Фундаментальное нарушение норм материального права

Содержание:

Статья 391.11 ГПК РФ. Пересмотр судебных постановлений в порядке надзора по представлению Председателя Верховного Суда Российской Федерации или заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации

Новая редакция Ст. 391.11 ГПК РФ

1. Председатель Верховного Суда Российской Федерации или заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации по жалобе заинтересованных лиц или по представлению прокурора вправе внести в Президиум Верховного Суда Российской Федерации представление о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора в целях устранения фундаментальных нарушений норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на законность обжалуемых судебных постановлений и лишили участников спорных материальных или процессуальных правоотношений возможности осуществления прав, гарантированных настоящим Кодексом, в том числе права на доступ к правосудию, права на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон, либо существенно ограничили эти права.

2. Жалоба или представление прокурора, указанные в части первой настоящей статьи, могут быть поданы в течение шести месяцев со дня вступления обжалуемых судебных постановлений в законную силу.

2.1. Пропущенный срок подачи жалобы или представления прокурора, указанных в части первой настоящей статьи, может быть восстановлен в порядке, предусмотренном частями третьей и четвертой статьи 391.2 настоящего Кодекса.

3. Дело по представлению Председателя Верховного Суда Российской Федерации или заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации рассматривается Президиумом Верховного Суда Российской Федерации в порядке, предусмотренном статьей 391.10 настоящего Кодекса.

4. Председатель Верховного Суда Российской Федерации или заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации, внесший представление, не может участвовать в рассмотрении Президиумом Верховного Суда Российской Федерации дела, о пересмотре которого им внесено представление.

Комментарий к Статье 391.11 ГПК РФ

1. Статья 391.11 ГПК РФ предоставляет Председателю ВС РФ или его заместителю право внести в Президиум ВС РФ представление о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора. Отметим, что такое право появилось у них сравнительно недавно (см. ФЗ от 04.12.2007 N 330-ФЗ). Конституционность данной нормы проверялась в КС РФ до вступления закона, внесшего изменения в ГПК РФ на предмет соответствия Конституции, о чем свидетельствует Постановление КС РФ от 05.02.2007 N 2-П.

Нововведением стали основания, которые побуждают Председателя ВС РФ или его заместителя обратиться с соответствующим представлением. Это общие основания для пересмотра судебных постановлений в порядке надзора (ст. 391.9 ГПК РФ). Основания надзорного производства, начатого по представлению Председателя ВС РФ или его заместителя, коренным образом изменились. В настоящее время ими являются:

— фундаментальные нарушения норм материального права (см. комментарий к ст. 387);

— фундаментальные нарушения норм процессуального права (см. комментарий к ст. 387).

Впервые российский законодатель применяет к обозначенным нарушениям термин «фундаментальные», заимствованный из практики ЕСПЧ. Исходя из нее, к таким нарушениям относятся лишь те немногие случаи при рассмотрении дела судами первой и второй инстанций, когда пересмотр вступившего в законную силу судебного акта признается ЕСПЧ оправданным (см. Постановления от 04.12.2008 по делу «Тишкевич против России», от 29.01.2009 по делу «Ленская против России»).

Положительным моментом является то, что несмотря на опять-таки отсутствие законодательной трактовки этого термина (как и в случае «существенных»), российский законодатель наделил их следующими признаками:

— выявленные нарушения повлияли на законность обжалуемых судебных постановлений;

— выявленные нарушения лишили участников спорных материальных или процессуальных правоотношений возможности осуществления прав, гарантированных ГПК;

— выявленные нарушения существенно ограничили права, гарантированные ГПК.

Не перечисляя широкий круг тех прав, которые гарантированы заинтересованным лицам при их участии в гражданском судопроизводстве, законодатель показательно приводит следующие: право на доступ к правосудию, право на справедливое судебное разбирательство.

Право на доступ к правосудию не закреплено ни в Конституции, ни в ГПК РФ, ни в УПК. Изучение международных договоров, участником которых является Россия, показывает, что в них также нет определения о праве на доступ к правосудию. И тем не менее о наличии такого права и возможностях его национальной и международной защиты позволяет говорить судебная практика международных органов, в частности ЕСПЧ. Ее анализ показывает, что право на судебную защиту — это собирательное и очень широкое понятие, которое включает в себя ряд составляющих:

— право на государственную защиту прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации (ст. 45 Конституции);

— право на судебную защиту (ст. 46 Конституции);

— право на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (ст. 47 Конституции);

— право на получение квалифицированной юридической помощи (ст. 48 Конституции).

Обращение к Конвенции о защите прав человека и основных свобод позволяет выделить еще ряд составляющих, обеспечивающих право на доступ к правосудию. К ним можно отнести, например, право на справедливое и публичное разбирательство дела (ч. 1 ст. 6), право на разбирательство дела в разумный срок (ч. 1 ст. 6), право на рассмотрение дела независимым и беспристрастным судом (ч. 1 ст. 6) и т.д.

