Статья договор уступки права

Статья договор уступки права

Законодательные акты, которые могут
пригодиться при создании ТСЖ

Основания и порядок перехода прав кредитора к
другому лицу

1. Право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

Правила о переходе прав кредитора к другому лицу не применяются к регрессным требованиям.

2. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

3. Если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим для него неблагоприятных последствий. В этом случае исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору.

1. Право, принадлежащее кредитору, может перейти к другому лицу на основании сделки (уступка требования), в силу закона или по решению суда.

Коммент. ст., как и весь § 1 гл. 24 ГК, направлена прежде всего на регулирование вопросов уступки требования. Однако соответствующие правила носят универсальный характер, в силу чего большинство из них могут применяться и к двум другим видам перехода права требования (см. коммент. к ст. 387 ГК).

2. Использование законодателем термина «передача» подчеркивает волевой характер уступки требования. По своей правовой природе уступка (цессия) представляет собой договор, посредством которого кредитор (цедент) передает принадлежащее ему требование другому лицу (цессионарию).

Уступку требования недопустимо отождествлять с договором, лежащим в ее основании (куплей-продажей, дарением и др.). Последний лишь определяет хозяйственную цель, которую желают достичь стороны. Такой договор только создает обязанность передать требование (является обязательственной сделкой), но не переносит это требование автоматически на другое лицо (контрагента). Непосредственная передача осуществляется посредством самостоятельного волевого акта — договора цессии, носящего характер распорядительной сделки.

Данный вывод справедлив и для ситуации, когда сделка уступки и договор, служащий для нее основанием, совершаются одновременно и даже оформляются единым документом. С правовой точки зрения и в этом случае мы имеем дело с двумя различными сделками.

Распорядительный характер договора уступки не позволяет рассматривать его в ряду оснований передачи имущества (купли-продажи, дарения и т. п.). Договор цессии и лежащая в его основании обязательственная сделка имеют различную правовую природу, а потому не могут рассматриваться как однопорядковые величины и противопоставляться друг другу. Только неправильным представлением о сущности рассматриваемых сделок можно объяснить встречающиеся в доктрине и судебной практике утверждения о коллизии «возмездной уступки» и «купли-продажи права требования».

Следствием недоразумения является и широко обсуждаемая проблема «безвозмездной цессии». Распорядительный характер договора уступки исключает применение к нему дифференциации сделок на возмездные и безвозмездные. Возмездной (безвозмездной) может быть только обязательственная сделка, лежащая в основании уступки, но никак не договор цессии.

3. Договор уступки представляет собой абстрактную сделку. Это означает, что его действительность не зависит от наличия или действительности обязательственной сделки (купли-продажи, дарения и т. п.), лежащей в его основании. Договор цессии проявляет свое действие и при недействительности основания, по которому он совершается (иное мнение (см.: Кротов М. В. О некоторых проблемах перемены лиц в обязательстве // Очерки по торговому праву. Вып. 6. Ярославль, 1999. С. 62) основывается на смешении цели договора и основания уступки, а потому не может быть принято).

Следствием абстрактного характера уступки является повышенная оборотоспособность уступаемого требования. Новый кредитор (цессионарий) при предъявлении требования к должнику не обязан доказывать существование и действительность основания уступки. Равно и должник не вправе заявлять против предъявленного требования возражения, вытекающие из сделки между цедентом и цессионарием, лежащей в основании договора цессии — купли-продажи, дарения и т. п. (см. коммент. к ст. 386 ГК).

Абстрактностью уступки объясняется и то обстоятельство, что должник, добросовестно действовавший в соответствии с полученным уведомлением об уступке, считается исполнившим обязательство надлежащему кредитору. При применении последствий недействительности сделки, лежащей в основании цессии, положение добросовестного должника не должно затрагиваться (подробнее см.: Новоселова Л. А. Сделка уступки права требования и основания ее совершения // Хозяйство и право. 2003. N 7. С. 28-32).

Абстрактный характер уступки отнюдь не означает, что при отсутствии либо недействительности обязательственной сделки-основания цедент теряет возможность использовать какие-либо способы защиты и несет риск имущественных потерь. В подобной ситуации происходит неосновательное обогащение цессионария за счет цедента. Как следствие, ст. 1106 ГК предусматривает возможность последнего требовать восстановления прежнего положения, т. е. обратного перевода уступленного права на себя по решению суда. Если же на момент предъявления кондикционного требования к цессионарию последний уже осуществил переданное ему право или произвел иное распоряжение, исключающее обратный переход (например, уступил право другому лицу), потерпевший (цедент) вправе требовать от цессионария возмещения действительной стоимости неосновательно полученного (см. ст. 1105 ГК).

