуки и утомительности, как, впрочем, повторений и переформулировок. Процесс должен проходить так, как если бы вы писали захватывающий рассказ, где каждый новый свидетель добавляет что-то новое к показаниям предыдущего. Хотя, как правило, очередность вызова свидетелей по принципу хронологии в большинстве случаев является лучшим выбором, все же воспользуйтесь тем, что было сказано выше, когда принимаете решение относительно очередности.

2. НАВОДЯЩИЕ И НЕНАВОДЯЩИЕ ВОПРОСЫ ПРИ ПРЯМОМ ДОПРОСЕ

В Американской судебной системе существует правило, которое запрещает адвокату задавать наводящие вопросы своему свидетелю, за исключением некоторых оговоренных случаев. Данное Американское правило против наводящих вопросов при прямом допросе гласит: «Запрещено управлять компетентным свидетелем, который к вам заранее предрасположен, в отношении вопросов, которые спорны, неоднозначны, принципиально важны при процессе и о которых еще не упоминалось при прямом допросе». Не смотря на то, что в России такого правила нет, адвокатам все же стоит ему следовать при допросе своих свидетелей. Дело в том, что, если адвокат управляет своим свидетелем, судье начинает казаться, что сам свидетель неспособен дать показаний самостоятельно, без руководства, без дополнительной помощи адвоката, который и ведет прямой допрос. Таким образом, такой свидетель перестает внушать доверие и все его свидетельские показания сочтут вымыслом. У судьи не должно складываться такого впечатления.

Иногда трудно даже определить является ли вопрос наводящим. Как правило, если вопрос начинается со слов: «Когда … », «Почему … », «Что … », «Где …», «Кто … », «Который … », «Каким образом … » и не предполагает однозначного ответа, то он не является наводящим. Далее, если вопрос предполагает альтернативу и не дает готового ответа, то он тоже не является наводящим, например: «Это был А или Б?». Вопросы, начинающиеся с «Расскажите … » или с других синонимичных выражений, также не являются наводящими. Многие писатели и преподаватели по праву настаивают на том, что при прямом допросе нужно пользоваться только ненаводящими вопросами. Тем не менее, прямой допрос, основанный на серии многочисленных ненаводящих вопросов, представляется скучным, утомительным, несвязанным и не задевает чувств. Хороший прямой допрос — это удачная комбинация наводящих и ненаводящих вопросов, связанных воедино при помощи таких приемов как: ссылка на тему, принцип «петли», и всегда производит впечатление захватывающей истории. Управлять можно только там, где речь идет о незначительных деталях, а также о событиях, которые уже были представлены на прямом допросе. Используется такое управление для того, чтобы связать свидетельские показания и представить их понятными и убедительными.

3. МАКСИМАЛЬНО ЭФФЕКТИВНЫЙ ПРЯМОЙ ДОПРОС

Правильное построение прямого допроса важно и необходимо для того, чтобы у судьи сложилось четкое представление о событиях, которые описывает свидетель. Показания должны быть подробными и интересными. Преподносить показания необходимо так, чтобы судья понимал те события, о которых идет речь, и склонялся к выводам, которые соответствовали бы адвокатской концепции иска. Достижение такой цели требует тщательной подготовки. Важные факты не должны затеряться среди огромного количества несущественных мелочей. При любом удобном случае нужно использовать вещественные доказательства и наглядные материалы. Удачным считается прием, когда своими показаниями свидетель вызывает у судьи ассоциации со знакомыми ему вещами/явлениями. В своей речи как адвокату, так и свидетелю нужно избегать специальных терминов. Экспертов, приглашенных для дачи показаний нужно заранее просить использовать только знакомые широкой аудитории слова вместо узкоспециализированной терминологии. Адвокат должен предвидеть вероятные вопросы/проблемы, чтобы показания не были впоследствии исключены из протокола, а также, чтобы прямой допрос не был прерван возражениями другой стороны.

От правильно выбранного темпа зависит уровень доверия показаниям очевидца. Достичь этого можно, намеренно замедляя ход прямого допроса с помощью медленной речи и большого количества вопросов о малейших деталях. Складывается впечатление, что события, о которых свидетель рассказывает на допросе, на самом деле тянулись достаточно долго. Таким образом, выходит, что у свидетеля было достаточно много времени на то, чтобы заметить все детали. При использовании этого приема сам допрос занимает больше времени, чем те события, о которых идет речь — соответственно, складывается впечатление, что свидетель достаточно долго наблюдал за происходящим.

Следует избегать отрицательных и сложных вопросов. В каждом вопросе должен быть только один факт, за исключением тех случаев, когда адвокату необходимо добиться от свидетеля краткого, но красочного описания конкретного эпизода. Сложные и объемные свидетельские показания нужно представить как серию последовательных эпизодов, каждому из которых посвящен отдельный вопрос. При прямом допросе адвокат должен избегать таких лишних фраз как например: «…приходилось ли Вам…», «…не могли бы Вы нам рассказать о…», вместо этого начните вопрос просто: «Вы… ?»

4. ПРИНЦИП ПЕТЛИ ПРИ ПРЯМОМ ДОПРОСЕ

Как было сказано выше, хороший прямой допрос призван управлять вниманием аудитории. Он должен быть логически связан и легок для восприятия. Неотъемлемой частью такого допроса является продуманная комбинация наводящих и общих вопросов. Свидетеля можно направлять с помощью вопросов, объединенных в особую последовательность – этот прием называется «принципом петли» («looping») и позволяет управлять вниманием судьи на допросе. Принцип петли заключается в намеренном многократном упоминании конкретных фактов из вопроса в вопрос. С помощью этого приема вопросы объединяются в одну последовательность и фокусируют внимание свидетеля на сути дела, а кроме этого они фокусируют внимание судьи на особо важных фактах.