2. Срок надзорного обжалования — это процессуальный срок. Наибольшие дискуссии в науке вызывает не только его продолжительность и целесообразность введения. Так, некоторые ученые-процессуалисты рассматривают его установление как посягательство на конституционное право граждан и организаций на судебную защиту (см., например, научные работы Е.А. Борисовой, Д.Х. Валеева, Р.В. Шакирьянова и др.). В эту дискуссию вступил КС РФ, который в своем Постановлении указал, что «установление законодателем сроков надзорного обжалования судебных постановлений обусловлено требованием гарантирования стабильности гражданского оборота и само по себе не может рассматриваться как нарушение конституционного права на судебную защиту» (см. Постановление КС РФ от 17.11.2005 N 11-П).

Срок на обжалование судебных постановлений, вступивших в законную силу в порядке надзора, остался неизменным. Так, надзорные жалоба или представление прокурора могут быть поданы в течение шести месяцев со дня вступления обжалуемых судебных постановлений в законную силу. Поэтому принципиально важным для правильного исчисления срока, указанного в ст. 391.11 ГПК РФ, является указание судьей даты поступления надзорной жалобы (представления) в суд надзорной инстанции.

3. Рассмотрение надзорной жалобы (представления) по существу по представлению Председателя ВС РФ или его заместителя происходит в общем порядке, свойственном для жалоб (представлений), поданных заинтересованными лицами (см. комментарий к ст. 391.10).

4. Председатель ВС РФ или его заместитель, внесший представление, не может участвовать в рассмотрении Президиумом ВС РФ дела, о пересмотре которого им внесено представление. Такое ограничение можно объяснить по меньшей мере двумя положениями процессуального законодательства:

1) в данном случае Председатель ВС РФ или его заместитель выступают инициаторами возбуждения надзорного производства, подменяя собой заинтересованное лицо. Однако интерес у них будет, тождественный прокурору, не материально-правовой, а служебный;

2) до обращения с соответствующим представлением в Президиум ВС РФ Председатель ВС РФ или его заместитель должны изучить дело, обнаружить в них основания для отмены судебного постановления с целью устранения фундаментальных нарушений норм материального права или норм процессуального права. Учитывая то обстоятельство, что изучение таких нарушений происходит еще до рассмотрения надзорного представления по существу, а также в силу действия ст. 17 ГПК РФ, не допускающей повторное участие судьи в рассмотрении дела, установление такого запрета является вполне закономерным.

Другой комментарий к Ст. 391.11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации

Комментарий к статье 391.11 ГПК в процессе написания. Заходите позже.

Определение Верховного Суда РФ от 15.09.2015 N 4-КГ15-46

Обстоятельства: Определением прекращено производство по заявлению о восстановлении пропущенного процессуального срока для подачи жалобы, так как обжалование постановлений районных судов в порядке, предусмотренном гл. 41.1 ГПК РФ, не предусмотрено. Определение ВС РФ: Определение отменено, вопрос передан на новое рассмотрение, так как из содержания ч. 1 ст. 391.11 ГПК РФ не следует, что законодатель ввел ограничение в отношении тех судебных постановлений, которые могут быть пересмотрены Президиумом ВС РФ в порядке надзора в целях устранения фундаментальных нарушений норм материального права или норм процессуального права.

Текст документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 15 сентября 2015 г. N 4-КГ15-46

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Гетман Е.С., Асташова С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Солдатовой А.В. к Шаталову И.Ю. о государственной регистрации договора купли-продажи жилого помещения и перехода права собственности по кассационной жалобе Шаталова И.Ю. на определение Долгопрудненского городского суда Московской области от 3 декабря 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 5 марта 2014 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., выслушав Тельнова В.М., представителя Шаталова И.Ю., поддержавшего доводы жалобы, Клочкову М.А., представителя Солдатовой А.В., возражавшую против удовлетворения жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Шаталов И.Ю. обратился в суд с заявлением о восстановлении пропущенного процессуального срока для подачи в Верховный Суд Российской Федерации жалобы в порядке ст. 391.11 ГПК Российской Федерации на решение Долгопрудненского городского суда Московской области от 28 ноября 2012 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 17 апреля 2013 г.

Определением Долгопрудненского городского суда Московской области от 3 декабря 2013 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 5 марта 2014 г., производство по заявлению Шаталова И.Ю. прекращено.

Шаталовым И.Ю. подана кассационная жалоба, в которой поставлен вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены состоявшихся судебных постановлений в кассационном порядке.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П. от 11 августа 2015 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия находит, что имеются основания, предусмотренные ст. 387 ГПК Российской Федерации, для отмены состоявшихся судебных постановлений в кассационном порядке.

В соответствии со ст. 387 ГПК Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Прекращая производство по заявлению Шаталова И.Ю. о восстановлении срока для подачи жалобы в порядке ст. 391.11 ГПК Российской Федерации, суд первой инстанции, с которым согласился суд апелляционной инстанции, исходили из того, что обжалование постановлений районных судов в порядке, предусмотренном гл. 41.1 ГПК Российской Федерации, не предусмотрено.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации с данными выводами судов первой и апелляционной инстанций согласиться не может по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 391.11 ГПК Российской Федерации Председатель Верховного Суда Российской Федерации или заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации по жалобе заинтересованных лиц или по представлению прокурора вправе внести в Президиум Верховного Суда Российской Федерации представление о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора в целях устранения фундаментальных нарушений норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на законность обжалуемых судебных постановлений и лишили участников спорных материальных или процессуальных правоотношений возможности осуществления прав, гарантированных настоящим Кодексом , в том числе права на доступ к правосудию, права на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон, либо существенно ограничили эти права.

