Ст15 144 ч2 ук рф

Ст15 144 ч2 ук рф

Борис ПАНТЕЛЕЕВ,
юрист Центра экстремальной журналистики

Есть в ныне действующем Уголовном кодексе РФ 1996 года в разделе «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина» весьма занятная статья, очень неприметная и почти невостребованная на сегодняшний день, но вызывающая массу вопросов при ближайшем рассмотрении. Речь идет о статье 144 «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов», состоящей из двух частей.

В старом Уголовном кодексе с 1991 года также была ст.140-1 с тем же названием «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов», состоящая из трех частей. Отечественные законодатели ранее относили это преступление к разделу «Преступлений против политических, трудовых и иных прав и свобод граждан». В качестве санкции предусматривались исправительные работы, штраф, а в особо сложных случаях — лишение свободы на срок до двух лет. Не могу утверждать, что эта статья была сильно востребована, опытные юристы относили ее к категории экзотических, но вполне пригодных к использованию в силу практической ясности.

Казалось бы, все совершенно ясно с этим составом в целом, поскольку он прямо корреспондирует со ст. 29 Конституции РФ 1993 года.

В соответствии с Законом РФ «О средствах массовой информации» от 27 декабря 1991 г. поиск, получение, производство и распространение массовой информации не подлежат ограничениям, за исключением предусмотренных законодательством Российской Федерации о средствах массовой информации (ст. 1). Этот же Закон предусматривает уголовную, административную, дисциплинарную или иную ответственность в случаях ущемления свободы представителей средств массовой информации, то есть воспрепятствование в какой бы то ни было форме со стороны граждан и должностных лиц, а также государственных органов и организаций, общественных объединений.

Даже при первичном анализе старой и новой редакции статей, нового и новейшего комментариев к действующей норме замечаешь явные отличия. Что же произошло такого значительного в данной важной для всех сфере, что заставило законодателей существенно изменить конструкцию и содержание этой нормы? Особенно, видимо, интересно для журналистского сообщества какова динамика этих изменений?

Ответы на эти вопросы мы искали в официальных комментариях к действующему Уголовному кодексу. Конечно, желательно было бы обратиться непосредственно к правоприменительной практике. Однако, к большому сожалению, несмотря на все поиски мы не смогли найти за последние пять лет ни одного реального уголовного дела со вступившим в законную силу обвинительным приговором по ст.144 УК РФ.

Можно ли из этого сделать вывод, что такого рода правонарушений в России уже не совершается? Судя по текущим сообщениям СМИ — категорически нет! Может быть, дело в том, что у журналистов отказываются под различными предлогами принимать заявления о возбуждении уголовного дела? Это вряд ли! Так почему же имеющийся закон не применяется в полную силу?

Выпущенный в 1997 году под эгидой Генеральной прокуратуры РФ Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации под общей редакцией Генерального прокурора РФ, профессора Ю.И. Скуратова и Председателя Верховного Суда РФ В.М. Лебедева (Издание 2-е, измененное и дополненное) сообщает:

«Преступление, предусмотренное ст. 144 УК, посягает на свободу печати и других средств массовой информации. Объективная сторона преступления может быть выражена в действиях, которые препятствуют законной профессиональной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению либо к отказу от распространения информации. К воспрепятствованию законной профессиональной деятельности журналистов в соответствии со ст. 58 Закона о средствах массовой информации можно отнести: осуществление цензуры; вмешательство в деятельность и нарушение профессиональной самостоятельности редакции; незаконное прекращение или приостановление деятельности средств массовой информации; нарушение права редакции на запрос и получение информации; незаконное изъятие, а равно уничтожение тиража или его части; установление ограничений на контакты с журналистом и передачу ему информации, за исключением сведений, составляющих государственную, коммерческую или иную специально охраняемую тайну.

Этот перечень возможных форм воспрепятствования не является исчерпывающим. Все названные и другие действия, препятствующие законной профессиональной деятельности журналистов, образуют объективную сторону данного преступления лишь в случае, если воспрепятствование осуществлялось путем принуждения журналистов к распространению либо к отказу от распространения информации.

Под принуждением журналистов к распространению информации либо к отказу от ее распространения следует понимать самые различные способы воздействия, за исключением какого-либо насилия, повреждения имущества или его уничтожения, а также угроз насилием.

Способами воздействия на журналистов могут быть: шантаж, обещание продвинуть по службе либо, напротив, понизить и т.п.

Эти способы воздействия могут быть и способами принуждения журналистов к отказу от распространения информации. Здесь требование виновного состоит в нераспространении полученной журналистом информации, которую он хотел обнародовать.

Преступление, предусмотренное ст. 144 УК, считается оконченным с момента воспрепятствования путем принуждения журналиста к распространению либо к отказу от распространения информации.

Субъективная сторона этого преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что он своими действиями препятствует законной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению либо к отказу от распространения информации, и желает совершить эти действия.

Мотивы деятельности виновного и цель его деятельности не влияют на квалификацию содеянного, они могут быть самыми разнообразными.

Субъектом преступления могут быть любые лица, достигшие возраста уголовной ответственности и вменяемые.

В ч. 2 ст. 144 УК предусмотрена повышенная ответственность, если те же деяния совершаются лицом с использованием своего служебного положения (специальный субъект). В этом случае виновный использует свои возможности, которые вытекают из его должностного положения, а также он использует свои служебные связи».

Итак, только психическое насилие уже достаточно для квалификации «принуждения» и полное безразличие законодателя к мотивам преступления, что, на наш взгляд, облегчает труд следователя.

А вот Комментарий к тому же кодексу, выпущенный в 2002 году под эгидой Верховного Суда Российской Федерации, ответственный редактор — Председатель Верховного Суда Российской Федерации В.М. Лебедева (Издание 2-е, дополненное и исправленное), на наш взгляд, существенно изменяет толкование этой нормы:

Во-первых, уточняется, что ст.144 относится к преступлениям, посягающим лишь на социально-экономические права и свободы. Статус охраняемого объекта, таким образом, очевидно понижается.

Текст самого комментария весьма лаконичен:

«Воспрепятствование законной деятельности журналистов (ст. 144 УК) ведет к ограничению трудовых прав журналиста, а также свободы печати или других средств массовой информации.

Журналист — это лицо, занимающееся сбором, редактированием, созданием или подготовкой материалов для средства массовой информации, связанное трудовыми или иными договорными отношениями либо занимающееся такой деятельностью по уполномочию.