Предположим, что адвокату нужно доказать, что свидетель видел не обвиняемого, а какого-то постороннего человека, причем тот вел себя очень подозрительно около продовольственного магазина расположенного на центральной улице г. Архангельска и впоследствии ограбленного 21 января 2000г. около 18,00 часов.

Прямой допрос в таком случае должен выглядеть так: (подчеркнут реализованный прием петли).

ВОПРОС: Что Вы делали в пятницу 21 января 2000г. около 18.00?

ОТВЕТ: Я ехал домой с работы.

В: По пути с работы домой в 18 часов в тот день – какой вы выбрали маршрут?

О: Я ехал по центральной улице по направлению от центра города к его окраинам.

В: Пока Вы ехали по центральной улице, Вы делали остановки?

В: Где вы останавливались?

О: Напротив продовольственного магазина.

В: Зачем вы там остановились?

О: Чтобы почистить дворники своей машины.

В: Сколько было времени, когда вы остановились напротив продовольственного магазина?

О: Около 18 часов.

В: Когда Вы остановились напротив того продовольственного магазина около 18 часов 21 января – что вы увидели?

О: Я увидел подростка в кожаной куртке, он смотрел в окно.

В: Этот подросток присутствует сегодня в зале суда?

В: Как долго вы наблюдали за подростком в кожаной куртке, стоявшим около продовольственного магазина?

О: Примерно 3 или 4 минуты.

В: Почему вы смотрели на подростка 3 или 4 минуты?

О: Казалось, что он ведет себя подозрительно, и я хотел убедиться, что он не будет приближаться к моей машине.

В: Что было подозрительного в его поведении?

О: Он вглядывался в окно и крутил входную ручку.

О: В окно того продовольственного магазина.

В: Какую дверную ручку?

О: Ручку того продовольственного магазина.

В: Что делали вы, когда наблюдали за подростком, который вел себя подозрительно напротив продовольственного магазина?

О: Чистил дворники.

В: Насколько далеко вы находились от вызывающего подозрения подростка, пока чистили дворники?

О: На расстоянии примерно 7 футов .

В: Насколько хорошо был освещен тот участок, где Вы находились?

О: Повсюду горели уличные фонари, к тому же над входом в магазин также горел свет.

В: Насколько хорошо вы разглядели подозрительно выглядящего подростка?

В: Насколько хорошо Вы разглядели его лицо?

В: Опишите, как он выглядел.

О: У него были светлые волосы, очки и светлая бородка.

В: Как долго Вы смотрели на его лицо?

О: Около двух или трех минут.

В: Что Вы стали делать после того, как закончили чистить дворники?

О: Сел в машину и уехал.

В: Когда вы в последний раз посмотрели на светловолосого подростка с бородкой, того, который по-вашему подозрительно себя вел напротив продовольственного магазина, чем он был занят?

О: Все еще пристально смотрел в окно и вертел дверную ручку.

В: Сколько было времени (примерно) в тот момент, когда вы отъезжали?

При этом кратком допросе не раз утверждалось, что подросток, который совсем не похож на подзащитного, вел себя подозрительно напротив продовольственного магазина в 18.00 23 января 2000г. Таким образом, использование принципа «петли» помогает не только ориентировать свидетеля в том, что он должен и/или не должен говорить о времени и месте события, но и связывает вопросы в определенную последовательность. Более того, таким способом фокусируется внимание судьи на самых важных деталях свидетельских показаний.

5. ПЛАНИРОВАНИЕ ВОПРОСОВ О ВРЕМЕНИ

Еще один полезный прием, призванный ориентировать свидетеля, без непосредственного руководства им, а также фокусировать внимание судьи на самых важных фактах – заключается в планировании вопросов о времени / дате и т.п. Это означает, что слова, имеющие отношение к описанию временных рамок, должны использоваться в вопросах так, чтобы свидетель четко осознавал о каких именно событиях/деталях его допрашивают, а он в свою очередь дает свидетельские показания в ответ на конкретные вопросы. Если свидетеля спрашивают, чем он занимался или что он видел утром какого-нибудь числа, он может знать, а может и растеряться, как ему нужно ответить. Он может начать длинный и непоследовательный рассказ обо всем, что произошло в то самое утро. Использование вопросов о времени не дает свидетелю возможности рассказать длинную историю. Такие слова как: во-первых, последний, следующий, сразу после, непосредственно накануне, как раз до, в тот самый момент, и другие фразы, ссылающиеся на временные рамки, сообщают свидетелю и суду о каком именно событии и каком именно моменте свидетель должен давать показания. Давайте возвратимся к сценарию с продовольственном магазином, где адвокат мог бы применить вопросы, ссылающиеся на время.

В: Как только вы вышли с работы, что Вы стали делать?

О: Я пошел к своей машине.

В: Непосредственно после того, как вы подошли к машине, что Вы стали делать?

О: Поехал по направлению к дому.

В: Когда вы ехали домой, какой путь Вы выбрали?

О: Я ехал по Центральной улице.

В: Как только Ваша машина пересекла «…» улицу, что оказалось справа?

О: Продовольственный магазин.

В: Когда Вы приблизились к продовольственному магазину, что Вы сделали?

О: Я остановил машину и вышел, чтоб почистить дворники.

В: После того, как Вы закончили чистить дворники, какой следующий шаг Вы предприняли?

О: Я сел в машину и завел мотор.