4. Коммент. ст., как и § 1 гл. 24 ГК в целом, регламентирует переход только обязательственных прав. Соответственно, не могут быть предметом уступки права, носящие неимущественный характер, а также иные, кроме обязательственных, имущественные права. Из этого не следует, что подобные права вообще не могут переходить к другому лицу в порядке правопреемства. Однако вопрос о принципиальной допустимости передачи таких прав должен обсуждаться на основании специальных норм, регламентирующих их правовой режим. Этими же нормами, а не правилами § 1 гл. 24 ГК, следует руководствоваться и при определении механизма такой передачи.

5. Коммент. ст. исходит из принципиальной допустимости уступки любого обязательственного права независимо от основания его возникновения. Предметом цессии могут быть как права, вытекающие из договора, так и требования внедоговорного характера (например о возмещении вреда, причиненного имуществу, требование из неосновательного обогащения).

Как исключение уступка требования может быть запрещена законом или соглашением сторон. Кроме того, невозможность уступки может вытекать из существа требования (см. ст. 383, 388 ГК и коммент. к ним).

6. Абзац 2 п. 1 коммент. ст. устанавливает недопустимость применения правил § 1 гл. 24 ГК к регрессным обязательствам. Данное предписание исходит из различной правовой природы институтов правопреемства и регресса, и как следствие, различного механизма их действия.

Под правом регрессного (обратного) требования понимается право субъекта (регредиента), исполнившего обязательство за должника (регрессата), требовать от последнего возврата исполненного за него регредиентом. Произведенное регредиентом исполнение погашает первоначальное обязательство, поэтому регрессное требование является самостоятельным и не зависит от обязательства (основного обязательства), существовавшего между регрессатом и его кредитором. Поведение участников основного обязательства не оказывает какого-либо влияния на права и обязанности регредиента и регрессата. Условия осуществления права требования регредиента к регрессату также не зависят от условий осуществления права прежнего кредитора регрессата. Течение срока исковой давности по регрессному обязательству начинается с момента исполнения основного обязательства.

В рамках преемства же нового обязательства не возникает, а происходит переход существующего требования. Право цессионария базируется на праве цедента, производно от него в своем объеме и условиях осуществления. Цессионарию переходит право цедента со всеми его преимуществами и обременениями.

Абзац 2 п. 1 коммент. ст. призван показать лишь различия сущности преемства и регресса. Однако он не может толковаться как установленный законом запрет уступки регрессного требования (см.: Ефимова Л. Н. Перемена лиц в обязательстве (законодательство и практика его применения) // Арбитражная практика. 2003. N 11. С. 14). Регрессное требование представляет собой право обязательственного характера и, как следствие, может быть уступлено кредитором (регредиентом) другому лицу.

7. Поскольку цессия не изменяет правового положения должника, согласия последнего на совершение уступки не требуется. Вместе с тем п. 2 коммент. ст. предусматривает необходимость получения такого согласия в случаях, прямо установленных законом или договором.

Обязательность согласия должника не превращает уступку в трехстороннюю сделку (иное мнение (см: Кротов М. В. О некоторых проблемах перемены лиц в обязательстве. С. 64) не бесспорно). Согласие не является частью фактического состава договора уступки, а представляет собой одностороннюю сделку должника, адресованную цеденту, цессионарию или обоим вместе. Будучи односторонней сделкой, согласие должника нуждается не в принятии, а лишь в восприятии его одной (или обеими) стороной договора цессии. Признание за согласием значения самостоятельной сделки означает, что на него не распространяются правила ст. 289 ГК (см. коммент. к ней) о форме уступки.

8. Коммент. ст. (равно как и иные правила § 1 гл. 24 ГК) не предъявляет к рассматриваемому договору требования о «полном и безусловном выбытии кредитора из обязательства». Поэтому не исключается возможность частичной уступки, а также уступки прав, вытекающих из длящегося обязательства (подробнее см. коммент. к ст. 384 ГК).

Уступка права не влечет автоматической замены стороны по первоначальному договору, равно как и перехода к цессионарию наряду с уступленным требованием обязанностей по этому договору. Соответственно, уступка требования, вытекающего из взаимного договора, не только принципиально возможна, но и по общему правилу не требует соблюдения каких-либо дополнительных условий. Иное мнение (см.: Комментарий к ГК РФ, части первой (постатейный). 2-е изд. / Под ред. О. Н. Садикова. М., 2002. С. 741. (автор главы — М. Г. Масевич)) не может быть принято, поскольку основывается на не вполне корректном отождествлении категорий «договор» и «обязательство».

9. Пункт 3 коммент. ст. содержит традиционные для отечественного законодательства положения, регулирующие «внешние» последствия уступки.

Учитывая, что должник не принимает участие в цессионном договоре, коммент. норма связывает его обязанность произвести исполнение цессионарию лишь с получением им уведомления.

Это отнюдь не означает, что законодатель обусловливает действительность уступки фактом получения должником уведомления о ней. Последнее находится за пределами юридического состава цессии (об этом подр. см.: Черепахин Б. Б. Труды по гражданскому праву. М., 2001. С. 363) и не оказывает влияния ни на действительность совершенной уступки, ни на момент ее вступления в силу.