С объективной стороны преступление, предусмотренное ст. 144 УК, может заключаться либо в принуждении журналиста к распространению информации, либо в принуждении журналиста к отказу от распространения информации.

Принуждение заключается в незаконном психическом или физическом воздействии на журналиста. Чаще всего принуждение осуществляется путем угроз. Дача журналисту совета не публиковать ставшие ему известными сведения состава рассматриваемого преступления не образует.

Субъект рассматриваемого преступления — любое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Совершение данного деяния лицом с использованием своего служебного положения образует квалифицированный вид преступления (ч. 2 ст. 144 УК)».

Теперь, как видим, в этом комментарии приоритет отдаётся трудовым правам журналиста. На практике это может толковаться еще уже, как разновидности редакционных конфликтов и споры хозяйствующих субъектов. Первоначальный смысл появления в 1991 году специфической нормы в российском праве как практической формы защиты конституционных прав граждан на получение всесторонней и оперативной информации оказывается утраченным. Особая миссия журналистов как служителей интересам гражданского общества вообще не признаётся.

Следующим шагом логично предположить полную декриминализацию состава и отнесение подобных правонарушений к сфере трудового, гражданского или арбитражного права.

Говоря о физическом воздействии на журналиста как новом признаке, охватываемом составом ст.144 УК РФ, авторы комментария не указали на то, какой именно объем насилия может быть признан минимальным и максимальным без дополнительной квалификации по совокупности с другими статьями. На первый взгляд, степень защиты журналистов в целом повышается, а фактически механизм реализации нормы становится менее понятным. Это также не способствует прояснению ситуации в каждом конкретном случае возбуждения и расследования уголовного дела.

Также необходимо отметить, что в новейшем комментарии совсем нет разъяснения субъективной стороны описываемого преступления, но вместе с тем фактически легализуются различного рода заинтересованное вмешательство и дружеские советы. Можно сказать, что предлагается «спасательный круг», универсальная индульгенция любому подозреваемому в совершении этого преступления. Если он твердо заявит следователю, что не «давил», а лишь «советовал» журналисту из самых добрых побуждений (например, заботился о семье и детях потенциального автора скандальной статьи), то никогда не станет обвиняемым, а, тем более подсудимым. Полагаем, что такое «напутственное слово» авторитетных юристов и высокопоставленных судей придает мало оптимизма как потерпевшим журналистам, так и тем более оперативно-следственным работникам.

Формально оба комментария имеют в равной степени рекомендательный характер. По общему правилу более поздний текст считается более точным. На один текст, наверное, будут ссылаться адвокаты, на другой — с тем же успехом — прокурорские работники. Указанные противоречия в двух аналогичных комментариях даже при наличии доброй воли явно не способствуют выработке единообразной судебной практики по указанной статье. По своему статусу этот комментарий, несомненно, будет новой настольной книгой прокуроров и судей при поиске решения любых правовых коллизий.

Какой же выход можно предложить в подобной явно неблагоприятной для сотрудников СМИ ситуации?

Видимо, журналистскому сообществу наконец-то нужно реально взять данную категорию дел под свой контроль, отслеживать корпоративно, доходят ли подобные факты до правоохранительных органов, как оперативно и качественно расследуются дела, направляются ли они своевременно в суд. Если в результате данного мониторинга будет установлено, что уголовные дела подобного рода в принципе не имеют «судебной перспективы» из-за дефектов законодательной базы или несогласованности действий правоохранительных органов и суда, то нужно оперативно ставить вопрос об изменении действующей нормы УК, приведении ее в соответствие с потребностями практики.

Статья 144 УК РФ. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов

Новая редакция Ст. 144 УК РФ

1. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению либо к отказу от распространения информации —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

2. То же деяние, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, соединенные с насилием над журналистом или его близкими либо с повреждением или уничтожением их имущества, а равно с угрозой применения такого насилия, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет или лишением свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к Статье 144 УК РФ

1. Общественная опасность преступления заключается в подрыве конституционной гарантии свободы мысли и слова, свободы массовой информации, запрета цензуры, а также конституционного права свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ст. 29 Конституции). Преступление нарушает право граждан на достоверную и полную информацию о происходящих в стране и за рубежом событиях, явлениях и процессах.

Комментируемая статья состоит из двух частей, закрепляющих основной и квалифицированный составы преступления, отражающие общественно опасные деяния, относящиеся к категории преступлений небольшой тяжести.

1.1. Основной объект преступного посягательства — общественные отношения, возникающие по поводу осуществления законной профессиональной деятельности журналистов в сфере распространения информации.

2. Объективная сторона составов преступления выражается в воспрепятствовании законной профессиональной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению либо к отказу от распространения информации.

2.1. Под профессиональной деятельностью журналистов понимается редактирование, создание, сбор или подготовка сообщений и материалов для редакции зарегистрированного СМИ на основе трудовых или иных договорных отношений журналиста с редакцией зарегистрированного СМИ либо по ее уполномочию (см. ст. 2 Закона РФ «О средствах массовой информации»).

2.2. Законный режим профессиональной деятельности журналиста определяется действующим российским законодательством.

2.3. Способами воспрепятствования законной профессиональной деятельности журналистов являются: принуждение журналистов к распространению информации; принуждение журналистов к отказу от распространения информации.

2.4. Под распространением журналистом информации понимается доведение им информации до третьих лиц через СМИ или любым другим способом.

2.5. Средствами массовой информации и пропаганды (СМИ) являются периодические печатные издания, радио-, теле-, видеопрограммы, кинохроникальные программы, иные формы периодического распространения массовой информации.

К периодическим печатным изданиям относятся газета, журнал, альманах, бюллетень, иное издание, имеющее постоянное название, текущий номер и выходящее в свет не реже одного раза в год.

Под радио-, теле-, видео-, кинохроникальной программой понимается совокупность периодических аудио-, аудиовизуальных сообщений и материалов (передач), имеющая постоянное название и выходящая в свет (в эфир) не реже одного раза в год (см. ст. 2 Закона РФ «О средствах массовой информации»).

2.6. Принуждение к распространению или отказу от распространения информации может осуществляться посредством применения насилия, угрозы применения насилия, угрозы увольнения, снижения в должности, распространения сведений, порочащих журналиста и его близких и т.д.