Адвокат должен готовить свои материалы так тщательно, чтобы суметь поддерживать контакт со свидетелем и судом на протяжении всего процесса. При подготовке к процессу адвокату следует письменно составить план-конспект судебного разбирательства таким образом, чтобы к нему можно было обратиться в любой момент и мгновенно воспользоваться. Адвокату нужно разработать свою собственную систему скорописи либо цветовой кодировки, которые позволят ему мгновенно находить искомую информацию. В таком конспекте обязательно нужно оставлять много места для поправок, заметок, исправлений и самых последних дополнений.

6. ССЫЛКА НА ТЕМУ / ПРЕДМЕТ РАЗГОВОРА («HEAD NOTING»)

Очень часто приходится призывать свидетеля концентрироваться непосредственно на сути его показаний. Этот прием называется «Ссылка на тему/ предмет разговора». Способ достаточно простой и заключается в словах адвоката, адресованных свидетелю: «А сейчас я хочу спросить Вас о … », «А теперь хочу обратить Ваше внимание на … ». Такие наводящие вопросы очень эффективно сводят все свидетельские показания к одной определенной теме, с помощью упоминания темы как таковой. В этом случае и свидетель и судья будут максимально сконцентрированы на заданном предмете.

7. ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ ВОПРОСОВ ПРИ ПРЯМОМ ДОПРОСЕ.

Прямой допрос должен состоять из 4 определенных частей. В первой части необходимо аккредитовать свидетеля. В этой части допроса адвокат задает вопросы, направленные на то, чтобы у судьи сложилось впечатление о свидетеле как личности. Когда адвокат задает такие вопросы, он получает возможность представить свидетеля как человека, как личность, и тем самым повысить к нему доверие. Свидетелю нужно задать определенное количество вопросов личного характера. Такой опрос проводится в самом начале прямого допроса, чтобы судья решил для себя, что представляет собой данный человек. Обычно такие вопросы касаются местожительства, образования, трудовой занятости и немного семейного уклада. Эти вопросы также призваны с самого начала успокоить свидетеля относительно дачи свидетельских показаний. Если в качестве свидетеля выступает эксперт, то именно в этой части допроса нужно установить его профессиональную квалификацию.

Непосредственно после аккредитации свидетеля адвокату следует определить место действия событий, о которых будут даваться свидетельские показания. На этом этапе допроса адвокат устанавливает связи между событиями и самим свидетелем. Это достигается с помощью вопросов к свидетелю относительно времени, места и хода событий. Обычно для этой цели используют такие приемы как: ссылка на тему/предмет и вопросы о дате/времени. В основе данного этапа допроса лежит доказательство осведомленности/компетентности свидетеля в вопросах, о которых он дает показания перед судом. Таким образом, выстраивается основание свидетельских показаний. Именно на этом этапе прямого допроса предоставляется возможность понаблюдать за тем, что свидетель, по его словам, видел своими глазами. Соответственно вопросы на данном этапе будут касаться, прежде всего, места действия, освещения, внимания свидетеля и его наблюдательности. На этом этапе нужно доказать насколько хорошо и почему свидетель осведомлен о событиях, которые интересуют суд. Если при рассмотрении дела вы пользуетесь диаграммой или другими наглядными материалами – самое время доказать их достоверность.

Третья часть прямого допроса заключается в свидетельских показаниях относительно последовательности событий. Такие показания обычно, но не всегда, даются в хронологическом порядке. Хронологический порядок удобен для судьи, поскольку легче воспринимается. Тем не менее, следуя хронологии, можно потерять остроту событий. Показания, упорядоченные с точки зрения важности события, гораздо больше впечатляют и убеждают. Также, поскольку прямой допрос основывается на теории «первого и последнего факта», самые драматичные и важные факты нужно упоминать в первую и последнюю очередь в каждом из свидетельских показаний.

Часто эффективен прием, когда свидетель описывает важное событие, о котором, дает показания. Тем самым он добавляет детали, которые впоследствии затмевают событие как таковое. Таким образом, вниманием судьи можно завладеть с самого начала, и он будет заинтересован в том, чтобы выслушать детали. При использовании этого способа свидетелю задаются вопросы, побуждающие его описывать критическое событие. Определенные факты впоследствии воспроизводятся адвокатом в деталях. Данный подход особенно эффективен, когда судебное разбирательство вращается вокруг одного драматического события типа автокатастрофы или преступления. Помните, что адвокат должен максимально осторожно задавать вопросы, побуждающие свидетеля к описанию. Причина, по которой нужно быть осторожным проста – в ответ на слишком общие вопросы свидетели часто пускаются в запутанные и непоследовательные рассказы. Помните, общий характер должны носить вопросы об максимально ограниченном предмете.

Четвертая часть прямого допроса – это финал. Он состоит из трех – четырех заключительных вопросов, которые подводят итог свидетельским показаниям. Определяется суть показаний, а правдивость и убедительность самих показаний оставляется на усмотрение судьи. Адвокат должен планировать эти вопросы заранее так, чтобы ответы оказывали желаемое воздействие.

8. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ ПРИ ПРЯМОМ ДОПРОСЕ.

Существует два вида вещественных доказательств, представляемых в суде: вещи, которыми непосредственно воспользовались при происшествии, и наглядные материалы. Наглядные материалы, несмотря на то, что не использовались при происшествии, могут эти события иллюстрировать. Есть смысл заранее потренироваться в том, как это будет выглядеть на суде, чтобы впоследствии сделать это автоматически. Сделайте это для того, чтобы предотвратить нежелательный ход событий при предоставлении таких вещественных доказательств. Также важно, чтобы адвокат не отвлекался на обдумывание фраз, которые будут сопровождать появление этих предметов в суде. Адвокат должен заранее решить, какие именно вещественные доказательства он будет представлять, и сразу продумать надежность каждого из этих предметов. Таким образом, в суде нужно будет намеренно задавать вопросы с целью доказательства подлинности и достоверности предъявленных вещественных доказательств. Другими словами, нужно будет предоставить обоснование этих доказательств. Существует много видов наглядных материалов для демонстрации в суде. Это могут быть фотографии, подборки документов, слайды, видеопленки, аудиозаписи, компьютерная графика. В наше время высоких информационных технологий разновидности наглядных вещественных доказательств ограничиваются только кругозором, состоятельностью и познаниями самого адвоката.