Из содержания приведенного положения процессуального закона не следует, что законодатель ввел ограничение в отношении тех судебных постановлений, которые могут быть пересмотрены Президиумом Верховного Суда Российской Федерации в порядке надзора в целях устранения фундаментальных нарушений норм материального права или норм процессуального права в порядке ст. 391.11 ГПК Российской Федерации.

Таким образом, у суда не имелось оснований для прекращения производства по заявлению Шаталова И.Ю. о восстановлении процессуального срока по тому основанию, что в указанном в заявлении порядке судебные постановления обжалованию не подлежат.

Согласно ст. 228 ГПК Российской Федерации в ходе каждого судебного заседания суда первой инстанции, а также при совершении вне судебного заседания каждого отдельного процессуального действия составляется протокол.

В соответствии с ч. 2 ст. 229 ГПК Российской Федерации в протоколе судебного заседания указываются дата и место судебного заседания; время начала и окончания судебного заседания; наименование суда, рассматривающего дело, состав суда и секретарь судебного заседания; наименование дела; дата составления протокола и иные сведения.

Определение Долгопрудненского городского суда, которым прекращено производство по заявлению Шаталова И.Ю. о восстановлении процессуального срока, постановлено 3 декабря 2013 г. (т. 1, л.д. 213).

В материалах дела не имеется протокола судебного заседания, состоявшегося 3 декабря 2013 г., имеется только протокол судебного заседания, датированный 6 декабря 2013 г. (т. 1, л.д. 212).

Определением Долгопрудненского городского суда Московской области от 9 декабря 2013 г. (т. 1, л.д. 217) постановлено исправить описку, допущенную в определении суда первой инстанции о назначении судебной экспертизы от 6 декабря 2013 г., определено читать во вводной части данного определения «6 декабря 2013 г.».

Определения суда от 6 декабря 2013 г. о назначении экспертизы в материалах гражданского дела не имеется.

Допущенные судом первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального и процессуального права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены судебных постановлений.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что определение Долгопрудненского городского суда Московской области от 3 декабря 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 5 марта 2014 г. нельзя признать законными, они подлежат отмене.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 387 , 388 , 390 ГПК Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определение Долгопрудненского городского суда Московской области от 3 декабря 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 5 марта 2014 г. отменить, передать вопрос на рассмотрение в суд первой инстанции.

Существенное нарушение норм права судами

Автор: Светлана Трошина

Существенное нарушение норм права судами

По установившейся традиционной практике суды выносят определения об отказе в передаче надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании с нарушением ст. 387 ГПК РФ, а именно с существенным нарушением норм процессуального права, которые приводят к существенным нарушениям норм материального права. Таким образом, нарушенные права истца, социально слабой стороны в гражданско-правовых отношениях, судами не восстанавливаются. Истец фактически лишается права на судебную защиту по причине злоупотребления судами процессуальными правами.

Стороны гражданского процесса обязаны доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются как на основания своих требований и возражений (ч. 1 ст. 56 ГПК РФ). Для этого сторонам необходимо представить суду соответствующие документы. У вкладчика все документы, подтверждающие его правоту и выявляющие неправомерность действий банка, находятся в распоряжении ответчика — банка. Истец лишен возможности самостоятельно, помимо запроса суда, представлять в суд доказательства исковых требований. В соответствии с ч. 2 ст. 57 ГПК РФ суд выдает стороне запрос для получения доказательств или запрашивает доказательство непосредственно. Единственное требование закона — обоснованность ходатайства стороны гражданского процесса.

Часть 2 ст. 57 ГПК РФ носит императивный характер для суда. Однако суд незаконно отказывает истцу в удовлетворении ходатайства об истребовании документов от ответчика. Частные жалобы истца на определения суда об отказе в удовлетворении ходатайств о привлечении к делу третьего лица и об истребовании документов от ответчика незаконно и необоснованно оставляются судом без движения, без рассмотрения и возвращаются истцу.

В соответствии с действующим законодательством именно суд первой инстанции назначает рассмотрение жалобы участника процесса в кассационной инстанции.
Суд выносит определение об оставлении частной жалобы на выделение части исковых требований в отдельное судопроизводство без движения. Названным определением устанавливаются обязанности ответчиков принести на дату судебного заседания возражения на частное определение истца. При этом частная жалоба истца на определение суда о выделении части дела в отдельное производство не направляется в кассационную инстанцию для рассмотрения по существу. И как следствие этого, связанные между собой исковые требования разделяются, и соответчики разделяются по разным судопроизводствам.

Судам следует иметь в виду, что отсутствие возражений ответчиков на частную жалобу не является основанием для отказа в назначении дела в кассационную инстанцию. Возражения ответчиков — это право, а не обязанность, которая может быть реализована в соответствии со ст. 344 ГПК РФ не только в суде первой инстанции, но и в кассационной инстанции тоже. Определение судьи об оставлении частной жалобы без движения в названном случае — это процессуальное злоупотребление судьи, поскольку вынесен судебный акт, который является препятствием восстановлению прав истца в суде. Часть 3 ст. 431 ГПК РФ об оставлении частной жалобы истца без движения предусматривает возможность отмены названного определения суда.