2.7. В установленных законом случаях права журналиста, в том числе на распространение информации, могут быть ограничены. Так, не допускается распространение информации: раскрывающей специальные технические приемы и тактику проведения контртеррористической операции; способной затруднить проведение контртеррористической операции и создать угрозу жизни и здоровью людей, оказавшихся в зоне проведения контртеррористической операции или находящихся за пределами указанной зоны; служащей пропаганде или оправданию терроризма и экстремизма; о сотрудниках специальных подразделений, членах оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией при ее проведении, а также о лицах, оказывающих содействие в проведении указанной операции (см. ст. 2 ФЗ от 06.03.2006 N 35-ФЗ «О противодействии терроризму» ).
———————————
СЗ РФ. 2006. N 11. Ст. 1146.

В условиях чрезвычайного положения допускается ограничение свободы печати и других СМИ путем введения предварительной цензуры с указанием условий и порядка ее осуществления, а также временного изъятия или ареста печатной продукции, радиопередающих, звукоусиливающих технических средств, множительной техники, установления особого порядка аккредитации журналистов (см. п. «б» ст. 12 ФКЗ от 30.05.2001 N 3-ФКЗ «О чрезвычайном положении» ).
———————————
СЗ РФ. 2001. N 23. Ст. 2277.

Не допускается использование СМИ для разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну, для осуществления экстремистской деятельности, а также для распространения передач, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости. Запрещаются распространение в СМИ, а также в компьютерных сетях сведений о способах, методах разработки, изготовления и использования, местах приобретения наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, пропаганда каких-либо преимуществ использования отдельных наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров, а также распространение иной информации, распространение которой запрещено федеральными законами (см. ч. 1, 3 ст. 4 Закона РФ «О средствах массовой информации»).

2.8. Составы преступления по конструкции формальные. Преступление окончено (составами) в момент совершения действий, указанных в диспозиции коммент. статьи.

3. С субъективной стороны составы преступления характеризуются виной в форме прямого умысла. Мотив и цель для квалификации деяния как преступления значения не имеют.

4. Субъект преступного посягательства — физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летного возраста.

5. В ч. 2 коммент. статьи предусмотрен специальный субъект — лицо, использующее для облегчения совершения преступления свое служебное положение, т.е. полномочия и привилегии, предоставленные по службе. В качестве лица, использующего свое служебное положение, может выступать редактор, главный редактор, издатель, руководитель СМИ и т.д.

Другой комментарий к Ст. 144 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Объективная сторона характеризуется действием в виде воспрепятствования законной профессиональной деятельности журналиста одним из двух указанных в законе способов: а) путем незаконного принуждения (в любой форме физического или психического воздействия, включая угрозу насилием, уничтожением или повреждением имущества, шантаж) к распространению информации либо б) путем незаконного принуждения (в любой форме физического или психического воздействия, включая угрозу насилием, уничтожением или повреждением имущества, шантаж) к отказу от распространения информации. Объектом воздействия при этом может выступать как сам журналист, так и его близкие.

2. Преступление является оконченным с момента совершения действий по воспрепятствованию законной профессиональной деятельности журналиста независимо от их фактической успешности.

3. Части 2 и 3 предусматривают квалифицированный и особо квалифицированный составы преступления. Реально примененное к журналисту или его близким насилие, повлекшее причинение тяжкого вреда здоровью, следует квалифицировать по совокупности со ст. 111 УК; менее тяжкие виды вреда здоровью охватываются ч. 3 комментируемой статьи.

Может ли в детском саду работать дворник, имеющий судимость?

Здравствуйте! Могу ли я взять на работу по должности дворник, мужчину, имеющего судимость? 25.04.1994 осужден по ч.2.ст.15-144 ч.2, ст.144, ст.40 УК РСФСР. Срок 2 года лишения свободы условно, с испытательным сроком на 1 год. Освобожден от наказания на основании Постановления ГД ФСРФ от 23.02.1994 г.

Ответы юристов (1)

​В настоящий момент данный гражданин в соответствии с Уголовным Кодексом Российской Федерации не судим.

Статья 86 Уголовного кодекса Российской Федерации. Судимость.

​6. Погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, предусмотренные настоящим Кодексом, связанные с судимостью.

​Соответственно, оснований для отказа в приеме на работу по данному поводу не усматриевается.

Трудовой кодекс Российской Федерации в ст. 331 имеет ограничения по судимости (в том числе погашенной) только для педагогических работников.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 31.03.1999 n 294п99пр Приговор по уголовному делу изменен: исключено осуждение по п. «а» ст. 102 УК РСФСР, так как осужденные по предварительному сговору между собой совершили умышленное убийство не с целью завладения имуществом, то есть из корыстных побуждений, а с целью сокрытия совершенного разбойного нападения.

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 31 марта 1999 г. N 294п99пр
Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:
Председателя — Радченко В.И.,
членов Президиума — Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Каримова М.А., Кузнецова В.В., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю.
рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Колмогорова В.В. на приговор Самарского областного суда от 3 декабря 1996 года, по которому
Ф., , ранее судимый:

