Хранение арестованного имущества гк рф

Статья 926. Хранение вещей, являющихся предметом спора (секвестр)

1. По договору о секвестре двое или несколько лиц, между которыми возник спор о праве на вещь, передают эту вещь третьему лицу, принимающему на себя обязанность по разрешении спора возвратить вещь тому лицу, которому она будет присуждена по решению суда либо по соглашению всех спорящих лиц (договорный секвестр).

2. Вещь, являющаяся предметом спора между двумя или несколькими лицами, может быть передана на хранение в порядке секвестра по решению суда (судебный секвестр).

Хранителем по судебному секвестру может быть как лицо, назначенное судом, так и лицо, определяемое по взаимному согласию спорящих сторон. В обоих случаях требуется согласие хранителя, если законом не установлено иное.

3. На хранение в порядке секвестра могут быть переданы как движимые, так и недвижимые вещи.

4. Хранитель, осуществляющий хранение вещи в порядке секвестра, имеет право на вознаграждение за счет спорящих сторон, если договором или решением суда, которым установлен секвестр, не предусмотрено иное.

Комментарий к Ст. 926 ГК РФ

1. Секвестр является специальным видом договора хранения. Советское гражданское право не знало названного вида хранения, секвестр был впервые урегулирован действующим ГК РФ. Однако в Древнем Риме секвестр существовал. Так, в титуле III книги шестидесятой Дигест содержится регламентация секвестра. Если стороны не доверяют друг другу в плане оставления спорного имущества на хранение, то оно передается нейтральному лицу, у которого имущество находится до конца разрешения спора. При этом секвестору могло быть предоставлено право не только хранить имущество, но и управлять им. Передача имущества секвестору была предусмотрена как по договору спорящих сторон, так и по судебному акту .

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Договоры о выполнении работ и оказании услуг» (книга 3) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2002 (издание исправленное и дополненное).

См. подробнее: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья. Договоры о выполнении работ и оказании услуг. М.: Статут, 2003. С. 795; Римское частное право: Учебник / Под ред. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. М.: Юристъ, 2004. С. 484.

2. Гражданский кодекс РФ предусматривает возможность передачи вещей, являющихся предметом спора, на хранение (секвестр). Из смысла п. п. 1, 2 комментируемой статьи можно вывести определение секвестра. Секвестр — это передача вещей, являющихся предметом спора, на хранение по договору спорящих сторон или на основании судебного акта третьему лицу, принимающему на себя обязанность по хранению имущества до разрешения спора, и возвращение этого имущества тому лицу, которому оно будет присуждено по решению суда либо по соглашению всех спорящих лиц.

Предмет спора — это вещь, относящаяся как к движимому, так и к недвижимому имуществу, по поводу которой спорящие стороны не могут определить принадлежность.

Из приведенного определения вытекают черты секвестра.

Во-первых, особенность секвестра касается предмета — спорной вещи, которая в настоящий момент неизвестно кому принадлежит. Иными словами, эта вещь является предметом спора. При этом в отличие от обычного договора хранения секвестром охватывается как движимое, так и недвижимое имущество. Например, в арбитражном суде рассматривается спор о праве собственности на автомобиль. В целях обеспечения иска суд принимает предусмотренные законом меры, о чем выносится определение. Согласно п. 4 ч. 1 ст. 91 АПК РФ одной из мер обеспечения иска может быть передача спорного имущества на хранение истцу или другому лицу, что и является секвестром. В нашем примере по определению суда об обеспечении иска по передаче спорного объекта — автомобиля на хранение судебный пристав-исполнитель передает имущество на основании судебного акта на парковку ГИБДД в соответствии с договором.

Во-вторых, участниками в секвестре выступают хранитель и спорящие в отношении имущества лица. Хранитель должен выразить свое согласие.

В-третьих, хранитель, осуществляющий хранение вещи в порядке секвестра, имеет право на вознаграждение за счет спорящих сторон, если договором или решением суда, которым установлен секвестр, не предусмотрено иное. Помимо выплаты вознаграждения хранителю возмещаются и понесенные им необходимые расходы по хранению имущества, которое является предметом спора. При осуществлении хранения имущества хранитель принимает все необходимые меры для обеспечения его сохранности. При несоблюдении мер по охране имущества хранитель несет ответственность по общим правилам договора хранения.

Однако в случаях, предусмотренных договором или судебным актом, хранение может быть безвозмездным.

3. В силу норм комментируемой статьи выделяются два вида хранения имущества, являющегося предметом спора: 1) договорное, или добровольное; 2) судебное, или принудительное. Из самих названий двух видов секвестра вытекает их отличие друг от друга. При договорном секвестре имеет место свободное волеизъявление сторон спора, обладающих равными правами в правоотношениях, при судебном секвестре — отношения власти и подчинения, где юридическим фактом выступает судебный акт. Несмотря на то что закон говорит о решении суда, в действительности законодательство предусматривает судебный акт, который может быть или в форме решения, или в форме определения.

Договорное (добровольное) хранение вещей, являющихся предметом спора (секвестр), имеет место тогда, когда по договору о секвестре двое или несколько лиц, между которыми возник спор о праве на вещь, передают эту вещь третьему лицу, принимающему на себя обязанность после разрешения спора возвратить вещь тому лицу, которому она будет присуждена по решению суда либо по соглашению всех спорящих лиц. К примеру, секвестр может применяться нотариусом при передаче вещей, входящих в состав наследства, третьему лицу.

Судебное (принудительное) хранение вещей, являющихся предметом спора (секвестр), имеет место тогда, когда такая вещь передается на хранение в порядке секвестра по решению суда. По судебному секвестру может быть хранителем лицо, как назначенное судом, так и определяемое по взаимному согласию спорящих сторон. В обоих случаях требуется согласие хранителя, если законом не установлено иное.

Сфера применения судебного секвестра — обеспечение иска и исполнения судебного решения. Хранение вещей, являющихся предметом спора, возможно в любом виде процесса.