Соответственно, при неоднократной уступке кредитором одного и того же требования нескольким цессионариям преимущество будет иметь тот из них, кому требование было уступлено ранее, даже если уведомление об этой уступке было получено должником позже.

10. Не влияя на «внутренние» отношения между цедентом и цессионарием, уведомление имеет особое значение для «внешних» последствий уступки. Пункт 3 коммент. ст. возлагает на цессионария риск неблагоприятных последствий неуведомления должника о состоявшейся уступке. Под «неблагоприятными последствиями» следует понимать: а) возможное увеличение числа возражений должника, которые он может использовать против требования цессионария (см. ст. 386 ГК и коммент. к ней); б) возможное увеличение числа требований должника, которые он может предъявить к зачету требования цессионария (см. ст. 386, 412 ГК и коммент. к ним); в) возможность для должника освободиться от обязательства исполнением, произведенным в адрес цедента.

Соответствующий правовой эффект производит лишь письменное уведомление должника, в котором указаны предмет уступки и личность цессионария.

Пункт 3 коммент. ст. не уточняет, какая из сторон договора цессии (цедент или цессионарий) должна направить письменное уведомление о состоявшейся уступке должнику, признавая легитимным уведомление любой из сторон. Не следует признавать правового эффекта за уведомлением, полученным должником от третьих лиц (иное мнение см.: Белов В. А. Уведомление должника об уступке требования // Законодательство. 2001. N 7. C. 15-16).

1 1. Установленная п. 3 коммент. ст. фикция — признание надлежащим исполнения, произведенного неуведомленным об уступке должником в адрес цедента — исключает возможность предъявления должнику требования об исполнении со стороны цессионария. Однако, поскольку цедент не является обладателем уступленного права, а, следовательно, получил исполнение в отсутствие правового основания, цессионарий может предъявить к нему кондикционное требование о возврате неосновательно полученного, а также о возмещении доходов (см. ст. 1104, 1105, 1107 ГК, п. 10 Письма ВАС N 49).

Если, несмотря на полученное уведомление, должник произведет исполнение цеденту, такое исполнение не может быть признано надлежащим. Подобное исполнение не прекращает обязательства должника и не исключает возможность предъявления к нему соответствующего требования со стороны цессионария. После исполнения цессионарию должник, в свою очередь, может истребовать от цедента неосновательно полученное. Вместо предъявления требования об исполнении к должнику цессионарий вправе истребовать от цедента как неосновательное обогащение все полученное последним от должника.

Copyright © 2005 — 2015

Уступка права: как меняются нормы ГК о цессии и какие вопросы остались без ответов

Новеллы: как меняется регулирование цессии

Дополнение в ст. 386 ГК [вторая позиция в таблице – «Право.ru»] – почти революционное. Оно защитит нового кредитора от «сюрпризов», которые могут появиться спустя некоторое время. В то же время новелла заметно ограничит права должника, который обязан мгновенно сориентироваться, собрать документы и помнить о том, что право на возражение может в любой момент прекратиться.

Партнер АБ «Инфралекс» Артем Кукин

Согласно новой норме, сообщить о возражениях нужно «в разумный срок». Сколько он составляет – определит, как обычно, судебная практика. В качестве общего правила можно сказать – чем раньше, тем лучше, говорит Екатерина Баглаева из КА «Юков и партнеры».

Если должник – организация и в ней работают квалифицированные специалисты, им будет несложно оперативно представить возражения против требования кредитора, прогнозирует Кукин. Проблемы, по его мнению, могут возникнуть у граждан, главным образом – заемщиков по потребительским кредитам и микрозаймам. «Граждане, как правило, всячески избегают контактов с коллекторами, но это обернется теперь против них: коллекторы смогут говорить, что «уклонисты» потеряли право на возражения».

Новеллу не может одобрить Сергей Морозов из юркомпании «Хренов и партнеры». Ему непонятно, почему обязанность раскрывать риски, связанные с уступкой, возложили не на цедента, а на должника, который вообще не участвует в договоре цессии. К тому же должника обязали раскрывать возражения только новому кредитору, а не первоначальному. Почему они не равны в своих правах, задается вопросом Морозов. Когда начнет действовать норма, недобросовестные кредиторы смогут уступать права требования своему аффилированному лицу – это поможет им заранее узнать возможные возражения должника и ограничить его в новых возражениях, опасается Морозов.

Возможность ограничить ответственность цедента за недействительность требования [третья позиция в таблице – «Право.ru»] увеличит риски цессионария, поэтому ему надо пользоваться новой нормой с максимальной осторожностью, прокомментировала руководитель группы практики по разрешению споров Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Юлия Романова.

