Честь достоинство и деловая репутация это интеллектуальная собственность

Защита чести, достоинства и деловой репутации

Право на защиту чести, достоинства и деловой репутации в системе субъективных гражданских прав

Каждому человеку присущи такие блага, как честь, достоинство, деловая репутация, а юридическому лицу — деловая репутация.

Честь — это общественная оценка личности с социально-этической точки зрения, определенная мера духовных, социальных качеств человека.

Достоинство — самооценка, представление о своей собственной ценности как личности. Достоинство человеческой личности признается государством в равной мерс за всеми членами общества, что не исключает признания больших заслуг одних перед другими.

Деловая репутация гражданина определяется уровнем его профессиональной квалификации, а юридического лица — оценкой производственной или иной деятельности в соответствии с его правовым статусом в условиях предпринимательских и рыночных отношений.

Категории «честь» и «достоинство» определяют отношение к человеку как высшей общественной ценности. С этими категориями тесно связано такое понятие, как «репутация».

В органическом единстве с понятием «честь» как определенной социальной оценкой человека находится категория достоинства, которая является определенным отражением этой социальной оценки в сознании самого субъекта.

Смысл термина «репутация» в значительной степени совпадает с понятием чести. Однако в репутации личности в большей мере проявляются ее деловые качества, нежели этические.

Под деловой репутацией следует понимать один из аспектов репутации в целом, который отражает сложившееся мнение о качествах субъекта в сфере его профессиональной деятельности.

Честь и достоинство личности, деловая репутация гражданина и юридического липа неразрывно связаны с правом, поскольку их ограничение или утрата влекут за собой снижение определенного статуса в правоотношениях с другими субъектами. Поэтому честь, достоинство, деловая репутация являются важнейшими социально-правовыми ценностями для любого государства и общества, нуждающимися в соответствующей правовой защите.

Вопрос о законодательной защите чести, достоинства и деловой репутации — это прежде всего вопрос о правах человека, их реальном обеспечении, о гарантированной государством возможности их реализации.

В гражданско-правовом смысле категории чести, достоинства и деловой репутации следует рассматривать как социальные нематериальные блага, защищаемые гражданским правом, и как особые субъективные права.

Каждый субъект права наделяется определенной совокупностью политических, имущественных, личных неимущественных прав, определяющих его правовое положение. В их число входят субъективные права на честь, достоинство и деловую репутацию. Эти права являются элементами правосубъектности гражданина или организации (юридического лица). Правосубъектность является особым специфическим правовым свойством индивида. В силу этого свойства он как субъект права с момента рождения наделяется определенной совокупностью прав. Правосубъектность определяет в той или иной мере положение граждан в обществе, выражает отношения между гражданами и государством.

Право на честь, достоинство и деловую репутацию является абсолютным субъективным нравом вследствие того, что субъективному праву управомоченного лица корреспондирует обязанность неопределенного круга лиц. Содержание этой всеобщей обязанности заключается в воздержании от посягательств на честь, достоинство и деловую репутацию индивида или юридического лица. Государство охраняет честь, достоинство и деловую репутацию соответственно граждан или организаций (юридических лиц) установлением всеобщей обязанности воздерживаться от посягательства на эти социальные блага и предоставлением судебной защиты в случаях их нарушения.

Право на честь, достоинство и деловую репутацию, равно как и основные права, закрепленные Конституцией РФ, имеют реальное значение для субъектов права не только при его нарушении, но и независимо от него. Наделяя то или иное физическое и юридическое лицо определенными правами, государство обеспечивает необходимую систему гарантий для их реализации и защиты, для осуществления законности в Российской Федерации, а также предусматривающую ответственность обязанных лиц.

Гражданское законодательство закрепляет положение о том, что неотчуждаемые права и свободы человека и другие нематериальные блага защищаются гражданским законодательством, если иное не вытекает из существа этих нематериальных благ (п. 2 ст. 2 ГК РФ). При этом в ст. 150 ГК РФ определен примерный перечень юридически защищаемых нематериальных благ, подразделяемых на две группы:

  • нематериальные блага, приобретаемые гражданами в силу рождения и юридическими лицами в силу создания;
  • нематериальные блага, приобретаемые ими в силу закона.

К благам первой группы ГК РФ относит жизнь, здоровье, достоинство личности, личную неприкосновенность, честь и доброе имя, деловую репутацию, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Они объективно существуют независимо от их правовой регламентации и нуждаются в правовой защите только в случае посягательства на эти блага. При этом, как отмечалось, право граждан на честь, достоинство и деловую репутацию является их конституционным правом, а деловая репутация юридических лиц — одним из необходимых условий их успешной деятельности.

К нематериальным благам второй группы относится право свободного передвижения, право выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права. Они являются субъективными правами конкретного правоотношения и тем самым уже урегулированы нормами права. В случае нарушения эти права пользуются юридической (законодательной) защитой.

Право на защиту чести, достоинства и деловой репутации закреплено в ст. 152 ГК РФ. Согласно п. 1 этой статьи гражданин вправе требовать в судебном порядке опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Из содержания данной нормы следует, что право на опровержение может иметь место только в отношении распространения порочащих сведений. Важно и то, что такое право возникает независимо от способа распространения таких сведений, а не только в результате публикаций в средствах массовой информации, как это было ранее. В этом же пункте указано, что по требованию заинтересованных лиц допускается защита чести и достоинства гражданина и после его смерти. Действительно, порочащие сведения в отношении такого лица не должны умалять репутацию, доброе имя его семьи и других субъектов правоотношений. При этом законодатель дает неопределенно широкий круг возможных истцов, употребляя словосочетание «по требованию заинтересованных лиц».

Распространенные в средствах массовой информации не соответствующие действительности сведения должны быть опровергнуты также в средствах массовой информации, а если указанные сведения содержатся в том или ином документе, исходящем от организации, такой документ подлежит замене или отзыву. Что касается порядка опровержения иных ситуаций, то он устанавливается судами (п. 2 ст. 152 ГК РФ).

В соответствии с п. 3 указанной статьи гражданин, в отношении которого средствами массовой информации опубликованы сведения, ущемляющие его права или законные интересы, имеет право на публикацию своего ответа в тех же средствах массовой информации. Следует обратить внимание на одно существенное обстоятельство, вытекающее из содержания ст. 152, в которой говорится о распространении в средствах массовой информации сведений, «порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина» (п. 2), а также «ущемляющих его права и законные интересы» (и. 3). В первом случае указывается, что такие сведения должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации, а во втором — гражданину предоставлено «право на опубликование своего ответа».

В соответствии со ст. 208 ГК РФ на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных прав исковая давность не распространяется, кроме случаев, предусмотренных законом.

При невозможности установить лицо, распространившее сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, пострадавшее лицо вправе обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности (п. 6 ст. 152).

В случае невыполнения судебного решения суд правомочен наложить на нарушителя штраф. Штраф налагается в порядке и размере, установленных гражданским процессуальным законодательством, и взыскивается в доход Российской Федерации. Предусмотрена также возможность возмещения пострадавшему гражданину убытков и морального вреда, причиненных распространением порочащих сведений (и. 5 ст. 152).