Не стоит и говорить о том, что нужно постоянно внимательно следить за демонстрацией этих предметов в суде. Особую важность это правило приобретает, когда количество наглядных материалов значительно. Нужно составить список этих предметов и включить его в конспект судебного разбирательства. Если предметы соответствуют присвоенным заранее номерам – эти номера нужно указать в списке. Также необходимо начертить 3 колонки и озаглавить соответственно: «предложено», «принято» и «исключено». Как только начинается рассмотрение каждого из предметов, нужно поставить знак в соответствующей колонке. В конце каждого дня адвокат должен просматривать этот список и удостовериться, что все вещественные доказательства представлены надлежащим образом. Если таких предметов много, то их следует перечислить в специально составленных 4 книжках: для судьи, противоположной стороны, для себя и для клиента. В книжках должны быть перечислены, пронумерованы и обозначены все вещественные доказательства.

Очевидно, что невозможно удачно представить вещественное доказательство без предварительной репетиции со свидетелем. Во время такой репетиции свидетель должен хорошо ознакомиться с предметами, которые будут фигурировать в его показаниях на суде. Если свидетель будет рисовать или писать на карте/диаграмме – это нужно попробовать сделать заранее. Если свидетелю придется покинуть своё место, чтобы обратиться к вещественному доказательству, то вопросы, связанные с этим предметом, нужно будет задавать только после того, как он приблизится к нему. Такая подготовка не позволяет свидетелю хаотично и неловко передвигаться по залу суда, то приближаясь к предмету, то отдаляясь от него. Когда свидетель находится около карты/диаграммы, он не должен вставать к ней лицом, иначе, отвечая на вопросы, он будет обращен спиной к судье. Если он все-таки не последует этому совету, он затруднит восприятие своих показаний. Его будет трудно услышать, более того, он заслонит часть диаграммы, о которой идет речь. Таким образом, свидетелям нужно предварительно объяснять, как становиться рядом с диаграммой так, чтобы судья мог слышать их показания и видеть карту. Свидетель должен быть обращен лицом к судье и указывать на карту той рукой, которая к ней непосредственно ближе. Если предмет вещественного доказательства имеет отражающую поверхность, адвокату нужно принять это во внимание и расположить его так, чтобы на предмете не было бликов, затрудняющих восприятие.

Если в качестве вещественного доказательства представлена диаграмма, и свидетелю нужно делать на ней пометки – лучше всего использовать метод «наклеивания этикетки». Этот способ позволяет судье легко воспринимать информацию. Свидетель в таком случае должен использовать символы и знаки, обозначая определенное месторасположение, тогда как простые буквы несут минимум смысловой нагрузки. Так, диаграмма превращается в своеобразный мультфильм. Например, в случае с ограблением продовольственного магазина можно было использовать диаграмму/схему где свидетель подписал бы слово «подросток» в том месте, где напротив продовольственного магазина он увидел подростка, также он мог бы написать инициалы подростка. Там, где была припаркована машина, нужно было написать слово «машина», продовольственный магазин обозначить надписью «продовольственный», место, где были фонари, нужно было пометить значком, изображающим лампу/фонарь. Все это гораздо предпочтительней, чем использовать одиночные буквы, или, что еще хуже, ставить по всей схеме многочисленные знаки «Х», а потом долго вспоминать, что именно они обозначали. Когда адвокат заранее объясняет свидетелю, что при пояснении схемы необходимо наносить только значимые символы, судья в любой момент процесса, всего лишь взглянув на карту, может сразу вспомнить, какие факты она иллюстрирует, и, соответственно, легко отследить ход событий.

9. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ НЕПРИЯТНЫХ СВИДЕТЕЛЬСКИХ ПОКАЗАНИЙ ПРИ ПРЯМОМ ДОПРОСЕ

Иногда, в определенные моменты необходимо использовать неприятные свидетельские показания при прямом допросе. Примером могут послужить случаи, когда адвокат знает, что противоположная сторона поднимет на обсуждение эти неприятные показания при перекрестном допросе. Привлекая внимание к ним на прямом допросе, можно попытаться перехватить инициативу и минимизировать их отрицательное влияние на перекрестном. Прежде чем брать такие показания, нужно решить для себя несколько вопросов. Адвокат должен задуматься, насколько важны такие показания и какова вероятность того, что оппонент в курсе этих событий и вероятность того, что он о них заговорит на перекрестном допросе. Кроме того, адвокат должен предусмотреть возможную реакцию судьи на эти показания вне зависимости от того, где они заслушаны на прямом или перекрестном допросе.

Обычно, если показания важны, непосредственно связаны с процессом и если оппонент непременно будет о них упоминать, то предпочтительнее заговорить о них при прямом допросе и свести к минимуму их отрицательное воздействие. По возможности это достигается путем успокаивающих комментариев. Даже если успокаивающих комментариев вы не предоставите, само появление неприятных показаний может побудить свидетеля к большей прямоте и честности, чем, если об этом упомянули бы позже. Сам по себе этот факт уже оправдывает использование неприятных свидетельских показаний при прямом допросе, в случае, если впоследствии они непременно будут фигурировать при перекрестном. Следуя теории «первого и последнего факта» ни в коем случае не представляйте неприятные показания в первую и последнюю очередь, упомяните о них в середине.