Защита добросовестных лиц: вопросы без ответов

В договоре цессии можно предусмотреть запрет на уступку права. Но законодательство не обеспечивает исполнения этого условия. Должник вправе оспорить уступку лишь по неденежному обязательству, а цессионарий знает о договорном запрете (ч. 4 ст. 388 ГК), говорит Морозов. В остальных случаях, по словам юриста, должник может требовать лишь возмещения убытков, но получить их через суд довольно сложно.

Кредитор получает простор для злоупотребления правом: сначала он выторговывает для себя условия получше в обмен на запрет уступки, а затем может безболезненно нарушить это условие и уступить право требования.

Юрист юркомпании «Хренов и партнеры» Сергей Морозов

Впрочем, если цедент и цессионарий хотели причинить вред должнику, то уступку можно попробовать признать недействительной по признаку злоупотребления правом (ст. 10 и 168 ГК), напоминает Баглаева из «Юкова и партнеров».

Павел Меньшенин из КА «Делькредере» поднимает другую проблему: защищен ли добросовестный цессионарий от договора уступки, заключенного задним числом? По мнению адвоката, ответа не дает ни Гражданский кодекс, ни Постановление Пленума ВС № 54 от 21 декабря 2017 года. «Например, цедент уступил требование, передал подлинники документов, должник исполнил обязательство новому кредитору, – рассказывает Меньшенин. – Тут приходит третье лицо и говорит, что цедент уступил ему это требование раньше, хотя должник и цессионарий об этом не знали. Это третье лицо взыскивает неосновательное обогащение». П. 4 ст. 390 ГК о риске последствий такого исполнения Меньшенин считает недостаточно конкретной, а Пленум не разъясняет норму, а лишь ее цитирует.

Злоупотребления с договорами цессии

  • Чаще всего договоры цессии используются для вывода ценных активов, в том числе – в банкротстве. Например, их могут оплатить неликвидными векселями. Также накануне отзыва лицензии банк может уступить избранным кредиторам права требования к надежным заемщикам, которые «оплачивают» уступку деньгами, зависшими на счетах этого же банка, приводит пример Кукин.
  • Чтобы начать банкротить компанию максимально быстро, недобросовестные лица покупают права требования по кредитным договорам, делится Юлия Романова из Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP. Требования банков здесь не надо заранее «просуживать», объясняет она. Эффективных мер против такой тактики пока нет – остается доказывать факт злоупотребления правом в каждом конкретном деле, говорит Романова.
  • В банкротстве должник может выкупить часть требований через аффилированные фирмы и получить контроль над процедурой. Кроме того, цессия используется для обхода законодательного запрета включать в реестр кредиторов внутрикорпоративные требования. Например, компания получила от акционеров заем, а они уступили право третьим лицам «со стороны». Тут можно попытаться уйти от квалификации корпоративных отношений, ссылаясь на добросовестность цедента, делится Сергей Морозов из юркомпании «Хренов и Партнеры».
  • Бывает, что цессионарий практически ничего не заплатил цеденту, но уже получил право требования к должнику. По словам Михаила Гусева из АБ «Инфралекс», таким образом взаимосвязанные компании выводят активы. Но это может быть и просто недобросовестный цессионарий. Доказать безвозмездность цессии крайне сложно, говорит адвокат: если нет оплаты или условия об оплате, суды это еще не убедит (п. 3 Постановления Пленума ВС № 54). Как показывает практика, признать такие сделки недействительными возможно уже в банкротстве, утверждает Гусев, который приводит в пример постановления АС Московского округа № Ф05-12458/2016 от 11 апреля 2017 по делу № А40-99087/2015 и № Ф05-15689/2017 от 03 ноября 2017 по делу № А40-124117/2015.
  • С помощью уступки права требования физлицу можно искусственно изменить подведомственность и подсудность экономического спора. В суде общей юрисдикции может быть проще получить обеспечительные меры (например, наложить арест на имущество), ведь в арбитражных судах это скорее исключение, делится руководитель практики «ФБК Право» Александра Герасимова. Она призывает чаще использовать подход, который Президиум ВАС сформулировал еще в 2008 году: «Не допускается искусственное изменение подведомственности экономического спора» (Постановление от 09 сентября 2008 года № 6132/08).

Как обеспечить стабильность оборота прав требования и защитить всех его участников – обсудят на круглом столе Петербургского международного юридического форума «Уступка требования в судебной практике». Юрфорум пройдет с 15 по 19 мая 2018 года.

24 апреля, незадолго после дня космонавтики 12 апреля, Пленум Верховного суда связался с Международной космической станцией. Командир МКС-55 Антон Шкаплеров передал собравшимся привет с орбиты, поздравил Верховный суд с 95-летним юбилеем и пожелал успехов. ВС – вершина огромного здания правосудия, где в конечном итоге принимается решение о судьбе человека, подчеркнул Шкаплеров.