Таким образом, способами защиты чести, достоинства и деловой репутации в гражданском праве являются опровержение и компенсация (возмещение) потерпевшему морального вреда. При этом под опровержением понимается доведение до круга лиц, в среде которых сведения были распространены, информации о признании их судом не соответствующими действительности, а под моральным вредом (в соответствии со ст. 151 ГК РФ) — признание физических или нравственных страданий потерпевшего.

Компенсация морального вреда как способ защиты чести, достоинства и деловой репутации

В гражданском праве под вредом понимаются неблагоприятные изменения в охраняемом законом благе. При этом следует различать имущественный и неимущественный (моральный) вред. Однако это не означает, что причинение имущественного вреда не влечет за собой переживаний или страданий потерпевшего, и в этом аспекте указанные понятия по своим последствиям в определенном смысле взаимосвязаны и взаимозависимы.

Необходимо отметить, что в результате умаления чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан или юридических лиц им причиняется моральный вред, подлежащий компенсации (ст. 151 ГК РФ). Иными словами, неимущественный (моральный) вред предполагает прежде всего различные нравственные, эмоциональные переживания, причиняемые правонарушением. Моральный вред нередко заставляет потерпевшего страдать чувствительнее и острее, чем имущественный вред: не нанося потерпевшему имущественного вреда, он причиняет тяжелые нравственные страдания и душевные муки. Моральный вред означает, в частности, нарушение психического благополучия, душевного равновесия личности.

Таким образом, моральный вред представляет собой претерпевание физических или нравственных страданий, сужение свободы личности, и поэтому он не должен оставаться вне сферы права.

Моральный вред упоминается в ст. 12, 151, 152, 1099-1101 ГК РФ. В настоящее время правовая оценка сущности морального вреда, под которым законодатель понимает причинение гражданину физических или нравственных страданий, закреплена в ст. 151 ГК РФ.

В п. 2 постановления Пленума Верховного Суда от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (ред. от 6 февраля 2007 г.) говорится, что под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага или нарушающими его личные неимущественные или имущественные права. Далее отмечается, что нравственные переживания и страдания человека могут быть связаны «с утратой родственников, невозможностью продолжить активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав».

Обязанность правонарушителя компенсировать причиненный им нравственный (моральный) ущерб является мерой определенной ответственности, имеющей превентивное значение в охране прав личности, не позволяющей безнаказанно умалять ее честь, достоинство, деловую репутацию. Компенсация морального вреда является, в свою очередь, одним из способов защиты гражданских прав (ст. 12 ГК РФ).

В ГК РФ предусмотрены основания, способы и размер компенсации морального вреда, взыскиваемого судом, в частности:

  • компенсация морального вреда (физических или нравственных страданий) осуществляется при нарушении личных неимущественных прав гражданина или при посягательстве на принадлежащие ему нематериальные блага (в том числе на честь, достоинство и деловую репутацию), а также в других случаях, предусмотренных законом (ст. 151);
  • предусматривается компенсация морального вреда юридическому лицу, в отношении которого имело место распространение не соответствующих действительности сведений, порочащих его деловую репутацию (п. 7 ст. 152);
  • компенсация морального вреда, в частности, причиненного распространением сведений, порочащих честь и достоинство или деловую репутацию, осуществляется независимо от вины причинителя вреда;
  • компенсация морального вреда осуществляется только в денежной форме и определяется в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также от степени вины причинителя вреда в тех случаях, когда вина является основанием для возмещения вреда (п. 1,2 ст. 1101).

Следует обратить внимание на то, что впервые в отношении размера компенсации морального вреда законодатель установил, что при его определении должны учитываться требования «разумности и справедливости» (п. 2 ст. 1101 ГК РФ), а также «степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальной особенностью лица, которому причинен вред» (ст. 151).

На требования о компенсации морального вреда исковая давность не распространяется, так как они вытекают из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ (п. 1 ст. 208 ГК РФ).

Невозможность точного определения денежного или иного имущественного эквивалента не должна сдерживать суды в вынесении решений по возмещению морального вреда, в частности, в виде денежной компенсации. Согласно законодательству потерпевший сам субъективно оценивает тяжесть причиненного ему морального вреда и в иске указывает определенную сумму.

Судебная защита чести, достоинства, деловой репутации

Гражданское законодательство основывается на недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной зашиты (п. 1 ст. 1 ГК РФ).

Судебная защита представляет собой предусмотренные законом меры государственного принуждения, направленные на охрану прав и свобод и ликвидацию последствий их нарушения, реализующиеся в порядке гражданского судопроизводства, одним из важных средств возбуждения которого является иск.

Право на судебную защиту следует рассматривать как конституционное субъективное право физического или юридического лица, которое в гражданском судопроизводстве реализуется посредством целого комплекса правомочий: право на обращение к суду вообще и к конкретному суду; право на объективное рассмотрение требований, заявленных истцом; право на вынесение законного и обоснованного решения, а также право на возбуждение кассационного и надзорного разбирательства и на исполнение судебного решения.

В соответствии с законодательством всякое заинтересованное лицо вправе в установленном порядке обратиться в суд за защитой нарушенного (или оспариваемого) права или охраняемого законом интереса. С исками об опровержении распространенных не соответствующих действительности, порочащих сведений вправе обращаться в суд гражданин, честь, достоинство и деловая репутация которого умалена, и организация (юридическое лицо), если опорочена ее деловая репутация.

Сообщение порочащих сведений лицу, которого они касаются, распространением не признается. В подобных случаях гражданин, которому сообщены оскорбительные для него сведения, вправе обратиться в суд с просьбой возбудить дело о привлечении виновного к уголовной ответственности по ст. 130 УК РФ. Такое оскорбление считается нанесенным при отсутствии распространения каких-либо сведений о потерпевшем третьим лицам, «один на один» (например, непристойный жест, оскорбительное письмо потерпевшему, содержащее нецензурные выражения, и т. д.). Перечисленные действия умаляют достоинство человека и порождают право не только на возбуждение уголовного дела по статье, но и на компенсацию морального вреда (при наличии вины причинителя вреда).

Согласно п. 6 ст. 152 ГК РФ при обстоятельствах, когда установить лицо, распространившее сведения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию гражданина или деловую репутацию юридического лица, невозможно, лицо, в отношении которого эти сведения распространены, вправе обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности.

Не менее важной предпосылкой для возникновения правомочия на предъявление иска у обращающегося за судебной защитой лица является гражданская правоспособность. Наделяя субъектов способностью обладать гражданскими правами и обязанностями, законодатель обеспечивает их также способностью обратиться в суд или иной юрисдикционный орган за защитой своего права или интереса, быть ответчиком или иным субъектом процесса и обладать гражданскими процессуальными правами и обязанностями.

Дела по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации по ст. 152 возбуждаются по общим правилам возбуждения гражданских дел в суде. Такое дело может быть возбуждено путем подачи искового заявления гражданами или организациями (юридическими лицами).