4. Обеспечение иска предусмотрено в гражданском (ст. 140 ГПК) и арбитражном (ст. 91 АПК) процессе. Так, в соответствии с АПК РФ одной из мер обеспечения иска является передача спорного имущества на хранение истцу или другому лицу. Аналогичная мера хотя и не названа среди мер обеспечения иска в ГПК РФ, тем не менее также имеет место, так как процессуальное законодательство не содержит исчерпывающего перечня мер обеспечения иска.

Передаче имущества на хранение предшествует так называемый обеспечительный арест (т.е. арест во исполнение определения суда об обеспечении иска). Исполнительный лист, выданный на основании определения суда об обеспечении иска, подлежит немедленному исполнению. Указанный исполнительный лист поступает для исполнения в соответствующее подразделение судебных приставов. Судебный пристав-исполнитель вправе наложить арест на вещи, являющиеся предметом спора, исключительно в том случае, если данная мера предусмотрена судебным определением в качестве меры обеспечения иска. В этом плане показательным является Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 мая 2005 г. N 16872/04, которым обеспечено единообразие практики передачи вещи, являющейся предметом спора, в рамках исполнения определения суда по обеспечению иска.

Общество с ограниченной ответственностью «Агломератчик» (далее — общество) обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с заявлением о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя межрайонного специализированного подразделения судебных приставов по розыску должников, имущества и взаимодействию с правоохранительными органами Главного управления Министерства юстиции РФ по Челябинской области (далее — пристав-исполнитель) по передаче недвижимого имущества, указанного в акте ареста (описи) от 28 июля 2004 г., на хранение гражданину И.Н. Вишнякову с правом пользования этим имуществом в соответствии с Постановлением от 28 июля 2004 г. об установлении режима беспрепятственного доступа хранителя к арестованному имуществу.

Определением Арбитражного суда Челябинской области об обеспечении имущественных интересов от 14 июля 2004 г. по делу N А76-2142/04-12-193 удовлетворено ходатайство открытого акционерного общества «Златоустовское рудоуправление» об обеспечении иска и наложен арест на принадлежащие обществу с ограниченной ответственностью «Агломератчик» объекты недвижимого имущества, расположенные по адресу: ул. Спартака, 6, пгт. Магнитка, Кусинский район, Челябинская область. В п. 2 резолютивной части Определения указано, что арест наложен арбитражным судом без запрещения использования имущества в обычной производственно-хозяйственной деятельности согласно технологическим процессам производства.

Судебный пристав-исполнитель 28 июля 2004 г. в ходе исполнительного производства, возбужденного на основании Определения Арбитражного суда Челябинской области от 14 июля 2004 г. и выданного судом исполнительного листа от 14 июля 2004 г. N 000342, произвел опись арестованного имущества и передал его на хранение гражданину И.Н. Вишнякову, о чем сделана соответствующая запись в акте ареста (описи) имущества.

Постановлением от 28 июля 2004 г. судебный пристав-исполнитель установил режим беспрепятственного доступа хранителя к арестованному и переданному на хранение имуществу, обязал хранителя принимать меры, обеспечивающие сохранение свойств, признаков и стоимости арестованного имущества, а также разрешил хранителю пользоваться арестованным имуществом.

В соответствии с ч. 2 ст. 51 Закона об исполнительном производстве арест имущества должника состоит из описи имущества, объявления запрета распоряжаться им, а при необходимости — ограничения права пользования имуществом, его изъятия или передачи на хранение. Виды, объемы и сроки ограничения определяются судебным приставом-исполнителем в каждом конкретном случае с учетом свойств имущества, значимости его для собственника или владельца, хозяйственного, бытового или иного использования и других факторов.

———————————
В данном Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ имеется в виду Федеральный закон от 21 июля 1997 г. «Об исполнительном производстве». В настоящее время данный Закон не действует, однако положения указанного Постановления Президиума ВАС РФ сохраняют полностью свою актуальность.

По смыслу данной нормы передача арестованного имущества на хранение, равно как и применение иных предусмотренных ею ограничений, не может осуществляться судебным приставом-исполнителем произвольно, т.е. в отсутствие обстоятельств, свидетельствующих о наличии такой необходимости. Применение этих ограничений может быть обусловлено, в частности, совершением должником либо третьими лицами действий (бездействия), способных привести к утрате, уничтожению имущества или уменьшению его стоимости.

Однако ни в акте ареста (описи) имущества, ни в Постановлении судебного пристава-исполнителя от 28 июля 2004 г. не содержатся сведения, подтверждающие факт совершения кем-либо подобных действий, и не приводятся другие обстоятельства, обосновывающие необходимость передачи принадлежащих обществу объектов недвижимого имущества на хранение.

Согласно ч. 1 ст. 65 и ч. 5 ст. 200 АПК РФ обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующий орган или должностное лицо.

Такие доказательства судебным приставом-исполнителем суду не представлены.

В силу ч. 2 ст. 51 Закона об исполнительном производстве при передаче арестованного имущества на хранение судебным приставом-исполнителем должны учитываться свойства арестованного имущества, так как объекты хранения передаются во владение хранителя и переносятся в его хозяйственную сферу. Если же их физические особенности исключают такую возможность, то и передачу вещи на хранение осуществить нельзя.

Из сущности отношений по хранению и норм гл. 47 ГК РФ следует, что объектом хранения могут выступать только движимые вещи, за исключением случаев, предусмотренных комментируемой статьей.

В соответствии с п. п. 1 и 2 комментируемой статьи вещь, являющаяся предметом спора между двумя или несколькими лицами, может быть передана третьему лицу на хранение в порядке секвестра по соглашению всех спорящих лиц (договорный секвестр) или по решению суда (судебный секвестр).

Согласно п. 3 комментируемой статьи на хранение в порядке секвестра могут быть переданы как движимые, так и недвижимые вещи.

Материалы дела не содержат сведений о принятии сторонами спора или судом решения о передаче объектов недвижимого имущества на хранение в порядке секвестра. Следовательно, передав по собственной инициативе спорные объекты недвижимости на хранение гражданину И.Н. Вишнякову, судебный пристав-исполнитель вышел за пределы полномочий, предоставленных ему действующим законодательством.