Суд первой инстанции злоупотребляет принципом относимости доказательств (ст. 59 ГПК РФ). Суд, не выходя в судебный процесс, не приступая к рассмотрению материалов гражданского дела, решает вопрос о том, какие доказательства примет, имеют ли значение эти доказательства для рассмотрения и разрешения гражданского дела.

Статья 58 ГПК РФ предусматривает возможность осмотра и исследования доказательств по месту их нахождения с уведомлением об этом сторон гражданского процесса лишь в том случае, когда доставка доказательств в суд затруднена. При проведении процессуальных действий судом составляется протокол.

Письменные доказательства (ст. 71 ГПК РФ), а именно выписки со счета вкладчика банка, должны представляться в суд в подлиннике или в виде заверенной копии. Исследуемые письменные доказательства в судебном заседании оглашаются и предъявляются лицам, участвующим в деле, представителям этих лиц, а в необходимых случаях свидетелям, экспертам, специалистам. После этого лица, участвующие в деле, могут дать объяснения. В случае заявления о том, что имеющиеся в деле доказательства являются подложными, суд может для проверки этого заявления назначить экспертизу или предложить сторонам представить иные доказательства (ст. 136 ГПК РФ). Доказательства, представленные сторонами гражданского процесса, исследуются в судебном заседании. Поэтому в соответствии с ч. 2 ст. 195 ГПК РФ суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Таким образом, отказывая в ходатайстве о выдаче судебного запроса, не приступая даже к разрешению иска в судебном заседании по существу, суд предрешает вопрос об отказе в исковых требованиях, хотя ч. 2 ст. 67 ГПК РФ гарантирует, что никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Частные жалобы, принесенные на определения суда первой инстанции об отказе в истребовании доказательств и об отказе в привлечении к участию в деле третьего лица, судом первой инстанции возвращаются стороне гражданского процесса. Сторона гражданского процесса лишается возможности доказывания.

Отказ в истребовании доказательств, подтверждающих исковые требования, и отказ в привлечении третьего лица, а также возврат частных жалоб фактически исключает дальнейшее движение дела (ч. 1 ст. 3, п. 2 ч. 1 ст. 371 ГПК РФ). Сторона гражданского процесса лишается возможности участвовать в гражданском процессе, а лишь пассивно присутствует в судебном заседании.

Возврат частных жалоб предусмотрен только в случае ст. 342 ГПК РФ, поэтому причины для возвращения частных жалоб у суда по другим основаниям не имеется. Таким образом, определения суда первой инстанции о возврате частных жалоб выносятся с существенным нарушением ст. 134, 220, 222, 342 ГПК РФ.

Определениями суда первой инстанции существенно нарушается единство судебной практики — пп. 7, 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 11 от 24 июня 2008 года «О подготовке гражданского дела к судебному разбирательству», где установлено, что судья первой инстанции должен оказывать содействие в истребовании доказательств, если самостоятельное истребование стороной доказательств затруднено. В материалах гражданских дел, как правило, имеются доказательства, подтверждающие невозможность истребовать доказательства истцом от ответчика (например, письма ответчика с отказом предоставить информацию с собственного счета истца по вкладу).

Решение суда первой инстанции об отказе в исковых требованиях мотивируется отсутствием в материалах дела выписки со счета банка на дату рассмотрения иска в суде. Суд отказывает истцу во взыскании процентов по вкладу, а также ставки рефинансирования за период неправомерного удержания вклада банком. При этом суд злоупотребляет принципом допустимости доказательств (ст. 60 ГПК РФ), даже не принимая во внимание показания самого банка-ответчика о том, что на момент рассмотрения гражданского иска в суде денежная сумма удерживаемого банком вклада в полном размере находится на счете истца в банке, но проценты на эту сумму не начисляются.

Определениями кассационной инстанции отказывается в удовлетворении названных частных жалоб истца. Суд оставляет их фактически без рассмотрения, по существу по надуманной причине, что на данные определения суда частные жалобы не подаются, и процессуальное производство по таким жалобам прекращается. При этом судом второй инстанции существенно нарушаются ст. 365, 220, 222 ГПК РФ, поскольку основания для прекращения производства по делу и оставления частной жалобы без рассмотрения, предусмотренные законом, отсутствуют.

В кассационных определениях существенно нарушаются нормы процессуального права ст. 371 ГПК РФ, и, как результат, возникает нарушение единства судебной практики, поскольку допускается ошибочное толкование п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 12 от 24 июня 2008 года «О применении судами норм ГПК РФ, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», а именно суды превышают свои процессуальные полномочия, заведомо расширяя перечень определений первой инстанции, на которые частные жалобы не подаются, включая в данный исчерпывающий перечень определение об отказе в истребовании доказательств.

Кассационными определениями создаются благоприятные условия для нарушения принципа состязательности сторон гражданского процесса, поскольку существенно нарушаются ст. 6, 12, 56, 57, 150, 149 ГПК РФ.

Судами существенно нарушается ст. 46 Конституцией РФ, ч. 1 ст. 67 ГПК РФ, гарантирующая всесторонность, полноту, объективность исследования доказательств, поскольку доказательства оцениваются судом односторонне в пользу ответчика-банка.