Он один из немногих космонавтов, у кого есть высшее юридическое образование. Не исключено, что это помогло Шкаплерову ответить на вопросы судей Верховного суда. Наталья Павлова поинтересовалась, есть ли ограничения по передвижению внутри МКС. Космонавт ответил, что американский и российский сегменты станций находятся каждый под юрисдикцией своей страны. В состав американского сегмента также входят европейский, японский модули и канадский робот-манипулятор. «Но границ и шлагбаумов нет, и наша работа – пример мирного коллективного созидания», – заявил Шкаплеров.

Судья Сергей Асташов спросил, появятся ли в будущем границы у Луны. Шкаплеров в ответ сослался на Договор о космосе от 1967 года, который запрещает государствам притязать на лунные территории. Тем не менее сейчас туда стремятся не только Америка с Европой, но и Китай и Индия. Луна, по мнению космонавта, может стать серьезной проблемой, и ради нее, возможно, придется составлять отдельный свод законов.

Председатель ВС Вячеслав Лебедев поинтересовался, удается ли космонавту общаться с родными. «Звоню, общаюсь», – ответил тот. А самым красивым местом Земли из космоса назвал свою родину – Крым. Будущее космонавтики – это освоение открытого космоса, был уверен Шкаплеров. Он процитировал слова Циолковского о том, что «Земля – колыбель человечества, но нельзя вечно жить в колыбели».

В сентябре 2017 года следователь ходатайствовал перед Тверским районным судом Москвы об обыске двух квартир, которые, как предполагалось, принадлежали подозреваемой по уголовному делу. Он полагал, что в них могут находиться электронные носители информации, предметы и документы, имеющие значение для дела. Прокурор поддержал, а суд удовлетворил ходатайство, так как рапорт следователя подтвердил факт проживания подозреваемой в этих квартирах.

В последний день октября сотрудники спецподразделения МВД по указанию следователя начали ломать дверь одной из квартир. От этого шума проснулся настоящий жилец этой квартиры – адвокат Еврейской автономной области Сергей Овчаренко.

Он предоставил следователю доказательства того, что помещение принадлежит ему, а также показал ордер на представление интересов подозреваемой. Он добавил, что квартира используется им для осуществления адвокатской деятельности, поэтому в ней находятся предметы и документы, которые составляют адвокатскую тайну. Впрочем, сотрудники полиции его аргументам не вняли. По указанию следователя, они «поставили адвоката лицом к стене и ограничили его передвижение в ходе обыска». В результате обыска правоохранители изъяли у Овчаренко документы, о которых он сам им и сообщил.

Овчаренко еще раз напомнил следователю, что представляет интересы обвиняемой по уголовному делу, на что тот заявил, что отводит его от участия в уголовном деле в качестве защитника. Процессуального оформления это заявление не получило – соответствующее постановление адвокат получил лишь спустя две недели. После обыска адвокату лишь дали повестку о вызове на допрос, но Овчаренко даже не пустили к следователю.

Адвокат обжаловал проведение обыска в Мосгорсуде, который признал его незаконным и отправил материалы дела на новое рассмотрение.

Решение «за пределами здравого смысла»

Таким образом, дело вернулось в Тверской райсуд Москвы. В заседании, которое состоялось 25 апреля, следователь поддержал свое ходатайство о проведении обыска. Он указал, что у следствия имелись основания полагать, что в жилище подозреваемой могут находиться электронные носители информации, предметы и документы, имеющие значение для уголовного дела.

С этим согласился суд, который фактически разрешил проводить обыск в адвокатском жилище, если при этом не будут изыматься сведения, составляющие адвокатскую тайну. «Суд сослался на ст. 8 Закона об адвокатской деятельности, указав, что не подлежат изъятию в ходе обыска только предметы, которые составляют адвокатскую тайну, а все остальное можно изымать. То есть то, что собственник помещения – спецсубъект, суд просто проигнорировал, не сказав об этом ни слова», – рассказал «АГ» адвокат Овчаренко Андрей Арунов.

Сам Овчаренко отметил, что такое решение суда находится «за пределами здравого смысла». «Во-первых, нарушена ст. 450.1 УПК, на которую указал Мосгорсуд. Она предписывает, в каких случаях можно проводить обыск в жилище адвоката. Судья умудрился вынести решение, даже не сославшись на эту норму права. Во-вторых, Мосгорсуд четко указал, что в части проведения обыска в жилище адвоката решение суда незаконно. Нижестоящий суд должен учитывать мнение вышестоящей инстанции», – пояснил он и добавил, что будет обжаловать решение.

Отключение коммунальных ресурсов при наличии задолженности предусмотрено законодательством. Есть различия относительно подачи ресурса в жилое или нежилое помещение: когда речь идет о нежилом помещении, отключить могут любую услугу. В случае, если речь идет о жилом помещении, квартире или частном доме, здесь законом запрещено полностью отключать холодную воду и отопление. Предоставление этих услуг можно только ограничить. Все остальное можно отключить полностью, в том числе при наличии задолженности, рассказывает Сергей Сергеев, МКА «Арбат».