Отказывая заявителю в удовлетворении требования о признании обжалуемых действий судебного пристава-исполнителя незаконными, суды первой и кассационной инстанций, сославшись на наличие у него прав на их совершение в силу норм Закона об исполнительном производстве, не учли указанные требования ч. 2 ст. 51 названного Закона и неправильно применили его положения к рассматриваемым правоотношениям.

В данном случае арест на имущество налагался не судебным приставом-исполнителем в качестве допускаемой п. 1 ст. 45 Закона об исполнительном производстве принудительной меры исполнения судебного акта, а арбитражным судом на основании ч. 1 ст. 90 и ч. 1 ст. 91 АПК РФ с целью обеспечения иска. Поэтому выбор обеспечительной меры и подлежащие совершению для ее реализации исполнительные действия определяются не судебным приставом-исполнителем, а арбитражным судом.

В соответствии с ч. 1 ст. 16 АПК РФ вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов являются обязательными для органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации.

В п. 2 резолютивной части Определения Арбитражного суда Челябинской области от 14 июля 2004 г. по делу N А76-2142/04-12-193 указано, что арест на спорные объекты недвижимости наложен судом без запрещения их использования в обычной производственно-хозяйственной деятельности согласно технологическим процессам производства.

При таких обстоятельствах судебный пристав-исполнитель не имел правовых оснований для передачи арестованной недвижимости на хранение третьему лицу, поскольку это невозможно без лишения собственника правомочий по владению и пользованию имуществом, а выводы судов о том, что обжалуемыми действиями судебного пристава-исполнителя обществу не созданы какие-либо ограничения в пользовании арестованным имуществом, не соответствуют действительности .

———————————
Постановление Президиума ВАС РФ от 31 мая 2005 г. N 16872/04. Аналогичная практика отражена в Определении ВАС РФ от 16 мая 2007 г. N 5557/07 и в Постановлениях ФАС Северо-Западного округа от 13 октября 2005 г. по делу N А56-27789/2005, ФАС Центрального округа от 27 октября 2006 г. по делу N А68-АП-868/15-05, ФАС Московского округа от 26 февраля 2007 г. по делу N А41-К2-4402/06, ФАС Уральского округа от 21 декабря 2007 г. по делу N Ф09-10495/07-С1 и др.

В приведенном Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ необходимо особо подчеркнуть ряд важных положений, касающихся хранения вещи, являющейся предметом спора:

— при наложении обеспечительного ареста судебный пристав-исполнитель не может ограничивать право пользования имуществом и производить его изъятие. Исключение составляют случаи, когда совершение таких исполнительных действий прямо следует из требований исполнительного листа суда, выданного на основании судебного постановления (акта) об обеспечении иска .

———————————
В арбитражном процессе собирательным служит понятие «судебные акты», включающее в себя решения, определения и постановления арбитражного суда. В гражданском процессе — понятие «судебные постановления», которым также охватываются решения, определения и постановления суда общей юрисдикции.

Закарлюка А.В., Куликова М.А. Исполнительное производство в вопросах и ответах // Арбитражная практика. 2009. N 1. С. 79.

Кстати, данное положение и ранее (до принятия Постановления Президиума ВАС РФ от 31 мая 2005 г.) высказывалось в правоприменительной практике. Так, в информационном письме Президиума ВАС РФ от 24 июля 2003 г. N 72 «Обзор практики принятия арбитражными судами мер по обеспечению исков по спорам, связанным с обращением ценных бумаг» отмечалось следующее: «Поскольку арест на акции был наложен арбитражным судом в порядке принятия мер по обеспечению иска на основании ст. ст. 90 и 91 АПК РФ, то и ограничение права ответчика — владельца арестованных акций пользоваться правами, ими удостоверенными (виды, объемы и сроки ограничения), могло быть при необходимости установлено только самим арбитражным судом. Арбитражный суд был вправе установить ограничения либо непосредственно в рамках наложенного на акции ареста, либо в качестве отдельной, самостоятельной обеспечительной меры»;

— передача вещи на хранение может иметь место при обеспечении иска, если должником или иным лицом совершены действия, способные привести к утрате, уничтожению имущества или к уменьшению его стоимости.

5. В процесс принудительного исполнения судебных актов (постановлений) привлекаются судебные приставы-исполнители. После возбуждения исполнительного производства должнику предоставляется пять дней для добровольного исполнения судебного акта. Если предписание исполнительного листа не исполнено в указанный судебным приставом-исполнителем срок, то применяются меры принудительного исполнения. В силу ч. 1 ст. 68 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» мерами принудительного исполнения являются действия, указанные в исполнительном документе, или действия, совершаемые судебным приставом-исполнителем в целях получения с должника имущества, в том числе денежных средств, подлежащего взысканию по исполнительному документу. Одной из мер принудительного исполнения является обращение взыскания на имущество должника, в том числе на денежные средства и ценные бумаги (п. 1 ч. 3 ст. 68 Закона об исполнительном производстве).

Согласно ст. 86 Закона об исполнительном производстве движимое имущество должника, на которое наложен арест, передается на хранение под роспись в акте о наложении ареста должнику или членам его семьи, назначенным судебным приставом-исполнителем, либо лицам, с которыми территориальным органом Федеральной службы судебных приставов заключен договор. Лицо, которому судебным приставом-исполнителем передано на хранение арестованное имущество, не может пользоваться этим имуществом без данного в письменной форме согласия судебного пристава-исполнителя. Судебный пристав-исполнитель не вправе давать такое согласие в отношении ценных бумаг, переданных на хранение депозитарию, а также в случае, когда пользование имуществом в силу его свойств приведет к уничтожению или уменьшению ценности данного имущества. Согласие судебного пристава-исполнителя не требуется, если пользование указанным имуществом необходимо для обеспечения его сохранности. Лицо, которому судебным приставом-исполнителем передано на хранение арестованное имущество, если таковым не является должник или член его семьи, получает вознаграждение и возмещение понесенных расходов по охране или хранению указанного имущества, за вычетом фактически полученной выгоды от его использования.