Как отмечалось выше, по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации бремя доказывания соответствия действительности распространенных порочащих сведений лежит на ответчике, истец обязан доказать лишь сам факт их распространения лицом или организацией, к которым заявлено исковое требование.

Следует отметить, что возможность реального исполнения судебного решения обеспечивается еше в период принятия искового заявления, подготовки и рассмотрения гражданского дела, в том числе о защите чести, достоинства и деловой репутации. Так, суд может принять меры к обеспечению иска, запретив до вынесения окончательного решения по делу дальнейшее распространение сведений, порочащих истца. Суд обязан принять все меры, независимо от стадии процесса, к урегулированию спора, не допуская при этом ущемления прав и законных интересов каждой из сторон.

§ 2. Деловая репутация юридических лиц в гражданском обороте

Рассматривая деловую репутацию юридического лица как особое немате­риальное благо, являющееся объектом неимущественного права и тесно свя­занное с имущественными интересами ее обладателя, нужно отметить, что про­блема эффективного включения в хозяйственный оборот нематериальных объ­ектов до сих пор не потеряла своей актуальности.

Так, споры в литературе вызывает следующий вопрос: если деловая репу­тация юридического лица как нематериальный актив организации подлежит учету и оценке, то возможно ли ее отчуждение от правообладателя, как и любо­го другого оборотоспособного объекта гражданского права?

По данному вопросу сформировались две точки зрения. Сторонники пер­вой придерживаются мнения о том, что деловая репутация юридического лица неотчуждаема 1 . Сторонники второй отстаивают возможность ее отчуждения по договорам, предметом которых выступает предприятие как имущественный комплекс, а также по договорам, предметом которых являются исключительные

См.: Леонидов М.А. Гражданско-правовая охрана чести, достоинства, деловой репутации и доброго имени. С. 5; Смолина Л.В. Защита деловой репутации организации. С. 23; Брагин­ский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 3: Договоры о выполнении работ и ока­зании услуг. М., 2003. С. 1010 идр.

права, выполняющие функцию индивидуализации юридического лица, его то­варов и услуг 1 .

При этом противоречивую позицию занимает и сам законодатель. В ст. 150 ГК РФ он устанавливает, что деловая репутация является нематериальным бла­гом и не может быть отчуждена и передана любым иным способом (но в статье говорится только о физических лицах), однако в ст. 1027 Кодекса допускает ис­пользование деловой репутации организации, наряду с комплексом исключи­тельных прав правообладателя, а в силу ст. 1042 ГК РФ она вносится в общее дело в качестве вклада по договору простого товарищества.

Думается, это и порождает разные мнения относительно оборотоспособ­ности деловой репутации юридического лица. Очевидно, что здесь необходимо осветить следующие моменты.

Мнение о возможности отчуждения деловой репутации юридического лица по договорам, предметом которых является предприятие (например, куп­ли-продажи, мены, ренты), ошибочно, так как основано на неверном толкова­нии п. 2 ст. 132 ГК РФ, согласно которому в состав предприятия как имущест­венного комплекса входят: 1) имущество в собственном смысле слова, а также права требования и долги и 2) объекты интеллектуальной собственности, а также приравненные к ним средства индивидуализации предприятия, выпус­каемой им продукции, работ и услуг (коммерческое обозначение, товарные знаки, знаки обслуживания) 2 . При заключении названных договоров можно го­ворить лишь о смене собственника предприятия как имущественного комплек­са. Деловая репутация как сформировавшаяся устойчивая характеристика ее

Дьяченко Е.М. Деловая репутация юридических лиц. С. 6; Никуличева Н.Ю. Право юриди­ческих лиц на деловую репутацию и его гражданско-правовая защита. Новосибирск, 2005. С. 117, 357; Власов А. А. Проблемы судебной защиты чести, достоинства и деловой репута­ции. С. 23; Лысенко Е.С. Определение франчайзинга как экономического отношения // Про­белы в российском законодательстве. 2009. № 4. С. 356; Ульянова О.А. Деловая репутация юридического лица в российском гражданском праве: понятие и отличительные черты // Мо­лодой ученый. 2015. № 9. С. 891-896.

2 Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: в 2 т. / под ред. Т.Е. Або- вой, А.Ю. Кабалкина. Т. 1. С. 168.

владельца переходит на нового собственника без какого-либо фактического от­чуждения и, естественно, определенное время за ним сохраняется независимо от успешности (неуспешности) его деятельности, поскольку обладает продол­жительным действием (инерционностью).

В зарубежных странах деловая репутация также относится к нематери­альным активам, учитываемым при продаже компании в целом, но амортизиру­ется в различных странах по-разному. Так, в Японии максимальный период амортизации составляет 5 лет, в Нидерландах и Швеции — 10, в Австралии — 20, в Канаде и США-40.

Таким образом, деловая репутация юридического лица не просто связана с имущественными отношениями, в которых участвует ее обладатель, а наряду с коммерческим обозначением, товарным знаком и знаком обслуживания также является реальной ценностью, выражающейся для юридического лица в опре­деленном имущественном росте, расширении круга деловых связей, получении финансовых и иных льгот.

Многие цивилисты справедливо отмечают тесную связь деловой репута­ции юридического лица с объектами интеллектуальной собственности, закреп­ленными в гл. 76 ГК РФ, такими как фирменное наименование, знак обслужи­вания, товарный знак 1 . Их сходство состоит в том, что все эти объекты граж­данских прав индивидуализируют юридическое лицо. Посягательство на каждый из этих объектов вызывает, как правило, негативные изменения в имуществен­ном положении юридического лица. К тому же все они имеют определенную ценность в экономическом смысле, так как служат цели получения прибыли.

Однако подобное сходство еще не говорит о возможности фактического отчуждения деловой репутации по договорам, в которых участвуют объекты

Близнец И.А. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: теоретико­правовое исследование: дис. . д-ра юрид. наук. М., 2003. С. 14; КаруннаяЯ.А. Правовая природа средств индивидуализации коммерческих организаций: автореф. дис. канд. юрид. наук. Новосибирск, 2005. С. 3; ДжабаеваА.С. Деловая репутация юридического лица как не­материальный актив: некоторые вопросы гражданско-правового режима // Юрист. 2006. №З.С. 22.

интеллектуальной собственности, например по договору коммерческой концес­сии (ст. 1027 ГКРФ), простого товарищества (с. 1042 ГК РФ).

В отношении института коммерческой концессии отметим, что правовое опосредование передачи комплекса исключительных прав для их использова­ния в предпринимательской деятельности представляет собой институт дого­ворного права, предназначенный стимулировать процесс использования объек­тов исключительных прав в коммерческом обороте. Основной целью договора коммерческой концессии является не передача деловой репутации юридическо­го лица в комплексе с иными объектами исключительных прав, а рост деловой репутации самого пользователя за счет использования им объектов исключи­тельных прав правообладателя.