При этом такое отключение не должно нарушать прав тех добросовестных потребителей, которые оплачивают счета в срок. Например, если половина жителей многоквартирного дома не платит за электроэнергию, то поставщик не может взять и полностью отключить этот дом от подачи ресурса, даже если сумма долга это позволяет. Ведь тогда пострадают те, кто платит вовремя и в полном объеме.

В подобных спорах многое зависит от фактических обстоятельств, отмечает Сергеев: например, от того, кто поставляет ресурс. Так, если у жителя есть прямой договор с поставщиком на электроэнергию и ему он исправно платит, а в упркомпанию при этом не платит за остальные слуги – содержание и ремонт, отопление и воду, то компания не может отключить ему за это электроэнергию, поскольку не поставляет такого ресурса, подчеркивает юрист. Но что делать, если квитанция – одна на все услуги сразу? Примером стало дело, недавно рассмотренное Мособлсудом.

Валентина Гайкина*, собственник квартиры в доме, управление которым осуществляет ООО «УК Комфорт Сити». В сентябре 2017 года управляющая компания направила ей заказное письмо с уведомлением, предложив погасить задолженность по оплате коммунальных услуг. Владелица жилья задолжала 27 561 руб. – в эту сумму входили и коммунальные услуги, и услуги по обслуживаню дома, поскольку договор с УК был заключен на всё сразу. Компания предупредила, что если долг не будет погашен, она может ограничить подачу в квартиру электричества. Если же задолженность сохранится через 10 дней после введения ограничений, то свет и вовсе отключат.

Гайкина получила уведомление. Как и обещали в управляющей компании, 8 ноября подачу электроэнергии ограничили. 13 ноября хозяйка квартиры оплатила половину долга – 14 709 руб., которые приходились на коммунальные услуги. Она специально указала назначение платежа. Но это не помешало упркомпании в оговоренные 10 дней отключить электричество полностью из-за того, что вся задолженность не была погашена.

Владелица квартиры подала на УК в суд. Она требовала признать незаконным отключение электроэнергии, взыскать компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб., расходы на оплату услуг представителя в размере 50 000 руб., а также штраф 50% от присужденной суммы. Она настаивала, что упркомпания нарушила Правила предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных и жилых домах, не уведомила ее должным образом о размере задолженности по электроэнергии, о времени введения полного прекращения её подачи. Кроме того, управляющая компания – не поставщик электроэнергии, а значит, она не имела права приостанавливать оказание услуги по электроснабжению, считала заявительница.

В первой инстанции ей отказали и пришли к выводу, что порядок, установленный Правилами, при отключении электричества не был нарушен. Но в апелляции не согласились с таким решением (дело № 33-8068/2018). Коллегия Мособлсуда под председательством судьи Аслана Хугаева напомнила, что плата за коммунальные услуги и за содержание и ремонт жилого помещения, включающая в себя плату за услуги и работы по управлению многоквартирным домом, содержанию и текущему ремонту общего имущества – это самостоятельные виды платежей (ст. 154 Жилищного кодекса). Следовательно, долг за содержание и ремонт не сможет быть причиной отключения других услуг, например, электроэнергии. Другими словами, оснований для приостановления подачи электроэнергии в квартиру истца у управляющей компании не было. Суд отменил решение первой инстанции и принял по делу новое решение, которым взыскал с компании 10 000 руб. расходов на представителя. Штраф суд взыскать отказался, поскольку ответчик не получал претензии с требованием восстановить электроснабжение.

В деле потребитель пошел дальше, чем обычно, замечает Сергей Сергеев: при наличии договора на все услуги оплачены только коммунальные. Однако даже в квитанции ЕПД каждая услуга выделена отдельно и плата учитывается по каждой услуге отдельно.

В целом же избежать отключения при нежелании вносить плату, скорее всего, не удастся, но всегда можно договориться. Поможет соглашение о рассрочке или реструктуризация задолженности. «Если вы делаете все от вас зависящее и постепенно гасите долг, а РСО все равно вас отключил, можно попробовать побороться в суде: ведь меры, принимаемые для возврата долга, должны быть соразмерны последствиям нарушения. В любом случае, главный совет – старайтесь вовремя вносить плату и идите на контакт с управляющей организацией. Договориться можно практически всегда», – резюмирует Сергеев.

* имена и фамилии участников спора изменены редакцией

Закон разрешает установить сервитут для размещения имущества, в частности, для эксплуатации участков, занятых линиями электропередач, разъяснил Верховный суд в одном из недавних определений. Этому не мешает наличие охранной зоны ЛЭП, уточнила экономколлегия. Такие выводы она сделала в деле, где ИП-глава крестьянско-фермерского хозяйства Елена Демидова судилась «Федеральной сетевой компанией ЕЭС» по поводу 0,2 га земли в Саратовской области, занятых линиями электропередачи. Девять опор возвели в 2015 году с согласия Демидовой, взяв землю в аренду на год. Но когда строительство было закончено, собственница и энергокомпания не смогли договориться о дальнейших условиях. ФСК ЕЭС предложила Демидовой проект договора аренды участков под опорами, но получила отказ. Владелица земли предложила включить в соглашение не только эту землю, но и охранную зону под линиями электропередач.