6. В научной литературе, посвященной комментированию судебного секвестра, авторы ограничиваются двумя случаями судебного секвестра — обеспечением иска и исполнением судебного решения . Однако можно выделить и третий случай проявления судебного секвестра — передачу на хранение вещественных доказательств. Спецификой вещественных, а иногда и письменных доказательств в гражданском и арбитражном процессах является, в частности, то, что они одновременно выступают и предметами спора. Например, ценные бумаги могут быть письменными или вещественными доказательствами по делу и одновременно предметами спора. Обычно вещественные доказательства хранятся в суде, за исключением случаев, установленных федеральным законом (либо в материалах дела, либо в специально отведенном месте, например в сейфе). Вещественные доказательства, которые не могут быть доставлены в суд, хранятся по месту их нахождения или в ином определенном судом месте. Суд и хранитель принимают меры по сохранению вещественных доказательств в неизменном состоянии. Расходы на хранение вещественных доказательств распределяются между сторонами в соответствии со ст. 98 ГПК РФ (ст. 75 ГПК; ст. 77 АПК; ст. 82 УПК РФ) .

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Договоры о выполнении работ и оказании услуг» (книга 3) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2002 (издание исправленное и дополненное).

См., например: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. М.: Статут, 2003. С. 795 — 796.

См. также: Положение о хранении и реализации предметов, являющихся вещественными доказательствами, хранение которых до окончания уголовного дела или при уголовном деле затруднительно (в ред. Постановлений Правительства РФ от 22 февраля 2006 г. N 101, от 10 марта 2009 г. N 219).

Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 15 апреля 2010 г. по делу N А65-11751/2009 Дело о взыскании ущерба направлено на новое рассмотрение, поскольку суд не проверял, какие меры были приняты ответчиком для реального поиска имущества, а также какие меры приняты в отношении лиц, виновных в утрате имущества. Установление данных обстоятельств может существенно повлиять на квалификацию судом действий судебного пристава относительно их законности (извлечение)

Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа
от 15 апреля 2010 г. по делу N А65-11751/2009
(извлечение)

См. также Постановление ФАС ПО от 6 апреля 2011 г. N А65-11751/2009

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу конкурсного управляющего государственного унитарного предприятия Республики Татарстан «Лаишевское многопрофильное предприятие жилищно-коммунального хозяйства», г. Лаишево, Республика Татарстан,

на решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 24.09.2009 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.01.2010 по делу N А65-11751/2009,

по исковому заявлению государственного унитарного предприятия Республики Татарстан «Лаишевское многопрофильное предприятие жилищно-коммунального хозяйства», г. Лаишево, Республика Татарстан, к Управлению Федеральной службы судебных приставов по Республике Татарстан, г. Казань, о взыскании 238200 руб. ущерба в виде стоимости утраченного имущества, при участии третьих лиц: Казанского межрайонного отдела Службы судебных приставов Управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Татарстан, г. Казань, общества с ограниченной ответственностью «Торгово-промышленный центр «Инфраторг», г. Казань, государственного унитарного предприятия «Нармонское производственное предприятие жилищно-коммунального хозяйства», с. Нармонка, Республика Татарстан,

государственное унитарное предприятие Республики Татарстан «Лаишевское многопрофильное предприятие жилищно-коммунального хозяйства (Жилсервис)» (далее — истец, ГУП «Лаишевское МПП ЖКХ») обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с исковым заявлением к Управлению Федеральной службы судебных приставов по Республике Татарстан (далее — ответчик, УФССП по РТ) о взыскании 238200 рублей ущерба в виде стоимости утраченного имущества.

Определением Арбитражного суда Республики Татарстан от 26.05.2008 к участию в деле третьим лицом, не заявляющим самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Казанский межрайонный отдел Службы судебных приставов Управления Федеральной службы судебных приставов по Республики Татарстан (далее — Казанский МРО ССП УФССП по РТ) и общество с ограниченной ответственностью Торгово-промышленный центр «Инфраторг» (далее — ООО «ТПЦ «Инфраторг»).

Определением Арбитражного суда Республики Татарстан от 25.08.2009 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, привлечено государственное унитарное предприятие «Нармонское производственное предприятие жилищно-коммунального хозяйства» Республики Татарстан.

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 24.09.2009 в иске отказано.

Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.01.2010 решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 24.09.2009 оставлено без изменения.

Не согласившись с вынесенными судебными актами, конкурсный управляющий государственного унитарного предприятия Республики Татарстан «Лаишевское многопрофильное предприятие жилищно-коммунального хозяйства» обратился в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой, в которой просил решение и постановление отменить, направить дело на новое рассмотрение.

В кассационной жалобе заявитель указал на неправильное применение судами норм материального права и несоответствие выводов судов обстоятельствам дела.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа, проверив законность решения и постановления, на основании статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы, заслушав представителей сторон в судебном заседании, считает решение и постановление, подлежащими отмене с передачей дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Как следует из материалов дела, истцу принадлежит на праве хозяйственного ведения автомашина КАМАЗ 55111 1996 года выпуска государственный N В288КВ.

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 15.09.2008 по делу N А65-7673/2008-СГ4-49 государственное унитарное предприятие «Лаишевское многоотраслевое производственное предприятие жилищно-коммунального хозяйства (Жилсервис)» признано несостоятельным (банкротом) и в отношении него открыто конкурсное производство. Конкурсным управляющим утвержден Галдин Александр Иванович.

Постановлением судебного пристава-исполнителя Казанского МРО ССП УФССП по РТ И.М. Хасанова от 12.08.2005, исполнительные производства N 6-241/2005, N 6-242/2005, N 6-243/2005, N 6-244/2005, N 6-245/2005, N 6-246/2005, N 6-247/2005, возбужденные в отношении должника — ГУП «Лаишевское многоотраслевое производственное предприятие жилищно-коммунального хозяйства» были объединены в сводное исполнительное производство с присвоением номера N 6-1/2005.