10. ПОВТОРНЫЙ ПРЯМОЙ ДОПРОС

Повторный прямой допрос дает адвокату шанс реабилитировать своего свидетеля после перекрестного допроса. Повторный прямой допрос ограничивается темами, затронутыми на перекрестном. Таким образом, такой допрос не следует рассматривать как возможность задать вопросы, о которых адвокат ранее забыл при первом прямом допросе. Считается, что очень опасно приберегать некоторые темы вплоть до повторного прямого допроса в качестве стратегического приема. Зачастую повторный прямой допрос даже не проводится. И это правильно, если свидетель не был оскоблен при перекрестном допросе. Если свидетель не сделал никаких ошибок до сих пор, то не следует давать ему такого шанса на повторных прямом и перекрестном допросах.

Не стоит затягивать повторный прямой допрос. Но, конечно, не стоит его превращать и в простую перефразировку содержания прямого допроса. Повторный прямой допрос нужно ограничить только самыми важными темами, которые позволят адвокату вызвать у судьи доверие к свидетелю, а также реабилитировать свидетеля, которого оскорбили при перекрестном допросе. Обычно в таком случае методично переходят от темы к теме. Особенно здесь полезен прием «ссылки на тему» с целью ориентирования свидетеля. Зачастую при повторном прямом допросе у свидетеля появляется возможность дать свою точку зрения, которую он пытался высказать, но ему не было позволено на перекрестном допросе. Вот почему, при таком допросе очень часто употребляются вопросы о причинно-следственных связях типа: «почему?», «зачем?».

В первую очередь при повторном прямом допросе задаются вопросы о самых важных и самых неприятных показаниях, представленных на перекрестном допросе. Адвокату нужно кратко обсудить каждое из всех тех важных и самых неприятных показаний, которые были заслушаны на перекрестном допросе. Последовательность вопросов должна основываться на принципе важности, чтобы по возможности быстро и максимально приглушить негативное впечатление от перекрестного допроса. Как правило, хороший перекрестный допрос заканчивается на самом неприятном факте и оставляет очень негативное впечатление относительно дела, которое рассматривается в суде. В обязанности адвоката входит изменить это настроение как можно скорее с помощью своих самых первых вопросов на повторном прямом допросе. Вот почему адвокат должен начинать этот допрос с того, что уязвило позиции свидетеля более всего. Только после этого можно приступать к менее важным вопросам. После этих шагов адвокат должен завершить повторный прямой допрос одним – двумя очень запоминающимися вопросами, которым невозможно возразить, и которые расставят акценты на самых важных и убедительных фактах.

Большинство американских адвокатов считают, что перекрестный допрос проще прямого. Тем не менее, если адвокат намеревается успешно провести такой допрос, он должен тщательно отработать несколько приемов. Далее мы обсудим следующие темы:

1. Стоит ли вообще проводить перекрестный допрос

2. Общепринятый подход к перекрестному допросу

3. Способы проведения перекрестного допроса

4. Использование переходов при перекрестном допросе

5. Использование «принципа петли» при перекрестном допросе

6. Контроль за свидетелем

7. Основные правила перекрестного допроса

1. СТОИТ ЛИ ВООБЩЕ ПРОВОДИТЬ ПЕРЕКРЕСТНЫЙ ДОПРОС?

Первый вопрос, которым должен задаться адвокат – это стоит ли вообще проводить перекрестный допрос. Есть старая поговорка, которая гласит, что перекрестный допрос это чаще всего самоубийство, а не убийство. Это означает, что адвокат чаще теряет, чем приобретает при проведении перекрестного допроса. Вот почему считается, что самый лучший перекрестный допрос – это отсутствие перекрестного допроса.

До того как принять решение стоит ли проводить перекрестный допрос или нет, адвокат должен задуматься о том, чего он сможет достичь с его помощью. Каждый перекрестный допрос должен иметь четко поставленную цель. Такой целью может стать желание:

1. дискредитировать свидетеля

2. использовать свидетельские показания с целью дискредитировать других свидетелей

3. использовать свидетельские показания с целью оказать поддержку другим свидетелям

4. получить желаемые свидетельские показания

Если Вы ничего не выигрываете с помощью перекрестного допроса – его не следует проводить совсем. Нужно всегда помнить, что свидетель может причинить еще больше вреда в результате перекрестного допроса, чем тот вред, который он нанес при прямом. Иногда перекрестный допрос только повышает доверие к свидетелю.

Вы должны задать себе следующие вопросы при принятии решения относительно проведения перекрестного допроса:

1. Навредил ли делу своими показаниями свидетель? Если нет, оставьте его в покое. Он еще может это сделать, если вы предоставите ему шанс на перекрестном допросе.

2. Важен ли был этот свидетель? Повысится ли значимость этого свидетеля при перекрестном допросе? Если свидетель не был важен, лучшим решением будет отказаться от перекрестного допроса.

3. Вызывает ли свидетель доверие? Повысится ли к нему доверие во время перекрестного допроса? Часто свидетель вызывает больше доверия, когда во время перекрестного допроса к нему обращаются с искренностью и прямотой.

4. Возможно, свидетель дал меньше показаний при прямом допросе, чем от него ожидалось? Если так, то сможет ли он на перекрестном допросе восполнить все недосказанное? Обычно так происходит, когда адвокат, проводивший прямой допрос, упустил что-то важное. Например, адвокат, проводивший прямой допрос, забыл задать особый вопрос, который был принципиально необходим. Проводя перекрестный допрос с этим свидетелем, адвокат должен дать ему возможность восполнить все недосказанное. Если по какой-то причине адвокат все еще хочет провести перекрестный допрос с этим свидетелем, лучше всего воздержаться и по возможности совсем не упоминать ту тему, о которой не получилось ранее заговорить.