В результате неисполнения процессуальной обязанности кассационной инстанции по отмене решения суда вступает в законную силу незаконное и необоснованное решение, постановленное судом первой инстанции, с существенными нарушениями материальных норм права: ст. 856, 866, ч. 4 ст. 840, ст. 395, 837, 838, 839 ГК РФ, гарантирующих клиенту банка выплату процентов по вкладу, своевременность зачисления денежных средств на счет вкладчика, а также устанавливающих ответственность банка в размере ставки рефинансирования за несвоевременное зачисление денежных средств и за невыплату процента по вкладу, и невозвращение суммы вклада.

Определением надзорной инстанции существенно нарушаются нормы процессуального и материального права. Судом в нарушение п. 1 ст. 383 ГПК РФ не приводятся мотивы, по которым решение первой и определение кассационной инстанций отставлены в силе. Кроме того, судами ошибочно применяется и истолковывается пункт «о» ст. 71 Конституции РФ. Судам следует иметь в виду, что обжалование судебных актов производится сторонами судебного процесса исключительно только в соответствии с нормами Гражданского процессуального кодекса РФ.

Определением надзорной инстанции ошибочно ограничительно толкуется часть 1 ст. 371 ГПК РФ, таким образом, нарушается единство судебной практики, пункт 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 12 от 24 июня 2008 года «О применении судами норм ГПК РФ, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», пункты 7, 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 11 от 24 июня 2008 года «О подготовке гражданского дела к судебному разбирательству», гарантирующие истребование судом доказательств, если стороной гражданского процесса самостоятельное предоставление доказательств затруднено.

Судам следует иметь в виду, что в постановлениях пленумов Верховного Суда Российской Федерации № 11 и № 12 ссылка на ч. 2 ст. 371 ГПК РФ производится только в отношении определений суда об истребовании доказательств. Под данный перечень определений, подлежащих возврату, иные определения об отказе в истребовании доказательств не подпадают. Другими словами, имеется ограничение в подаче частной жалобы на определение суда об истребовании письменных доказательств из банка-ответчика, но отсутствует запрет на обжалование определения суда об отказе в удовлетворении ходатайства о выдаче судебного запроса на истребование документов из банка-ответчика.

Последствием существенного нарушения судом надзорной инстанции норм процессуального права — ч. 1 ст. 67 ГПК РФ, ст. 6, 12, 56, 57, 150, 149, ст. 371 ГПК РФ — является существенное нарушение норм материального права — ст. 46 Конституции РФ. Истец фактически лишается права на судебную защиту, и поэтому восстановление нарушенных прав истца становится невозможным. Поскольку неверно применяется и толкуется судами пункт «о» ст. 71 Конституции РФ, а также существенно нарушены нормы гражданского права — ст. 395, ч. 4 ст. 840, 856, 866, 837, 838, 839 ГК РФ, то гарантии выплаты процентов по вкладу, своевременном зачислении денежных средств на счет вкладчика, нормы, устанавливающие ответственность банка в размере ставки рефинансирования за несвоевременное зачисление денежных средств и невыплату процента по вкладу, а также невозврат вклада — все они теряют свою практическую значимость для вкладчика. Таким образом, гражданско-правовые процессуальные и материальные нарушения, допущенные судами, создают благоприятные условия для совершения преступлений против собственности (ст. 159 и 160 УК РФ) служащими банка. Судьями допускаются злоупотребления процессуальными правами в гражданском процессе в пользу ответчиков — социально сильных сторон оспариваемых правоотношений.

Нарушения процессуального права могут быть исправлены в суде кассационной инстанции. Поскольку судом первой инстанции отказано истцу в истребовании доказательств от ответчика, то в соответствии со ст. 355 ГПК РФ, ч. 2, ч. 2 ст. 358 ГПК РФ кассационная инстанция вправе удовлетворить ходатайство истца об истребовании доказательств. Однако процессуальные нарушения не устраняются кассационной инстанцией.

В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 377, п. 1 ст. 383, ст. 387, п. 5 ч. 1 ст. 390, п. 2 ст. 389 ГПК РФ надзорная инстанция вправе отменить определения кассационной и надзорной инстанций, а также решение суда первой инстанции и вынести новое судебное постановление, не передавая дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Однако судебные акты оставляются в юридической силе, несмотря на множественность нарушений материального и процессуального права.
При существенном нарушении норм материального и процессуального права судом нарушается ст. 3 Кодекса судебной этики, что позволяет ставить под сомнение объективность и независимость судьи при осуществлении правосудия. Кроме того, нарушается ст. 4 Кодекса судебной этики в части беспристрастности судьи и защиты прав и свобод человека и гражданина. Названные статьи определяют смысл и содержание деятельности органов судебной власти, а нарушением данных статей попираются принципы общепризнанной морали, объективность и беспристрастность суда и социальной справедливости.