01.09.2005 судебный пристав-исполнитель Казанского МРО ССП УФССП по РТ Лифарь К.В. по сводному исполнительному производству от 12.08.2005 N 6-1/2005 о взыскании с должника — ГУП «Лаишевское МПП ЖКХ» суммы задолженности вынес постановление о наложении ареста на имущество должника — ГУП «Лаишевское многоотраслевое производственное предприятие жилищно-коммунального хозяйства» в размере и объеме, необходимых для исполнения требований исполнительного документа с учетом взыскания исполнительского сбора и расходов по совершению исполнительских действий.

05.09.2005 судебный пристав-исполнитель произвел опись имущества, принадлежащего должнику и арестовал имущество указанное в приложении к акту ареста имущества должника от 05.12.2005, среди которого числится автомобиль КАМАЗ 55111, 1996 года выпуска, государственный номер В 288 КВ.

По акту изъятия имущества должника от 14.12.2005 автомобиль КАМАЗ 55111, 1996 года выпуска, государственный номер В 288 КВ был изъят у истца.

Арестованное имущество передано на ответственное хранение директору ООО «ТПЦ «Инфраторг» Тюрину Н.В. по акту передачи от 14.12.2005.

08.09.2006 судебным приставом-исполнителем было вынесено постановление о принятии отчета от 26.04.2006 N 598/СП/Л об оценке рыночной стоимости имущества — КАМАЗ 55111 государственный номер В288КВ в размере 154779 руб.

11.07.2007 судебным приставом с выходом на место хранения арестованного имущества было установлено, что имущество отсутствует, о чем составлен соответствующий акт. В этот же день у Тюрина В.Н. было взято объяснение. Вышеназванное следует из рапорта судебного пристава-исполнителя от 11.07.2007.

20 июля 2007 г. после проведения дознания по факту кражи имущества материалы были направлены по подследственности в следственное управление Управления внутренних дел Авиастроительного района г. Казани, что подтверждается письмом от 20.03.2009 N 2399.

Следственным отделом Авиастроительного районного Отдела внутренних дел г. Казани 30.08.2007 возбуждено уголовное дело N 423723 по факту хищения неустановленными лицами с территории ООО «ТПЦ «Инфраторг» спорного имущества.

Исковые требования мотивированы невозможностью возврата Казанским МРО ССП УФССП по РТ арестованного имущества истца — автомашины КАМАЗ 55111, вследствие чего истец просит взыскать ущерб за утраченное имущество.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований, указал, что истец не доказал причинно-следственной связи между действиями судебного пристава-исполнителя и возникшими у истца убытками. При этом судом установлено, что действия судебного пристава по аресту спорного имущества и передаче его на хранение третьему лицу являются законными.

Судебная коллегия признает данные выводы преждевременными, поскольку судом неполно исследованы все обстоятельства дела. Кроме того, судом не учтены следующие нормы права и обстоятельства дела.

Согласно Федеральному закону от 21.07.1997 N 118-ФЗ «О судебных приставах» (далее — Закон о судебных приставов) на судебных приставов возлагаются задачи по исполнению судебных актов и актов других органов, предусмотренных федеральным законом об исполнительном производстве.

Арест, изъятие, передача имущества должника на хранение были произведены в рамках исполнительного производства.

Согласно статье 906 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), правила главы 47 Кодекс, применяются к обязательствам хранения, возникающим в силу закона, если законом не установлены иные правила.

В силу статьи 886 ГК РФ по договору хранения одна сторона (хранитель) обязуется хранить вещь, переданную ей другой стороной (поклажедателем), и возвратить эту вещь в сохранности. Правила главы 47 ГК РФ применяются к обязательствам хранения, возникающим в силу закона, если законом не установлены иные правила ( статья 906 ГК РФ).

Поклажедателем может быть лицо, действующее на основе закона или договора и не являющееся собственником имущества. В данном случае поклажедателем выступала Служба судебных приставов, действующая на основании Закона о судебных приставов и Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — ФЗ «Об исполнительном проозводстве»).

В соответствие со статьей 900 ГК РФ хранитель обязан возвратить поклажедателю или лицу, указанному им в качестве получателя, переданную на хранение вещь.

Согласно статье 901 ГК РФ за утрату переданного на хранение имущества хранитель несет ответственность по основаниям, предусмотренным статьей 401 ГК РФ, согласно которой лицо, не исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы.

В силу статьи 902 ГК РФ убытки, причиненные поклажедателю утратой, недостачей или повреждением вещей, возмещаются хранителем в соответствии со статьей 393 настоящего Кодекса, если законом или договором хранения не предусмотрено иное.

Согласно статье 53 ФЗ «Об исполнительном производстве» в редакции, действующей на момент передачи имущества на хранение ООО «ТПЦ «Инфраторг», имущество должника передается на хранение под роспись в акте ареста имущества должнику или другим лицам, назначенным судебным приставом-исполнителем.

В случаях растраты, отчуждения, сокрытия или незаконной передачи переданного на хранение имущества должника хранитель, за исключением имущественной ответственности за убытки, подлежит уголовной ответственности в соответствии с федеральным законом.

В материалах делах имеется копия муниципального контракта от 28.04.2006 N 519, заключенного между УФССП по РТ и ООО «ТПЦ «Инфраторг» на оказание услуг по транспортировке и хранению спорного арестованного имущества. Срок действия данного договора указан до 31.12.2006. В силу части 1 статьи 899 ГК РФ по истечении обусловленного срока хранения поклажедатель обязан немедленно забрать переданную на хранение вещь. При этом судами не установлено были ли предприняты судебным приставом какие-либо меры по возврату спорной вещи после истечения срока действия договора. Таким образом, подлежит установлению не имелось ли в данном случае признаков бездействия со стороны судебного пристава. Данный факт может повлиять на установление причинной связи между бездействием судебного пристава по исполнению обязанности забрать спорное имуществу у хранителя и наступившими последствиями в виде хищения автомобиля.