В ответ энергокомпания обратилась в суд, где потребовала установить сервитут на 49 лет с оплатой 43 коп. в год (это 0,01% от кадастровой стоимости). Компании нужны были только участки, занятые опорами. Проводить их обслуживание истец планировал с использованием охранных зон. Демидова не признала иск: она указывала на то, что срок и размер оплаты необоснованные, а сервитут не является единственным способом решить проблемы компании. По мнению предпринимательницы, ФСК ЕЭС должна была предложить ей варианты долгосрочной аренды.

Три инстанции отклонили такой иск в деле № А57-19494/2016. Они сочли, что спор фактически идет не о сервитуте, а о том, сколько компания должна платить за землю Демидовой. К тому же ФСК ЕЭС потребовала установить ограничение только на землю под опорами, а это не позволит проводить техническое обслуживание линий электропередач. Это не отвечает целям и задачам сервитута, указали суды: энергокомпания должна была просить обеспечить проход или проезд к объекту, а не выделить ей землю для размещения опор ЛЭП. Она планировала проводить их обслуживание с использованием охранных зон, но на них сервитут не устанавливается, возразили суды.

Земля под опорами и охранная зона: что с ними будет

С этим не согласилась экономколлегия Верховного суда, которая отменила акты нижестоящих инстанций. Она указала на возможность установления сервитута в пределах той земли, которая занята опорами ЛЭП. А охранная зона устанавливается не для того, чтобы собственник линий электропередач мог ими заниматься, а для того, чтобы обеспечить их безопасность и исключить повреждения, напомнила «тройка» ВС. Она разъяснила, что владельца не лишают земель в охранной зоне: он должен лишь соблюдать определенные запреты техники безопасности. Эти ограничения не исключают возможность возделывать такую землю, уточняется в определении.

С такими замечаниями экономколлегия направила дело на пересмотр. Она предписала тщательнее разобраться в деле: определить условия сервитута, которые бы отвечали задачам истца и не слишком обременяли ответчика, установить размер оплаты – с учетом того, что Демидова говорила о необходимости оценочной экспертизы еще в первой инстанции.

При новом рассмотрении дела надо сначала провести землеустроительную экспертизу, чтобы определить нужные участки, а потом, на ее основе, оценочную экспертизу, говорит Владислав Кулаковский из Art De Lex. Он прогнозирует, что по ее итогам плату за сервитут могут установить в размере не 0,01%, а 0,5–1% от кадастровой стоимости. Правда, в абсолютном выражении это все равно мало – до 43 руб. в год.

Что касается охранной зоны, сервитут на нее не устанавливают, но и перспективы использования под большим вопросом, говорит Кулаковский. Здесь юрист ссылается на Постановление Правительства от 24 февраля 2009 года № 160. П. 10 этих правил запрещает посадку и вырубку деревьев и кустарников, мелиорацию без согласования с электросетевой организацией, ограничивает полив и вспашку земли. По словам Кулаковского, компании чаще всего отказывают в согласовании, чтобы не вредить линиям электропередач.

Юрист утверждает, что Демидова может подать иск о возмещении убытков на основании п. 4 ст. 57 Земельного кодекса («В полном объеме возмещаются убытки, причиненные ограничением прав собственников земельных участков»). Но практика здесь неустойчивая, суды могут отказать. Например, они могут прийти к выводу, что истец не доказал связи между установлением охранной зоны и убытками, подытоживает Кулаковский.

Статья договор уступки права

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 385 ГК РФ. Уведомление должника о переходе права

Гражданский кодекс Российской Федерации:

Статья 385 ГК РФ. Уведомление должника о переходе права

1. Уведомление должника о переходе права имеет для него силу независимо от того, первоначальным или новым кредитором оно направлено.

Должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до предоставления ему доказательств перехода права к этому кредитору, за исключением случаев, если уведомление о переходе права получено от первоначального кредитора.

2. Если должник получил уведомление об одном или о нескольких последующих переходах права, должник считается исполнившим обязательство надлежащему кредитору при исполнении обязательства в соответствии с уведомлением о последнем из этих переходов права.

3. Кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать ему документы, удостоверяющие право (требование), и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления этого права (требования).