Верховному Суду Российской Федерации следует дать официальное буквальное ограничительное толкование пункта 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 года № 12 «О применении судами норм гражданского процессуального кодекса РФ, регулирующих производство в суде первой инстанции», в частности разъяснить: приносятся ли частные жалобы по ч. 1 ст. 371 ГПК РФ на определение суда первой инстанции об отказе в истребовании доказательств в подтверждение исковых требований, если предоставление истцом в суд доказательств затруднено; имеется ли обязанность у суда выдать участнику гражданского процесса судебный запрос в случае затруднения истребования участником гражданского процесса самостоятельно доказательств из организаций и от физических лиц. В разъяснения необходимо включить исчерпывающий перечень случаев, когда суды вправе (не обязаны) возвращать частные жалобы, подчеркивая, что данный перечень расширительному толкованию не подлежит, особо акцентируя внимание судов на том, что определение об истребовании доказательств и определение об отказе в истребовании доказательств имеют различную правовую природу, и последнее не подпадает под перечень определений суда, на которые частные жалобы не подаются, а поданные частные жалобы подлежат возврату.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28 июля 2009 г. N 71-В09-5 Суд направил дело о возмещении материального и компенсации морального вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку при рассмотрении дела суд нарушил равенство сторон в гражданском судопроизводстве, не установил юридически значимые и подлежащие доказыванию вопросы

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28 июля 2009 г. N 71-В09-5

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кнышева В.П., судей Горшкова В.В., Гетман Е.С.

рассмотрела в судебном заседании дело по иску Корыткина В.Н. к Андронову P.А., Дашкевич Е.И. о возмещении материального и компенсации морального вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, по встречному иску Андронова Р.А. к Корыткину В.Н., Коровину Е.А. о компенсации морального вреда, по надзорной жалобе Андронова Р.A. на решение Московского районного суда г. Калининграда от 1 июля 2008 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 24 сентября 2008 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., выслушав объяснения представителя Андронова Р.А. — Исаеву Г.Л., поддержавшей доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Корыткин В.Н. обратился в суд с иском к Коровину Е.А. о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, ссылаясь на то, что 7 января 2005 года произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого столкнулись автомобиль «. «, принадлежащий истцу на праве собственности под его управлением и автомобиль «. «, принадлежащий ответчику Коровину Е.А. на праве собственности. Водитель, управлявший автомобилем «. » в момент дорожно-транспортного происшествия не установлен. Дашкевич А.Д., находившийся в автомобиле «. «, от полученных повреждений скончался на месте происшествия. В действиях истца нарушений Правил дорожного движения не установлено. В результате дорожно-транспортного происшествия автомобилю Корыткина В.Н. причинены механические повреждения и его восстановление стало нецелесообразно.

В дальнейшем Корыткин В.Н. уточнил исковые требования, просил привлечь в качестве ответчиков Дашкевич Е.И. и Андронова Р.А., указав, что при прохождении таможенного оформления, собственником автомобиля «. «, указан индивидуальный предприниматель Коровин Е.И., однако фактически его собственником являлся Дашкевич А.Д., находившийся в автомобиле «. » и погибший в результате дорожно-транспортного происшествия, который передал управление транспортным средством Андронову Р.А. Поскольку вины Корыткина В.Н. в дорожно-транспортном происшествии не имеется, то, по мнению истца, ответственность за причиненный ему материальный ущерб должен нести Андронов Р.А., с которого просил взыскать в счет возмещения материального ущерба . рублей и . рублей — компенсацию морального вреда. Кроме того, поскольку супруга Дашкевича А.Д. — Дашкевич Е.И. скрыла детали автомобиля, препятствуя, таким образом, по мнению заявителя, установлению причин дорожно-транспортного происшествия, Корыткин В.Н. просил взыскать с Дашкевич Е.И. компенсацию морального вреда в размере . рублей.

Андронов Р.А. обратился в суд к Корыткину В.Н., Коровину Е.А. со встречным иском о компенсации морального вреда, указывая, что в момент дорожно-транспортного происшествия он находился в автомобиле «.» в качестве пассажира и в результате столкновения автомобилей получил телесные повреждения, в связи с чем просил взыскать с владельца автомобиля «.» Корыткина В.Н. и владельца автомобиля «.» Коровина Е.А. по . рублей в счет компенсации морального вреда.

Решением Московского районного суда г. Калининграда от 1 июля 2008 года исковые требования Корыткина В.Н. к Андронову Р.А. удовлетворены частично — с Андронова Р.А. в пользу Корыткина В.Н. взыскано . рублей . копеек, а в пользу Управления Судебного Департамента при РФ в Калининградской области взысканы расходы по проведению комплексной судебно-медицинской и автотехнической экспертизы в размере . рублей . копеек. На Корыткина В.Н. возложена обязанность передать Андронову Р.А. поврежденный автомобиль «. «. В удовлетворении встречных исковых требований Андронова Р.А. отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 24 сентября 2008 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В надзорной жалобе Андронова Р.А. ставится вопрос об отмене решения Московского районного суда г. Калининграда от 1 июля 2008 года и определения судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 24 сентября 2008 года.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В. от 20 мая 2009 года надзорная жалоба Андронова Р.А. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судами при рассмотрении дела были допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, выразившиеся в следующем.

В соответствии со статей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях имеет право на справедливое разбирательство дела независимым и беспристрастным судом.

Согласно статье 12 Гражданского процессуального кодекса РФ правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

В силу части 4 статьи 167 Гражданского процессуального кодекса РФ суд вправе рассмотреть дело в отсутствие ответчика, извещенного о времени и месте судебного заседания, если он не сообщил суду об уважительных причинах неявки и не просил рассмотреть дело в его отсутствие.