Судебная коллегия признает, что вывод суда первой инстанции о законности действий судебного пристава является преждевременным, поскольку судом не исследован вопрос о том, какие меры были предприняты ответчиком для возврата изъятого имущества или возмещения убытков в рамках статьи 902 ГК РФ. Суд лишь констатировал факт того, что ООО «ТПЦ «Инфраторг» как хранитель несет ответственность за утрату спорного имущества. Однако в данном случае необходимо учесть что истец не находится в каких-либо правоотношениях с хранителем.

Таким образом, хранитель арестованного имущества отвечает за его сохранность и несет в связи с этим как имущественную, так и уголовную ответственность перед лицами, которыми имущество было передано ему на ответственное хранение.

Изъятое судебным приставом-исполнителем имущество по исполнению судебного решения истцу не возвращено, чем нарушены требования ФЗ «Об исполнительном производстве».

В соответствии с требованиями пункта 2 статьи 90 ФЗ «Об исполнительном производстве», статей 16 , 1064 , 1069 ГК РФ вред, причиненный имуществу юридического лица в результате незаконных действий (бездействия) должностных лиц государственных органов, подлежит возмещению в полном объеме за счет соответствующей казны.

Суд не проверял, какие меры были приняты ответчиком для реального поиска имущества, а также какие меры приняты в отношении лиц, виновных в утрате имущества. Установление данных обстоятельств может существенно повлиять на квалификацию судом действий судебного пристава относительно их законности.

В соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 287 АПК РФ по результатам рассмотрения кассационной жалобы арбитражный суд кассационной инстанции вправе отменить решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции полностью и направить дело на новое рассмотрение в соответствующий арбитражный суд, решение которого отменено.

В силу части 1 статьи 288 АПК РФ основаниями отмены решения арбитражного суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции является несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, нарушение либо неправильное применение норм материального права.

Так как, фактические обстоятельства, имеющие значение для данного дела, установлены судом без их полного и всестороннего исследования и правовой оценки, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа считает принятые по делу судебные акты подлежащими отмене на основании частей 1 , 2 статьи 288 АПК РФ с направлением дела на новое рассмотрение.

Суду при новом рассмотрении необходимо учесть изложенное, выполнить требования о всестороннем, полном и объективном исследовании доказательств, вынести законный и обоснованный судебный акт.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 286 , 288 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа постановил:

решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 24.09.2009 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.01.2010 по делу N А65-11751/2009 отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Республики Татарстан.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Статья 86. Передача под охрану или на хранение арестованного имущества должника

Комментарий к статье 86

1. Исходя из сущности отношений по хранению и норм гл. 47 ГК РФ объектом хранения могут выступать только движимые вещи, за исключением случаев хранения вещей, являющихся предметом спора (секвестр) (ст.

Исходя из этого в комментируемой статье используются два разных термина — «охрана» в отношении недвижимого имущества и «хранение» в отношении движимого имущества.

В соответствии с ч. ч. 1 и 2 комментируемой статьи недвижимое имущество должника, на которое наложен арест, передается под охрану, а движимое имущество на хранение под роспись в акте о наложении ареста должнику или членам его семьи, назначенным судебным приставом-исполнителем, либо лицам, с которыми территориальным органом Федеральной службы судебных приставов заключен договор.

Согласно ст. 886 ГК РФ по договору хранения одна сторона (хранитель) обязуется хранить вещь, переданную ей другой стороной (поклажедателем), и возвратить эту вещь в сохранности.

В договоре хранения, в котором хранителем является коммерческая организация либо некоммерческая организация, осуществляющая хранение в качестве одной из целей своей профессиональной деятельности (профессиональный хранитель), может быть предусмотрена обязанность хранителя принять на хранение вещь от поклажедателя в предусмотренный договором срок. При этом условия о сроке и об оплате не являются существенными условиями договора хранения ( Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 29 октября 2002 г. N Ф08-3805/02).

Хранение документов, подтверждающих наличие и объем имущественных прав должника, а также документарных ценных бумаг, может осуществляться в подразделении судебных приставов при условии обеспечения их сохранности.

2. В соответствии с ч. 3 комментируемой статьи лицо, которому судебным приставом-исполнителем передано под охрану или на хранение арестованное имущество, не может пользоваться этим имуществом без данного в письменной форме согласия судебного пристава-исполнителя.

Судебный пристав-исполнитель не вправе давать такое согласие:

1) в отношении ценных бумаг, переданных на хранение депозитарию;

2) в случае, когда пользование имуществом в силу его свойств приведет к уничтожению или

Согласие судебного пристава-исполнителя не требуется, если пользование указанным имуществом необходимо для обеспечения его сохранности, поскольку согласно ст. 892 ГК РФ хранитель не вправе без согласия поклажедателя пользоваться переданной на хранение вещью, а равно предоставлять возможность пользования ею третьим лицам, за исключением случая, когда пользование хранимой вещью необходимо для обеспечения ее сохранности и не противоречит договору хранения.

3. Несмотря на то что по общему правилу обязательства по хранению являются безвозмездными, лицо, которому судебным приставом-исполнителем передано под охрану или на хранение арестованное имущество, если таковым не является должник или член его семьи, получает вознаграждение и возмещение понесенных расходов по охране или хранению указанного имущества за вычетом фактически полученной выгоды от его использования. Таким образом, пользование вещью может выступать в качестве платы за ее хранение.

Хранитель арестованного имущества несет гражданско-правовую ответственность в случаях растраты, отчуждения, сокрытия или незаконной передачи переданного на хранение имущества должника, хотя в судебной практике встречаются случаи взыскания за счет казны Российской Федерации. Так, в Постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 20 октября 2004 г. N Ф08-4369/04 отмечается, что, удовлетворяя иск о взыскании убытков за счет Минюста России, суд не учел, что в силу ст. ст. 900, 901 ГК РФ в случаях растраты, отчуждения, сокрытия или незаконной передачи

арестованного судебным приставом и переданного на хранение имущества должника имущественную ответственность за причиненные убытки несет хранитель, а не казна РФ.