в 1975 году по ст. 121 ч. 2 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы, освобожден 13 июля 1975 года по Указу от 16 мая 1975 года «Об амнистии»;
в 1975 году по ст. 144 ч. 1 УК РСФСР к 1 году лишения свободы, освобожден 12 августа 1976 года по отбытии наказания;
в 1979 году по ст. ст. 15, 144 ч. 2, 144 ч. 2, 210 УК РСФСР к 3 годам 6 месяцам лишения свободы;
в 1982 году по ст. ст. 144 ч. 2, 212-1 ч. ч. 1, 2, 188 ч. 1 УК РСФСР к 6 годам 2 месяцам 8 дням, освобожден 26 января 1988 года по отбытии наказания;
в 1990 году по ст. ст. 144 ч. 2, 89 ч. 2 УК РСФСР к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден по отбытии наказания;
8 августа 1996 года по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к 3 годам 9 месяцам лишения свободы, —
осужден по ст. 146 ч. 2 п. п. «а», «б» УК РСФСР к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 102 п. п. «а», «е», «н» УК РСФСР к 14 годам лишения свободы.
В соответствии со ст. 40 ч. ч. 1, 3 УК РСФСР по совокупности преступлений наказание определено в виде лишения свободы на 14 лет с конфискацией имущества, с отбыванием первых четырех лет в тюрьме, а последующих 10 лет — в исправительно-трудовой колонии строгого режима.
По ст. ст. 195 ч. 3, 117 ч. 3 УК РСФСР Ф. оправдан;
Г., , ранее судимый:
28 июня 1993 года по ст. ст. 15, 89 ч. 2 УК РСФСР к штрафу в размере 10.000 рублей;
в 1994 году по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к 6 месяцам лишения свободы, освобожден 16 сентября 1994 года по отбытии наказания;
8 августа 1996 года по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы, —
осужден по ст. 146 ч. 2 п. п. «а», «б» УК РСФСР к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 102 п. п. «а», «е», «н» УК РСФСР к 12 годам лишения свободы.
В соответствии со ст. 40 ч. ч. 1, 3 УК РСФСР по совокупности преступлений наказание определено в виде лишения свободы на 12 лет с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительно-трудовой колонии строгого режима.
По ст. ст. 117 ч. 3, 195 ч. 3 УК РСФСР Г. оправдан.
Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 26 марта 1997 года приговор в отношении обоих осужденных изменен, их действия со ст. 146 ч. 2 п. п. «а», «б» УК РСФСР переквалифицированы на ст. 162 ч. 2 п. п. «а», «г» УК РФ, по которой назначено наказание в виде лишения свободы: Ф. — 9 лет с конфискацией имущества, Г. — на 7 лет с конфискацией имущества.
Из приговора исключено указание о совершении преступления Ф. и Г. в состоянии опьянения как об обстоятельстве, отягчающем их ответственность.
Ф. в соответствии с ч. 1 ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 162 ч. 2 п. п. «а», «г» УК РФ, ст. 102 п. п. «а», «е», «н» УК РСФСР определено наказание в виде лишения свободы на 14 лет с конфискацией имущества.
В соответствии с ч. 3 ст. 40 УК РСФСР наказание, назначенное по приговору суда от 8 августа 1996 года, поглощено и окончательно определено наказание в виде 14 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием первых 4-х лет в тюрьме, а последующих 10 лет — в исправительной колонии строгого режима.
Г. в соответствии с ч. 1 ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 162 ч. 2 п. п. «а», «г» УК РФ, ст. 102 п. п. «а», «е», «н» УК РСФСР, определено наказание в виде лишения свободы на 12 лет с конфискацией имущества.
В соответствии с ч. 3 ст. 40 УК РСФСР наказание, назначенное по приговору суда от 8 августа 1996 года, поглощено и окончательно к отбыванию определено 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.
В остальной части приговор оставлен без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.
В протесте поставлен вопрос об изменении состоявшихся по делу судебных решений в отношении Ф. и Г., исключении осуждения их по п. «а» ст. 102 УК РСФСР.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дорошкова В.В. и выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И., поддержавшего доводы протеста, Президиум Верховного Суда Российской Федерации
установил:
Г. и Ф. признаны виновными в умышленном убийстве А. по предварительному сговору при разбое.
Преступления, согласно приговору, совершены ими при следующих обстоятельствах.
Г. и Ф., находившиеся в состоянии алкогольного опьянения, 30 марта 1996 года, около 17 часов, следуя на автомашине ВАЗ-2106, которой управлял Ф., на выезде из с. Кинель-Черкассы Самарской области, посадили в машину следовавшую в попутном направлении А.
В пути Г. и Ф. по предварительному сговору, с угрозой применения ножа отобрали у А. деньги в сумме 30.000 рублей и золотое обручальное кольцо стоимостью 500.000 рублей, а всего на сумму 530.000 рублей.
А. пыталась выпрыгнуть на ходу из машины, но Ф. нанес ей удар рукой по лицу, причинив с
садину правого ската носа, относящуюся к легким телесным повреждениям без расстройства здоровья.
Таким образом, на А. было совершено нападение с целью завладения ее личным имуществом, соединенное с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшей, по предварительному сговору группой лиц, с применением ножа в качестве оружия.
Они же после совершения разбойного нападения на А. с целью скрыть это преступление, из корыстных побуждений, по предварительному сговору решили убить потерпевшую.
Г. нанес ей удар ножом в грудную клетку, причинив проникающее в брюшную полость колото-резаное ранение груди и живота, относящееся к тяжкому телесному повреждению, опасному для жизни и здоровья в момент нанесения.
Затем он и Ф. накинули на шею А. ремень и вместе задушили ее этим ремнем. Смерть А. наступила от механической асфиксии.
После этого Ф. и Г. привезли труп А. на мост через р. Шунгут Сергиевского района и сбросили его с моста на лед замерзшей реки.
Ф. и Г. завладели имевшимися у А. вещами на сумму 2 млн. 125 тысяч рублей и распорядились ими по своему усмотрению.
Президиум находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.
Виновность осужденных в совершении указанных выше деяний установлена совокупностью доказательств, тщательно исследованных в судебном заседании и подробно изложенных в приговоре. Однако юридическая оценка этим действиям дана неправильная.
Суд установил и отразил в приговоре, что Ф. и Г. по предварительному сговору между собой совершили умышленное убийство А. не с целью завладения ее имуществом, то есть из корыстных побуждений, а с целью сокрытия совершенного на нее разбойного нападения, поскольку она узнала Ф. и могла уличить его в содеянном.
Следовательно, суд необоснованно указал о совершении осужденными убийства из корыстных побуждений. Поэтому действия Ф. и Г. полностью охватывались п. п. «е», «н» ст. 102 УК РСФСР, а их осуждение по п. «а» ст. 102 УК РСФСР следует исключить из приговора.
Оснований для смягчения меры наказания осужденным с учетом общественной опасности содеянного Президиум не находит.
На основании изложенного и руководствуясь п. 5 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации
постановил:
приговор Самарского областного суда от 3 декабря 1996 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 26 марта 1997 года в отношении Ф. и Г. изменить.
Исключить осуждение Ф. и Г. по п. «а» ст. 102 УК РСФСР.
В остальном приговор и кассационное определение оставить без изменения.

Ст15 144 ч2 ук рф

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Leader=00460cqz 2200109 4500
001=000000000000000JurPortal00000000
005=20030626201557.0
245=10$aОтветы на вопросы, возникающие при применении судами уголовного кодекса Российской Федерации :$bИнформация Верховного Суда РФ от 20 октября 1997.
260=1_$aСПб.,$c1997
653=__$aсудебная практика$aуголовные дела$aправоприменение
710=2_$aВерховный Суд РФ.
900=__$aЮридическая практика. — 1997. — № 4. — с. 107 — 119. Материал(ы):

    Ответы на вопросы, возникающие при применении судами уголовного кодекса Российской Федерации.

ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ, ВОЗНИКАЮЩИЕ ПРИ ПРИМЕНЕНИИ СУДАМИ УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Статья 15 УК РФ

1. Вопрос: Лицо было осуждено по статье УК РСФСР за преступление, не относящееся в соответствии со ст. 71 УК РСФСР к тяжким. Можно ли это преступление отнести к категории тяжких применительно к ст. 15 УК РФ. Если нельзя, то как определить категорию данного преступления применительно к ст. 15 УК РФ?

Ответ: Категория преступлений, совершенных лицами, осужденными по УК РСФСР, определяется исходя из максимального наказания, предусмотренного за соответствующее преступление новым уголовным законом, если при этом не ухудшается положение осужденного.

Отнесение деяния к категории тяжкого преступления в соответствии со ст. 15 УК РФ в случае, когда лицо было осуждено по статье УК РСФСР за преступление, не относящееся в соответствии со ст. 71 УК РСФСР к тяжким, не должно учитываться при решении вопроса об ответственности этого лица за совершение нового преступления.

2. Вопрос: До введения в действие Федерального закона от 1 июля 1994 г. ряд деяний за корыстные преступления не был отнесен к категории тяжких преступлений.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 18 января 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Федерального закона от 1 июля 1994 г..» в п. 2 прямо указывалось, что «если действия лица были переквалифицированы с ч. 3 ст. 89 на ч. 2 ст. 144 УК (в ред. Федерального закона от 1 июля 1994 г.), то отнесение деяния, предусмотренного ч. 2 ст. 144 УК (в указанной редакции) к категории тяжких преступлений не должно учитываться при решении вопроса об ответственности этого лица за совершение нового преступления».

Применимы ли положения нового закона — ст. 15 УК РФ для определения категории каждого из указанных выше преступлений и можно ли эту категорию определять, исходя из максимального наказания, предусмотренного за соответствующее преступление новым уголовным законом, как об этом указано в ответе Верховного Суда РФ от 18 декабря 1996 г.

Ответ: Только те корыстные преступления, которые были совершены до 1 июля 1994 г. и не были отнесены к тяжким преступлениям, в соответствии со ст. 71 УК РСФСР, не могут быть отнесены к категории тяжких преступлений по ст. 15 УК РФ.

Статья 18 УК РФ

Вопрос: Можно ли со ссылкой на подпункт «б» ч. 3 ст. 18 УК РФ признать в действиях лица, ранее (до 1 января 1997 г.) судимого за какое-либо из преступлений, за совершение которого было предусмотрено наказание до 15 лет лишения свободы и совершившего в период действия нового УК РФ умышленное тяжкое преступление, особо опасный рецидив, отбывание наказания в виде лишения свободы определить в исправительной колонии особого режима?

Например: Лицо по приговору от 24 ноября 1980 г. было осуждено по п. «а» ч. 2 ст. 146 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы, освобождено 30 апреля 1990 г. по отбытии наказания.

При осуждении лица по приговору от 4 июля 1997 г. (за события, имевшие место 8 марта 1997 г.) по п. «д» ч. 2 ст. 111 УК РФ к лишению свободы может ли ему быть назначена колония особого режима?

Ответ: В соответствии с пунктом «б» ч. 3 ст. 18 УК РФ рецидив преступлений признается особо опасным в случае, если лицо ранее два раза было осуждено за умышленное тяжкое преступление или за особо тяжкое преступление (в рассматриваемом случае — до 1 января Э97г). До 1 января 1997 г. лицо не может быть признано осужденным а особо тяжкое преступление, поскольку это ухудшает его положение.

В данном случае, когда лицо ранее было осуждено за умышленное тяжкое преступление, при совершении им умышленного тяжкого преступления рецидив преступлений будет признан опасным, следовательно, не может идти речь о назначении осужденному отбывания наказания в исправительной колонии особого режима.

В связи с тем, что деяния, предусмотренные ч. 2 ст. 146 УК РСФСР, относятся к категории тяжких, а не особо тяжких преступлений, судимость у осужденного погашается по истечении 6 лет после отбывания наказания.

Погашение судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью, следовательно, осужденному в соответствии пунктом «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ будет назначено отбывание лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Статья 58 УК РФ

1. Вопрос: В соответствии с п. 6 ст. 88 УК РФ несовершеннолетним мужского пола, ранее отбывавшим лишение свободы, отбывание наказания в виде лишения свободы
назначается в воспитательных колониях усиленного режима.

Из смысла ч. 4 ст. 18 УК РФ и ст. 58 УК РФ вытекает, что лицам, ранее отбывавшим лишение свободы за преступления, совершенные

возрасте до 18 лет, и вновь осуждаемым к лишению свободы после достижения совершеннолетия, отбывание лишения свободы назначается в исправительных колониях общего режима.

Разделяет ли такую позицию Верховный Суд РФ?

Ответ: При назначении осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения необходимо руководствоваться нормой . 4 ст. 18 УК РФ о том, что судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до восемнадцати лет не учитываются судом при признании рецидива преступлений, и, следовательно, отбывание лишения свободы назначается в исправительных колониях в зависимости от категории преступления.

2. Вопрос: В соответствии со ст. 7 Федерального закона «О ведении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации» лица, признанные особо опасными рецидивистами в соответствии о ст. 241 УК РСФСР, отбывают наказание в виде лишения свободы НТК особого режима. Не противоречит ли данное указание Закона «г» ч. 1 ст. 58 УК РФ, которым определено, что отбывание лишения свободы в ИК особого режима назначается лишь в двух случаях: при особо опасном рецидиве преступлений либо лицам, осужденным к пожизненному лишению свободы?

Должны ли быть пересмотрены в порядке ст. 10 УК РФ приговоры в отношении этих лиц в части режима отбывания наказания, если в соответствии с ч. 3 ст. 18 УК РФ имеющиеся у них судимости не дают оснований для признания рецидива особо опасным?

Например, лицо ранее было судимо к лишению свободы по ч. 3 ст. 117 УК РСФСР и при непогашенной судимости вновь осуждено по ч. 3 ст. 117 УК РСФСР с признанием особо опасным рецидивистом.

Ответ: В данном случае применяется норма ст. 7 Федерального закона «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации», согласно которой лица, признанные особо опасными рецидивистами в соответствии со ст. 241 Уголовного кодекса РСФСР, отбывают наказание в виде лишения свободы в исправительно-трудовых колониях особого режима.