В связи с этим заслуживает поддержки точка зрения М.И. Брагинского и В.В. Витрянского о том, что при передаче прав на использование средств инди­видуализации деловая репутация их правообладателя будет распространяться на получателя естественным образом и никакие внешние регуляторы не спо­собны вмешаться в этот процесс 1 . Соответственно передача деловой репутации юридического лица по данному договору не осуществляется, а происходит воз­мездная передача прав на использование средств индивидуализации, а вместе с тем и распространение деловой репутации юридического лица на их нового получателя 2 .

Нормами ГК РФ о договоре простого товарищества предусматривается, что вкладом товарища признается все, что он вносит в общее дело, в том числе деньги, иное имущество, профессиональные и иные знания, навыки и умения, а также деловая репутация и деловые связи (и. 1 ст. 1042 ГК РФ). В названных правоотношениях также вряд ли возможно говорить о фактической передаче деловой репутации, поскольку основу договора простого товарищества состав-

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 3: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. С. 1010.

2 Лысенко Е.С. Определение франчайзинга как экономического отношения. С. 357.

ляет именно непосредственное участие конкретного лица (товарища) в дости­жении общей цели всех участников товарищества. Представляется, что профес­сиональные и иные знания, навыки и умения, а также деловая репутация и де­ловые связи — это особого рода вклад в общее дело товарищей. Следовательно, отдельная передача подобного рода вкладов вне их связи с конкретным участ­ником договора простого товарищества неосуществима.

Таким образом, нельзя признать верным вывод о том, что деловая репу­тация наравне с имуществом может участвовать в гражданских правоотноше­ниях. Соответственно она не может отчуждаться, поскольку данным благом на­делен лишь сам правообладатель. Безусловно, деловая репутация имеет неиму­щественную ценность для ее обладателя, но в силу своей экономической ценности она обретает вполне определенный имущественный характер. Однако возможность рассматривать ее в качестве объекта вещного права, как это ут­верждают некоторые цивилисты [27] , не подтверждается ни позицией законодате­ля, ни правоприменительной практикой.

В этом смысле правильной видится позиция М.Н. Малеиной, которая приходит к выводу, что если в состав объектов бухгалтерского учета введены затраты на различные нематериальные ценности, способствующие хозяйствен­ной деятельности предприятия и получению определенных доходов, то прибли­зительная их оценка возможна.

Так, как уже указывалось ранее, ГК РФ причисляет деловую репутацию к нематериальным благам (ст. 150 ГК РФ), а в соответствии со ст. 128 ГК РФ не­материальные блага признаются объектом гражданских прав, но не входят в со­став имущества. Кроме того, если признать деловую репутацию имуществом,
то возникнет ряд неразрешимых вопросов, ведь имущество (не изъятое из обо­рота и не ограниченное в обороте) можно свободно отчуждать, продавать, да­рить, сдавать в аренду и т. д. Естественно, что подобные сделки с деловой ре­путацией неосуществимы (абсурдным был бы, например, заключенный между юридическими лицами договор мены деловой репутации).

В связи с этим также представляет интерес позиция Арбитражного суда Уральского округа. Согласно и. 14 утвержденного им Обзора практики рас­смотрения споров о защите деловой репутации от 31 июля 2009 г. деловая ре­путация как нематериальное благо не может быть объектом правопреемства в случае реорганизации юридического лица [29] . Данной позиции поддерживаются многие арбитражные суды, которые указывают, что деловая репутация вследст­вие своей неотчуждаемости и неотделимости от личности правообладателя — как физического, так и юридического лица — не может быть объектом право­преемства [30] .

Однако сторонники другого подхода полагают, что правопреемство в от­ношении деловой репутации вполне допускается, подтверждением чему служит многочисленная судебная практика [31] . Их подход основывается на нормах ГК РФ, в силу которых к гражданским правам относятся в том числе неотчуждае­мые права и свободы человека и другие нематериальные блага (ст. 2 ГК РФ). Согласно же ст. 58 ГК РФ к правопреемнику переходят все права и обязанно­сти, а не только имущественные.

Эта позиция нашла отражение в и. 13 Обзора практики рассмотрения су­дами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации (утв.

Президиумом Верховного Суда РФ 16 марта 2016 г.). В нем говорится: «Защита деловой репутации реорганизованного общества непосредственно связана с формированием деловой репутации вновь созданных юридических лиц, дейст­вующих в той же экономической сфере с использованием активов реорганизо­ванного общества, которые перешли к вновь образованным юридическим ли­цам в порядке, установленном статьей 58 ГК РФ» [32] [33] .

В свою очередь отметим, что зарубежная правоприменительная практи­ка идет по иному пути. Так, Европейский Суд по правам человека придержи­вается позиции, что доброе имя (деловая репутация) может при некоторых об­стоятельствах рассматриваться как имущество в смысле ст. 1 Протокола № 1 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Напри­мер, в деле «Ван Марле против Нидерландов» Европейский Суд подчеркнул: экономическая ценность деловой репутации в данном случае заключается в том, что благодаря своему доброму имени и хорошей деловой репутации заявители смогли создать себе клиентуру и деловые связи. Следовательно, доброе имя (деловая репутация) является «имуществом с точки зрения ст. 1 Протокола № 1» .

Все изложенное позволяет согласиться с мнением А.С. Джабаевой, кото­рая полагает, что хотя деловая репутация юридических лиц может иметь иму­щественную окраску, становиться товаром, передача другому лицу только де­ловой репутации вряд ли возможна. Деловая репутация представляет собой свя­занный актив, который может быть передан (и оценен) только в совокупности с другими активами» [34] . Такой же точки зрения придерживаются и другие циви­листы [35] .

При этом следует отметить, что, например, при продаже бизнеса невоз­можно передать отдельные элементы деловой репутации юридического лица, в частности связанные с личностью руководителя, поскольку в этом случае, как уже упоминалось, изменяется лишь стоимость деловой репутации юридическо­го лица, а не ее составные части. Выполняя функцию индивидуализации юри­дического лица, деловая репутация выступает в гражданском обороте только совместно с иными объектами, выполняющими аналогичную функцию инди­видуализации юридического лица, такими как фирменное наименование, то­варный знак, коммерческое обозначение юридического лица.

Итак, законодатель, формулируя ст. 150 ГК РФ, справедливо причислил деловую репутацию к нематериальным благам, однако он не учел ее особенно­стей, а именно имущественный характер, что противоречит другим нормам ГК РФ, предусматривающим возможность ее отчуждения.

Проведенный анализ позволяет утверждать, что право на деловую репу­тацию юридического лица — это неимущественное право юридического лица с

Эти две составляющие деловой репутации тесно переплетаются, выражая сущность данного института. Так, в случае ущемления деловой репутации юридического лица опубликование опровержения сведений, нанесших ей вред, станет неимущественной, а возмещение причиненных умалением деловой ре­путации материальных убытков — имущественной составляющей при реализа­ции рассматриваемого права.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что деловая репута­ция юридического лица как нематериальное благо не может самостоятельно участвовать в гражданском обороте. Использовать деловую репутацию ее пра­вообладатель или иные субъекты предпринимательской деятельности могут только вместе со средствами индивидуализации как самого юридического лица, так и его товаров, работ и услуг, но не путем фактического отчуждения ее от юридического лица.