МАТЕРИАЛЫ К СТАТЬЕ 86 ПОСТАНОВЛЕНИЕ

ФЕДЕРАЛЬНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА ОТ 27 ФЕВРАЛЯ 2006 Г. N Ф08-459/06 «В СИЛУ ЧАСТИ 2 СТАТЬИ 51 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «ОБ ИСПОЛНИТЕЛЬНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ» ПРИ ПЕРЕДАЧЕ АРЕСТОВАННОГО ИМУЩЕСТВА НА ХРАНЕНИЕ СУДЕБНЫМ ПРИСТАВОМ-ИСПОЛНИТЕЛЕМ ДОЛЖНЫ УЧИТЫВАТЬСЯ СВОЙСТВА АРЕСТОВАННОГО ИМУЩЕСТВА,

ТАК КАК ОБЪЕКТЫ ХРАНЕНИЯ ПЕРЕДАЮТСЯ ВО ВЛАДЕНИЕ ХРАНИТЕЛЯ И ПЕРЕНОСЯТСЯ В ЕГО ХОЗЯЙСТВЕННУЮ СФЕРУ. ЕСЛИ ЖЕ ИХ ФИЗИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ИСКЛЮЧАЮТ ТАКУЮ ВОЗМОЖНОСТЬ, ТО И ПЕРЕДАЧУ ВЕЩИ НА ХРАНЕНИЕ ОСУЩЕСТВИТЬ НЕЛЬЗЯ»

. Как видно из материалов дела и установлено судом, определением Арбитражного суда Краснодарского края от 04.07.05 по делу N А32-21753/2005-47/461 в целях обеспечения исковых требований наложен арест на принадлежащий обществу объект недвижимости литера «Б» по техпаспорту, кадастровый номер 23:0:05834/423а:09/01:1001:Б, общей площадью 4715 кв. м, расположенный по адресу: г. Новороссийск, ул. Анапское шоссе, 15.

Постановлением судебного пристава-исполнителя Новороссийского городского отдела Главного управления Федеральной службы судебных приставов по Краснодарскому краю А.Л. Таранца от 12.07.05 возбуждено исполнительное производство N 12927-20-05, наложен арест на спорное имущество.

Ответственным хранителем арестованного имущества назначен генеральный директор общества Цымбал А.А.

Постановлением судебного пристава-исполнителя от 10.08.05 произведена замена ответственного хранителя на генерального директора ЗАО «НПО Стромэкология» Мусатяна С.А., который перекрыл доступ работников общества в арестованное помещение. Это послужило основанием для подачи жалобы в арбитражный суд.

В соответствии с частью 2 статьи 51 Федерального закона «Об исполнительном производстве» арест имущества должника состоит из описи имущества, объявления запрета распоряжаться им, а при необходимости — ограничения права пользования имуществом, его изъятия или передачи на хранение. Виды, объемы и сроки ограничения определяются судебным приставом-исполнителем в каждом конкретном случае с учетом свойств имущества, значимости его для собственника или владельца, хозяйственного, бытового или иного использования и других фактов.

По смыслу данной нормы передача арестованного имущества на хранение, равно как и применение иных предусмотренных ею ограничений, не может осуществляться судебным приставом-исполнителем произвольно, то есть в отсутствие обстоятельств, свидетельствующих о наличии такой необходимости. Применение этих ограничений может быть обусловлено, в частности, совершением должником либо третьими лицами действий (бездействия), способных привести к утрате, уничтожению имущества или уменьшению его стоимости.

Однако в постановлении судебного пристава-исполнителя от 10.08.05 не содержатся сведения, подтверждающие факт совершения кем-либо подобных действий, и не приводятся другие обстоятельства, обосновывающие необходимость передачи принадлежащих обществу объектов недвижимого имущества на хранение.

Согласно части 1 статьи 65 и части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующий орган или должностное лицо.

Таких доказательств судебным приставом-исполнителем суду не представлено.

В силу части 2 статьи 51 Федерального закона «Об исполнительном производстве» при передаче арестованного имущества на хранение судебным приставом-исполнителем должны учитываться свойства арестованного имущества, так как объекты хранения передаются во владение хранителя и переносятся в его хозяйственную сферу. Если же их физические особенности исключают такую возможность, то и передачу вещи на хранение осуществить нельзя.

Исходя из сущности отношений по хранению и норм главы 47 Гражданского кодекса Российской Федерации объектом хранения могут выступать только движимые вещи, за исключением случаев, предусмотренных статьей 926 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 926 Гражданского кодекса Российской Федерации вещь, являющаяся предметом спора между двумя или несколькими лицами, может быть передана третьему лицу на хранение в порядке секвестра по соглашению всех спорящих лиц (договорный секвестр) или по решению суда (судебный секвестр).

Согласно пункту 3 статьи 926 Гражданского кодекса Российской Федерации на хранение в порядке секвестра могут быть переданы как движимые, так и недвижимые вещи.

Материалы дела не содержат сведений о принятии сторонами спора или судом решения о передаче объектов недвижимого имущества на хранение в порядке секвестра. Следовательно, передав по собственной инициативе спорные объекты недвижимости на хранение Мусатяну С.А., судебный пристав-исполнитель вышел за пределы полномочий, предоставленных ему действующим законодательством.

Отказывая заявителю в удовлетворении требования о признании обжалуемых действий судебного пристава-исполнителя незаконными, суды первой и апелляционной инстанций, сославшись на наличие у него права на их совершение в силу норм Федерального закона «Об исполнительном производстве», не учли указанные требования части 2 статьи 51 названного Закона и неправильно применили его положения к рассматриваемым правоотношениям.

В данном случае арест на имущество налагался не судебным приставом-исполнителем в качестве допускаемой пунктом 1 статьи 45 Федерального закона «Об исполнительном производстве»

принудительной меры исполнения судебного акта, а арбитражным судом на основании части 1 статьи 90 и части 1 статьи 91 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с целью обеспечения иска. Поэтому выбор обеспечительной меры и подлежащие совершению для ее реализации исполнительные действия определяются не судебным приставом-исполнителем, а арбитражным судом.