В соответствии с требованиями ст. 10 УК РФ указание о признании лица особо опасным рецидивистом подлежит исключению из приговоров, следовательно, данные дела подлежат пересмотру только в этой части.

3. Вопрос: В связи с тем, что УК РФ не предусматривает такого понятия, как «особо опасный рецидивист», судами пересматриваются приговоры, и с учетом рекомендаций Верховного Суда РФ бывшим особо опасным рецидивистам вид
режима содержания оставляется тот же — колония особого режима. Следует ли для определения им вида режима содержания руководствоваться ст. 7 Федерального закона «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации» или
руководствоваться действующим уголовным законом?

Ответ: Для определения вида режима содержания бывшим особо опасным рецидивистам необходимо руководствоваться ст. 7 Федерального закона «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации».

4. Вопрос: На основании какого закона лицам, совершившим преступления до 1 января 1997 г., но осужденным после 1 января, будет устанавливаться вид исправительного учреждения?

Ответ: Вид исправительного учреждения должен назначаться исходя из правил, установленных нормой ст. 10 УК РФ. Если положение осужденного не ухудшается, применяются правила ст. 58 УК РФ, если же правила данной статьи ухудшают положение осужденного, применяются правила ст. 24 УК РСФСР.

Статья 66 УК РФ

Вопрос: Как назначить наказание за приготовление к совершению преступления, если нижний предел санкции статьи выше срока наказания, которое может быть назначено лицу по правилам ст. 66 УК РФ (например, санкция статьи предусматривает оказание от 7 до 12 лет лишения свободы или от 8 до 15 лет лишения свободы и оснований для применения ст. 64 УК РФ не 1меется)?

Ответ: Необходимо руководствоваться только требованиями ч. 2 ст. 56 УК РФ (без ссылки на ст. 64 УК РФ). В резолютивной части приговора следует сослаться на указанный закон (ч. 2 ст. 66 УК РФ) и назначить 6 лет лишения свободы или 7 лет 6 месяцев лишения свободы (по примерам).

Статья 68 УК РФ

1. Вопрос: Лицо ранее судимо за грабеж. Осуждается за кражу и изнасилование. Имеет место опасный рецидив. В этом случае применяются правила ч. 2 ст. 68 УК РФ и назначается наказание не ренее двух третей максимального срока наказания:

— за кражу и изнасилование;

— только за изнасилование;

— вообще не применяется, а применяются правила ч. 3 ст. 68 УК РФ.

Ответ: Поскольку для повторной кражи первая кража образует квалифицирующий признак (п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ), то для кражи применяются правила ч. 3 ст. 68 УК РФ, а по изнасилованию следует применить правила ч. 2 ст. 68 УК РФ.

2. Вопрос: Лицо ранее судимо за кражу и умышленное убийство.
Нуждается за побег из места лишения свободы, кражу, умышленное причинение тяжких телесных повреждений. Имеет место особо опасный рецидив. В этом случае применяются
правила ч. 2 ст. 68 УК РФ, наказание назначается не менее трех
четвертей максимального срока наказания:

-за все три преступления;

— только за побег;

— вообще не применяется, а применяются правила ч. 3 ст. 68 УК РФ.

Ответ: Поскольку для кражи и умышленного причинения тяжких телесных повреждений предыдущие преступления на момент совершения преступления образуют квалифицирующие признаки (п »б» ч. 2 ст. 158 и п. «в» ч. 3 ст. 111 УК РФ), к этим преступлениям применяется ч. 3 ст. 68 УК РФ, а к побегу — ч. 2 ст. 68 УК РФ.

3. Вопрос: Лицо, ранее судимое за корыстное преступление, вновь в 1997 г. осуждается за корыстное преступление, совершенное в этом году, в том числе и по признаку «неоднократности». В деянии имеются признаки опасного рецидива преступлений, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 18 УК РФ. При отсутствии оснований для применения ст. 64 УК РФ при назначении наказания за данное преступление суд должен руководствоваться:

— положениями ч. 2 ст. 68 УК РФ и назначить наказание не ниже двух третей максимального срока наиболее строгого вида наказания, поскольку в соответствии с ч. 3 ст. 68 УК РФ наказание без учета этих правил назначается только за преступления,
квалифицирующим признаком которых является «судимость» за однородные преступления (например, п. «в» ч. 2 ст. 213, п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ);

— руководствоваться положениями ч. 3 ст. 68 УК РФ и назначать наказание без учета правил, установленных ч. 2 ст. 68 УК РФ, поскольку «судимость» является одной из составных частей понятия «неоднократность».

Ответ: Необходимо руководствоваться положениями ч. 2 ст. 68 УК РФ, поскольку ч. 3 этой статьи предусматривает строго определенные ограничения, когда судимость выступает в качестве самостоятельного квалифицирующего признака (п. «в» ч. 3 ст. 158, п. «в» ч. 2 ст. 213 УК РФ), а не по признаку неоднократности, например, п. «б» ч. 2 ст. 158, 161 и 162 УК РФ.

Статья 69 УК РФ

1. Вопрос: В практике судов возникают трудности при назначении наказания по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ, когда лицо по первому приговору было осуждено условно. Согласно опубликованной практике данные приговоры должны исполняться самостоятельно, поскольку применить принцип поглощения более строгим наказанием менее строгого невозможно. Сложение же реального и условного наказания невозможно, поскольку условием обращения условного наказания к исполнению является совершение в течение испытательного срока нового преступления, что в данном случае отсутствует.

Сохранилась ли данная практика Верховного Суда РФ в связи с введением в действие нового УК РФ?

Ответ: Сохранилась. Сложение реального и условного наказания не допускается. Оба приговора подлежат самостоятельному исполнению.

2. Вопрос: По совокупности преступлений суд, путем полного сложения наказаний, определил лицу 4 года лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года и штраф. Не изменилась ли позиция Верховного Суда РФ по вопросу о том, что любое реальное наказание (в данном случае — штраф) является более строгим, чем условное наказание (в данном случае — 4 года лишения свободы условно)?

Ответ: Не изменилась. И в этом случае наказания исполняются самостоятельно.

Статья 71 УК РФ

Вопрос: С учетом требований ч. 2 ст. 71 УК РФ, сохранилась ли практика назначения по совокупности преступлений (ст. 40 УК РСФСР) лишь одного наиболее строгого вида наказания и невозможности оставить два вида основных наказаний (штраф и лишение свободы)?

Ответ: При назначении наказания по совокупности преступлений при частичном или полном сложении назначенных наказаний за каждое из преступлений применяются правила, предусмотренные ч. 1 ст. 71 УК РФ.