5. Есть ли у Вас средства, с помощью которых вы сможете провести перекрестный допрос? Если нет, то не проводите его.

6. Сможет ли свидетель сообщить полезную информацию на перекрестном допросе? Если сможет, то проводите такой допрос.

7. Проанализируйте и решите, принес ли этот свидетель больше пользы, чем вреда в целом? Если так, то адвокат, проводящий перекрестный допрос может и воздержаться от шагов, которые бросят тень сомнения на достоверность свидетельских показаний, или смогут навредить делу в целом.

2. МЕТОДИКА ПЕРЕКРЕСТНОГО ДОПРОСА

В методике перекрестного допроса существует множество подходов в зависимости от показаний, которые свидетель дал при прямом допросе. Вот несколько общих тем для перекрестного допроса:

1. Недостаточно внимательные наблюдения. Такой перекрестный допрос ставит целью доказать, что у свидетеля не было возможности увидеть и услышать то, о чем он дает показания. Все приемы, которые здесь описаны, обычно используются для того, чтобы дискредитировать показания очевидца. При таком перекрестном допросе нужно доказать, что при происшествии очевидец находился там, откуда фактически не было возможности увидеть и услышать то, что, по его словам, он видел и слышал. Нужно задать вопросы о расстоянии, препятствиях, освещении, концентрации внимания, возможности видеть и слышать, о том были ли в его жизни ошибки в опознании чего-либо и другие вопросы, которые вызовут сомнения относительно фактической возможности расслышать, разглядеть и хорошо запомнить то, что, по его словам, он видел и слышал.

Другой способ, который также применяется в данной ситуации, — это намеренное ускорение событий, о которых свидетель дает показания. События ускоряются до такой степени, что складывается впечатление, что свидетель просто не мог разглядеть и расслышать то, что, по его словам, он видел и слышал[1]. Таким образом, на перекрестном допросе нужно задавать вопросы, которые сократят временной промежуток при помощи исключения деталей и концентрации на том, как фактически быстро происходили события и насколько удивительными они показались свидетелю.

Еще один широко распространенный способ заключается в том, что свидетеля нужно отвлекать от сути дела. Многие свидетели пытаются внушить максимум доверия, как только получают такую возможность. Они доказывают, что запомнили каждую деталь происшествия. Если, например, ограбили сотрудницу продовольственного магазина, и она будет свидетельствовать, что может опознать вора по внешности, то на перекрестном допросе нужно показать насколько мало у нее было времени на то, чтобы посмотреть на грабителя, а затем показать, как много других деталей рассмотрела эта женщина, как много действий она успела совершить, за такой ограниченный промежуток времени. Как было сказано выше, большинство неискушенных свидетелей полагают, что они увидели и запомнили абсолютно все, что происходило при ограблении в ограниченный промежуток времени, тогда как на самом деле все было наоборот. Например, допустим, что обвиняемый среднего роста и телосложения. В этом случае у жертвы оставалась только одна возможность впоследствии опознать его. Опознать такого человека можно только если Вы рассмотрели и запомнили его лицо. Таким образом, адвокат, производящий перекрестный допрос, сначала должен отметить, насколько ограничен был временной промежуток, на протяжении которого жертва могла смотреть на преступника. Такого эффекта можно достичь при помощи вопросов, целью которых стоит максимальное сокращение временного промежутка. Далее, адвокат, производящий перекрестный допрос, должен задавать наводящие вопросы, и тем самым доказывать, что жертва рассмотрела и запомнила, во что был одет преступник вплоть до ботинок и носков; что было надето на всех присутствующих при ограблении и чем именно они занимались во время ограбления; что было в руках у преступника, включая бумажный пакет; и как именно выглядело оружие, которым он воспользовался. Таким образом, при перекрестном допросе задаются вопросы обо всем, что сделала жертва за тот ограниченный промежуток времени, что происходило ограбление. Это так называемый косвенный перекрестный допрос. Адвокат ни разу не спрашивает о том, видела ли она лицо грабителя, но концентрируется на всем остальном, что она успела заметить за тот ограниченный промежуток времени. Единственный вывод, к которому можно прийти после такого перекрестного допроса, заключается в том, что у жертвы фактически не было времени на то, чтобы по-хорошему приглядеться к лицу грабителя.

2. Недостаточно четкие воспоминания. Данный прием перекрестного допроса используется, если ясно, что свидетель не мог запомнить то, что, по его словам, он запомнил. В основе этого приема лежит допущение, что обычно люди не запоминают надолго обыкновенные текущие события, как-то: встреча с конкретным человеком в определенный час и в определенном месте, если, конечно, это событие не было непосредственно связано с другим значительным или волнующим происшествием. Если, например, администратор гостиницы свидетельствует, что он четко помнит, как обвиняемый регистрировался в его отеле 2 года назад под вымышленным именем и по фальшивым документам, то такие показания можно оспорить, сообщив, что, в среднем, в отеле регистрируется около 100 человек в день, то есть 36 500 человек за 365 дней каждого года. Следовательно, если с этой давней регистрацией обвиняемого в отеле не связано какое-то выдающееся событие, то скорей всего администратор не мог запомнить этого человека из 36 499 других зарегистрированных клиентов в том году.[2]