При таких обстоятельствах судебный пристав-исполнитель не имел правовых оснований для передачи арестованной недвижимости на хранение третьему лицу, поскольку это невозможно без лишения собственника правомочий по владению и пользованию имуществом.

Суды неправильно применили нормы материального права, что привело к принятию судебных актов, не соответствующих требованиям части 3 статьи 15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Поэтому решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции в силу пункта 2 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации следует отменить, заявление общества — удовлетворить, поскольку обжалуемые действия судебного пристава-исполнителя не соответствуют вышеуказанным нормам Закона и нарушают права и законные интересы общества.

ФЕДЕРАЛЬНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА ОТ 17 АВГУСТА 2006 Г. N Ф08-3856/06 «ПРИ ПЕРЕДАЧЕ НЕРЕАЛИЗОВАННОГО ИМУЩЕСТВА ВЗЫСКАТЕЛЮ ОТНОШЕНИЯ ПО ЕГО ХРАНЕНИЮ МЕЖДУ ВЗЫСКАТЕЛЕМ И СУДЕБНЫМ ПРИСТАВОМ НЕ ВОЗНИКАЮТ»

. Как видно из материалов дела и установлено судом, банк являлся взыскателем денежных средств с ООО «Аист» (ООО «Заготовитель», ТОО «Аист») на основании решений Арбитражного суда Ставропольского края N 35/733, 35/20032, А63-28/96-С2. По заявлению банка возбуждено

исполнительное производство N 202/61. В рамках исполнительного производства судебный пристав арестовал имущество должника, которое не реализовано в установленном порядке.

По актам от 28.05.02 и 06.06.02 пристав-исполнитель передал банку как взыскателю арестованное имущество (обувь женская в количестве 501 пара и костюмы детские в количестве 750 комплектов).

Решением Арбитражного суда Ставропольского края от 26.06.03 по делу N А63-193/02-С6 действия судебного пристава по передаче банку имущества признаны незаконными в связи с непринятием мер по выявлению его стоимости.

По акту от 14.04.05 имущество изъято судебным приставом у банка. Полагая, что в период с 28.05.02 по 14.04.05 банк оказывал услуги по хранению товара, истец обратился в суд с требованием о возмещении стоимости услуг по хранению.

Отказывая в иске, суд первой инстанции обоснованно исходил из отсутствия между сторонами правоотношений по хранению товара.

В силу пункта 1 статьи 886 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору хранения одна сторона (хранитель) обязуется хранить вещь, переданную ей другой стороной (поклажедателем), и возвратить эту вещь в сохранности.

На основании статьи 906 Кодекса правила главы 47 применяются к обязательствам хранения, возникающим в силу закона, если законом не установлены иные правила.

В соответствии со статьей 53 Федерального закона «Об исполнительном производстве» имущество должника передается на хранение под роспись в акте ареста имущества должнику или другим лицам, назначенным судебным приставом-исполнителем (далее — хранитель). Хранитель, если таковым не является должник или член его семьи (для должника-организации — ее работник), получает за хранение соответствующее вознаграждение. Хранителю также возмещаются понесенные им необходимые расходы по хранению имущества за вычетом фактически полученной выгоды от использования этого имущества.

В силу пункта 4 статьи 54 Федерального закона «Об исполнительном производстве», если имущество не будет реализовано в двухмесячный срок, взыскателю предоставляется право оставить это имущество за собой. В случае отказа взыскателя от имущества оно возвращается должнику, а исполнительный документ — взыскателю.

По смыслу указанных норм для возникновения обязательств по хранению имущества должника в исполнительном производстве необходимо и достаточно того, чтобы это имущество было передано судебным приставом должнику или лицу, которое определено в качестве хранителя. При передаче нереализованного имущества взыскателю отношения по его хранению между взыскателем и судебным приставом не возникают.

В актах передачи от 28.05.02 и от 06.06.02 указывалось, что имущество передается взыскателю (ОАО «Нефтестройкомбанк») по исполнительным производствам в счет погашения задолженности. Указанные акты подписаны представителем банка. В деле отсутствуют доказательства того, что истец направлял ответчику письменный отказ от имущества. Решением Арбитражного суда Ставропольского края от 26.06.03 по делу N А63-193/2002-С6 установлено, что взыскатель не отказывался оставить имущество должника за собой, но оспаривал стоимость данного товара.

При таких обстоятельствах правоотношения по хранению переданного банку имущества должника не возникли, следовательно, у ответчика не возникло обязательство по оплате хранения.

Смотрите еще:

  • Учение римских юристов о естественном праве Учение римских юристов о праве В Древнем Риме занятие правом первоначально было делом коллегии жрецов (понтификов). Юриспруденция освобождается от понтификов. Начало светской юриспруденции, согласно преданию, связано с […]
  • Как выписать рецепт на кетанов Кружок любознательных — Есть вопрос? У нас есть ответ! Никакого нового закона нет, есть вступивший в силу новый приказ министерства здравоохранения о порядке отпуска лекарств аптечными организациями и индивидуальными […]
  • Алименты на жену и ребёнка в украине Взыскание алиментов в Украине на содержание одного из супругов Взыскание алиментов в Украине на содержание одного из супругов Для заказа юридической услуги при взыскании алиментов, свяжитесь с нами: тел: +38 099 071 81 […]
  • Контрольная порядок уплаты и взыскания алиментов Порядок уплаты и взыскания алиментов КУРСОВАЯ СП.docx Министерство образования и науки Российской Федерации Колледж Стерлитамакского филиала Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего […]
  • Гражданский кодекс российской федерации часть iii Главная | Гражданский кодекс РФ (Часть 3) ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 1 ноября 2001 года 14 ноября 2001 года ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ Часть первая, часть вторая и часть четвертая Гражданского кодекса РФ введены в […]
  • Ч2 ст2421 ук рф судебная практика Незаконный оборот порнографических материалов или предметов: уголовно-правовые и криминологические аспекты тема диссертации и автореферата по ВАК 12.00.08, кандидат юридических наук Гусарова, Мария […]