При назначении наказаний в вариантах, предусмотренных ч, 2 ст. 71 УК РФ, их исполнение производится самостоятельно.

Статья 86 УК РФ

1. Вопрос: Лицо было осуждено к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком один год с лишением права управлять транспортными средствами сроком на три года. Судимость погашается:

— по отбытии основного наказания;

— по отбытии дополнительного наказания;

— по истечении одного года после отбытия дополнительного наказания?

Ответ: В данном случае погашение судимости будет исчисляться исходя из правил, предусмотренных п. «а», «б» ч. 3 ст. 86 УК РФ, т. е. судимость будет погашена после истечения испытательного срока и отбытия срока дополнительного наказания.

2. Вопрос: На основании какого закона: ст. 57 УК РСФСР или ст. 86 УК РФ должен быть исчислен срок погашения судимости в следующем случае: судимость по приговору от 28 августа 1990 г. по ч. 2 ст. 148, ч. 2 ст. 206 УК РСФСР к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освободился 23 ноября 1993 г. по отбытии срока
наказания?

Ответ: В соответствии с требованиями ст. 10 УК РФ правила ст. 86 УК РФ о погашении судимости распространяются на лиц, осужденных по УК РСФСР, если это улучшает их положение.

В соответствии с ч. 3 ст. 15 УК РФ указанные преступления можно отнести к преступлениям средней тяжести, судимость за которые погашается по истечении трех лет после отбытия наказания (подпункт «в» ч. 3 ст. 86 УК РФ), а согласно п. 6 ч. 1 ст. 57 УК РСФСР судимость будет погашена в случае, если лицо в течение 5 лет со дня отбытия наказания не совершит нового преступления, что несомненно ухудшает положение осужденного. Поэтому в данном случае необходимо

Руководствоваться ст. 86 УК РФ.

3. Вопрос: Ст. 86 УК РФ определено, что каждая судимость погашается самостоятельно. При этом в законе под судимостью лица понимается осуждение его за совершение преступления (одного).

Как должны применяться требования ст. 86 УК РФ при осуждении лица за совокупность преступлений либо при совокупности приговоров?

Ответ: В соответствии со ст. 86 УК РФ судимость за каждое преступление погашается самостоятельно по истечении срока, необходимого для ее погашения. Исчисление же срока погашения судимости должно производиться после отбытия наказания по совокупности преступлений и приговоров.

4. Вопрос: Следует ли пересматривать дела в отношении осужденных, содержащихся в исправительной колонии строгого режима, если на 1 января 1997 г. предыдущие судимости погашены? Может ли поменяться вид режима?

Ответ: Согласно ч. 6 ст. 86 УК РФ погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью.

В отличие от УК РСФСР, в соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ отбывание лишения свободы в исправительной колонии строгого режима лицам, ранее отбывавшим лишение свободы, назначается лишь при рецидиве преступлений, т. е. при наличии судимости за ранее совершенное умышленное преступление (ст. 18 УК РФ).

В связи с этим в соответствии с УК РФ подлежат переводу в исправительную колонию общего режима осужденные, судимость которых была погашена на момент совершения преступления, за которое они отбывают наказание, либо при наличии судимости за преступления, совершенные по неосторожности.

Статья 158 УК РФ

1. Вопрос: Могут ли быть квалифицированы по признаку кражи, совершенной лицом, ранее два раза судимым за хищение и вымогательство, действия лица, имевшего судимости до 1 января 1997 г. за преступления, указанные в ч. 3 примечания к ст. 144 УК
РСФСР, и вновь совершившего кражу чужого имущества после 1 января 1997 г.?

Ответ: Да, могут быть квалифицированы по этому признаку только в том случае, если указанные судимости не были сняты или погашены на момент совершения преступления.

2. Вопрос: Учитываются ли непогашенные судимости за преступления, совершенные в возрасте до 18 лет, для квалификации преступления по п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ, а также ч. 3 ст. 159-163 УК РФ по тому же квалифицирующему признаку, и п.
«в» ч. 2 ст. 213 УК РФ?

Ответ: В УК РФ рецидив и неоднократность — являются различными понятиями. Судимость в несовершеннолетнем возрасте не образует рецидива, однако не снятые и не погашенные судимости образуют признак неоднократности (ч. 1 ст. 16 УК РФ), поэтому действия лица, судимого в несовершеннолетнем возрасте за аналогичные преступления, за которые судимости не сняты и не погашены, образуют квалифицирующие признаки по п. «б» ч. 2 или п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ и соответствующие признаки в других составах преступлений.

3. Вопрос: Лицо осуждено до 1 января 1997 г. по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР (в ред. от 1 июля 1994 г.) к лишению свободы с конфискацией имущества. Данной статье соответствует ч. 2 ст. 158 УК РФ, санкция которой вместо конфискации предусматривает
штраф. Будет ли возвращено (компенсировано) конфискованное имущество и будет ли назначен штраф?

Ответ: Если наказание в виде конфискации имущества исполнено до 1 января 1997 г., приговор в этой части не подлежит пересмотру. Если приговор в части конфискации имущества не исполнен до 1 января 1997 г. — в постановлении судьи должно быть указано со ссылкой на ст. 10 УК РФ об освобождении осужденного от дополнительного наказания в виде конфискации имущества.

Если приговор в части конфискации имущества исполнен с 1 января 1997 г., имущество подлежит возврату осужденному или компенсируется его стоимость. Это обстоятельство диктуется тем, что по ч. 1 и 2 ст. 158 УК РФ конфискация имущества не предусмотрена.

Статья 213 УК РФ

Вопрос: Следует ли освобождать от наказания лиц, осужденных по ч. 2 ст. 206 УК РСФСР по признаку «особого цинизма»?

Ответ: В ст. 213 УК РФ, в отличие от ч. 2 ст. 206 УК РСФСР, нет квалифицирующего признака «злостного хулиганства» («исключительный цинизм» и «особая дерзость»). Поэтому в силу ст. 10 УК РФ эти квалифицирующие признаки хулиганства, в связи с введением в действие УК РФ подлежат исключению из приговора.

В зависимости от обстоятельств дела преступление может быть переквалифицировано на ч. 1 ст. 213 УК РФ.

Статья 222 УК РФ

Вопрос: Влечет ли уголовную ответственность по ст. 222 УК РФ незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение охотничьего гладкоствольного оружия?