Вернуться к оглавлению документа: Гражданский кодекс РФ Часть 1 в действующей редакции

Комментарии к статье 385 ГК РФ, судебная практика применения

Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ:

В п. 19-22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки» содержатся следующие разъяснения:

С какого момента должник считается уведомленным о переходе права? Последствия неуведомления

Должник считается уведомленным о переходе права с момента, когда соответствующее уведомление доставлено или считается доставленным по правилам статьи 165.1 ГК РФ, если иное не предусмотрено ГК РФ, другими законами или условиями сделки либо не следует из обычая или из практики, установившейся во взаимоотношениях сторон. Если требуемое уведомление должнику не доставлено и отсутствуют обстоятельства считать его таковым, цедент не вправе отказаться от принятия исполнения со ссылкой на состоявшийся переход права. При уклонении цедента от принятия надлежащего исполнения должник не считается просрочившим (пункт 3 статьи 405 ГК РФ) и вправе требовать возмещения убытков, причиненных просрочкой (пункт 2 статьи 406 ГК РФ).

Исполнение обязательства должником при направлении уведомления об уступке права первоначальным и новым кредитором

Если уведомление об уступке направлено должнику первоначальным кредитором, то по смыслу абзаца второго пункта 1 статьи 385, пункта 1 статьи 312 ГК РФ исполнение, совершенное должником в пользу указанного в уведомлении нового кредитора, по общему правилу, считается предоставленным надлежащему лицу, в том числе в случае недействительности договора, на основании которого должна была производиться уступка.

Если уведомление об уступке направлено должнику новым кредитором, то должник согласно абзацу второму пункта 1 статьи 385 ГК РФ вправе не исполнять ему обязательство до получения подтверждения от первоначального кредитора. При непредставлении такого подтверждения в течение разумного срока должник вправе исполнить обязательство первоначальному кредитору. При получении уведомления, направленного новым кредитором, об одном или о нескольких последующих переходах требования должник вправе потребовать представления доказательств наличия волеизъявлений каждого предыдущего кредитора на переход требования.

Сведения, которые должно содержать уведомление о переходе права

По смыслу статьи 385 ГК РФ уведомление о переходе права должно содержать сведения, позволяющие с достоверностью идентифицировать нового кредитора, определить объем перешедших к нему прав. Если указанных в уведомлении сведений недостаточно для совершения должником исполнения новому кредитору, должник, по общему правилу, вправе исполнить обязательство первоначальному кредитору или приостановить исполнение и потребовать представления соответствующих сведений от первоначального кредитора.

Сообщение о заключении договора, на основании которого уступка требования будет производиться после наступления определенного срока или условия, не может считаться надлежащим уведомлением для целей применения статьи 386 ГК РФ. Вместе с тем должник не вправе в дальнейшем ссылаться на отсутствие уведомления, если из содержания представленного сообщения он с очевидностью мог определить момент перехода права.

Последствия исполнения требования должником первоначальному кредитору до момента получения уведомления об уступке

В соответствии с пунктом 3 статьи 382 ГК РФ исполнение, совершенное должником первоначальному кредитору до момента получения уведомления об уступке, считается предоставленным надлежащему лицу. В этом случае новый кредитор вправе требовать от первоначального кредитора передачи всего полученного от должника в счет уступленного требования и возмещения убытков в соответствии с условиями заключенного между ними договора (статьи 15, 309, 389.1, 393 ГК РФ).

Образец уведомления должника

Уведомление об уступке прав (требований) по договору займа. Образец

Рекомендуемые публикации:

Правопреемство — это . Определение понятия, виды, образцы заявлений

Смотрите еще:

  • Законный представитель умершего потерпевшего Защита интересов умерших участников уголовного судопроизводства: подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего (Чердынцева И.А.) Дата размещения статьи: 06.07.2016 В июле 2011 года Конституционный Суд Российской Федерации […]
  • Статья 14 фз 132 Комментарий к Федеральному закону от 24 ноября 1996 г. N 132-ФЗ “Об основах туристской деятельности в Российской Федерации” (постатейный) Комментарий будет полезен не только обычным путешественникам, но и […]
  • Мировой суд курган 38 Мировой суд курган 38 Судебный участок №38 судебного района города Кургана Курганской области В соответствии с п.3 ст.8 Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации», в связи временным отсутствием […]
  • Банк втб 24 официальный сайт вклады проценты Вклады ВТБ 24 для физических лиц - виды, условия 2018 года Вклады ВТБ 24 для физических лиц в 2018 году на сегодня Накопительный счёт Условия начисления процентов по программе «Накопительный счёт» Процентные ставки по […]
  • Фз 78 статья 7 Фз 78 статья 7 Федеральный закон от 18.06.2001 N 78-ФЗ "О землеустройстве" с изменениями, внесенными Федеральным законом от 31.12.2017 N 507-ФЗ, вступившими в силу с 11 января 2018 года (ред. 10) 18 июня 2001 […]
  • Федеральный закон о пенсионном страховании 2018 Внесены изменения в законы об обязательном пенсионном страховании и об основах обязательного социального страхования Президент подписал Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон «Об обязательном […]