Следующий прием применяется на тех перекрестных допросах, где требуется дискредитировать свидетеля, обеспечивающего алиби обвиняемому. Допустим, друг обвиняемого свидетельствует, что обвиняемый был с ним год назад именно в тот самый день и час, когда ограбили продовольственный магазин. Также он заверяет, что помнит расстояние, которое отделяло продовольственный магазин и место их встречи. На его взгляд, обвиняемый не смог бы успеть преодолеть это расстояние до продовольственного магазина, чтобы поспеть ко времени ограбления. Ни один человек не может вспомнить где и с кем он был в определенный день и час год назад. Исключение составляют такие события, как празднование, трагедия или другое необычное происшествие. Такие события отпечатываются в памяти навсегда, тогда как все остальное забывается. Таким образом, спрашивая свидетеля о том, где и с кем он был в другие дни прошедшего года, адвокат, производящий перекрестный допрос, может доказать, что свидетель может и не помнить того, что, по его словам, он помнит.[3]

3. Неполная информированность. Иногда при прямом допросе становится ясно, что свидетель заучил историю или по чьей-то просьбе просто пересказывает чужие слова. Это становится понятно в тех случаях, когда рассказ неправдоподобно совершенен, либо свидетель пользуется словами, которые нехарактерны для его обычной речи. Целью перекрестного допроса в данном случае будет определить происхождение этих показаний и установить личность человека, который предоставил эту информацию.

4. Предвзятое мнение и предрассудки. Иногда адвокат сталкивается со свидетелями, которые либо ненавидят его/её клиента, либо пытаются извлечь выгоду из определенного исхода процесса. В таких случаях нужно воспользоваться некоторыми из известных приемов. Иногда при перекрестном допросе стоит намеренно поставить свидетеля в неудобное положение, либо сильно преувеличить его попытки помочь противоположной стороне. Примером может послужить ситуация, когда свидетель делает все возможное, чтобы обвиняемого признали виновным в обмен на свое более мягкое наказание или избежание такового вообще. Такой свидетель обычно заявляет, что теперь решил(а) стать законопослушным гражданином и что он(а) говорит правду; а то, что его собственное наказание будет смягченным или не будет вынесено вообще, совсем не влияет на правдивость его показаний. Известен сценарий, при котором свидетель является сокамерником обвиняемого и свидетельствует, что обвиняемый признался ему в преступлении, тогда как сам обвиняемый отрицает этот факт и сообщает о мотивах сокамерника. Он сообщает, что сокамерник добивается смягчения вынесенного наказания. Если такого свидетеля прямолинейно спросить о его предвзятости и мотивах, он будет отрицать негативную мотивацию. Однако, если при перекрестном допросе использовать тактику запутывания, предвзятое мнение и негативная мотивация сразу становятся очевидными. Свидетеля нужно спросить обо всех самых неприятных и ужасных деталях пребывания в тюрьме. Спросите его о том, что именно его раздражает, как редко он видит свою семью, детей, пр., сколько ему будет лет, когда он выйдет на свободу, то есть обо всех возможных деталях жалкого пребывания в заключении. В конце концов, задайте такой вопрос: «Там настолько плохо, что Вы сделали бы все, чтобы выбраться?». К этому моменту сам ответ уже не будет важен, так как мотивация свидетеля абсолютна ясна.

5. Криминальное прошлое. У некоторых свидетелей есть криминальное прошлое либо им ранее предъявлялись обвинения. Если, со специального разрешения, таковых вызовут на перекрестный допрос, доверие к ним будет заранее невелико.[4] Такую биографию можно обсуждать только в рамках, установленных судьей.

6. Противоречивые показания. Очень часто происходит так, что свидетель ранее делал устные или письменные заявления, которые противоречат его показаниям в суде. Эти заявления стали достоянием друзей, знакомых, полицейских. Вы можете задать вопросы об этих заявлениях и, тем самым, бросить тень подозрения на правдивость свидетельских показаний. Если свидетель отрицает, что ранее делал такие заявления, то необходимо доказать, что они все-таки были. Это можно сделать с помощью вызова в суд человека, который их слышал, либо предоставления документа, содержимое которого противоречит последним показаниям свидетеля.

7. Источники информации. Иногда, свидетель располагает информацией не их первых рук и при этом пытается давать показания в суде. На самом деле он(а) просто где-то слышал(а) об этом из чьих-то уст или какого-то источника. Если вы столкнулись с таким случаем, то при перекрестном допросе нужно установить, что он(а) не владеет ситуацией и не располагает информацией из первоисточника относительно тех событий, о которых свидетельствует в суде.

КАК ПРОВОДИТЬ ПЕРЕКРЕСТНЫЙ ДОПРОС.

Процедурой перекрестного допроса нужно управлять. Другими словами, каждый вопрос должен изначально подразумевать желаемый ответ. Причина заключается в том, что, как правило, адвокат знает и готов к тому, что свидетель оппонента не захочет ему помогать при перекрестном допросе. Соответственно такой свидетель добровольно не будет давать желаемые ответы, если только его не подтолкнуть к ним с помощью вопросов.

Многие американские адвокаты строят свои вопросы следующим образом:

На светофоре горел красный свет, не так ли?

Не правда ли, что светофор был красный?

Прав ли я, полагая, что светофор был красный?

Светофор был красный, это так?

Другими словами, адвокат сам делает заявление, которое хочет услышать от свидетеля, а затем добавляет вопросительные слова в начале или в конце этой фразы.