Ответ: Влечет. Диспозиция ст. 222 УК РФ не содержит изъятий относительно охотничьего гладкоствольного оружия, в отличие от ст. 218 УК РСФСР. Ответственность по данной статье может наступать только за деяния, совершенные после 1 января 1997 г.

Статья 226 УК РФ

1. Вопрос: Являются ли преступными действия, совершенные после 1 января 1997 г. по хищению боеприпасов (патронов) к гладкоствольному охотничьему оружию и их последующему хранению, подпадают ли они под признаки составов, предусмотренных в ст. 222 и 226 УК РФ?

Ответ: Гладкоствольное охотничье оружие относится к огнестрельному оружию, поэтому хищение боеприпасов к нему подлежит квалификации по ст. 226 УК РФ. Хищение боеприпасов к огнестрельному оружию и их последующее хранение образуют совокупность преступлений, предусмотренных ст. 226 и 222 УК РФ.г

Статья 228 УК РФ

1. Вопрос: Что понимается под «перевозкой» наркотических средств в ч. 2 ст. 228 УК РФ?

Надо ли понимать указанные в ч. 2 ст. 228 УК РФ «_

изготовление, переработку, перевозку, пересылку. » наркотических средств как совершаемые без цели сбыта?

Ответ: Перевозкой наркотических средств или психотропных веществ признаются любые умышленные действия по их перемещению независимо от способа транспортировки и места хранения. Транспортировка может быть осуществлена открыто или с сокрытием в транспортном средстве, багаже, контейнере, особом тайнике, в одежде, а также в полости человеческого тела или животных.

Не может квалифицироваться как незаконная перевозка хранение лицом во время поездки наркотических средств, а также психотропных веществ в небольших размерах, предназначенных для личного потребления.

Ответственность за изготовление, переработку, перевозку и пересылку наркотических средств или психотропных веществ, предусмотренная ч. 2 ст. 228 УК РФ, наступает независимо от наличия (отсутствия) у лица цели сбыта.

2. Вопрос: Какие размеры наркотических средств или психотропных веществ (ст. 228 УК РФ) считаются крупными, особо крупными?

Ответ: При решении вопроса об отнесении к крупным и особо крупным размерам количеств наркотических средств, психотропных и сильнодействующих веществ следует руководствоваться Сводной таблицей заключений Постоянного комитета по контролю наркотиков об отнесении к небольшим, крупным и особо крупным размерам количеств наркотических средств, психотропных и сильнодействующих веществ, обнаруженных в незаконном хранении или обороте, доставленной на основании протоколов заседаний Постоянного комитета по контролю наркотиков № 53/9-96 от 17 декабря 1996 г., № 54/10-96 от 25 декабря 1996 г. и № 2/56-97 от 30 апреля 1997 г.

Статья 297 УК РФ

Вопрос: Распространяется ли действие ч. 2 ст. 297 УК РФ на оскорбление судьи или народного заседателя в связи с их участием в рассмотрении конкретных уголовных и гражданских дел, совершенное после окончания судебного разбирательства и вынесения приговора или решения?

Ответ: Ответственность за оскорбление судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, предусматривается только в том случае, если оскорбление было связано со служебной (для присяжных и народных заседателей -общественной) деятельностью соответствующего лица и не требуется, чтобы оскорбление было нанесено лишь в судебном заседании или на приеме у судьи.

В случае, если лицо, участвующее в отправлении правосудия, было оскорблено на почве личных отношений, может идти речь о составе преступления, предусмотренного ст. 130 УК РФ. 6

Статья 314 У К РФ

1. Вопрос: Следует ли освобождать от наказания лиц, осужденных по ст. 1881 УК РСФСР за уклонение (самовольное оставление) от отбывания наказания в колонии-поселении?

Ответ: В отличие от УК РСФСР, в Уголовном кодексе РФ нет каких-либо исключений в отношении такого вида исправительного учреждения, как колония-поселение. Поэтому ответственность за побег из места лишения свободы и за уклонение от отбывания лишения свободы (ст. 313 и 314 УК РФ) для лиц, отбывающих этот вид наказания в колонии-поселении, наступает на общих основаниях.

В УК РФ нет такого понятия, как «самовольное оставление» колонии-поселения, поскольку ответственность в подобных случаях может наступать за побег из места лишения свободы. Поэтому нет оснований для освобождения от наказания лиц, осужденных по ст. 1881 УК РСФСР.

Процессуальные вопросы пересмотра приговоров

1. Вопрос: При пересмотре приговора, в котором наказание соответствии с ч. 3 ст. 40 и ст. 41 УК РСФСР назначено по совокупности приговоров, необходимо выносить одно постановление либо по каждому приговору отдельно?

Ответ: Пересмотру подлежат все приговоры, если возникла необходимость применения правил ст. 10 УК РФ. Если такой необходимости не возникло, достаточно решить вопрос о пересмотре одного из приговоров и далее применить правила ч. 3 ст. 40 или ст. 41 УК РСФСР. В этом случае судья должен руководствоваться ч. 2 ст. 10 УК РФ и ст. 3 Федерального закона РФ «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации»

Источник информации:
Юридическая практика. — 1997. — № 4. — с. 107 — 119.

Смотрите еще:

  • Гражданский кодекс часть вторая принят Гражданский кодекс часть вторая принят Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ […]
  • Признание права собственности на дом по расписке Как оформить право собственности на дом и земельный участок, купленные по расписке В 1993 г. мать купила жилой дом с земельным участком в деревне. Документально ничего не оформила, т.е. договора никакого нет. Есть […]
  • Адвокат титова татьяна викторовна Адвокат Титова Татьяна Викторовна Общие сведения Статус: Прекращен; Реестровый номер: 54/862; Номер удостоверения: 865; Государство: Российская Федерация; Федеральный округ: Сибирский федеральный округ; Субъект […]
  • Вакансии работа судебный пристав Текущие вакансии Объявление Управление Федеральной службы судебных приставов по Челябинской области (далее по тексту – Управление) принимает документы для участия в конкурсе на замещение вакантных должностей […]
  • Ст 1231 ч2 коап рф изменения Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 15 августа 2008 г. N 11АП-4596/2008 (ключевые темы: иностранные граждане - административная ответственность - трудовая деятельность - лица без гражданства […]
  • С74 ч5 ук рф Пособничество в приобретении наркотических средств (Пестерева Ю., Чекмезова Е.) Дата размещения статьи: 23.05.2015 В п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. N 14 "О судебной практике по делам […]