Рассматривая вопрос о возможности участия деловой репутации юриди­ческого лица в хозяйственном обороте, следует отметить, что она напрямую связана с осуществлением юридическим лицом определенной деятельности. Но здесь возникает другой немаловажный вопрос: можно ли говорить о наличии деловой репутации у юридического лица, не занимающегося предприниматель­ской деятельностью?

Законодатель в и. 7 ст. 152 ГК РФ прямо не указывает на то, что деловая репутация юридического лица подлежит защите, только если оно участвует в хозяйственном обороте, а арбитражная практика занимает по данному вопросу противоречивую позицию. Представляет интерес и. 10 Обзора практики рас­смотрения споров о защите деловой репутации Президиума Федерального ар­битражного суда Уральского округа от 31 июля 2009 г., согласно которому с требованием о защите деловой репутации вправе обратиться орган государст­венной власти или орган местного самоуправления, если распространенные сведения касаются осуществления им экономической деятельности. Аналогич­ного мнения придерживаются и суды общей практики. Например, Фрунзенский районный суд г. Владимира отказал общественной организации в иске о защите деловой репутации, сославшись на то, что понятие деловой репутации приме­нимо только к лицам, участвующим в деловом обороте, каковыми обществен­ные организации не являются 1 .

Иначе говоря, обычно судебная практика идет по пути отказа в защите деловой репутации юридических лиц, чья деятельность не связана с извлечени­ем прибыли, на том основании, что их деловая репутация не затрагивает эконо­мическую деятельность . То есть правом на защиту своих прав по ст. 152 ГК РФ располагают только коммерческие организации и не обладают таковым ор­ганизации некоммерческие (ст. 50 ГК РФ).

Обозрение: судебные новости: хроника регионального правосудия. Прецеденты и истории (1998-1999): для СМИ, власти и практикующих юристов. М., 1999. Выл. 1. С. 25.

2 См.: Постановление ФАС Дальневосточного округа от 7 февраля 2013 г. № ФОЗ-52/2013 по делу№ А59-2607/2012 // СПС «КонсультантПлюс».

Однако другие суды наличие деловой репутации у некоммерческих юри­дических лиц не оспаривают [36] [37] [38] .

Представляется, что дифференциация деловой репутации юридических лиц в зависимости от их деления на коммерческие и некоммерческие явно не­обоснованна, поскольку это нарушает охраняемый законом интерес юридиче­ского лица в объективной оценке его деятельности, который существует у него как у субъекта права независимо от цели его деятельности.

Отметим, что В.В. Голофаев предлагает использовать аналогичный под­ход и в ходе применения положений Гражданского кодекса РФ о фирменном наименовании (ст. 1473) к некоммерческим организациям .

Для повышения единообразия арбитражной практики необходимо внести изменения вп. 11 ст. 152 ГК РФ, изложив его в следующей редакции: «Правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина, за исключением положений о компенсации морального вреда, применяются к защите деловой репутации юридического лица независимо от цели его деятельности и органи­зационно-правовой формы».

Честь, достоинство и деловая репутация как объекты гражданских прав Беспалов Александр Викторович

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Беспалов Александр Викторович. Честь, достоинство и деловая репутация как объекты гражданских прав : Дис. . канд. юрид. наук : 12.00.03 : Краснодар, 2004 167 c. РГБ ОД, 61:04-12/1309

Содержание к диссертации

Глава 1. ОБЪЕКТ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВООТНОШЕНИЯ 10

1. Понятие объекта гражданского правоотношения 10

2. Нематериальные блага в системе объектов гражданских правоотношений 28

3. История развития чести, достоинства, деловой репутации как объектов гражданского правоотношения 49

4. Честь, достоинство, деловая репутация как объекты международного частного права 61

Глава 2. ЧЕСТЬ И ДОСТОИНСТВО КАК ОБЪЕКТЫ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВООТНОШЕНИЯ 70

1. Правовая природа чести и достоинства 70

2. Честь как объект гражданского правоотношения 81

3. Достоинство как объект гражданского правоотношения 89

Глава 3. ДЕЛОВАЯ РЕПУТАЦИЯ КАК ОБЪЕКТ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВООТНОШЕНИЯ 95

1. Понятие деловой репутации как объекта гражданского правоотношения 95

2. Содержание гражданского правоотношения по защите деловой репутации 106

Глава 4. ОПРОВЕРЖЕНИЕ — СПЕЦИАЛЬНЫЙ СПОСОБ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ ЧЕСТИ, ДОСТОИНСТВА, ДЕЛОВОЙ РЕПУТАЦИИ КАК ОБЪЕКТОВ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВООТНОШЕНИЯ 126

1. Опровержение как внесудебный способ защиты 126

2. Опровержение как судебный способ защиты 134

Список использованной литературы 155

Введение к работе

Актуальность темы исследования. Ст.1 Конституции РФ провозгласила Россию демократическим правовым государством, а статьёй 2 установлено, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Для реализации этих положений важнейшее значение должно придаваться защите чести и достоинства гражданина. По правовой природе названные нематериальные блага входят в состав объектов гражданских прав. Конституционные основы регулирования защиты чести и достоинства гражданина составляют следующие правила: принцип охраны достоинства личности, состоящий в том, что достоинство личности охраняется государством, ничто не может быть основанием для его умаления (п.1 ст.21); каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (п. 1 ст.23).

Нередко распространением недостоверных порочащих сведений нарушается деловая репутация юридических лиц, что в условиях рыночной экономики неизбежно приводит к существенному снижению уровня конкурентоспособности организации. Это требует адекватного гражданско-правового регулирования.

Специальные средства гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации закреплены в ст. 152 ГК РФ, п.1 которой устанавливает, что лицо вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь или достоинство сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Процесс реализации данных норм показал ряд проблем теоретического и практического характера, предопределённых недостаточной исследованностью объектов названной гражданско-правовой защиты, что вызвало необходимость проведения данного исследования.

Таким образом, детальное исследование теории и практики судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации как объектов гражданских прав является в настоящее время в высшей степени актуальным.

Цель и задачи диссертационного исследования. Целью настоящей работы является комплексное исследование чести и достоинства граждан как объектов гражданских прав.

Поставленная цель достигается посредством решения следующих задач:

— определение понятий и правовой природы чести, достоинства и
деловой репутации как объектов гражданских прав;

— определение места чести, достоинства и деловой репутации в системе
объектов гражданских прав;

изучение отечественной истории развития вопроса защиты чести, достоинства и деловой репутации как объектов гражданских прав;

исследование имеющихся средств защиты чести, достоинства и деловой репутации;

выработка предложений по совершенствованию механизма защиты чести, достоинства и деловой репутации юридических лиц;

определение момента возникновения и особенностей развития чести, достоинства и деловой репутации;

разработка предложений по совершенствованию норм, составляющих правовое регулирование чести, достоинства и деловой репутации;

— определение правовой природы отношений по защите чести,
достоинства и деловой репутации;

— установление субъектного состава правоотношений по защите чести,
достоинства и деловой репутации;

— изучение материалов судебной практики по защите чести,
достоинства и деловой репутации, выявление недостатков такой практики и
выработка предложений по их устранению;

установление соотношения понятий «нематериальное благо» и «неимущественное право»;

исследование сферы применения понятия «деловая репутация» и разработка предложений по совершенствованию его правового регулирования.