Как видно из материалов дела, Андронов Р.А. участвовал в деле в качестве ответчика по первоначальным исковым требованиям Корыткина В.Н., а также в качестве истца заявляя встречные исковые требования. 30 июня 2008 года Андронов Р.А. сообщил суду, что по уважительным причинам не может явиться в судебное заседание, назначенное на 1 июля 2008 года, поскольку находиться на стационарном лечении в больнице, что подтверждается соответствующей справкой (т. 4, л.д. 235-236). В связи с этим Андронов Р.А. ходатайствовал об отложении слушания дела. Об отложении судебного заседания ходатайствовали и другие лица участвующие в деле.

Разрешая спор по существу, суд указал в решении, что не находит уважительных причин неявки в судебное заседание Андронова Р.А., Корыткина В.Н. и его представителя Огаря А.Г., представителя Дашкевич Е.И. — Разумовского Ю.Ю. и полагает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Однако, в мотивировочной части решения суда отсутствуют выводы, по каким основаниям не явка сторон, в том числе Андронова Р.А. в судебное заседание является неуважительной и почему суд критически оценивает своевременно представленные письменные доказательства, подтверждающие уважительность причин не явки Андронова Р.А. в судебное заседание. Суд не установил, имелись ли со стороны Андронова Р.А. злоупотребления процессуальными правами препятствующие осуществлению правосудия, которые могли привести к нарушению прав других лиц участвующих в деле.

В соответствии с пунктом 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 июня 2008 года N 13 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении и разрешении дел в суде первой инстанции» ходатайства об истребовании новых доказательств, о привлечении к участию в деле других лиц, об отложении дела и по другим вопросам судебного разбирательства должны быть разрешены с учетом мнения лиц, участвующих в деле, и с вынесением определения непосредственно после их заявления.

Рассмотрение 1 июля 2008 года гражданского дела в отсутствии Андронова Р.А. лишило его возможности давать объяснения по данному делу, представлять доказательства, заявлять ходатайства, он был лишен возможности лично участвовать в допросе эксперта-автотехника Карпинского В.В., вызванного по инициативе суда, также он не был ознакомлен с уточненными исковыми требованиями Корыткина В.Н., принятые судом в судебном заседании от 1 июля 2008 года, в которых Корыткин В.Н. просил взыскать материальный ущерб исключительно с Андронова Р.А., отказавшись от исковых требований к Коровину Е.А. и Дашкевич Е.И. (т. 5, л.д. 3).

Таким образом, было нарушено равенство сторон в гражданском судопроизводстве, гарантированное законом.

Статьи 39 и 41 Гражданского процессуального кодекса РФ предусматривают права истца на изменение исковых требований, отказа от иска замену ненадлежащего ответчика. Суд обязан разъяснить истцу последствия отказа от исковых требований, а в случае замены ответчика рассмотрение дела производится с самого начала.

Принимая от Корыткина В.Н. уточненные исковые требования, в которых последний отказался от иска к Коровину Е.А. просил заменить ответчика на Андронова Р.А., суд первой инстанции не совершил процессуальных действий, предусмотренных Гражданским процессуальным кодексом РФ.

В нарушение части 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса РФ суд вышел за пределы заявленных истцом требований и взыскал с Андронова Р.А. моральный вред и судебные расходы, о которых Корыткиным В.Н. в уточненных исковых требованиях от 1 июля 2008 года заявлено не было.

Указанные нарушения норм процессуального права являются существенными и непреодолимыми в связи с тем, что была нарушена судебная процедура и могут быть исправлены только по средством отмены судебных постановлений.

В соответствии с частью 1 статьи 1079 Гражданского кодекса РФ обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Согласно части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

По данному делу юридически значимым и подлежащим доказыванию является выяснение вопроса, кто являлся владельцем автомобиля «. » на момент дорожно-транспортного происшествия.

Именно от данного обстоятельства зависит решение вопроса о надлежащем ответчике по возникшему спору и взыскании денежных сумм с Андронова Р.А., а также разрешение требований, заявленных Андроновым Р.А.

Суд первой инстанции данное обстоятельство, имеющее существенное значение для правильного разрешения спора, не установил.

Удовлетворяя исковые требования Корыткина В.Н. о взыскании с Андронова Р.А. денежных сумм, суд исходил из того, что на момент дорожно-транспортного происшествия фактическим владельцем автомобиля «. » являлся Дашкевич А.Д., который передал управление транспортным средством Андронову Р.А., по вине которого произошло дорожно-транспортное происшествие.

С данными выводами суда первой инстанции согласилась судебная коллегия по гражданским делам Калининградского областного суда.

Между тем, оспаривая указанные выводы, Андронов Р.А. в надзорной жалобе утверждает, что суд при вынесении решения не дал оценки обстоятельствам, свидетельствующим о том, что законным владельцем автомобиля «. » являлся Коровин Е.А., на которого были оформлены соответствующие документы.

Статьей 1079 Гражданского кодекса РФ такого понятия, как фактический владелец транспортного средства, на которого возложена ответственность по возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности, не предусмотрено.

Приобретение и прекращение права собственности осуществляется по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом РФ ( главы 14 и 15 ).

Судом установлено, что автомобиль «Нисан-Премьера» ввезен на таможенную территорию Российской Федерации 21 ноября 2004 года, оформление документов произведено на имя индивидуального предпринимателя Коровина Е.А. в режиме свободная таможенная зона.