Однако все большее количество опытных адвокатов в Америке избегают этих вопросительных слов, и задают вопросы с помощью одной только интонации. Этот способ проведения перекрестного допроса называется «разговор с самим собой» (“soliloquy cross”[5]). При таком допросе вопрос является утверждением и не имеет вопросительных слов вообще. Например, вышеупомянутый вопрос можно было задать так:

“Светофор был красным”; в ответ на это заявление можно ответить только “Да”. В этом вопросе совсем нет вопросительных слов. Вопросы такого типа должны быть короткими. Каждый вопрос должен содержать только один факт. Такой вопрос должен подразумевать только «Да» или «Нет», в случае, если это необходимо адвокату, или «Я не знаю», если именно это хочет услышать адвокат. Лишите свидетеля возможности давать длинные обстоятельные ответы с множеством пояснений. Они принесут только вред. Задавайте вопрос так, чтобы на него можно было ответить только «Да», «Нет» или «Я не знаю».

Одно из самых распространенных разногласий между адвокатом и свидетелем при перекрестном допросе заключается в том, что свидетель желает дать длинный и запутанный ответ на вопрос, а адвокат не хочет об этом слышать. Эту проблему можно решить совместными усилиями при помощи четкой формулировки наводящих вопросов на точно заданную тему. [1] Некоторые судьи и оппоненты могут воспротивиться таким формулировкам, потому что чувствуют, что вопросы фактически не задаются и что адвокат просто делает заявления. В таком случае адвокат может всегда обратиться к вопросам, описанным выше – тем, что содержат вопросительные слова. Для примера см. использование приема «разговор с самим собой» при процессе в Американском Верховном Суде по делу штат Огайо против Робертса № 448 U.S. 56, 70-71 (1980).

Существует проблема с тем, что свидетеля нужно подготовить к тому, что заявления – это и есть вопросы. Решить ее можно с помощью фразы, которую адресуют свидетелю в самом начале допроса: «Сейчас я задам Вам несколько вопросов, Вы понимаете это?». На этот вопрос свидетель ответит утвердительно. Таким образом, свидетель заранее предупрежден, что все реплики адвоката – это вопросы, на которые нужно дать ответ. Использование приема «разговор с самим собой» позволяет адвокату, проводящему перекрестный допрос, четко изложить свою точку зрения относительно процесса, причем свидетель будет усиливать все впечатление, подтверждая эти слова. Таким образом, при перекрестном допросе эти заявления [вопросы] адвокат должен делать вдумчивым и завораживающим голосом в сопровождении жестов, которые будут пояснять ход его мысли. Так факты, изложенные в суде на перекрестном допросе, звуча убедительно, запоминаются судье по неволе.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПЕРЕХОДОВ ПРИ ПЕРЕКРЕСТНОМ ДОПРОСЕ

Как и при прямом допросе использование переходов при перекрестном представляется очень важным. Причина в том, что использование переходов дополнительно поясняет судье, о чем будет говорить адвокат; поясняет свидетелю, на чем именно хочет сконцентрироваться адвокат; и в целом способствует тому, чтобы судья понимал суть показаний. Также они упорядочивают весь ход перекрестного допроса. Как и при прямом допросе, примером переходов может послужить ссылка на тему. При перекрестном допросе, прежде чем спрашивать свидетеля о конкретном факте, нужно заявить следующее: «А сейчас я хочу задать Вам несколько вопросов относительно_________, Вы понимаете это?». Такой прием четко указывает как судье, так и свидетелю, на то, что является предметом разговора. Также это служит дополнительным напоминанием свидетелю, что заявления, которые он услышит, это фактически вопросы. Использование ссылки на тему особенно полезно, когда нужно сконцентрировать внимание свидетеля на определенном времени, дате и месте происшествия.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПРИНЦИПА “ПЕТЛИ” ПРИ ПЕРЕКРЕСТНОМ ДОПРОСЕ

При перекрестном допросе, как и при прямом, адвокату следует пользоваться приемом «петли», чтобы акцентировать самые важные моменты. Другими словами, адвокат должен помнить важные фразы из предыдущих вопросов и вставлять их во все последующие. Таким образом, внимание акцентируется на этих деталях. Для привлечения особого внимания можно повторять один и тот же вопрос с разными интонациями. Например, если адвокат хочет доказать, что жертва ограбления на темной улице не могла разглядеть вора, он может использовать принцип «петли» и строить свое доказательство следующим образом:

Смотрите еще:

  • Временный запрет на выезд из рф Как отменяется временное ограничение (запрет) на выезд должников за границу? Юридический Яндекс Дзен! Там наши особенные юридические материалы в удобном и красивом формате. Подпишитесь прямо сейчас. Временное […]
  • Земельный закон 93-фз Федеральный закон от 30 июня 2006 г. N 93-ФЗ "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации по вопросу оформления в упрощенном порядке прав граждан на отдельные объекты недвижимого […]
  • Статья упк 151 Уголовно-процессуальный кодекс РКСтатья 151. Сроки содержания под стражей и порядок их продления 1. Срок содержания под стражей при досудебном расследовании не может превышать два месяца, кроме исключительных случаев, […]
  • Задержание за вождение в нетрезвом виде Уволят ли военнослужащего по статье, если он повторно задержан за езду в нетрезвом виде? Здравствуйте. Прохожу службу по контракту уже 10 лет. Был задержан за вождение в нетрезвом виде в нерабочие время на нерабочей […]
  • Договор купли продажи аварийного автомобиля образец Договор-купли продажи битого автомобиля Как правильно продавать и оформлять договор купли-продажи битого а-м? Что должно быть прописано в договоре? Ответы юристов (2) Как правильно продавать и оформлять договор […]
  • Исковое заявление на неправомерные действия банка Как подается иск в суд на банк В современном мире трудно представить себе человека или семью, которая не взяла кредит. Кредиты и их процентные системы являются большим кошмаром. Все дорогие товары люди берут в кредит, […]