Объектом диссертационного исследования являются правовые категории — честь, достоинство и деловая репутация как объекты гражданских прав.

Предметом исследования послужили нормы права, регламентирующие честь, достоинство и деловую репутацию, а также материалы практики применения данных норм.

Методологическая основа исследования. Для достижения указанной цели и решения поставленных задач диссертационное исследование основывалось на положениях материалистической диалектики с использованием методов сравнительно-правового, системно-структурного, формально-логического, грамматического, исторического анализа. При этом исследована и критически оценена литература по гражданскому праву и общей теории права.

Теоретическая база исследования. В диссертации аккумулирован научный материал, послуживший её исследовательской основой и позволивший сохранить преемственность в развитии правовой науки. Теоретическую основу настоящей работы составили труды дореволюционных российских цивилистов — Д.И. Мейера, И.А. Покровского, В.М. Хвостова, Г.Ф. Шершеневича, а также труды советских цивилистов и современных отечественных учёных: М.М. Агаркова, С.С. Алексеева, В.А. Белова, С.Н. Братуся, А.Б. Венгерова, В.Г. Вердникова, А.А. Власова, Д.М. Генкина, К.И. Голубева, В.А. Дозорцева, Н.Д. Егорова, А.А. Ерогленко, О.С. Иоффе, Л.О. Красавчиковой, О.А. Красавчикова, В.А. Лапача, М.Н. Малеиной, Н.С. Малеина, А.В. Мицкевича, СВ. Нарижнего, СВ. Потапенко, В.И. Сенчищева, А.П. Сергеева, М.С Строговича, Е.А. Суханова, Е.А.

Флейшиц, P.O. Халфиной, М.Д. Шаргородского, A.M. Эрделевского, В.Ф. Яковлева, К.Б. Ярошенко и других авторов.

Нормативная и эмпирическая база исследования. Выводы и предложения, содержащиеся в работе, основаны на исследовании и оценке норм международного права, Конституции РФ, гражданского законодательства (в широком смысле слова), материалов практики реализации данных норм.

Эмпирической базой исследования послужили материалы опубликованной и архивной судебной- практики. Автором были проанализированы постановления Конституционного Суда РФ, постановления Пленума Верховного суда РФ, решения и определения Верховного суда РФ, решения и постановления Краснодарского краевого суда, районных судов края и иных судов.

Научная новизна работы проявляется в том, что в ней на базе имеющихся знаний науки гражданского права представлено одно из первых комплексное исследование чести, достоинства и деловой репутации как объектов гражданских прав.

Результатом исследования данной проблемы явились следующие основные выводы и предложения автора, которые выносятся на защиту:

По правовой природе честь и достоинство гражданина представляют собой личные нематериальные блага, обладающие абсолютным характером. Следовательно, правообладатель состоит со всеми и каждым в абсолютном правоотношении, в котором у всех иных лиц имеется пассивная обязанность не умалять честь и достоинство гражданина. Потому требования о защите могут быть заявлены в отношении любого лица, опорочившего такие нематериальные блага правообладателя.

Честь и достоинство формируются в процессе и по мере развития общественной деятельности человека и способности к самостоятельной оценке этой деятельности, а не возникают в момент рождения. Тем более нет оснований с момента рождения говорить о чести и достоинстве как правовых

7 явлениях. Такое право не может рассматриваться как элемент правоспособности, являющейся равной для всех с момента рождения. Юридический факт, лежащий в основе возникновения анализируемого права, характеризуется прежде всего тем, что невозможно указать точный момент во времени, когда он возникает. Возможно лишь раскрытие тех условий, при которых он может наступить. Содержание чести и достоинства любого человека постоянно обогащается, меняется по мере развития его общественной деятельности.

Особой защиты честь и достоинство требуют в случаях, когда закон связывает возможность той или иной деятельности с высокими моральными качествами личности. Соответственно, предлагаем ввести в гражданское право понятие «квалифицированных видов чести и достоинства», особенности защиты которых необходимо предусмотреть в законодательстве, так как диффамация в отношении них нарушает и иные (например, трудовые) права граждан.

В отличие от чести и достоинства, деловая репутация может быть оценена в денежной форме, хотя и приблизительно; она может быть объектом некоторых договоров (коммерческой концессии, простого товарищества). Потому деловую репутацию следует отнести к неимущественным благам, связанным с имущественными.

Если сведения, посягающие на честь, достоинство и деловую репутацию, распространены средствами массовой информации на правах рекламы, то редакция несет ответственность за содержание распространенной таким образом информации. В случае умаления деловой репутации конкретных физических или юридических лиц недобросовестной рекламой они имеют право на судебную защиту от такого вида диффамации.

Обоснован вывод о том, что деловая репутация принадлежит юридическому лицу с момента его образования, составляет неотъемлемую часть его правоспособности и изменяется в процессе деятельности организации.

8 7. Деловой репутацией могут обладать не только коммерческие организации и индивидуальные предприниматели, а любые лица, осуществляющие социально значимую деятельность. Во избежание практических проблем применения данного правила считаем целесообразным внесение необходимых изменений в ст. 152 ГК РФ и закрепление возможности защиты профессиональной и служебной репутации граждан.

9. Моральный вред могут претерпевать лишь граждане, к юридическим
лицам эта категория неприменима. Практика показывает, что
неимущественный вред им причиняется, но не компенсируется. Потому в
целях реализации таких гражданско-правовых принципов, как обеспечение
восстановления нарушенных прав и их судебной защиты предлагаем п.7
ст. 152 ГК РФ изложить в новой редакции: «Юридическое лицо, в отношении
которого распространены сведения, порочащие его деловую репутацию,
вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения
убытков и денежной компенсации неимущественного вреда, причиненных их
распространением».

Исходя из того, что нередко ответчики — редакции СМИ, публикуя опровержение по решению суда, тут же его комментируют, подвергая сомнению выводы суда; обосновывается вывод о том, что если комментарий к опровержению содержит в себе признаки диффамационного деликта, то потерпевший от диффамации вправе обратиться в суд с новым иском.

Потерпевший от публикации в средствах массовой информации сведений, порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию, по смыслу ст. 152 ГК РФ может обратиться за защитой своих прав непосредственно в суд и не обязан проходить до суда процедуру обращения с просьбой опровержения в опорочивший его орган информации (ст. ст. 43 -45 Закона о СМИ). Такая процедура (порядок опровержения) к досудебному (претензионному) порядку урегулирования диффамационного спора не

9 относится, поэтому его необходимо рассматривать как альтернативный порядок защиты нарушенных прав.