Коровин Е.А. имел свидетельство на право ввоза легковых автомобилей на льготных условиях.

Порядок ввоза и помещение транспортных средств под таможенный режим свободной таможенной зоны, на момент ввоза автомобиля «Нисан-Премьера» на территорию Калининградской области, устанавливался Федеральным законом от 22 января 1996 года N 13-ФЗ «Об особой экономической зоне в Калининградской области».

При разрешении спора, суду с учетом положений вышеназванного закона следовало установить, имело ли какое-либо иное лицо, кроме собственника транспортного средства право ввозить и помещать указанное транспортное средство под таможенный режим свободной таможенной зоны.

В соответствии с документами на автомобиль «. «, имеющимися в материалах дела, а именно, паспортом транспортного средства от 21 ноября 2004 года, страховым полисом от 20 ноября 2004 года, таможенными документами (т. 1, л.д. 12-14), собственником автомобиля являлся Коровин Е.А. 8 декабря 2005 года именно Коровин Е.А. продал указанный автомобиль Куцепалову О.Н., что подтверждается справкой-счетом от 8 декабря 2008 года и паспортом транспортного средства с отметкой о смене собственника (т. 2 л.д. 125, 150). Право собственности Коровина Е.А. на автомобиль «. » ни кто не оспаривал, документов подтверждающих, что Коровин Е.А. распорядился автомобилем «. » после ввоза и помещение его под таможенный режим свободной таможенной зоны и до участия указанного автомобиля в дорожно-транспортном происшествии в материалах дела не имеется.

При вынесении решения суд не учел, что покупая автомобиль, Дашкевич А.Д. действовал на основании нотариально удостоверенной доверенности от 24 февраля 2003 года, выданной ему Коровиным Е.А., на право покупки за пределами Российской Федерации автомобилей и перегона их в г. Калининград, а также выполнения иных действий, связанных с данным поручением (т. 1, л.д. 11). На этом полномочия Дашкевича А.Д. связанные с данным поручением прекращались. Другой доверенности Коровин Е.А. Дашкевичу А.Д. не выдавал.

В материалах дела имеется страховой полис в соответствии с которым страхователь-собственник транспортного средства Коровин Е.А допустил к управлению автомобиля в качестве водителя Дашкевича А.Д. только на период срока страхования с 20 ноября 2004 года по 20 декабря 2004 года (т. 1, л.д. 12).

Разрешая спор по существу, суд не установил на каком основании (собственника, лица, владеющего транспортным средством на законном основании, или водителя) Дашкевич А.Д. владел транспортным средством в день дорожно-транспортного происшествия, и правоотношения, которые возникли между Дашкевичем А.Д. и Коровиным Е.А. по поводу ввезенного автомобиля «. «.

Согласно части 1 статьи 1068 Гражданского кодекса РФ гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. При этом работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

Не определив в установленном порядке титульного владельца транспортного средства, как того предусматривает положение статьи 1079 Гражданского кодекса РФ при решении вопроса о возмещении вреда причиненного источником повышенной опасности, суд допустил фундаментальные нарушения норм материального права, что повлекло вынесение незаконного решения.

На основании изложенного, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что решение Московского районного суда г. Калининграда от 1 июля 2008 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 24 сентября 2008 года нельзя признать законными, и они подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Руководствуясь статьями 387 , 388 , 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Московского районного суда г. Калининграда от 1 июля 2008 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 24 сентября 2008 года отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Смотрите еще:

  • Гараж в кооперативе надежда Гараж в кооперативе надежда Объявление от: Частного лица Тип недвижимости: Гараж Тип гаража: Металлический Общая площадь: 20 м² Комфорт: Яма, Охрана Коммуникации: Вывоз отходов, Электричество Инфраструктура […]
  • Договор купли продажи аварийного автомобиля образец Договор-купли продажи битого автомобиля Как правильно продавать и оформлять договор купли-продажи битого а-м? Что должно быть прописано в договоре? Ответы юристов (2) Как правильно продавать и оформлять договор […]
  • Написать письмо покровскому Историческая справка Академик ПОКРОВСКИЙ Михаил Николаевич Михаил Николаевич Покровский (29.08.1868, Москва - 10.04.1932), историк, государственный деятель. Академик Национальной академии наук Беларуси (1928), […]
  • Как найти сумму без ндс если известен ндс Формулы расчета процентов. Формулы расчета НДС. Расчет суммы НДС, сумма с НДС, сумма без НДС, выделение НДС. Формулы расчета НДС. Расчет суммы НДС, сумма с НДС, сумма без НДС. Скачайте удобный калькулятор — любые […]
  • Штраф автомобиль без страховки Штраф за езду без страховки ОСАГО в 2018 году Штраф за езду без страховки ОСАГО составляет 800 рублей. С 1 июля 2018 года изменений в штрафах за отсутствие ОСАГО нет. Также при управлении без полиса ОСАГО возможно […]
  • Украли машину куда обращаться Что делать в случае угона автомобиля? Угон автомобиля – это не просто стрессовая ситуация. Крайне важно правильно воспринимать происходящее, незамедлительно принимать все необходимые меры. Здесь есть много юридических […]