Практическая значимость исследования состоит в том, что содержащиеся в нём положения, выводы и предложения по совершенствованию законодательства и практики его реализации могут быть использованы в дальнейшей научной разработке проблем гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации, в практической деятельности субъектов гражданских прав, в правоприменительной деятельности органов судебной власти, в обучении студентов юридических факультетов и вузов и повышении квалификации практических работников.

Апробация результатов исследования заключается в публикации пяти научных статей по теме, а также в использовании таких результатов в практической судебной деятельности автора.

Структурно диссертация состоит из введения, четырёх глав, объединяющих одиннадцать параграфов, заключения и библиографического списка использованной литературы.

Понятие объекта гражданского правоотношения

Вопросы, связанные с объектом правового регулирования, являются одними из наиболее сложных в теории правоотношения. Трудно здесь найти положение, которое бы единодушно признавалось всеми авторами, не вызывало споров. С философской точки зрения под объектом понимается то, что противостоит субъекту в его предметно-практической и познавательной деятельности. Объект, таким образом, представляет собой часть объективной реальности, с которой взаимодействует субъект. Данное определение является исходным для правового понимания категории «объект». Но, несмотря на это, теория права знает довольно значительное количество существенно отличающихся друг от друга значений анализируемого понятия. В теории гражданского права существует несколько подходов в понимании объекта гражданского правоотношения. Сторонники теории единого правового объекта (монистическая теория) считают, что «в качестве объекта прав может выступать не все многообразие подчиненных человеку внешних явлений, а лишь их определённая и единая группа, на которую распространяется действие предоставленных личности субъективных прав». Единственным объектом правоотношения, по мнению О.С. Иоффе, представителя «поведенческой» теории объекта, является человеческое поведение. Автор не проводит различия между объектом прав и обязанностей субъектов правоотношения с объектом правоотношения в целом. Очевидно, однако, что человек не может выступать в качестве объекта права. Подобная теория идет вразрез с активно формирующейся в настоящее время концепцией прав личности. Кроме того, для правоотношения значимо не столько само поведение, сколько его правовое содержание. Г.Ф. Шершеневич писал: «. очевидно, человек не добивался бы прав, если бы все сводилось к подчинению ему воли пассивных субъектов. Эта подчиненность чужой воле- чрезвычайно важное средство, но это не то, на что направлено внимание субъекта. Притом воля, не выраженная внешне в действии, не поддается юридическому господству. В объекте права скрещиваются интересу управомоченного и обязанного субъектов и юридическое отношение есть отношение вынужденно разграниченных интересов. Объект права следует искать в благах, обеспечиваемых правом как цели, а не в установленном поведении, как средстве». Со временем взгляд О.С.Иоффе на объект правоотношения несколько изменился, так в работе, написанной им совместно с М.Д. Шаргородским, выделяются уже три объекта: юридический, волевой и материальный. К сторонникам признания свойств объекта правоотношения за вещами как материальными предметами окружающего мира относятся, например М.М Агарков, А.П. Дудин, P.O. Халфина и др. В частности, P.O. Халфина под объектами правоотношения понимает предметы материального мира, а так же продукты духовного творчества в объективированной форме. «Объект правоотношения, — по мнению А.П. Дудина — это предмет, на который направлена деятельность субъектов правоотношения, осуществляемая в процессе реализации ими своих юридических прав и обязанностей».1 Вряд ли доводы представителей так называемой «вещной теории» объекта правоотношения можно назвать убедительными, так как категория «объект» фактически исключается из структуры правоотношения. В качестве объекта гражданского правоотношения предлагается понимать поведение его субъектов, которое направлено на получение различного рода благ как материальных, так и нематериальных. Понятие объект гражданского правоотношения согласно данной теории включает в себя предметы материального мира, продукты духовного творчества человека, а так же действия людей. В качестве объекта правоотношения, по мнению В.Н. Протасова, может выступать материальное или духовное благо, посредством которого удовлетворяются интересы управомоченного субъекта правоотношения. При этом благо как объект правоотношения может совпадать с содержанием правоотношения. Сторонники теории множественности правовых объектов (плюралистическая теория) считают, что «в качестве объектов прав могут выступать самые разнообразные явления не только внешнего, но и внутреннего мира человека.. .».

Правовая природа чести и достоинства

Особое внимание в настоящем исследовании привлекает к себе вопрос о юридической природе личных неимущественных прав, ставших объектом специальной гражданско-правовой охраны. В юридической литературе до настоящего времени нет единого мнения по этому вопросу. Теоретически возможны следующие его решения: закрепляемые в законе честь и достоинство могут рассматриваться как: 1) элемент правоспособности, 2) социальные блата, охраняемые правом, 3) особое субъективное право. Рассмотрим подробно каждое из них.

Если согласиться с мнением тех авторов, которые личные неимущественные права считают элементами правоспособности, то пришлось бы признать, что право на честь и достоинство возникает в момент рождения человека, в силу самого факта рождения. Но подобный взгляд трудно согласовать с самой природой чести и достоинства. Честь — это морально-политическая оценка гражданина со стороны общества, а достоинство — осознание человеком своего общественного значения, самооценка личности, покоящаяся на ее оценке обществом. Едва ли можно предположить, что морально-политическая оценка человека обществом возникает в момент рождения, до того времени, когда у него появляется способность совершения социально-значимых: поступков, по которым можно судить о его достоинствах и недостатках. Еще труднее представить, что в момент рождения у ребенка появляется способность к оценке своего поведения, ибо такая способность предполагает наличие определенной совокупности психофизических данных, складывающихся значительно позже. Отсюда, на наш взгляд, следует, что честь и достоинство формируются в процессе и по мере развития общественной деятельности человека и способности к самостоятельной оценке этой деятельности, а не возникают в момент рождения. Тем более нет оснований с момента рождения говорить о чести и достоинстве как правовых явлениях. Кроме того, если бы честь и достоинство в правовом их значении являлись элементами правоспособности, трудно было бы объяснить необходимость их самостоятельной охраны, поскольку правоспособность граждан в целом, а следовательно, и образующие ее элементы охраняются правом — ст. 8 Основ и ст. 8 ГК РСФСР, согласно которым никто не может быть ограничен в правоспособности или дееспособности иначе, как в случаях и в порядке, предусмотренных законом. Если тем не менее законодательством специально предусматривается самостоятельная охрана чести и достоинства, то это объясняется тем, что честь и достоинство — не элементы правоспособности, а особые субъективные права, и необходимость их самостоятельной защиты определяется огромным значением, которое имеют честь и достоинство человека. Правоспособность — только предпосылка правообладания. Поэтому если считать право на честь и достоинство элементом правоспособности, то надо было бы признать, что это право до момента его нарушения существует лишь в каком-то предполагаемом виде и чем-то реальным становится только после того, как оно было кем-либо ущемлено. В действительности же честь и достоинство — наличные блага человека, существование которых не связывается с какими-либо нарушениями. Человек — член общества. Живя в коллективе, ежедневно совершая социально-значимые поступки, он, естественно, подвергается определенной оценке со стороны других членов коллектива, которая и составляет не что иное, как честь данного лица. Существование права на честь и достоинство не зависит от того, будет ли оно нарушено. В момент нарушения возникает лишь необходимость защиты этого права, а не само право. Обращаясь в суд за защитой чести и достоинства, нарушенных другим лицом, гражданин требует охраны уже имеющегося у него реального права. Кроме того, следует иметь в виду, что, признавая личные неимущественные права элементами правоспособности, необходимо было бы прийти также к выводу, что они могут быть и не реализованы в конкретном правоотношении, так как правоспособность — это еще не само субъективное право, а лишь абстрактная предпосылка правообладания. Согласно другой концепции, честь и достоинство — социальные блага, охраняемые правом. Это указание само по себе правильно, однако его явно недостаточно для раскрытия содержания чести и достоинства как специфической правовой категории. Сторонники этого взгляда правильно исходят из невозможности юридического регулирования таких социальных благ, как честь и достоинство. Недостатком же данной концепции является то, что, признавая невозможность правового регулирования чести и достоинства самих по себе, она исключает и возможность существования субъективного права на них как охранительного юридического средства. Вместе с тем сторонники рассматриваемой точки зрения не отвечают на основной вопрос — что же существует в правовой сфере до нарушения чести и достоинства? Ведь если кто-то отвечает за такое нарушение, то, по всей видимости, потому, что он был обязан не посягать на честь и достоинство данного лица, которое в свою очередь имело право требовать от него определенного поведения.

Понятие деловой репутации как объекта гражданского правоотношения

Впервые в современном гражданском законодательстве нашей страны деловая репутация упоминается в п. 1 ст. 7 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 года. В соответствии с Основами деловая репутация защищается точно так же, как и давно известные нематериальные блага — честь и достоинство.

Часть первая Гражданского кодекса Российской Федерации не содержит принципиальных отличий от Основ по рассматриваемому предмету. Деловая репутация, таким образом, определяется как нематериальное благо, защита которого может осуществляться в судебном порядке.

Понятие репутации (вообще) в гражданском законодательстве отсутствует, есть лишь понятие деловой репутации. Если репутация — это сложившееся о лице мнение, основанное на оценке общественно значимых его качеств, то деловая репутация — оценка профессиональных качеств. Касательно деловой репутации коммерческих организаций следует отметить, что она в качестве нематериального блага в отдельных случаях относится к нематериальным активам коммерческой организации. Так, согласно ст. 1027 ГК РФ «по договору коммерческой концессии одна сторона (правобладатель) обязуется предоставить другой стороне (пользователю) за вознаграждение на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс исключительных прав, принадлежащих правообладателю. Договор коммерческой концессии предусматривает использование комплекса исключительных прав, деловой репутации . ». На основании ст. 1042 ГК РФ деловая репутация может быть вкладом товарища в общее дело по договору простого товарищества. Денежная оценка вклада товарища производится по соглашению между товарищами. В силу ч.ч. 3,4 ст. 60 Федерального закона РФ «О Центральном Банке Российской Федерации (Банке России)»1 Банк вправе запрашивать и получать информацию о финансовом положении и деловой репутации участников (акционеров) кредитной организации в случае приобретения ими более 20 процентов долей (акций) кредитной организации. Таким образом, деловая репутация в установленных законом случаях учитывается как правовая категория, умаление которой несет для участников хозяйственного оборота правовые последствия негативного характера. С учетом этого правильным представляется сделанный в юридической литературе вывод о том, что «деловая репутация, по сути, относится к нематериальным активам юридического лица, а право на нее сравнимо в юридическом плане с правом на интеллектуальную собственность. Следовательно, возможна приблизительная материальная (денежная) оценка деловой репутации». Но в этом случае получается, что в традиционное понимание деловой репутации как нематериального блага вносится существенная корректива, по которой деловая репутация предприятия или предпринимателя без образования юридического лица — это их нематериальные активы. Тогда возникает резонный вопрос, относится ли деловая репутация, входящая в состав нематериальных активов юридического лица или гражданина -предпринимателя, к числу личных неимущественных благ, указанных в ст. 150 ГК РФ и подлежит ли такая деловая репутация судебной защите от диффамации на основании ст. 152 ГК РФ. A.M. Эрделевский пришел к выводу, что «деловая репутация граждан — предпринимателей, которая может быть предметом договора коммерческой концессии, не относится к числу личных неимущественных благ в смысле ст. 150 ГК РФ и не может защищаться путем компенсации морального вреда».1 Мы придерживаемся противоположной точки зрения. Статьи 150, 152 ГК РФ, где деловая репутация указана в качестве нематериального блага, подлежащего защите, не содержат какой — либо градации деловой репутации и каких — либо изъятий для отдельных проявлений деловой репутации в части судебной защиты от диффамации. Поскольку умаление деловой репутации для субъектов предпринимательской деятельности, как правило, связано, в конечном счете, с их имущественным статусом, то следует считать деловую репутацию неимущественным благом, связанным с имущественным.

«Разновидность репутации — «деловая репутация». В отличие от доброго имени и «просто» репутации, которые относятся к числу личных неимущественных прав, «деловая репутация» является личным имущественным правом или неимущественным правом, тесно связанным с имущественными правами, то есть относится к числу гражданских прав в чистом виде. В негативном смысле право на защиту чести может быть гарантировано посредством защиты либо достоинства, либо доброго имени и репутации лица».

Смотрите еще:

  • Ст 135 трудового кодекса российской федерации Ст. 135 ТК РФ: вопросы и ответы Ст. 135 ТК РФ: официальный текст Ст. 135 ТК РФ: вопросы и ответы Ст. 135 ТК РФ содержит основные правила установления работникам вознаграждения за труд (зарплаты). Рассмотрим вопросы, […]
  • Мортон долевое участие Адвокаты Москвы Коллегия адвокатов "Правовая защита" На какую жилую площадь мы можем претендовать при сносе дома под метрополитен? Екатерина, Москва, 24 февраля 2018 года, 15:35 Здравствуйте!Три дня назад нас […]
  • Пособие за второго ребенка до какого года Материнский капитал продлили до 2021 года включительно (закон принят) Согласно закону, который был принят депутатами Госдумы и подписан Президентом в декабре 2017 года, и вступил в силу 1 января 2018 года, материнский […]
  • Приказ об увольнении директора 2018 Увольнение генерального директора по решению учредителя Увольнение генерального директора по решению учредителя может быть осуществлено по разным основаниям, что прописаны в ТК РФ. Изучим их, а также то, каким образом […]
  • Постановка на учет по беременности для иностранных граждан Особенности постановки на учет в ЖК иногородних граждан и иностранцев Согласно Законодательству РФ любой гражданин имеет право на оказание медицинской помощи. Этот факт не зависит от места регистрации, фактического […]
  • Когда пересчитываются алименты Уплата алиментов в твердой денежной сумме - автоматически пересчитывается на прожиточный минимум? Нет, в ст. 117 СК РФ (в ред. Федерального закона от 30.11.2011 N 363-ФЗ) не сказано, что размер алиментов, уплачиваемых […]